Зарегистрироваться
20.09.18

Двигатель

Советские ЭВМ: от космоса до "криптоколонии" (часть 2 из 2)

2018-07-05 13:58 | Емельян |ИАЦ | 759 | 0

Читать первую часть

Современные электронные вычислительные машины (ЭВМ), они же компьютеры и ноутбуки, пришли в нашу жизнь из области громадных научных вычислений. ЭВМ были разработаны в помощь математикам и физикам, в тот момент, когда время, затраченное на ручное вычисление увеличивалось экспоненциально и тормозило весь процесс разработки будущего «изделия».

ЭВМ стали использоваться в расчётах по ядерному оружию с самого момента их появления.

ЭВМ были всего лишь инструментом в достижении цели, которой было — создание атомного оружия.

В первой части статьи мы кратко рассмотрели историю вычислительных систем, на примерах показали, что потребности армии послужили толчком к развитию ЭВМ во всем мире.

В этой части материала мы продолжим вас знакомить с крупными советскими вычислительными системами. Покажем, как изменился вектор развития ЭВМ в нашей стране в сторону комплексных систем управления экономикой и каким «чудесным образом» страна оказалась в технологической «криптоколонии».

ЭВМ НА ЗЕМЛЕ И В КОСМОСЕ

Для получения данных о фактической траектории объекта необходимо проводить траекторные измерения на всех этапах полета. Для этого был создан Командно-измерительный комплекс (КИК), состоящий из Центра, оснащенного ЭВМ, и ряда Научно-измерительных пунктов (НИП). НИП были размещены на территории СССР от Мукачева до Камчатки и на судах в акваториях Тихого и Атлантического океанов.

Данные измерений передавались в Центр для обработки. С ростом количества отслеживаемых Космических объектов (КО) загрузка ЭВМ Центра превысила его вычислительную мощность. В связи с этим некоторые ключевые НИП были оснащены автономными ЭВМ типа М-220, на то время самыми мощными и надежными из серийно выпускаемых машин с военной приемкой. Это —  НИП в Евпатории, Симферополе, Щёлкове, Сары-Шагане, Енисейске, Колпашеве, Улан-Удэ, Уссурийске, на Камчатке.

О роли Челомея

Абсолютное большинство наших сограждан связывают победы СССР в космосе с именем С.П. Королёва. Это неудивительно: первый спутник, первый человек в космосе, первая орбитальная станция. Большинству невдомек, что было три конкурирующих, примерно равного масштаба, главных конструкторов МБР: Королёв, Челомей и Янгель. И если Янгель не претендовал на космос, то Челомей активно выполнял космические проекты. Королёв «работал на ТАСС», а Челомей занимался исключительно военным космосом, за что на Западе его прозвали «космическим ястребом».

evm-07

Владимир Николаевич Челомей (17 (30) июня 1914, Седльце, Российская империя — 8 декабря 1984 года, Москва, СССР)

Участвовал в создании ряда двигателей и прочих важнейших объектов ракетной, космической и авиационной техники. Под его руководством были разработаны ракеты-носители («Протон» активно используется до сих пор), искусственные спутники Земли «Протон» и «Полёт», орбитальные станции серии «Алмаз», пилотируемый корабль ТКС и т. п.

Являлся одним из ключевых создателей советского «ядерного щита». Однако же, один из крупнейших проектов учёного — интегрированный оборонно-наступательный океаническо-сухопутно-космический комплекс — не был реализован и остался невостребованным советской и российской оборонной промышленностью.

Основные научные труды по конструкции и динамике машин, теории колебаний, динамической устойчивости упругих систем, теории сервомеханизмов. Посмертно академик В.Н. Челомей в 1986 году признан соавтором открытия (вместе с д.т. н. О.Н. Кудриным и А.В. Квасниковым) «Явления аномально высокого прироста тяги в газовом эжекционном процессе с пульсирующей активной струей». Открытие зарегистрировано в Государственном реестре открытий СССР под номером 314.

Челомей разрабатывал космические проекты военного назначения, самым масштабным из которых был проект «Алмаз». Комплекс состоял из тяжёлой МБР «Протон», орбитальной посещаемой станции (ОПС) космической разведки, транспортного корабля снабжения (ТКС) и соответствующей наземной инфраструктуры. ТКС (20 т) стартовал с экипажем на борту, мог выполнять маневры на орбите, служить буксировщиком, имел многоразовые спускаемые аппараты.

ОПС также весом 20 т и диаметром 4 м, имела на борту экипаж (2—3 человека), радиолокаторы и оптическую аппаратуру с фоторегистрацией. Самый большой фотоаппарат имел диаметр объектива 2 м. Отснятые материалы сбрасывались на землю в специальных капсулах. Для обороны ОПС имела перископ кругового обзора, пушку калибра 23 мм и 2 ракеты «космос-космос».

Самым примечательным была бортовая ЭВМ ОПС и ТКС. Челомей заказал её профессионалам — главному конструктору БЦВМ Крутовских в НИИ «Аргон». Это была современная, на интегральных схемах, троированная универсальная ЭВМ.

Возникла проблема с наземной инфраструктурой — на БЦВМ необходимо было передавать не краткие команды, а полноценные программы объёмом до 2 тыс. слов, что не обеспечивалось устаревшим комплексом ЛУЧ-КРЛ. КИК объявил тендер на разработку аппаратуры с нужными характеристиками. Было предложено несколько вариантов, но принято предложение СКБ Казанского завода ЭВМ. Проект отличался экономичностью, простотой и сжатыми сроками реализации. Предлагалось задействовать ЭВМ М-220, уже установленные на НИП, для хранения программ БЦВМ и выдачи их на борт напрямую от ЭВМ М220 на БЦВМ «Аргон» с максимальной скоростью, обеспечиваемой КРЛ.

Проект, названный «УСЛ-2», предусматривал полное сохранение существующей системы с «врезкой» в неё устройств сопряжения, исключающих механические ограничения (перфоленты) при закладке на борт. Устройство УС-2 устанавливалось рядом с ЛУЧ-2 и ЛУЧ-3 в здании КРЛ. Второе устройство УС-1 — в машинном зале М-220. Информация, передаваемая из Центра на ЛУЧ-2, вводилась в УС-2 , передавалась на УС-1 и записывалась в оперативную память ЭВМ, где и сохранялась до очередного сеанса связи с бортом. Во время сеанса данные из оперативной памяти ЭВМ через УС-1, линию связи, УС-2, ЛУЧ-3 выдавались на КРЛ и на борт КО. Скорость работы такого комплекса обеспечивала закладку информации объёмом до 2 тыс. слов троекратно за время прохождения объекта (орбитальной станции) в зоне НИП (около 6 минут). Задача в рамках проекта «Алмаз» была решена.

evm-11

УСЛ-2. Связь ЭВМ с БЦВМ.

Однако данная работа имела гораздо большее значение для компьютеризации космонавтики. Впервые была создана сеть из ЭВМ КИК, протяжённостью от Крыма до Камчатки. По сети передавались далеко не только программы для БЦВМ КО, а, в основном, масса разнообразной информации, такой как эфемериды, служебная информация и пр., причём она обрабатывалась немедленно по вводу в ЭВМ, что исключало ошибки и существенно сокращало время и трудоёмкость. Во-вторых, впервые была осуществлена связь наземной ЭВМ с бортовыми вычислительными устройствами в реальном масштабе времени. [14]

Единая государственная сеть вычислительных центров

В 1958 году Китов поставил вопрос о создании системы управления экономикой СССР на основе единой государственной сети ЭВМ в общесоюзном масштабе. Это своё предложение он продекларировал в брошюре «Электронные вычислительные машины», опубликованной массовым тиражом Всесоюзным обществом «Знание». В этой работе впервые в СССР была изложена перспектива «комплексной автоматизации информационной работы и процессов административного управления и планирования в масштабах всей страны». Предлагалось объединить все крупные вычислительные центры в Единую государственную сеть вычислительных центров.

evm-09

Анатолий Иванович Китов первым в мире предложил объединить все распределенные вычислительные центры страны в Единую государственную сеть вычислительных центров (ЕГСВЦ) для обеспечения функционирования Общегосударственной автоматизированной системы управления национальной экономикой.

В 1958 году группа военного инженера Анатолия Китова разработала один из самых быстрых компьютеров в мире — «М-100» (индекс означает сто тысяч операций в секунду). Получив рабочий образец своей машины, Китов осознал важность объединения вычислительных мощностей в компьютерную сеть. Первые документы, подготовленные Китовым на этот счёт, появились ещё до начала американских работ над ARPANET (об этом далее), предтечи Интернета, ставшей ответом на запуск советского спутника. В 1959 году в письме на имя Хрущёва Китов представил проект «Красная книга», предусматривавший создание в СССР Единой государственной сети вычислительных центров (ЕГСВЦ), которая объединяла бы управление армией и народным хозяйством.

«В духе времени инженер ставил вопрос о глобальном соперничестве с США. В создании принципиально новой технологической платформы он видел возможность «обогнать Америку, не догоняя её», то есть организовать качественный рывок там, где американцы ещё не имеют преимущества».

Предложение о перестройке управления экономикой СССР путём создания общегосударственной автоматизированной системы управления народным хозяйством страны на основе ЕГСВЦ содержалось в письме Китова главе СССР Н.С. Хрущёву, которое он послал в ЦК КПСС 7 января 1959 года. В этом письме он предложил создать общенациональную компьютерную сеть многоцелевого назначения, предназначенную для планирования и управления экономикой в масштабе всей страны. Там же, Китов предложил главе Правительства СССР: «чтобы дело не было пущено на самотёк», создать единый координирующий общесоюзный орган по разработке, внедрению и эксплуатации всех АСУ в стране — «Госкомупр». Китов был глубоко убеждённым сторонником того, что без создания такого управляющего государственного органа, подчиняющегося кому-нибудь из Членов Политбюро ЦК КПСС, дело создания Общегосударственной АСУ страны будет обречено на неудачу. Китов считал, что создание Госкомупра позволило бы вести работы по АСУ по согласованным централизованным планам и было бы свидетельством того, что высшее руководство СССР «не на словах, а на деле» поддерживает создание общегосударственной автоматизированной системы управления народным хозяйством страны. Китов, в принципиальных спорах с ближайшими коллегами, прямо утверждал:

«без общесоюзного министерства АСУ, отчитывающегося непосредственно перед Политбюро»

ничего с внедрением общегосударственной автоматизированной системы управления народным хозяйством страны не выйдет. Как известно, Госкомупр в СССР так создан и не был.

Руководство СССР частично поддержало предложения, содержавшиеся в письме Китова от 07 января 1959 — было принято совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР (май 1959 года) об ускоренном создании новых ЭВМ и широком их использовании в различных областях хозяйственной жизни. Однако, главное предложение Китова об автоматизации управления экономикой всего СССР на основе создания Единой государственной сети вычислительных центров (ЕГСВЦ) в этом Постановлении учтено не было.

evm-20

Рукопись Анатолия Китова 1959 года относительно его проекта «Красная книга» — единой системы управления Народным хозяйством СССР и Вооружёнными силами страны.

Осенью 1959 года Китов послал Хрущёву второе письмо, в котором он предложил способ существенного сокращения затрат государства на создание Общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой СССР на основе ЕГСВЦ. Это второе письмо Китова содержало разработанный им ещё более радикальный 200-страничный проект «Красная книга» — проект создания Общесоюзной сети ВЦ двойного назначения — военного и гражданского, для управления экономикой страны в мирное время и Вооружёнными силами СССР в военное. Китов предлагал вместо распыления по десяткам тысяч предприятий, учреждений и организаций СССР средств ВТ сосредоточить их в Единой государственной сети мощных вычислительных центров военного подчинения. В мирное время эти центры должны были решать народно-хозяйственные и научно-технические задачи как для центральных органов, так и для региональных предприятий и учреждений. Военные задачи должны были решаться в случае возникновения «особых периодов». Обслуживаться эти мощные ВЦ должны были военным персоналом и доступ к ним должен быть дистанционным. Научный руководитель НПО «Квант», академик РАН В.К. Левин в своей статье «Наше общее дело» пишет:

«Большой резонанс имело письмо Анатолия Ивановича Китова в правительственные инстанции в 1959 году, где им было выдвинуто предложение об объединении между собой ЭВМ, распределённых на территории всей страны, и о создании тем самым сети ВЦ общегосударственного значения в интересах народного хозяйства и обороны. По существу, предопределялось то, что впоследствии получило мировое развитие и сейчас называется Grid-технологиями — объединение многих вычислительных ресурсов для решения задач глобального масштаба».

В 1959—1962 гг. Китов продолжает отстаивать и пропагандировать свои взгляды в его докладах и публикациях. Важное значение имел сделанный им в 1959 году доклад «О возможностях автоматизации управления народным хозяйством» на Всесоюзной конференции по математике и вычислительной технике — первый в стране доклад по тематике АСУ. Это подчёркивал и В.М. Глушков в своих лекциях, которые он читал в Академии управления народным хозяйством для управленцев СССР высшего звена. Позднее, этот первый в стране доклад по АСУ в виде отдельной статьи был опубликован в 1961 году. Одной из ключевых для будущей ОГАС стала опубликованная Китовым в 1961 году, в преддверии XXII съезда КПСС, статья по АСУ страны. Это была пионерская основополагающая работа о насущной необходимости перестройки в СССР технологии управления путём создания Общегосударственной автоматизированной системы управления национальной экономикой.

В статье вся советская экономика интерпретировалась как:

«сложная кибернетическая система, которая включает огромное число взаимосвязанных контролируемых циклов».

Китов предлагал оптимизировать функционирование этой системы, создавая большое количество распределённых по всей территории Советского Союза региональных вычислительных центров для того, чтобы собирать, обрабатывать и перераспределять экономические данные для эффективного планирования и управления. Как предлагал А.И. Китов — Объединение всех этих вычислительных центров в общенациональную сеть привело бы к созданию «Единой централизованной автоматизированной системы управления народным хозяйством страны». Эта публикация Китова обосновывала необходимость создания национальной системы автоматизации управления народным хозяйством страны на основе Единой государственной сети вычислительных центров страны. Статья получила большой резонанс в Советском Союзе и за рубежом (в частности, в США, где была опубликована в известном журнале «Operations Research» (Vol.11, N6, Nov.-Dec.) развёрнутая положительная рецензия, в которой особо выделялся раздел статьи А.И. Китова, посвящённый ЕГСВЦ).

Однако резкая критика состояния дел в МО СССР с внедрением ЭВМ, содержащаяся в преамбуле к докладу, подготовленному осенью 1959 года для ЦК КПСС, а также предложения по коренной перестройке системы управления как в Министерстве обороны, так и в высших эшелонах власти СССР, содержащиеся в докладе, определили негативное отношение к докладу со стороны партократии: руководства Министерства обороны СССР и работников аппарата ЦК КПСС, что в конечном итоге привело к исключению А.И. Китова из КПСС и снятию с занимаемой должности. Проект «Красная книга» был отвергнут.

Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации (ОГАС)

Погибнуть оригинальной идее А.И. Китова не дал директор Института кибернетики АН УССР академик Виктор Михайлович Глушков (1923—1982). Он переосмыслил проект А.И. Китова и заручился в 1962 году поддержкой А.Н. Косыгина (работавшего в то время заместителем Председателя СМ СССР) активизации работ по созданию автоматизированных систем управления (АСУ). В стране началась масштабная кампания по созданию различных АСУ в государственных ведомствах и на предприятиях, которая захватила сотни тысяч советских граждан и продолжалась вплоть до начала Перестройки. С середины 1960-х годов и вплоть до своей кончины в январе 1982 фактическим идеологом многих работ по АСУ являлся В.М. Глушков. К середине 1964 года под его руководством группой советских учёных, в которую входил и А.И. Китов, был разработан предэскизный проект ЕГСВЦ (Единой государственной сети вычислительных центров). Китов в течение пяти лет был соратником и заместителем В.М. Глушкова по работам, проводимым в области автоматизированных систем управления в девяти оборонных министерствах СССР.

evm-16

Окончательный вариант структуры ОГАС в иллюстрации В. М. Глушкова.

Данная концепция предполагала наличие централизованного (межведомственного) звена, выполняющего функции диспетчеризации и коммуникации сообщений.

С 1965 года создание ОГАС начало проектироваться с учётом применяемых в СССР отраслевых методов управления экономикой. Планировалось, помимо территориальной системы Госснаба СССР, также создание территориальных АСУ союзных республик (РАСУ) во главе с вычислительными центрами (ВЦ) при республиканских Госпланах и территориальная сеть вычислительных центров ЦСУ СССР. В связи с переходом от территориальной структуры управления к отраслевой, правительство сочло расточительным вкладывать средства в создание дополнительных опорных вычислительных центров и возложило основную часть функций по оперативному управлению процессами управления текущими материальными потоками между субъектами производственной деятельности на территориальную систему Госснаба СССР. Её основной задачей считалось установление производственно-хозяйственных связей между предприятиями, что, возможно, позволяло бы формировать оптимальную структуру макротехнологического процесса производства в масштабах всего СССР и, как считали разработчики ОГАС, позволило бы осуществлять оперативный контроль за его реализацией.

Предполагалось, что ОГАС будет базироваться на отраслевых АСУ (ОАСУ), которые планировались, чтобы обеспечить автоматизированное компьютерное экономическое управление в рамках каждой отдельной отрасли СССР с одной стороны, и территориальных АСУ, принадлежащих Госснабу СССР, ЦСУ СССР и Госпланам союзных республик с другой.

В начале 1980-х годов в стенах ВНИИПОУ (Всесоюзный научно-исследовательский институт проблем организации и управления) наконец-то появился том под названием «Технический проект системы ОГАС», который никем из руководителей не был утверждён и не был даже подписан В.М. Глушковым. Активность по продвижению идеи создания в СССР системы ОГАС практически всех её сторонников стала явно затухать после смерти 30-го января 1982 года Виктора Михайловича Глушкова. Лишь Анатолий Иванович Китов, который в то время работал заведующим кафедрой «Вычислительная техника и программирование» в МИНХ (ныне РЭУ) имени Г.В. Плеханова, ещё пытался что-то предпринять в плане убеждения руководителей перестройки (М.С. Горбачёва и других) в жизненной необходимости для СССР реализации проекта ОГАС, считая, что именно этот проект может поддержать национальную экономику и спасти страну от краха, выразившегося позднее в её распаде. В начале 1990-х годов проект ОГАС вообще потерял актуальность в связи с переходом страны от социалистических методов централизованного планирования и управления экономикой к рыночным.

С Главным вычислительным центром Госснаба СССР несколько лет сотрудничал Лауреат Нобелевской премии Л.В. Канторович, пытаясь применить разработанные им математические методы оптимального планирования загрузки производственных мощностей. Можно также упомянуть, что программы оптимизации железнодорожных перевозок грузов промышленного назначения, разработанные в ВЦ Госснаба УССР, применялись также и рядом других территориальных ВЦ Госснаба СССР.

«Эльбрус»

Самый мощный суперкомпьютер создали в ИТМиВТ, впоследствии Институт микропроцессорных систем РАН. Там были созданы мощнейшие электронные машины «Эльбрус», в дальнейшем использующиеся в космическом ЦУПе, в ядерных центрах Арзамас-16 и Челябинск-70.

О возможностях ЭВМ «Эльбрус» можно понять по одному примеру. В 1989 году в состав Военно-Морского флота СССР вошёл самый большой в мире разведывательный корабль «Урал» (длина 265 м, водоизмещение — 36500 тонн) с ядерной энергетической установкой. Основой радиоэлектронного разведывательного оснащения «Урала» были две ЭВМ «Эльбрус».

Два корабля типа «Урал», один в Тихом, другой в Атлантическом океане, через систему спутников были способны держать под контролем весь земной шар и, прежде всего, все американские базы вне зависимости от их местонахождения.

evm-13

Подобная система в США только разрабатывается. Электронно-вычислительные машины «Эльбрус» и сегодня стоят на вооружении российской армии, тем самым обеспечивая независимость обороноспособности страны от иностранных поставщиков.

НЕКОТОРЫЕ ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ

CDC 6600

CDC 6600 — первый в мире суперкомпьютер, разработанный и созданный американской компанией Control Data Corporation в 1963 году под руководством талантливого инженера-электронщика Сеймура Крэя, названного впоследствии «отцом суперкомпьютеров».

Советский Союз в 1968 году проявлял неформальную заинтересованность в импорте компьютера CDC 6600 для Института физики высоких энергий в г. Протвино для анализа данных экспериментов на ускорителе У-70, который на тот момент являлся самым мощным в мире. В качестве ответной любезности СССР был готов поделиться результатами анализа с учёными США. Правительство США не дало согласие на эту сделку, опасаясь, что компьютер может быть тайно использован СССР для разработки ядерного оружия. В результате были закуплены английские машины компании ICL (англ.), которые по своим характеристикам приближались к CDC 6600.

В том же году в СССР был налажен серийный выпуск вычислительной машины БЭСМ-6, производительность которой оценивалась в 800 тысяч операций в секунду на смеси команд «Гибсон-III», на 8% выше, чем у CDC 6200 с производительностью 740 тысяч операций в секунду. В БЭСМ-6 использовалось 240 тысяч полупроводниковых приборов (60 тысяч транзисторов и 180 тысяч диодов).

Весной 1969 года компания CDC обратилась в Правительство США с запросом на экспортную лицензию для поставки CDC 6400 в г. Ереван для обработки экспериментальных данных 6 ГэВ электронного синхротрона АРУС. В лицензии после долгих колебаний было отказано летом 1970 года.

В 1972 году машина CDC 6200 была установлена в Объединённом институте ядерных исследований в г. Дубна под надзором Координационного комитета по экспортному контролю.

В 1966 году США отказало компании CDC в экспортной лицензии компьютера CDC 6600 для Французского атомного агентства, чтобы помешать Франции в их атомной программе.

ARPANET

ARPANET (от англ. Advanced Research Projects Agency Network) — компьютерная сеть, созданная в 1969 году в США Агентством Министерства обороны США по перспективным исследованиям (DARPA) и явившаяся прототипом сети Интернет. 1 января 1983 года она стала первой в мире сетью, перешедшей на маршрутизацию пакетов данных. В качестве маршрутизируемого протокола использовался IP, который и по сей день является основным протоколом передачи данных в сети Интернет. ARPANET прекратила своё существование в июне 1990 года.

evm-01

Цели проекта ARPANET:

  • проведение экспериментов в области компьютерных коммуникаций;
  • объединение научного потенциала исследовательских учреждений;
  • изучение способов поддержания устойчивой связи в условиях ядерного нападения;
  • разработка концепции распределённого управления военными и гражданскими структурами в период ведения войны.

О сложностях взлома

Министерство обороны США до сих пор использует компьютеры 70-х годов IBM Series/1 и 8-дюймовые дискеты для управления ядерным арсеналом. Многие смеялись над этим, но только не специалисты по информационной безопасности.

«Самой большой проблемой безопасности является вовсе не то, что компьютеру 40 лет, а качество изоляции этого компьютера от внешнего мира», — говорит Крис Томас (Cris Thomas), специалист по стратегической безопасности компании Tenable Network Security, известный в подпольных кругах под ником Space Rogue как один из основателей хакерской группы L0pht. Эта группа пропиарилась в 1998 году, когда заявила в Сенате США, что может положить интернет за 30 минут.

Компьютеры 70-х годов с дискетами очень сложно взломать. На самом деле министерство обороны США специально сопротивлялось обновлению на новую компьютерную технику. Безопасность приводили как один из аргументов против апгрейда.

evm-04

Компьютеры IBM Series/1 для управления ядерным арсеналом наверняка изолированы от внешних сетей. Для проникновения в систему необходимо получить физический доступ к машине. Но даже в этом случае хакеру будет трудно, ведь ему придётся использовать древнее оборудование, разбираться в программах на COBOL и FORTRAN. Архаичное железо и софт — это в каком-то смысле дополнительный уровень защиты.

«ВЕТЕР ПЕРЕМЕН»

Академик Глушков рассматривал ОГАС как единственную возможность для дальнейшего развития страны. Проблема, которую он решал, была известна уже первому советскому правительству: Маркс и Энгельс рассказали, куда нужно двигаться в ходе построения коммунизма, но не дали точных инструкций о способах такого движения. Вопрос о конкретных формах организации социалистической экономики всегда был по меньшей мере дискуссионным. Ленин внедрял сначала военный коммунизм, списанный с немецкой трестовой экономики Первой мировой войны, затем обратился к НЭПу.

Автором канонической версии советского планового хозяйства стал Сталин: пятилетние планы, спускаемые из Москвы, мобилизация и милитаризация, сверхцентрализация.

Глушков считал, что нужно сделать следующий шаг. Без автоматизации, рассуждал он, уже к 1980 году для эффективного управления советской экономикой потребовалось бы всё взрослое население СССР.

Предательство

«Силы, которые уничтожили ОГАС, в конечном счёте привели к распаду СССР в целом, речь идёт о злоупотреблениях своим служебным положением советскими чиновниками» — пишет Бенджамин Питерс в своей книге «Как не опутать сетью страну: Непростая история советского Интернета».

Вся логика советской системы заставляла потенциальных бенефициаров цифрового социализма, от высшего руководства страны до простых рабочих, в краткосрочной перспективе сопротивляться любым изменениям. Усилий энтузиастов и визионеров из Института кибернетики, как и реформаторов, приходивших из других областей, раз за разом оказывалось недостаточно. В результате вместо собственного интернета к концу 1980-х годов СССР обладал тысячами разрозненных вычислительных центров, работавших на уровне отдельных учреждений и предприятий. «Советское государство провалило задачу по созданию национальной компьютерной сети не потому, что оно было слишком жестким или вертикально организованным, но потому, что в реальности оно было слишком изменчивым и ненадежным», — заключает автор. Иными словами, трагедия советского интернета была связана не с избыточной жесткостью советского общества, но, наоборот, с нерегулируемой конкуренцией между его отдельными агентами, принимавшими решения. Питерс настаивает, что традиционное объяснение, согласно которому развитие интернета — это триумф свободного рынка над социалистическим планированием, является ошибкой.

Советские ЭВМ были спроектированы и сделаны на мировом уровне и не уступали своим западным конкурентам. Многообразие выпускавшихся ЭВМ и их несовместимость друг с другом на программном и аппаратном уровнях не удовлетворяло их создателей. Необходимо было навести мало-мальский порядок во всем множестве производимых компьютеров, например, взяв какой-либо из них за некий стандарт. Но…

В конце 60-х руководством страны было принято решение, имевшее, как показал ход дальнейших событий, катастрофические последствия: о замене всех разнокалиберных отечественных разработок среднего класса (их насчитывалось с полдесятка — «Мински», «Уралы», разные варианты архитектуры М-20 и пр.) — на Единое Семейство ЭВМ на базе архитектуры IBM 360, — американского аналога. На уровне Минприбора не так громко было принято аналогичное решение в отношении мини-ЭВМ. Потом, во второй половине 70-х годов, в качестве генеральной линии для мини- и микро-ЭВМ была утверждена архитектура PDP-11 также иностранной фирмы DEC. В результате производители отечественных ЭВМ были принуждены копировать устаревшие образцы IBM-вской вычислительной техники. Это было начало конца.

Оценка члена-корреспондента РАН Бориса Арташесовича Бабаяна:

«Потом наступил второй период, когда был организован ВНИИЦЭВТ. Я считаю, что это критический этап развития отечественной вычислительной техники. Были расформированы все творческие коллективы, закрыты конкурентные разработки и принято решение всех загнать в одно «стойло». Отныне все должны были копировать американскую технику, причем отнюдь не самую совершенную. Гигантский коллектив ВНИИЦЭВТ копировал IBM, а коллектив ИНЭУМ — DEC.»

Никоим образом не стоит думать, что коллективы разработчиков ЕС ЭВМ выполняли свою работу плохо. Напротив, создавая вполне работоспособные компьютеры, подобные западным аналогам, они справились с этой задачей блестяще, — учитывая то, что производственная база в СССР отставала от западной. Ошибочной была именно ориентация всей отрасли на «подражание Западу», а не на развитие оригинальных технологий.

К сожалению, сейчас неизвестно, кто конкретно в руководстве страны принял преступное решение о сворачивании оригинальных отечественных разработок и развитии электроники в направлении копирования западных аналогов. Возможно, им был либо недостаточно умный человек, не способный компетентно оценить ситуацию в своей отрасли, либо лоббист западных корпораций или правительств, умело внедренный в правительство СССР. Объективных причин для такого решения не было никаких.

С начала 70-х годов разработка малых и средних средств вычислительной техники в СССР начала деградировать. Шла «холодная война», и экспорт современных технологий «компьютеростроения» в СССР в большинстве западных стран был попросту законодательно запрещён.

Б.А. Бабаян говорит по этому поводу следующее:

«Расчёт был на то, что можно будет наворовать много матобеспечения — и наступит расцвет вычислительной техники. Этого, конечно, не произошло. Потому что после того, как все были согнаны в одно место, творчество кончилось. Образно говоря, мозги начали сохнуть от совершенно нетворческой работы. Нужно было просто угадать, как сделаны западные, в действительности устаревшие, вычислительные машины. Передовой уровень известен не был, передовыми разработками не занимались, была надежда на то, что хлынет матобеспечение… Вскоре стало ясно, что матобеспечение не хлынуло, уворованные куски не подходили друг к другу, программы не работали. Всё приходилось переписывать, а то, что доставали, было древнее, плохо работало. Это был оглушительный провал. Машины, которые делались в этот период, были хуже, чем машины, разрабатывавшиеся до организации ВНИИЦЭВТа…»

Cамое главное — путь копирования заокеанских решений оказался гораздо сложнее, чем это предполагалось ранее. Для совместимости архитектур требовалась совместимость на уровне элементной базы, а её-то у нас и не было. В те времена отечественная электронная промышленность также вынужденно встала на путь клонирования американских компонентов, — для обеспечения возможности создания аналогов западных ЭВМ. Но это было очень непросто.

Можно было достать и скопировать топологию микросхем, узнать все параметры электронных схем. Однако это не давало ответа на главный вопрос — как их сделать.

По сведениям одного из экспертов российского МЭП, работавшего в своё время генеральным директором крупного НПО, преимущество американцев всегда заключалось в огромных инвестициях в электронное машиностроение. В США были и остаются совершенно секретными не столько технологические линии производства электронных компонентов, сколько оборудование по созданию этих самых линий. Результатом такой ситуации стало то, что созданные в начале 70-х годов советские микросхемы — аналоги западных были похожи на американо-японские в функциональном плане, но не дотягивали до них по техническим параметрам. Поэтому платы, собранные по американским топологиям, но с нашими компонентами, оказывались неработоспособными. Приходилось разрабатывать собственные схемные решения.

«В период моей работы в ЦИАМ (1983 — 1986 гг.) уже происходил переход смежников — заводов и КБ авиапрома — на ЕС-овскую технику. В связи с этим руководство института начало заставлять руководителей подразделений переходить на только что установленную в институте ЕС-1060 — клон западного IBM PC. Разработчики устроили саботаж этого решения, пассивный, а кое-кто и активный, предпочитая использовать старую добрую БЭСМ-6 пятнадцатилетней давности. Дело в том, что работать на ЕС-1060 в дневное время было практически невозможно — постоянные «зависы», скорость прохождения заданий крайне медленная; в то же время любое зависание БЭСМ-6 рассматривалось как ЧП, настолько они были редки.»

Однако отнюдь не все оригинальные отечественные разработки были свернуты. Как уже говорилось, коллектив В.С. Бурцева продолжал работу над серией ЭВМ «Эльбрус», и в 1980 году ЭВМ «Эльбрус-1» с быстродействием до 15 миллионов операций в секунду был запущен в серийное производство. Симметричная многопроцессорная архитектура с общей памятью, реализация защищенного программирования с аппаратными типами данных, суперскалярность процессорной обработки, единая операционная система для многопроцессорных комплексов — все эти возможности, реализованные в серии «Эльбрус», появились раньше, чем на Западе. В 1985 году следующая модель этой серии, «Эльбрус-2», выполнял уже 125 миллионов операций в секунду. «Эльбрусы» работали в целом ряде важных систем, связанных с обработкой радиолокационной информации, на них считали в номерных Арзамасе и Челябинске, а многие компьютеры этой модели до сих пор обеспечивают функционирование систем противоракетной обороны и космических войск.

Большие советские компьютеры, вроде того же ПС-2000, во многом даже превосходили своих зарубежных конкурентов, но стоили гораздо дешевле — так, на разработку ПС-2000 было затрачено всего 10 миллионов рублей (а его использование позволило получить прибыль в 200 миллионов рублей). Однако их сферой применения были «крупномасштабные» задачи — та же противоракетная оборона или обработка космических данных. Развитие средних и малых ЭВМ в Союзе предательством кремлевской верхушки было заторможено всерьез и надолго. И именно поэтому тот прибор, что стоит у вас на столе и о котором рассказывается в нашем журнале, сделан в Юго-Восточной Азии, а не в России.

Катастрофа

С 1991 года для российской науки настали тяжёлые времена. Новая власть России взяла курс на уничтожение российской науки и оригинальных технологий. Прекратилось финансирование подавляющего большинства научных проектов, вследствие разрушения Союза прервались взаимосвязи заводов-производителей ЭВМ, оказавшихся в разных государствах, и эффективное производство стало невозможным. Многие разработчики отечественной вычислительной техники были вынуждены работать не по специальности, теряя квалификацию и время. Единственный экземпляр разработанного еще в советское время компьютера «Эльбрус-3», в два раза более быстрого, чем самая производительная американская супермашина того времени Cray Y-MP, в 1994 году был разобран и пущен под пресс.

Некоторые из создателей советских компьютеров уехали за границу.

Так, в настоящее время ведущим разработчиком микропроцессоров фирмы Intel является Владимир Пентковский, получивший образование в СССР и работавший в ИТМиВТ — Институте Точной Механики и Вычислительной Техники имени С.А. Лебедева. Пентковский принимал участие в разработке упоминавшихся выше компьютеров «Эльбрус-1» и «Эльбрус-2», а затем возглавил разработку процессора для «Эльбруса-3» — Эль-90. Вследствие целенаправленной политики уничтожения российской науки, ведущейся правящими кругами РФ под влиянием Запада, финансирование проекта «Эльбрус» прекратилось, и Владимир Пентковский был вынужден эмигрировать в США и устроиться на работу в корпорацию Intel. Вскоре он стал ведущим инженером корпорации и под его руководством в 1993 году в Intel разработали процессор Pentium, по слухам, названный так именно в честь Пентковского. Пентковский воплощал в Intel’овских процессорах те советские ноу-хау, которые знал сам, многое додумывая в процессе разработки, и к 1995 году фирма Intel выпустила более совершенный процессор Pentium Pro, который уже вплотную приблизился по своим возможностям к российскому микропроцессору 1990 года Эль-90, хоть и не догнал его. Пентковский разрабатывает следующие поколения процессоров Intel. Так что процессор, на котором, возможно, работает ваш компьютер, сделан именно нашим соотечественником и мог бы быть российского производства, если бы не события после 1991 года.

Для иллюстрации сказанного можно привести слова Б.А. Бабаяна:

«Сейчас в послесуперскалярном мире есть всего три места, где разрабатывается архитектура широкого командного слова. Одно место — это Москва, наш коллектив и серия «Эльбрус», второе — это Hewlett-Packard и Intel, и третье место — это Transmeta вместе с IBM и Texas Instruments. Все! Больше никто не владеет этой технологией. Эта технология не появится сама собой из ниоткуда. Для того чтобы ее разработать, нужно 10 лет. Конечно, ее можно заимствовать. Это всегда быстро. Но независимо её разрабатывать очень долго. Это подчеркивает важность работ нашего коллектива».

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ «КРИПТОКОЛОНИЯ»

Независимость советских ЭВМ заключалась в следующих основных областях:

  • Наличие интеллектуального потенциала в обществе. Большое спасибо следует сказать советской системе образования, за воспитание и обучение грамотных людей, которые стали выдающимися учёными. США никогда такого не имели. После Второй Мировой войны многие немецкие ученые перебрались в США. После развала СССР многие советские ученые перебрались в США. В текущее время в США идет приток молодых кадров из России и стран Азии.
  • Наличие производственных мощностей.
  • Возможность самостоятельно принимать решения об конфигурации той или иной системы.

После исторического периода, который описан в разделе «предательство», получается печальная картина, которая продолжается и по сей день:

  • производственная база приведена в упадок или уничтожена совсем;
  • элементная база заменена на зарубежную (см. раздел «Предательство» и «Катастрофа») , при невозможности самостоятельного производства (вынужденный импорт);
  • интеллектуальный потенциал подавлен примитивной работой, новая кадровая база воспитывается, но имеет большие трудности в реализации на благо российского государства, напротив, уехать в другую страну или в иностранную компанию — «всегда пожалуйста».

Не стоит расстраиваться, есть моменты для гордости. Российские «мозги» как были лучшими, так ими и остаются. Именно поэтому за ними ведётся серьёзная охота для привлечения на работу в ТНК.

В Марракеше (Марокко) завершился Международный чемпионат по спортивному программированию ACM ICPC-2015. Студенческая команда Университета ИТМО поставила сразу два рекорда, став абсолютным чемпионом в шестой раз и впервые в истории состязаний решив все поставленные задачи.

Команда Санкт-Петербургского государственного университета победила на студенческом чемпионате мира по программированию Ассоциации вычислительной техники (ACM-ICPC), сообщается на сайте вуза. Кроме того, команда МФТИ заняла на этом чемпионате 4 место и получила золотые медали, а еще три российских вуза — ИТМО, УРФУ и ННГУ — стали призёрами.

Студенты из Северной столицы вновь выиграли чемпионат мира по спортивному программированию ACM ICPC (International Collegiate Programming Contest). Победу в этом году одержала команда петербургского Университета ИТМО. В отдельных категориях награды получили учащиеся СПбГУ, МФТИ и Уральского федерального университета.

Российские студенты в седьмой раз подряд стали победителями чемпионата мира по программированию ACM ICPC в Пекине. С 2000 года это уже 13-я победа участников из РФ. Первое место заняла команда из Московского государственного университета (МГУ). На втором — Московский физико-технический институт (МФТИ), на третьем — Пекинский университет.

Попадание в зависимость от западных технологий, по всем направления от разработок до производства, мы в какой-то степени подпитываем западную экономику. Это происходит потому, что вынуждены покупать нужную нам технику и элементы за рубежом и за иностранную валюту.

Вся технологическая база большинства компьютеров массового потребления сосредоточена в одних руках — США, тем самым Россия живёт по чужим стандартам (это и физический фактор и психологический фактор давления на общество). Но не только Россия живёт по чужим стандартам, практически все развитые и развивающиеся страны живут по стандартам, разработанным в США, потому-что других нет.

Глобализация процесс объективный, но цели глобализации носят субъективный характер.

Объективно следует то, что объединение вычислительных мощностей есть следующий виток развития ЭВМ. Этим занимались советские инженеры, но им не дали реализовать свои проекты. Американским инженерам дали возможность провести объединение вычислительных систем мира в одну структуру. Глобализация ЭВМ происходит по американским стандартам. Контроль за глобальной сетью находится в руках наших вероятных противников, это не в пользу России и других стран.

Как было описано ранее, возможности применения ЭВМ в жизни общества велики, одна из областей применение — финансы. Современные крупные денежные потоки практически невозможны без применения ЭВМ. Движение денежных потоков на территории РФ происходит на компьютерах по американским стандартам, через зарубежные платёжные системы, тем самым огромный объём информации оседает в ТНК.

Передача информации есть процесс управления.

Даже примитивная покупка продуктов в маленьком городе по карте задействует множество вычислительных систем, которые связаны в одну сеть.

evm-15

Как видно из схемы, контроль денежных потоков практически централизован в одном государстве и ТНК, но это тема отдельного разговора.

Такая централизация достигается за счет многих факторов, один из них качественная работа и связь множества ЭВМ —  по всему миру и в нашей стране в том числе. Надгосударственные структуры через финансовые потоки и зарубежную технику проникают практически во все уголки нашей страны.

Советские инженеры разработали ОГАС для пользы всего общества, но им не дали реализовать задуманное. Надгосударственное управление (через множество ТНК) блокировало этот путь, увидев возможность дальнейшего развития советского государства и получение мощного суверенитета на экономическом приоритете управления. При этом впоследствии ТНК реализовали подобную систему для «ограбления» всех стран и народов (через банковскую систему и ссудный процент) по четвёртому приоритету ОСУ с помощью мощных ЭВМ, объединенных в одну сеть, на западной технологической базе. Таким образом, советское государство (и Российское, в том числе) лишилось возможности монопольно контролировать свои денежные потоки, а ТНК получили этот контроль.

При повсеместном внедрении западных компьютеров в России и западных платежных систем Российское государство оказывается в «криптоколониальном» положении по отношению к ТНК и над-государственным структурам.

Криптоколония (греч. κρυπτός, «тайный» + колония) — страна, считающаяся независимой, но тайно управляемая другой страной (наш комментарий: а может и не страной) как колония.

Важно понимать, что инструмент может быть один, а его использование — различным. Как это не печально, появляются всевозможные шарлатаны, которые придумывают «гениальные» идеи для будущего страны в финансовой сфере. Сейчас в информационном пространстве летает очередная идея-фикс под названием «цифровая экономика», заменив идеи-предшественники: «Удвоение ВВП», «Превратим Москву в международный финансовый центр», «Четыре И: инновации, инвестиции, институты и инфраструктура».

Цифровая экономика — экономическая деятельность, основанная на цифровых технологиях, связанная с электронным бизнесом и электронной коммерцией, и производимых и сбываемых ими электронными товарами и услугами. Расчёты за услуги и товары электронной экономики производятся зачастую электронными деньгами.

Возникает резонный вопрос: если эта самая цифровая экономика связана с производством и сбытом электронных товаров и услуг — то что именно мы собираемся производить и кому сбывать? К сожалению, ответа на эти простейшие вопросы у наших «эффективных менеджеров» — нет. А без них вся вышеописанная система представляет из себя очередную профанацию.

Почему при гениальных разработках советских учёных мы опять, теперь уже в новых условиях, при преобразовании и экономики, и общества в цифровые, вынуждены кого-то догонять, а не идти впереди. И главное: как это преодолеть? Попробуем ответить на эти вопросы.

Во-первых, не стихийный рынок будет определять весь процесс цифровизации экономики и общества. Мобилизация всех ресурсов, жёсткий расчёт и план. План как система математического управления экономикой и обществом с использованием рыночных механизмов как дополнительной системы регулирования того, что не успевает отрегулировать план. Речь о комплексе плана и рынка как вершине математической мысли на основе искусственного интеллекта. (В противном случае получается как в известном анекдоте:

— Карл Маркс и Адам Смит плывут в лодке. Вдруг Карл Маркс падает в реку. Кто его толкнул?

— Невидимая рука рынка…)

Во-вторых, цифровизация экономики и общества вновь может столкнуться с ожесточённым сопротивлением новой доморощенной номенклатуры, готовой как примитивные «луддиты» (борцы с техникой) уничтожать всё новое, не позволяющее им спокойно восседать в своих креслах. Зачем такое количество чиновников, если искусственный интеллект будет разрабатывать гораздо более полезные и обоснованные решения, чем люди в креслах и мерседесах?

В-третьих, цифровая экономика требует открытости и правды обо всех социальных и экономических процессах, которые происходят в каждом посёлке, регионе и стране в целом. Ведь работа с Большими данными без этого бессмысленна.

В-четвёртых, технологии цифровой революции всю систему контроля за расходованием бюджета и любых средств ужесточают и делают прозрачной. И здесь уже не остаётся места масштабной коррупции, мошенничеству и воровству.

Совокупность указанных факторов говорит о том, что процесс цифровизации экономики и общества не будет безмятежным, а в ряде случаев столкнётся с ожесточённым сопротивлением или умелой имитацией.

У нас на сайте уже есть статьи по госплану и автоматизированным системам. Советуем почитать: Что можно понять из встречи Путина и Главы ЦБ?Госплан в развитии СССР и почему его ликвидировали либералыЧто важнее: реальная или цифровая экономика?.

Источник

12345  5 / 2 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

"Питание мозга". Сергей Савельев
Видео| позавчера 08:58
"Об Алатыре-камне"
Статья| 2018-09-15 15:53

Двигатель

Опрос

Будет ли повышен пенсионный возраст?

Блоги на Разумей.ру

Популярное

 


© 2010-2018 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.