Зарегистрироваться
11.12.18

Двигатель

ЖЗЛ: Вернер фон Браун — Тот самый Мюнхаузен в Америке (Часть 3 из 3)

2018-09-30 15:55 | Емеля |ИАЦ | 896 | 0
Ключи: история

Американский период деятельности Вернера фон Брауна был самым плодотворным. Как в работе, так и в духовных изысканиях. Запуски спутников, полёты людей в Космос и на Луну, съёмки автобиографического фильма, открытие для себя философии креационизма — обо всём этом (и не только этом) пойдёт речь в третьей части статьи.

Читать первую часть

Читать вторую часть

«Построить ракету побольше ничуть не сложнее, чем построить самолёт побольше. Это просто стоит дороже».
Вернер фон Браун

Переезд и карьера в США

Первые семь германских специалистов, включая Вернера фон Брауна, прибыли в Соединённые Штаты на военный аэродром в Ньюкасле, 20 сентября 1945 года. Затем они перелетели в Бостон и на лодке доставлены на базу разведывательного управления армии в форте Стронг. После этого все, кроме Брауна, прибыли на Абердинский испытательный полигон, чтобы разобрать взятые в Пенемюнде документы. Данные документы должны были позволить учёным продолжить эксперименты с ракетами.

Отметим, что первые годы в США для группы фон Брауна были не самыми весёлыми. Американцы обращались с немцами крайне пренебрежительно, ограничивали их в средствах. Был даже случай, когда — в августе 1948 — ФБР завело дело на фон Брауна с целью оценки «связанных с внутренней безопасностью аспектов иммиграции фон Брауна в Соединенные Штаты для постоянного проживания». Хотя, как и в других подобных случаях, для Брауна всё закончилось хорошо. ФБР начало своё расследование с изучения досье на фон Брауна, составленного Объединённым управлением разведывательных целей. Хотя некоторые отчёты и содержали негативные высказывания о личности фон Брауна, ФБР сделало вывод об отсутствии доказательств того, что он представляет собой угрозу для безопасности США, и не возражало против его «легальной иммиграции» в Соединённые Штаты.

Как же Соединённые Штаты — пресловутая страна юристов, помимо прочего — решила проблему с «нелегальной иммиграцией» немецкого конструктора? Да всё просто. Закон — он что дышло, как говорится. Американским ли юристам не знать. 2 ноября 1949 года, через четыре года после того, как он прибыл в Соединённые Штаты, фон Браун покинул Форт-Блисс в сопровождении военной охраны. Он пересёк границу с Мексикой возле Эль-Пасо и направился прямо в консульство США в городе Сьюдад-Хуарес, где получил визу на въезд в Соединённые Штаты. Спустя несколько часов Вернер фон Браун вернулся в Соединённые Штаты в качестве легального иммигранта. Весной следующего года большинство членов его ракетной группы дважды пересекли Рио-Гранде и стали людьми, легально проживающими в США. Вот вам и «стартап» того, как легально сбежать в США. Правда, до того придётся стать им очень нужным.

Первоначально от команды барона требовалось научить американцев обращению с ФАУ-2. С этой целью в сентябре 1945 года фон Браун был назначен главой Службы проектирования и разработки вооружения армии в Форт-Блиссе (штат Техас). Помимо основной своей задачи, о который мы написали выше, фон Брауну и его группе было позволено работать над ракетами малой дальности. С 1950 года немецкий конструктор перешёл на военную базу «Редстоунский арсенал» (город Хантсвилл, штат Алабама, часть региона долины Теннесси). За время  работы на этой базе им была создана баллистическая ракета PGM-11 Redstone, которая являлась прямым развитием ФАУ-2.

В это же время фон Браун уже начал разрабатывать свои космические программы.

В 1955 году Вернер фон Браун получил американское гражданство. Казалось бы, что для него наконец-то открыты все двери. Идеи и высказывания барона и до этого весьма охотно тиражировались в американских СМИ. А теперь можно было смело приступить от слов к делу. Но не надо забывать, что середина XX века в США, помимо прочего, ознаменовалась ужесточением борьбы за власть разными кланово-корпоративными группировками. Это процесс протекал на разных уровнях власти и проявлялся по-разному. В данном случае, немецкий конструктор невольно стал «жертвой» такой конкуренции в среде Вооружённых Сил и военно-промышленного комплекса США. На данном уровне противостояние главным образом проявлялось в конкуренции за место у «кормушки» между ВВС, ВМФ и сухопутными войсками. Война закончилась, и военные расходы должны были уменьшиться. Поэтому в те годы мечтам Вернера фон Брауна ещё не суждено было свершиться. Конструктор рвался к работам над спутником, но они были доверены конструкторской группе ВМФ США. Исход противостояния в тот период был предсказуем — ВМФ был стратегически более значимым подразделением, ему и было отдано предпочтение в деле запуска первого искусственного спутника Земли (ИСЗ). Ещё одним важным аргументом в пользу ВМФ было то, что администрация Эйзенхауэра не хотела запускать первый ИСЗ на «боевой» ракете, и также не хотела отдавать эту честь команде, костяком которой были бы немецкие инженеры, а не американские. Не патриотично как-то.

Проиграв в споре за право запуска первого спутника для Соединенных Штатов, сухопутные войска выиграли утешительный приз министерства обороны. В июле 1955 года группа фон Брауна предложила разработать баллистическую ракету средней дальности с радиусом действия 2400 км, которая могла бы доставлять груз весом 1 т. Одновременно с получением нового задания Редстоунский арсенал был реорганизован, и группа фон Брауна получила новое, более престижное название. Первого февраля 1956 года в Редстоуне было образовано Управление баллистических ракет сухопутных войск под командованием бригадного генерала Джона Медариса. Вернер фон Браун стал директором отдела конструкторских работ.

Хотя первый этап гонки за место в космосе выиграл флот, Вернер фон Браун и его команда не прекратили борьбу. Фон Браун добился важного успеха в июле 1956 года, когда после нескольких лет переговоров ему удалось пригласить в Хантсвилл Германа Оберта. Оберт, один из первых теоретиков космических полётов, был всё ещё щедр на идеи.

группа фон Брауна в Америке.Впереди — Оберт

Впереди — Оберт

В этот период немецкий конструктор со своей командой создают ракеты «Юпитер» и «Юпитер С». Построенный фон Брауном и его группой «Юпитер» был совершенно новой ракетой с дальностью полёта почти 3200 км. Её длина составляла 18,3 м, диаметр был 2,7 м, а вес составлял около 50 т. Двигатель ракеты развивал тягу 60 т. Следующая же ракета — «Юпитер С» — была мало похожа на «Юпитер». Она состояла из усовершенствованной ракеты «Редстоун» в качестве первой ступени и последующих ступеней, сделанных из блоков одинаковых твёрдотопливных ракет. Вторая ступень имела блок из 11 ракет,а третья являлась блоком из трёх ракет, помещённых внутрь кольца, образованного ракетами второй ступени.

Барон Мюнхаузен летит на множестве уток

Поверх находилась четвертая ступень — уменьшенная версия носового конуса «Юпитера». Программа «Юпитер С» выполнила поставленные задачи уже после запуска трёх из запланированных 12 ракет.

Вскоре после первого успешного полёта «Юпитера С» тогдашний министр обороны Чарльз Уилсон решил покончить с «междоусобными сражениями» своих подчинённых за первенство в создании ракет и, как следствие, за выход в космос. Дублирование программ стоило слишком дорого. Уилсон издал директиву, которая ограничивала область ракетных разработок сухопутных войск ракетами с дальностью не более 320 км. Военно-воздушные силы и военно-морской флот были ответственны за ракеты с большей дальностью — БРСД и МБР.

Военно-воздушные силы, которые разрабатывали свою собственную БРСД «Тор», не очень нуждались в ракете «Юпитер» сухопутных войск. Тем не менее группа фон Брауна завершила разработку «Юпитера» и передала его ВВС для развертывания. В соответствии с планом, когда ракеты «Юпитер» были переданы ВВС, сухопутные войска, их управление баллистических ракет и Вернер фон Браун были официально отстранены от космических исследований.

Но нет худа без добра. Проект запуска первого искусственного спутника Земли от ВМФ провалился, а уже 4 октября 1957 года с орбиты начал подавать сигналы первый советский спутник. Спасти положение, а главное престиж Соединённых Штатов, мог только германский конструктор. Одним словом, Вернер фон Браун получил карт-бланш.

С сего времени конструктор и его группа начали целенаправленно планировать и разрабатывать космические проекты для США. С благословения своего босса в УБРСВ в Редстоуне генерал-майора Джона Медариса, фон Браун вместе с некоторыми из своих лучших сотрудников начал разработку плана национальной космической программы, которая была бы рассчитана, по меньшей мере, на десяток лет вперед. При этом не обращалось внимания на соперничество между родами войск и учитывалось оборудование, ракеты-носители и МБР, которые планировались и строились каждым из них. Поскольку, по-видимому, лишь фон Браун с командой обдумывали космическую программу более четверти столетия, они быстро завершили работу и имели готовый план к середине декабря 1957 года. Существенными элементами этой «программы фон Брауна», как её называл генерал Медарис, были следующие:

  • Весна 1960 г. 907 кг на орбите
  • Осень 1960 г. мягкая посадка на Луну
  • Весна 1961 г. спутник весом 2,3 т
  • Весна 1962 г. облёт Луны с соответствующими фотосъёмками
  • Осень 1962 г. спутник с двумя человеками на борту
  • Весна 1963 г. 9 т на орбите
  • Осень 1963 г. облёт Луны людьми и возвращение на Землю
  • Осень 1965 г. постоянная космическая станция с экипажем 20 человек
  • Весна 1967 г. экспедиция на Луну в составе трех человек
  • Весна 1971 г. экспедиция на Луну в составе 50 человек и создание постоянного аванпоста

Фон Браун и его группа оценили расходы на программу, выполнение которой заняло бы 14 лет, в 21 миллиард долларов.

Вернер фон Браун

Какими бы амбициозными не были эти планы, но результаты наступили быстро. Уже двадцать девятого января 1958 года ракета «Юпитер С/Эксплорер-1» заняла своё место на стартовой площадке на мысе Канаверал. Тридцатого января ракета была запущена и спутник успешно вышел на орбиту. Спутник «Эксплорер-1», помимо того, что он защитил национальную гордость американцев, собрал в космосе важные научные данные. Двигаясь по эксцентрической орбите, удалявшейся от Земли на 1536 км и приближавшейся к ней до 336 км, он составил карту поясов радиации, окружающих Землю и вскоре названных поясами Ван Аллена в честь учёного, спланировавшего эксперимент по их обнаружению.

Немного спустя — 21 июля 1958 года — на базе Национального консультативного комитета по аэронавтике США по предложению президента Эйзенхауэра было создано гражданское космическое ведомство — Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). Первого октября 1958 года НАСА приступило к работе и вскоре предложило проект «Меркурий» — вывод на орбиту космического аппарата с человеком на борту, причём первые полёты астронавтов планировались как суборбитальные.

Центр космических полётов им. Дж.Маршалла начал работу 1 июля 1960 года, и его руководителем был назначен Вернер фон Браун, как говорят американцы — «человек на своём месте», а его команда перешла в НАСА из Редстоунского армейского арсенала.

Итак, команда Брауна, спустя 15 месяцев после запуска первого американского спутника, при поддержке президента Эйзенхауэра, приступила к работе над программой пилотируемых космических полётов.

Лунная эпопея

Путешествие Соединенных Штатов к Луне началось в январе 1960 года, когда президент Эйзенхауэр дал указание НАСА ускорить создание «суперносителя». НАСА начало проектировать многоместный космический корабль. Высший персонал управления стал использовать название «Аполлон» для корабля, который должен был отправиться на Луну.

В этом же году у руля США стал новый президент — Джон Кеннеди. Но он не только не изменил вектора политики Эйзенхауера по отношению к лунной программе, но и одобрил в 1961 году полёт на Луну в качестве крайне важной для страны задачи. Это придало проекту дополнительный импульс. Лунная программа, несмотря на все препятствия (убийство Кеннеди, война во Вьетнаме, разгоревшаяся с новой силой расовая сегрегация), успешно развивалась.

Вернер фон Браун и президент Кеннеди

фон Браун и президент Кеннеди

К концу первого года работы руководимого фон Брауном Центра космических полётов имени Дж. Маршалла в нём было занято 5500 человек, а во время наиболее интенсивной работы над программой «Аполлон» в 1966 году эта цифра возросла до 7500 человек. Бюджет Центра, которым распоряжался фон Браун, был ещё более впечатляющим —  в годы наивысшего подъёма он превосходил 1,5 миллиарда долларов в год. Однако большая часть денег была истрачена не в Хантсвилле. НАСА направило 90 процентов средств, выделенных на программу «Аполлон», на создание и эксплуатацию производственных мощностей и оборудования. В целом программа

«Аполлон» потребовала участия примерно 20 тысяч подрядчиков в промышленности и университетах, а число людей, участвовавших в ней, достигло 400 тысяч.

Программа «Аполлон» превратила фон Брауна и членов его группы из ракетостроителей в управляющих. НАСА поручило им контролировать подрядчиков, которыми были в основном гиганты аэрокосмической индустрии. Фон Браун и его группа боролись с рутиной, оторвавшей их от творческой работы. В 1963 году в Центре имени Дж. Маршалла была проведена реорганизация, целью которой было освободить фон Брауна и других руководителей высшего уровня от рутинной работы по управлению, объём которой сильно возрос, и дать им возможность сосредоточиться на стратегических вопросах. Хотя организационная битва, похоже, была проиграна, в управлении проектом им сопутствовал успех.

В декабре 1968 года США достигли самого крупного на тот момент успеха. Корабль «Аполлон-8» с астронавтами Фрэнком Борманом, Джеймсом Лоуэллом и Уильямом Андерсом на борту долетел до Луны, совершил вокруг неё 10 витков и вернулся на Землю. За 20 часов пребывания на окололунной орбите астронавты опробовали системы навигации и связи, предназначенные для использования при посадке на Луну. Спустя два месяца на околоземную орбиту вышел «Аполлон-9» с целью испытания модуля, которому предстояло доставить первых людей на лунную поверхность. В течение 6 часов лунный модуль летал отдельно от командного, после чего благополучно состыковался с ним. 13 марта 1969 года астронавты вернулись на Землю.

Через два с лишним месяца экипаж «Аполлона-10» провёл дальнейшие испытания лунного модуля — на сей раз на окололунной орбите. Астронавты Томас Стаффорд и Юджин Сернан снизились в нём до 15 км над лунной поверхностью, а Джон Янг тем временем оставался в командном модуле. Успех этой экспедиции убедительно подтвердил готовность НАСА к высадке первых людей на Луну.

И вот, утром 16 июля 1969 года с космодрома на мысе Канаверал, штат Флорида стартовала трёхступенчатая ракета-носитель «Сатурн-V», которая вывела в космос корабль «Аполлон-11» с тремя астронавтами на борту — это были Нил Армстронг, Эдвин Олдрин и Майкл Коллинз. Астронавты совершили один выход на лунную поверхность. Ступив на тёмно-серый грунт Луны первым, Нил Армстронг позже скажет:

«Для одного человека — это маленький шаг, но для всего человечества — гигантский скачок вперёд».

Эффект Мюнхаузена

И вот тут многие читатели могут подумать: а не вешают ли им, в очередной раз, лапшу на уши? Ведь в сети столько разоблачающих материалов по поводу «фейковости» первого полёта на Луну… Неужели авторы даже не удосужились изучить хотя бы часть подобных материалов?

«Едва я положил боб на садовую грядку, как он тотчас же проклюнулся и пустил росток, который на моих собственных глазах вытянулся на такую высоту, что обвился вокруг нижнего рога луны. Тут я смело полез на луну и благополучно добрался до неё после нескольких часов изнурительного подъёма. Мне предстояла ещё вторая, трудноразрешимая задача — разыскать маленький серебряный топорик на поверхности луны, где всё сверкало, как чистое серебро. Однако после долгих поисков, продолжавшихся несколько часов, удалось и это сделать, но, увы! Тем временем моя бобовая лестница засохла от ужасной солнечной жары, и теперь я беспомощно сидел там, наверху, не зная, что делать. К счастью, топорик упал на кучу мякины и соломы, и я принялся плести из этой самой соломы веревку как можно длиннее. Эту верёвку я привязал к одному из рогов лунного серпа и стал спускаться по ней вниз. Левой рукой я крепко уцепился за верёвку, а в правой держал топорик. Соскользнув на некоторое расстояние, я отрубал лишний кусок над моей головой, подвязывал его к нижнему концу верёвки и, продолжая поступать таким же образом, спустился почти до земли.

Мюнхаузен возвращается с Луны

Однако из-за того, что я постоянно обрубал и надвязывал верёвку, она становилась все менее прочной. Наконец, когда я висел ещё в облаках, милях в двух над землей, моя верёвка лопнула, и я шлепнулся на землю с такой силой, что сперва был совершенно оглушён. Прошло немало времени, прежде чем я снова пришёл в себя и заметил, что, ударившись о землю, ушёл в неё на глубину по крайней мере девяти саженей. Это один из тех случаев, когда пересказчики моих приключений охотно распускают ложь, будто бы я ногтями выкопал в земле нечто вроде лестницы, чтобы вылезти из ямы, тогда как я ведь не настолько же глуп проделывать эту работу ногтями, раз у меня был мой топорик, а с его помощью совсем не трудно выкопать несколько сотен ступенек. Мне нечего вам говорить, как неприятны для меня такие прибавки и прикрасы, не имеющие ничего общего с правдой, и они совсем не нужны при верном пересказе моих путешествий!»

Ответ наш будет таков, что мы удосужились изучить много таких материалов. Более того, нами были изучены источники, которые «разоблачают разоблачителей» полёта на Луну. И мы должны заметить, что этот вопрос ещё далёк от своего полного раскрытия. Но статья не об этом. Для целей нашей статьи важен сам факт того, какой большой общественный резонанс вызвало данное событие. Не прошло и нескольких лет, как уже начали ширится слухи о «лунном заговоре». Приверженцы этой теории утверждают, что американские астронавты никогда не были на Луне, а НАСА фальсифицировало всё, что связано с лунными посадками. А если в сети поискать статьи на эту тему, то можно наткнуться на целый ряд статей под названием «Барон Мюнхаузен на Луне». Видимо много людей, знакомых с историями о Мюнхаузене, сознательно или бессознательно ощутили какую-то связь между лунными эпопеями Мюнхаузена и фон Брауна. А если вспомнить, о чём были первые две части нашей статьи, то подобная аналогия уже не кажется такой простой и очевидной в силу надуманности как полёта на Луну барона Мюнхаузена, так и лунной программы, разработанной и реализованной Вернером фон Брауном. Из этого скорее всего возникнет — сумасшедший, но закономерный — вопрос: стала ли специфика проведения первого полёта на Луну причиной такого недоверия к его реальности или фон Браун, благодаря своей матричной связи с бароном Мюнхаузеном, был обречён на подобные слухи в силу того, что мы назвали «эффектом Мюнхаузена»? Или имело место и одно, и другое, из-за чего немалая часть общества даже сейчас продолжает бурно реагировать на лунную эпопею?

Предлагаем читателю задуматься над вышеописанным, а мы продолжим наш рассказ о фон Брауне. Итак, после успешного запуска людей на Луну немецкий конструктор закономерно приступил к воплощению в жизнь других — ещё более грандиозных — планов, связанных с космическими путешествиями и освоением Космоса. Вернее, фон Браун попытался приступить к реализации планов. Дело было вот в чём.

Завершение карьеры

Тринадцатого февраля 1969 года Ричард Никсон — новоиспечённый президент США — учредил Специальную комиссию по космосу, которая должна была определить долговременные цели в исследовании космоса и одобрить последовательную долгосрочную космическую программу. Хотя Комиссия определила весьма амбициозные, отвечавшие духу фон Брауна, цели — например, высадка человека на Марс до 2000 — но это была только часть пропаганды для сохранения престижа на тот момент уже первой космической страны.

В марте 1970 года президент Никсон объявил своё решение по поводу рекомендаций Специальной комиссии по космосу, вынесенных в сентябре предыдущего года. Он поддержал наименее дорогостоящий вариант будущей космической программы, разработку космической транспортной системы, или космического челнока, но отложил создание космической станции до создания челнока. Заявление Никсона стало большим разочарованием для администрации и всех сотрудников НАСА. Администратор НАСА Томас Пейн видел, что его руководство оказывается неэффективным, и объявил о своей отставке 28 июля 1970 года. С уходом человека, 5 месяцев назад пригласившего его в штаб-квартиру НАСА, Вернер фон Браун лишился наиболее влиятельного союзника. Его будущее в НАСА стало зыбким и не предвещающим ничего хорошего.

Далее судьба космических проектов барона стремительно движется к завершению. Сокращение бюджета НАСА Никсоном при поддержке конгресса скоро вылилось в Хантсвилле в то, что члены ракетной группы фон Брауна назвали «большая резня». Согласно правилам государственной службы, первыми увольнялись те, кто не был ветераном. Хотя многие из группы фон Брауна могли считать себя участниками Второй мировой войны, но они были солдатами не той армии. Они были вынуждены перейти на более низкие должности в НАСА или уйти в отставку. Они были возмущены таким обращением, предпочитая не замечать, что все сотрудники НАСА были поставлены перед тем же выбором.

Таким образом, тратиться на фон Брауна и на его новые проекты никто не собирался — США де-факто сбавили обороты космической гонки. Конструктору предложили заняться чем-то попроще, например, коммерческими спутниками. Фон Браун отказался от этого и 10 июня 1972 года покинул НАСА.

Религиозное мировоззрение барона фон Брауна

На смену активной деятельности пришла не только болезнь, но и мысли о вечном. Из детства всплыла фреска в гумбиненской Фридрихшуле. Теперь он понимал, что в ней было много пророческого и что его команда спаслась от гибели, благодаря общему творческому делу. Весь этот долгий путь, барон был не только хранителем команды, но и своей собственной семьи. Когда появилась возможность, перевёз отца и мать, сочетался браком с кузиной, которая также была в опасности, потеряв отца. Взял на иждивение жену и дочь своего друга, погибшего при бомбёжке англичанами Пенемюнде. Всю жизнь членом его команды был младший брат. У фон Брауна родились и выросли дети. Соблюдая, ставшую милой ему, часть обряда, он стал активным прихожанином протестантской церкви.

Религиозное же мировоззрение его лежало в русле тогдашней околонаучной и околорелигиозной волны. Название ему было — креационизм.

креационизм (creationis — творение) — религиозная и философская концепция, согласно которой основные формы органического мира ( жизнь), человечество, планета Земля, а так же мир в целом, рассматриваются как непосредственно созданные Творцом в том виде, что явлен нам и ныне. Из теории креационизма, как следствие, вытекает, что не было эволюции ни видов жизни, ни Земли (младоземельный креационизм) и вся земная история, соответственно, имеет библейский возраст.

Креационизм, с одной стороны, является сложившимся ответом на «теорию эволюции» по Дарвину, а с другой стороны, является дешифровкой текста Библии, начатой Ньютоном. Пользуясь информацией, о которой говорит охотно Сергей Салль, можно сделать вывод, что с идеологической точки зрения, креационизм, лишь новый виток библейской науки.

В 1945 году, когда барон стоял перед выбором, какому победителю принести в дар свою команду, он остановился на Америке, мотивируя тем, что, мол эта страна живёт по Закону Библии.

В чём же отличие взглядов авторов статьи от поклонников теорий Дарвина и креационизма? Авторы выступают за выбор. Каждый волен вести родословную от животного или Творца. Но мы предлагаем читателю задуматься над следующим вопросом: а противоречит ли креационизм дарвинизму? Или может это просто две грани одной правды? Об этом, в частности, смотри статью «Апология Дарвина (часть 1): как из верующего атеиста вылепили»)

Апология Дарвина (часть 1): как из верующего атеиста вылепили

ПослеСловие

20 июля 1969 года Герман Оберт стоял в полном одиночестве в многолюдной и ликующей куче людей в центре НАСА.

июль 1969 НАСА

июль 1969 НАСА

Вокруг него незнакомые люди пили шампанское и жестами приглашали его присоединиться к ним. Старый профессор церемонно раскланялся и вежливо отказался.

— Моё время прошло. Всё что мог, я сделал. Да и Браун, пожалуй, тоже, — грустно подумал учёный. Медленной старческой походкой Оберт направился к выходу. И всё-таки его узнали. Уже перед самой дверью кто-то окликнул учёного по имени.

— Господин Оберт, вы один из пионеров космического ракетостроения, что вы можете сказать о сегодняшнем событии?

Старый профессор обернулся, взглянул на табличку «Пресса», приколотую к пиджаку немолодого журналиста.

— Всё, о чём я говорил и писал ещё в двадцатые годы, сегодня свершилось, и это меня глубоко волнует. Простите меня, я очень устал.

— Один вопрос, профессор! На ваш взгляд, кто является главным виновником этого торжества?

— Вернер фон Браун, — почти не задумываясь, негромко произнёс Оберт, и пока корреспондент что-то торопливо записывал в свой блокнот, собрался уже продолжить свой путь. Однако, внезапно остановившись, обратился к журналисту: — Добавьте, сэр. Русский Сергей Королёв, американец Роберт Годдарт и ещё десяток учёных из разных стран. Они все одновременно участвовали в этом событии, так и запишите, —неожиданно твёрдым голосом произнёс старый учёный. Затем, что-то вспомнив, улыбнулся, и добавил: — И барон Мюнхаузен.

— Барон Мюнхаузен? А причём здесь некто Мюнхаузен? Шутка, полагаю, сэр. И всё-таки, господин Оберт. Всегда кто-то должен быть первым в любом деле, тем более в великой битве за космос. Взять хотя бы русского учёного с трудной фамилией — Ци-ол-ковский… Ведь задолго до вашего Брауна и до нашего Годдарта он издал  научные труды, в которых доказал возможность выхода человека в космос. Так кто же из них маршал космоса?

— Маршал космоса… Хм… Действительно, маршалы космоса. Думаю, они все заслуживают этого звания. — Герман Оберт внимательно посмотрел на журналиста. — Сэр, вы дали очень точное звание этим учёным. Однако, хоть я и не силён в военной иерархии, но знаю, что и над маршалами есть вышестоящий военачальник — фельдмаршал, и даже генералиссимус.

— Вот-вот, профессор. Так кто же из них, как на сей раз уже вы верно заметили, генералиссимус?

— Я не знаю… Наверное, это тот случай, когда выделить кого-то одного не представляется возможным. Вы говорите — Циолковский… Да, это великий русский провидец. Я был знаком с его трудами, и мы даже переписывались. Но между словом и реальным делом огромная дистанция, поверьте мне. И потом, звание генералиссимуса присваивают полководцу после окончательной победы. А борьба за космос ещё далеко не закончена. Нет, она только начинается. Прощайте, сэр.

ПослеПослеСловие

К своему 60-летию NASA опубликовало визуализацию поверхности Луны. Авторы проекта называют ролик документальным фильмом, с помощью которого зритель может исследовать спутник Земли, а также увидеть, как меняется его облик в течение дня.

Источник

12345  5 / 2 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Свободу Ефимову!

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

Дети как товар
Статья| позавчера 14:27
Ты самый странный человек
Статья| 2018-12-06 18:08

Двигатель

Опрос

Возможно ли осуществлять концептуально неопределённое управление (КНУ)?

Блоги на Разумей.ру

Популярное

 


© 2010-2018 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.