Вход

Двигатель

О государстве и гос. суверенитете

28 января в 18:38 | Кирилл_Москва |Кирилл_Москва | 1942 | 0

Часть 1. О государстве

Государство нужно для решения тех дел, которые человек не может сделать совсем или в дОлжном качестве в одиночку или на основе случайной кооперации. Другими словами, решая многие задачи совместно, люди могут сильно повысить качество жизни (комфорт, безопасность и пр.). Ниже приведу несколько примеров, показывающих это.

1) Совместная охота древнему человеку могла позволить охотиться на крупных и сильных животных, которых очень тяжело убить в одиночку. Но, даже победив, небольшая семья из-за отсутствия холодильников не в состоянии съесть всё его мясо, пока оно не испортится, особенно, если речь идёт о мамонтах, а потому охота на крупных зверей для небольшой группы едоков не имела смысла. Более того, большое число охотников может организовать облаву на животных в лесу, при которой можно сразу получить очень большую добычу. При такой облаве можно загнать каких-нибудь крупных и опасных животных в заранее подготовленные для них капканы, где они гарантированно погибнут или будут представлять лёгкую мишень. 

2) Современные массовые (конвейерные) производства, обеспечивающие высокие темпы производства и дешевизну в расчёте на единицу произведённой продукции при больших объёмах производства, не имеют смысла для небольшой совместно проживающей группы людей, т.к. сама она много продукции не потребит, а продать не получится, т.к. у других своё производство есть. А производства, не ориентированные на массовость, уступают в цене и темпах производства и потому не так эффективны. Так же нужно отметить, что некоторые производства при достигнутом уровне технического развития возможны только для сообществ с очень большой численностью населения, например, современное пассажирское авиастроение. Только 3 субъекта могут его осилить в современном мире: СССР/Россия, США и ЕС. Даже передовые европейские страны, как Италия, Франция, Германия и Англия по одиночке не в состоянии осилить весь производственный цикл современного и конкурентного самолёта, поэтому была создана общеевропейская компания Airbus. США смогли, т.к. там около 300 млн. населения, что намного больше, чем в любой европейской стране. В СССР тоже, а Россия, наверняка, использует наработки от СССР, и потому мы готовимся выпускать ТУ-214.

3) Защищаться от недругов так же гораздо лучше совместно и не только потому, что одному от банды разбойников не отбиться, но и потому, что удобнее. Например, пока один-два стоят ночью в дозоре, все остальные могут крепко спать, на след. ночь новые стоят в дозоре, а ранее стоявшие отсыпаются. И чем больше людей, тем меньше ночей каждый из них будет вынужден стоять вооружённым в дозоре, а не спать. При большом количестве людей и угрозе внезапного нападения помимо дозорных можно организовать “группу быстрого реагирования”, всегда находящуюся в полной боевой готовности и потому готовую по сигналу от дозорных немедленно вступить в бой, давая остальным время вооружиться и вступить в бой. Эта группа, как и остальные, ночью может спать, но не в пижамах в уютных кроватях с подушками и простынями, а в доспехах и с мечом в руках, в военной форме, бронежилете с полной разгрузкой, с каской на голове и автоматом в руках в зависимости от эпохи.

4) Насилие, будучи упорядоченным, приносит меньше вреда и позволяет обществу сносно существовать и вести хозяйственную деятельность. Напр., в конце 1904 на Кавказе при наместнике Графе Воронцове-Дашкове восторжествовали “либеральные порядки” в отношении чеченцев и ингушей, что немедленно привело к тому, что в частности ингуши постоянными грабежами уничтожили цветущее коневодство в Кабарде – пишет Игорь Пыхалов в книге “За что Сталин выселял народы”. Возникает вопрос: зачем было так грабить, полностью уничтожая коневодство? Не проще ли было брать с кабардинцев регулярную “дань” лошадьми, не разоряя подчистую их хозяйства? Во 2-м случае можно взять гораздо больше, т.к. взымать “дань” можно было бы много лет, пусть, и не в таких больших разовых объёмах, как при массовом разграблении. Ответ прост: каждый ингушский разбойник понимал, что если он сейчас не ограбит, это сделают его собратья по разбою, а ему ничего не достанется, поэтому нужно самому идти и грабить как можно скорее и больше. А если бы у ингушей было “гос. управление”, то они могли бы установить нормативы по грабежу и следить за их исполнением, дабы не разорить коневодство кабардинцев. Внутри своего “гос-ва” они бы распределяли квоты между разбойниками, напр., по принципу: кто круче – тому и добычи больше.

Ещё пример, услышанный мною от Д. Пучкова в одном из его “Разведопросов”: в Мексике решили ликвидировать каких-то наркобоссов, державших под контролем мексиканский наркобизнес, после чего там начался полный беспредел, а поток наркотиков в США только вырос. Причина проста: с теми боссами была договорённость о том, что они своими силами держат наркопоток на определённом уровне, давя всех, кто хочет дополнительно провозить в Штаты, а взамен им позволено спокойно и богато жить, не скрываясь и не опасаться облав полиции. В этом есть логика: выделить в криминальной среде достаточно крутых и умных боссов и поддержать их в борьбе со всеми остальными группировками, а взамен эти боссы уменьшат общий уровень преступной деятельности. Боссам это выгодно, т.к. хоть общий объём преступных доходов уменьшится из-за ограничений на масштаб преступн. деятельности, но он весь пойдёт в их руки + они обеспечивают себе достаточно безопасное существование без необходимости прятаться от правоохранителей. Государству это тоже выгодно, т.к. позволяет добиться снижения преступности, ежели сил правопорядка для подавления преступности не хватает из-за коррупции на средн. и нижнем уровнях или плохой подготовки сотрудников силовых структур. Суть такого “симбиоза” в том, что для него выбираются лишь те прест. группировки, которые уже показали свою состоятельность и дееспособность на криминальном поприще, а с доп. поддержкой они легко выявят и задавят все остальные банды и одиночек, взяв соотв. сферы криминальн. деятельности под свой контроль на длит. время. Наличие такого налаженного контакта с криминалом гарантирует его предсказуемость для гос. управления, что облегчает последнему реализацию его целей.

Но можно так не делать и объявить бандитам бескомпромиссную войну, но без достаточно дееспособных силовых структур такая война не ослабит бандитов, но вынудит их уйти в “подполье”, и государственное управление не будет иметь представления об их количестве, сферах и масштабах их криминальн. деятельности. А это очень опасно для гос. управления, т.к. является фактором очень высокой непредсказуемости: гос-во понятия не имеет, что, где и когда вытворят эти “партизаны”, какие управленческие процессы и решения они порушат.

Из этих примеров следует, что задачей гос. управления (даже в небольших масштабах) является выявление проблем, которые целесообразно решать коллективно, изобретение оптимального совместного способа их решения с распределением ролей и долей каждого в полученном полезном продукте и непосредственное управление в режиме реального времени коллективным трудом, включая и распределение полученного полезного продукта. С последней задачей есть проблема: люди склонны к сокрытию своих ошибок и недоработок в процессе совместного дела, отчего дело терпит ущерб. Есть и желание приписать себе чужие заслуги с соотв. вознаграждением, схалтурить или уклониться от участия в совместной работе, но c вознаграждением, как если бы работал честно. Поэтому гос. управление в процессе осуществления людьми совместной деятельности должно следить, чтобы каждый в полном объёме и с нужным качеством выполнял порученную ему часть общего дела и получал вознаграждение в соотв. с результатами его труда либо наказание в соотв. с тяжестью его халтуры, уклонения от обязанностей или вредительства. В противном случае халтурщики и лентяи будут рушить любое дело, в котором участвуют, честным придётся работать за нескольких, дабы вытащить дело, а результатами первые будут пользоваться наравне со вторыми. Тогда гос. управление может легко рассыпаться, т.к. трудящиеся не будут видеть выгод для себя от такого совместного труда.

Рассмотрим факторы, определяющие возможность организации успешного гос. управления для коллективного решения ряда задач.

1) это способ/система управления, включая и технологии контроля за трудом каждого в коллективе и распределением полученного продукта между всеми участниками. Есть связь между выстроенной системой управления и используемыми технологиями: примитивные технологии не позволяют выстроить систему управления, способную эффективно управлять сложной многоотраслевой экономикой и какой-то другой сложной социальной системой. Так в Рос. Империи в XVIII-XIX в. купцы различных гильдий в разные годы имели и ограничения на виды торгово-предпринимательской деятельности, и были ограничены в своей деятельности тем посадом/уездом/городом, в котором были зарегистрированы в таковом качестве, а размер выплачиваемого налога зависел от размера добровольно регистрируемого купцом капитала. А чтобы купцы регистрировали побольше своего капитала и платили с него налоги, за бОльший зарегистрированный капитал давались различные преференции и послабления: купцы 1-й гильдии, зарегистрировавшие очень большие суммы капитала, с какого-то года получали право повсеместного проживания в Империи и имели право на очень широкий спектр торговой и предпринимательской деятельности. Такие ограничения были связаны с используемыми примитивными технологиями по управлению страной, не позволяющими создать систему управления, могущую эффективно проконтролировать деятельность тех же купцов, если каждый из них будет заниматься, чем и где захочет. А если каждый сидит строго на своём месте и ведёт строго определённую деятельность, и любой шаг влево-вправо запрещён, то и управлять такими проще, пусть это и сильно отрицательно сказывается на мощи и благосостоянии всего государства, т.к. не позволяет его гражданам реализовывать свой творческий и интеллектуальный потенциал. Схожее было и в эпоху феодализма в Зап. Европе (где-то до XVI в.), где господствовало цеховое производство, имевшее строго фиксированную номенклатуру производимых товаров и фиксированного потребителя этих товаров – своего феодала. Вне цехов производить что-либо было затруднительно, в цех же принимали не всех желающих, а по потребностям самого цеха. Господство такого способа производства исключало появление рынка, конкуренции и свободной торговли, нуждающихся в контроле и управлении, что феодальной элите было не под силу. В противном случае либо появляется новая капиталистическая элита, с которой в лучшем случае придётся сильно делиться, либо рушится ваше управление ввиду того, что управляющий перестаёт понимать, что происходит в критически значимых для его управления сегментах жизни общества.
Примитивные технологии того времени вкупе с примитивным умом дворянско-аристократической элиты не позволяли создать систему управления с бОльшей свободой, а второе способствовало буржуазным революциям, т.к. выбившиеся в буржуи подданные обладали более мощным умом и могли выстроить более эффективную систему управления государством. Примером такого конфликта могут быть испано-голландские войны XVI-XVII в. Испанская корона, видя богатство голландских городов, решила по праву владения Нидерландами присвоить себе часть этих богатств путём введения доп. налогов. Логика была простой: голландцы и так платят какие-то налоги, тем не менее, жутко богатые, значит, их можно ещё налогами обложить. И испанский герцог Альба в 1571 вводит налог “alcabala” – 10%-й налог на торговые операции. Для капиталистических Нидерландов с развитой свободной торговлей это было бы разорением, что и спровоцировало войну. Скорее всего, тупые испанские аристократы просто не понимали, как устроена голландская экономика, и что такой налог просто неподъёмен для голландцев. Позже испанцы отменили каббалу, но войну это не остановило.

2) нравственные качества (честность и добросовестность, алчность и личные амбиции и пр.) участников совместной деятельности в рамках гос. управления. Влияет нравственность и самой концепции гос. управления: если распределение прав и обязанностей в рамках гос. управления таково, что одни будут наслаждаться благами, не напрягаясь, а другим придётся горбатиться без продыху, чтобы что-то заработать, то вторых придётся принуждать, тратя на это управленческий ресурс государства. Исключением может быть ситуация, когда один или группа людей обладают уникальными способностями (гениальный полководец в условиях тяжёлой войны), без которого качество жизни сильно просядет, и потому ему можно уступить в его желании иметь особые права и привилегии. Но вызванное несправедливостью принуждение при невозможности ему противостоять может вызвать такое явление, как криминал, когда более сильные и умные, не желая подчиняться унизительным для них порядкам и беспросветной жизни, будут искать лучшей для себя доли путём нарушения норм гос. управления. Такой криминал, начав с грабежа тех бедолаг, в среде которых он находится, укрепится и будет сращиваться с отдельными представителями управляющих структур государства, искажая гос. управление. Мафия приблизительно так и возникла: https://oper.ru/video/view.php?t=4026 (16:35-19:00 и 21:10-40:47, особенно 37:20-38:12).

3) численность населения: чем больше людей задействовано в совместной деятельности, тем тяжелее проследить, чтоб никто не халтурил и не ленился, не присваивал себе лишнего, но каждый получил положенное ему по результатам его труда. С др. стороны, неспособность общества, особенно примитивного, придумать более многоступенчатые и эффективные способы организации совместного труда, способные вобрать для своей реализации бОльшее число людей, чем уже есть, что так же ограничивает и численность общества.

Из этого, например, понятна ограниченность размеров обезьяньей стаи: раз обезьяны используют лишь примитивные крики и жесты для взаимодействия друг с другом, не умея фиксировать никакую информацию на камнях, листьях или бумаге, а у вожака стаи есть лишь пара ушей и глаз для наблюдения за происходящим, и взаимодействовать с каждым членом стаи он может только при личном общении, то возможности обезьян по организации совместной деятельности и контролю за её правильным ходом и распределением получаемых благ сильно ограничены. Если же размеры стаи превысят определённое значение, то в ней произойдёт падение управляемости, что отрицательно отразится на жизни стаи. С другой стороны, для организации совместного труда на достаточно примитивном уровне слишком много обезьян не требуется, и дальнейший рост стаи не позволит им построить более эффективные способы организации совместного труда, т.к. сложной организации с большой “специализацией труда” обезьяны не осилят. Так же понятно, почему в стае обезьян вожак – самая сильная обезьяна: простое управление в стае может осуществлять любая обезьяна, а не только особо умная, если таковая есть, и потому лучше, чтобы это делала самая сильная обезьяна, способная лично заставить любую другую подчиняться себе.

Так же понятно, почему западноевропейские государства все маленькие по сравнению, например, с Россией: из-за низкой нравственности людей и глубоко эксплуатационной по сути концепции управления (см. стихи поэта-рыцаря Б. Де Борна - https://www.athas.ru/Бертран_де_Борн_(Поэзия) , первые 2 стиха) при достаточно большой численности населения и тех средневековых технологиях управления (фиксация данных чернилами на бумаге, конная и голубиная почта, медленный транспорт) король быстро терял уверенный контроль над окраинами, качество его управления там снижалось, чем тут же не преминули воспользоваться умники, честолюбцы и просто сильно обиженные властью, коих там всегда было в достатке. С одной стороны, они могли предоставить окружающему их местному населению более качественное управление, чем королевское, и привлечь их на свою сторону. С другой стороны, король просто не имел возможности вовремя обнаружить такую “сепаратистскую” активность очередного честолюбца и ликвидировать её, пока он ещё не склонил на свою строну достаточное количество людей. Наконец, такие власто- и честолюбцы, пользуясь слабым пониманием и контролем дел на месте со стороны центр. власти, могли от её имени творить вредительство, либо делать это тайком, после чего в глазах окружающих людей центр. власть будет выглядеть слабой и недееспособной, и у людей возникнет потребность в другом управляющем начале, лучше понимающем обстановку на месте. Так Н. Макиавелли в “Государе” или “Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия” приводит пример, как Рим захватил какой-то город, оставил там гарнизон римских солдат, и эти солдаты, пользуясь удалённостью от Рима, решили отделиться и стать правителями в этом городе. У них это не получилось: Рим всё просёк, но показательно возникшее желание стать маленькими царьками при первом удобном случае. На Западе он, вдобавок, наблюдал, что умелая ложь, умение обмануть и “кинуть” – это талант и достоинство любого гос. деятеля, как писал Н. Макиавелли (“Государь” и “Рассуждения о первой декаде Тита Ливия”). У русского (великорусского) же народа нравственность была существенно выше: https://www.youtube.com/watch?v=mIaZcLZP6H4 (с 27:20), https://www.youtube.com/watch?v=3338GVyZnso , https://www.youtube.com/watch?v=o5A84CJMATo (23:45-33:30), https://www.youtube.com/watch?v=G1lqnJF7sXg (23:20-32:50, 38:10-39:30, 40:30-41:30), т.е. имела место не склонность к личному стяжательству и стремлению всех вокруг “скрутить в бараний рог”, а к общинной жизни без бедняков и богачей. И потому, не понимая этого, в XVIII в. иностранец Христофор Миних, поступивший на службу в Россию, воскликнул: “Россия управляется напрямую Богом, иначе нельзя объяснить, как она до сих пор еще существует”. Он смотрел на Россию своим западным взглядом и не мог понять того, что население на огромной территории в массе добровольно работало на укрепление и поддержание государства, а не на реализацию личных амбиций и честолюбивых устремлений, как на Западе, у нас же в почёте была всё-таки честность. По аналогии с европейцами создать своё большое государство на длительный период не могли тюркоязычные народы: все существовавшие в разное время различные тюркские каганаты рассыпались через непродолжительное время. Ну и африканские племена, будучи совсем примитивными и не обладающими никакими технологиями по управлению государством (нет даже письменной фиксации распоряжений, законов, выполненных работ на бумаге/папирусе), не могли организовать б.-м. успешно функционируемое гос. управление в масштабах, больших, чем племя. В т.ч. и поэтому приехавшие в Африку европейцы, будучи в тотальном меньшинстве по сравнению с совокупным населением Африки, не встретили никакого серьёзного сопротивления.

Но есть и исключения из этого правила, например, Китай, который был объединён ещё в конце III в. до н.э. и стал государством с огромными территорией и б.-м. однородным населением вопреки тому, что я говорил выше. Думаю, это связано с тем, что до периода объединения там шли страшные войны между мелкими царствами. Рождаемость в Китае была крайне высокой (хороший климат, очень плодородная земля), и в ходе этих войн население не захватывалось, а истреблялось, и освобождённая территория заселялась детьми победившего царства. Единственный способ остановки такой кошмар – это объединение огромных территорий и населения в одно государство. Но описанные мною выше законы продолжали действовать и в этом случае, поэтому первое объединение Китая привело ко всеобщему восстания против правящей династии Поднебесной, которая не справилась с управлением и допустила жестокую эксплуатацию населения. Да и после этого в Китае регулярно происходили чудовищные по своей кровавости восстания, хорошо освещённые Львом Гумилёвым в “Истории народа Хунну” и “Трёх китайских царствах”.

Возникает вопрос: а как распределять обязанности между гражданами в рамках реализуемого гос. управления? Есть 2 крайних случая. Первое, это когда каждый участвует во всех видах деятельности по очереди (в карауле, на охоте, на полях, на лесоповале, в постройке сооружений, в кузнице, на мельнице и т.д.), включая и управленческие должности. Так я читал, что в полисах Древней Греции многие управленческие должности распределялись по жребию, и каждый мог себя попробовать на многих руководящих должностях. Второе, это когда каждый делает то, к чему его душа в наибольшей степени лежит, и не меняет род занятий без крайней необходимости или пока не перестанет справляться с обязанностями.

В первом случае каждый член общества может заменить собой любого, кто перестанет справляться со своей работой, включая и находящихся на руководящих должностях. Так же он может сохранить и навыки для самостоятельной жизни, если эквивалентные им роды деятельности в государстве осуществлялись единолично или в слабой кооперации. Это не позволит руководящим лицам наглеть и злоупотреблять своим положением, но продуктивность такого гос. управления будет низкой, т.к. каждый вид деятельности будут осуществлять люди, потратившие на достижение в нём высот лишь небольшую часть времени и сил.

Во втором случае каждый достигнет гораздо бОльших высот в своём деле, т.к. потратит всё своё время на совершенствование в какой-то одной профессии, не отвлекаясь на другие занятия, и продуктивность такого государства должна быть намного выше. С другой стороны, каждый будет обладать очень узким профессионализмом, и ему будет очень проблемно выйти из государства и жить самостоятельно, особенно, если его профессионализм никак не применим вне большого государства. Например, строителю каменных соборов и крепостей едва ли понадобятся его умения, если он станет жить небольшим родом, а ничего другого он не умеет, т.к. всю жизнь учился строить прекрасные крепости и соборы для своего государя. Здесь возможности руководящих лиц по злоупотреблению своим положением при распределении обязанностей и полученного полезного продукта очень высоки, т.к. их не только тяжело будет заменить, но и жить вне государства гражданам будет сложнее.

Часть 2. О гос. суверенитете

Казалось бы, если есть государство, то оно независимое и принимает решения в своих интересах, или в интересах своих элит. Но это далеко не всегда так: Болгария отказалась от участия в “Южном потоке” и соотв. доходов, в итоге газопровод прошёл через Турцию, и Болгария вынуждена у турок закупать газ. Понятно, если у государства есть до зубов вооружённый сосед, которому оно не может противостоять, тогда о суверенитете речи не идёт по очевидным причинам. Но это дорогой способ подчинения себе стран и народов, т.к. каждый такой народ будет спать и видеть, как бы избавиться от оккупанта, и не всегда можно всех истребить (напр., люди согласятся сдаться, ощутив мощь оккупанта, но не согласятся на истребление), и не всегда это нужно. Как говорили во Франции, на штыках можно прийти к власти, но на них нельзя усидеть. Поэтому можно действовать по-другому: после того, как страна завоёвана или иным образом подчинена, в ней, пока она не оправилась, можно провести определённые политико-экономические преобразования, привязывающие данную страну к агрессору.

Поясним это на след. примере: есть крупный завод, состоящий из множества цехов и смежных небольших предприятий, производящих специфические детали для завода. У завода есть руководство, согласующее работу всех цехов и смежных предприятий, имеющее контакты с заказчиками продукции и знающее, что нужно заказчику. У каждого цеха есть своё руководство, знающее, какие задачи стоят перед его цехом, и как их решить. Допустим, что и цеха, и смежные предприятия ориентированы на производство строго определённой номенклатуры изделий, нужных только этому предприятию, и не могут просто так перестроиться на производство другой. Тогда каждый цех и смежное небольшое предприятие не суверенны, но зависят от руководства завода, хоть и являются ключевыми звеньями в работе завода. Мне возразят, что и завод в равной степени зависит от каждого цеха и смежного небольшого предприятия, но у завода больше манёвра в случае конфликта с любым отдельно взятым цехом или небольшим смежным предприятием, т.к. он может заказать продукцию у других предприятий, коих много, даже если для этого понадобится некоторая модернизация, ведь наш крупный завод располагает большими денежными средствами и готов хорошо платить. А вот цех или смежное небольшое предприятие не факт, что сможет найти себе другое предприятие-покупатель, т.к. у того есть свои цеха и смежные предприятия, с которыми давно налажена работа, и которые удовлетворяют все его потребности. Даже если все цеха взбунтуются и свергнут руководство завода, то едва ли смогут продолжить успешное управление заводом, т.к. знают лишь, как управлять своими маленькими цехами, во всём остальном полагаясь на знания заводского руководства.

Возвращаясь к теме гос. суверенитета, страна-агрессор с помощью “реформ” превращает страну-жертву в этакую страну-цех, выполняющую какую-то б.-м. важную функцию в мировой экономике, напр., транзитёр товаров и ресурсов, большая военная база (“непотопляемый авианосец США” Япония), какие-то промышленные производства, поставщик ресурсов и сельхоз. продукции и т.д. Главное, чтоб такая страна не была самодостаточной, но предоставляла часть своих товаров и услуг вовне, получая оттуда многое необходимой ей, при этом не все производимые этой страной товары и услуги могут представлять ценность для неё самой, но являются элементами каких-то объемлющих производственных или иных процессов. Для поддержания страны в таком состоянии существуют различные международные организации (МВФ, ВТО), члены которых добровольно накладывают на себя определённые обязательства в области экономики, внешней торговли и трансграничного движения капитала. Как результат такого встраивания, на эту страну можно легко надавить путём угрозы выдавливания её из системы, куда она встроена. Сама система от этого серьёзного ущерба не понесёт, т.к. найдёт замену в лице других своих стран-элементов, а вот вписанной в эту систему стране придётся тяжело. Но для надёжности можно использовать ещё и особенности “демократического” многопартийного устройства. В условиях наличия в парламенте как правящей партии или коалиции, так и оппозиции, последняя может легко воспользоваться ухудшением жизни граждан, чтобы обвинить во всём проводимую правящей партией или коалицией политику в расчёте на непонимание происходящего в стране основной массой населения, занять её место в парламенте и поменять правительство. Тут расчёт строится как на эгоизме правящей партии, не желающей лишиться власти и потому не готовой рисковать и “тягаться” с внешним управлением системы, в которую вписана страна, так и на амбициях оппозиции, для которой дорваться до власти важнее интересов своей страны. И, дорвавшись, вчерашняя оппозиция, помня о печальной судьбе правящей партии и осознавая её озлобленность на себя, не станет упрямиться, но подчинится требованиям внешнего управления. Более того, для гарантии наличия такой эгоистичной и близорукой оппозиции внешнее управление, обладая гораздо бОльшими ресурсами, само может создавать различные оппозиционные партии в данной стране и продвигать их в парламент. Такую оппозицию целесообразно составлять из лишённых государственного мышления людей, дабы оппозиция понимала, за счёт чьих ресурсов и влияния она попала во власть, и кто может её легко “похоронить”, лишив своей поддержки, что обеспечит её послушность. Для этого можно воспользоваться “свободой СМИ”, т.е. возможностью создавать свои СМИ в данной стране, скупать без афиширования уже существующие СМИ этой страны, к которым граждане давно привыкли, наконец, заводить мировые СМИ в страну-жертву или иным образом предоставлять гражданам страны-жертвы доступ к информации мировых СМИ.

Контроль над СМИ и тусующимися в них политологами имеет ещё одну важную функцию. Страна может попытаться выйти из такого несуверенного состояния “страны-цеха”, для чего начнёт перестраивать и развивать промышленность или хотя бы накапливать ресурсы для этого, проводить реформы политической системы и в области экономики, налаживать взаимовыгодное сотрудничество с другими странами и обзаводиться новыми странами-союзниками, создавать какие-то военные или экономические объединения. Всё это вряд ли будет происходить быстро, но если внешнее управление не будет препятствовать проведению подконтрольными ему странами такой политики, то по их завершении последние станут более суверенными, и их людские, интеллектуальные и материальные ресурсы будет сложнее использовать для своих целей. Поэтому, чтобы такого не произошло, желательно не только наложить санкции или иным образом надавить на страну, посмевшую проводить политику по восстановлению своего суверенитета, но и выставить эту политику глупой и вредоносной в глазах граждан этой страны, чтобы ухудшение жизни, вызванное наложенными санкциями или иным давлением со стороны внешнего управления, воспринялось гражданами этой страны как результат некомпетентности своего правительства, его диктаторских замашек и отхода от признанных цивилизованным миром норм демократии, свободы СМИ и предпринимательства. В таких условиях внешняя сила легко организует правительственный кризис и сменит правительство как на ближайших выборах, так и путём уличных протестов и демонстраций с немедленными отставками ключевых министров. В противном случае общество, ощутив на себе последствия санкций из-за стремления к суверенитету, может крепко сплотиться вокруг своего руководства и терпеть невзгоды ради счастливого суверенного будущего, и придётся идти на такое государство войной, что превращает данную страну из источника ресурсов для достижения своих целей внешним управлением в источник проблем и затрат.

Для аналогичных целей используется и контроль над образованием, чтобы общество, особенно, его “интеллектуальная” часть, проводимую внешн. и внутр. политику и используемую экономическую модель не воспринимало как направленные на поддержание текущего несуверенного состояния по выполнению поставленных внешним управлением каких-либо задач и не думало о последствиях для своей страны при выполнении этих задач, а попытку любого правительства сменить политику и экономическую модель воспринимало бы как нарушение каких-нибудь прав и свобод или просто глупость, но от чего ничего хорошего ждать не следует. Образование так же может воспитывать интеллектуальную элиту страны в духе, что существующее внешнее управление – благо для человечества, несущее прогресс, и нац. правительствам не следует ему противиться: https://www.youtube.com/watch?v=uWYxNBrSiyw , 1:02:58-1:03:48. Ещё пример: https://www.youtube.com/watch?v=rFXk1aiQX3o , 3:05-3:54, 4:58-5:03 (интервью О. Скабеевой с Хайо Зеппельтом).

Помимо установления контроля над уже существующими государствами внешнее управление, обладающее высокой культурой гос. управления, может создавать государства на базе народов, не обладающий такой высокой культурой гос. управления. Такие государства можно назвать проектно-конструкторскими, т.к. их сначала проектирует, а потом конструирует некая внешняя сила. В этом случае внешнее управление сначала тем или иным образом разрушает самоуправление этих народов, а потом предоставляет свои интеллектуальные услуги по организации гос. управления народу, позволяющее повысить качество его жизни, либо хотя бы его туземной элиты. Во втором случае туземная элита, ощутив преимущества нового образа жизни, всеми располагаемыми ею ресурсами будет поддерживать это внешнее управление на подконтрольной ей территории, пусть, и в ущерб своему народу. Если речь идёт о проживающей совместно группе народов или племён со слабой гос. культурой и вытекающей из этого постоянной вражде между ними ввиду невозможности создать одно большое государство, то внешнее управление может предложить элитам этих народов свои услуги по образованию такого единого государства и прекращению вражды, что повысит качество жизни, прежде всего, туземных элит. В результате появляется управляемое извне государство, которое этим внешним управлением встраивается в мировую экономику, переформатируясь под её военные, экономические и политические задачи. Кстати, такое встраивание может сопровождаться предоставлением такому государству каких-то привилегий, ресурсов (денежных, людских, материальных) и технологий для выполнения поставленных перед ним внешним управлением задач, которое будет сопровождаться улучшением качества жизни населения и ростом его численности. А это ещё сильнее ставит данное государство в зависимость от внешнего управления, обеспечивающего рост благосостояния населения этого государства, т.к. привыкшие к хорошему граждане очень не захотят его лишаться. При этом такой рост благосостояния населения этих государств может идти за счёт сопровождаемого засорением и загрязнением усиления эксплуатации недр и биологич. ресурсов Земли, включая и природные ресурсы самой “покупаемой” страны, не способной самостоятельно их добывать. Можно сказать, что США, пропагандирующие “западный образ жизни”, “покупают” многие народы путём приобщения их или хотя бы их элиты с небольшим “средним классом” к западному материальному благополучию и развлечениям, как роскошные западные курорты, “шоппинги” в дорогих европейских и американских городах, спорт (напр., мировой бокс: филлипинский супербоксёр Мэнни Пакьяо крайне популярен у себя на родине и сделал хорошую полит. карьеру), продукция “Голливуда”.

Рассмотрим примеры.

1) Польша. Как государство Польша закончилась в XVIII в. Связано это было в т.ч. с непомерными амбициями и заносчивостью шляхты. Восстановление польского государства произошло в 20-х годах XX в. после развала Рос. Империи благодаря усилиям Англии, Франции и США, вооруживших и обмундировавших польскую армию. Эти же страны, финансируя различные польские подпольные полит. движения в конце XIX – начале XX в. и проводя в их рамках “кастинг” будущих лидеров Польши, остановились именно на Юзефе Пилсудском, как на наиболее дееспособном гос. деятеле, и сделали его в 1918 главой Польши. Вот, как он высказывался о польской элите: “...Я же постоянно вынужден был следить, чтобы не произошло предательство. ...Я победил вопреки полякам – с такими полячишками я вынужден был постоянно бороться. …Правительству я доверять не мог, потому что оно крало ещё беззастенчивее. …Я одерживал победы тогда, когда бросал к чёрту другие дела, брался за главное – командование и побеждал. Победы одерживались с помощью моего кнута”, “Дурость, абсолютная дурость. Где это видано – руководить таким народом, двадцать лет мучиться с вами” – высказывания Пилсудского приведены по книге А. Бушкова “Сталин. Ледяной трон” (гл. 2, п. 4 “Нежная невинность по имени Польша”). Т.е. внешнее управление в лице могущественных западных стран, преследуя свои цели, вложились своими ресурсами в создание “независимой” и антироссийски настроенной Польши, которая в полном соответствии с поставленными перед ней задачами сразу развязывает войну с Советской Россией. Но поляки в полном соответствии с освоенной ими культурой гос. управления устраивают в своей республике многопартийный бардак, вытесняя Пилсудского из политики, в результате чего Пилсудский в 1926 устраивает переворот и вновь возглавляет Польшу. Далее, в соотв. со стоящими перед ней задачами Польша первой начинает дружить с нацистской Германией (против России, естественно), но дружит специфически, т.к., готовясь с немцами к походу на СССР, тем не менее, ориентируется на Англию, т.е. на то внешнее управление, что вновь организовало польское государство после распада Рос. Империи. Проявилось это в том, что германские предложения о возвращении ей Данцига (Гданьска) с присвоением польской ж/д через него экстерриториального статуса 26 марта 1939 безапелляционно Польша отклонила, пригрозив войной (Н. Стариков, “Кто заставил Гитлера напасть на Сталина” – СПб.: Лидер, 2010, стр. 254), а чуть раньше, 23 марта, Польша объявила частичную мобилизацию (там же). Произошло это после того, как глава польского МИДа Бек вместо запланированного визита в Берлин 21 марта внезапно прилетел в Лондон, где руководство Англии предложило Франции и СССР выступить с совместной декларацией по вопросу, как остановить Гитлера (там же, стр. 253). Ещё послы Англии и Франции попросили Польшу не объявлять мобилизацию до 31 августа 1939 (там же, стр. 286), чему Польша и последовала, лишившись около половины своей потенциальной армии в момент нападения Германии. При этом Польша готовилась исключительно к войне с СССР, строя на границе с нами оборонительные укрепления и размещая тыл ближе к границе с Германией, располагая там тыловые базы и склады (там же, стр. 279).

Одним словом, как внешнее управление организовало “независимое” польское государство в 1918, так и “слило” в 1939, дабы сосредоточить в “руках” нацистской Германии как можно больше ресурсов. В итоге свыше 700 тыс. поляков воевало на стороне немцев ( https://www.kp.ru/daily/28320.5/4463263/ ), или даже >1 млн. или >1.3 млн. по другим оценкам.

После распада СССР ситуация с Польшей не изменилась, и она успешно “легла” под США, которые стали готовить её к войне с Россией, а за это ей ЕС ежегодно делает многомиллиардные дотации на развитие экономики и зелёной энергетики, за счёт чего поддерживается определённый достаток населения в Польше. И сейчас, в ходе СВО, Польша успешно отрабатывает вложенные в неё деньги, поставляя на Украину огромное число своих солдат и спецназовцев в т.ч. и под видом наёмников и добровольцев, не говоря о военной технике (САУ, миномёты и пр.). Если кто-то решит, что я “перегибаю палку” в оценке Польши, то их премьер Моравецкий в 2023 заявил, что смысл существования Польши и ЕС есть поражение России ( https://lenta.ru/news/2023/02/09/itaita/ ). С ЕС он погорячился, т.к. Франция, Германия и Италия, хоть и оккупированы США, но вполне себе нормальные государства, созданные проживающими там народами, не нуждающимися в опеке со стороны США. А вот Польша, действ., выращенный Западом “цепной пёс” против России, поэтому Польша сейчас активно милитаризуется и заказала в Южной Корее тысячи танков и САУ. Украинское “мясо” почти закончилось, и в бой вступить готовится Польша, если сложатся для этого обстоятельства.

2) Индия. До прихода британцев Индия как единое государство много веков не существовала: её как внешние силы захватывали (моголы, арабы, тюрки, афганцы), так и внутри не было гос. деятелей, могущих организовать одно большое индийское гос-во на длительный период. Потому британцы легко взяли под контроль все проживавшие там народы, создав огромное государство-колонию (или государство-частную компанию). Британцы помимо военной мощи предложили многочисленным туземным элитам своё гораздо более качественное надгосударственное управление, способное не только объединить огромные территории с многочисленными народами, но и предложить туземным элитам более высокое качество жизни в т.ч. за счёт прекращения внешних завоеваний и постоянных войн многочисленных местных царств/раджуптов друг с другом. Это позволило крошечной Англии, находящейся на огромном удалении, управлять огромной страной. Британия создала там систему образования, подобную своей, дабы обучить туземцев, которые будут им помогать в управлении и эксплуатации Индии. Так британцы строили там железные дороги, телеграф, систему ирригации, и это нуждалось в обслуживании. Для этих же целей индийские элиты поступали в британские университеты. Конечно, будущих индийских туземных вождей не учили тому, чему учили британскую элиту, дабы не создавать себе конкурентов ни в экономике, ни в политике. Тем не менее, британцы создали Индию, худо-бедно обучив туземную элиту управлению этим государством, дабы оно не распадалось на отдельные княжества, коими местным царькам куда проще управлять, чем одним большим и многонациональным государством. В результате Индия так же остаётся управленчески зависимым государством, что выражается, напр., в заходе Monsanto на индийский рынок семян и массовых самоубийствах индийских фермеров из-за её деятельности.

3) Саудовская Аравия. На начало XX в. на аравийском п-ове были полудикие племена и королевства, воевавшие друг с другом. Но с началом активной разработки нефти в 40-х годах западными компаниями (у арабов не было таких технологий) в Сауд. Аравию потекли доллары, которые те стали активно тратить на построение современной западной инфраструктуры и армии. Так саудиты – крупнейший покупатель американской военной техники. Можно сказать, арабы с Аравийского п-ова живут на всё готовом, произведённом на Западе и купленном у него за нефтедоллары. Собственных производственных отраслей (автомобилестроение и пр.) и технологий у них нет. Сауд. Аравия до сих пор завозит к себе с Запада специалистов для нефтяной отрасли. По сути, это Запад, вложив туда свои технологии, создал и поддерживает работоспособность этого государства, т.к. тамошнее население уже давно привыкло к благам современной цивилизации и едва ли согласится расстаться с ними. Поэтому неудивительно, что саудиты – один из главных союзников США в мусульманском мире (или главный), идущий в фарватере политики США. И сейчас США наносит удары по Йемену при поддержке саудитов.

4) Япония. Это оккупированное после 2-й Мировой государство, чья экономика была переформатирована под нужны внешнего оккупационного управления: Запад решил перенести туда высокоточные производства (электроника, автомобилестроение). В результате экономика Японии стала заточенной на обслуживание западного и, особенно, американского потребителя, покупая во внешнем мире ресурсы на вырученную от продаж своих товаров валюту, т.е. благополучие Японии стало полностью зависимым от вешних условию в виде открытых заграничных рынков и поставок ресурсов, особенно, с учётом того, как выросло её население после оккупации. Один из примеров несуверенности Японии: 20 марта 2023 (понедельник) премьер Японии Кисида прибывает в Индию с двухдневным гос. визитом. Ожидается, что визит продлится до среды 22 марта, но вдруг его визит досрочно завершается (https://www.rbc.ru/politics/21/03/2023/64191af19a794749e25c881e ), и уже 21 марта он приезжает в Киев на переговоры с Зеленским. До этого дня он был единственным лидером “большой семёрки”, кто не посетил Киев после начала СВО: https://www.rbc.ru/politics/21/03/2023/641985ab9a7947727e0c2f09 . Показательно, что премьер Кисида после визита в Индию собирался обратно в Японию, а на Украину он полетел на арендованном бизнес-джете на 10 человек до Польши вместо своего правительственного борта, т.е. налицо внезапность и неподготовленность этого визита. Более того, глава правительства Японии должен просить разрешение на иностранный визит у парламента страны, однако в случае поездки на Украину можно сделать исключение ради безопасности, заявил в конце февраля глава парламентской фракции правящей Либерально-демократической партии Такаги Цуёси (та же ссылка). Зачем премьеру независимой страны таким заниматься и нарушать установленный в его же стране порядок? Ответ просто: ему просто приказали из Вашингтона бросить свой гос. визит в Индию и срочно лететь в Киев, дабы продемонстрировать поддержку американской политики, т.к. совершенно очевидно, что премьеру государства Япония совершенно не о чем разговаривать с “клоунами” и ничего не решающими марионетками из Киева. В это время, 20 марта, Си Цзинь Пин делает свой первый заграничный визит после переизбрания, и едет он в Россию. Потому и послали Кисиду на Украину демонстрировать поддержку американской политики вместо проведения значимого для Японии гос. визита в Индию. 

5) Южная Корея. С ней ситуация схожа японской, но в ещё более гипертрофированном виде: если Япония до оккупации США была вполне серьёзным и мощным государством, т.е. в Японии была развитая культура гос. управления, то Корея была так себе, поэтому имела место не оккупация Южной Кореи Америкой с послед. перестройкой экономич. и полит. системы, а просто организация там внешнего управления под нужды этого внешнего управления. Как доказательство этого утверждения можно привести тот факт, что самые работящие люди на планете – это южн. корейцы, работающие так много, что свободного времени едва хватает на еду и сон, не говоря уже об отдыхе, Япония – на 2-м или 3-м местах (из новостей на ТВ много лет назад), т.е. южн. корейцы “пашут” на внешнее американское управление, не щадя живота своего.

6) Поздний СССР-Россия. Элита СССР, видя, как вольготно и роскошно живёт элита на Западе, возжелала и сама жить так же, для чего стала договариваться с ним о “вхождении”. Запад, видя такое страстное желание сов. элиты приобщиться к своему образу жизни, выдвинул требования по полит. и экономич. преобразованиям в СССР, дабы он мог “переварить” огромную советскую экономику, т.е. встроить её в мировую (т.е. свою) экономику. В обмен на это Запад открыл доступ уже бывшей сов. элите к своей роскоши, и уже элита из РФ бросилась на Запад отдыхать на ихних роскошных курортах, устраивать “шоппинги” в их роскошных бутиках, лицезреть “недели высокой моды” в Милане и скупать там роскошную недвижимость, не говоря уже о потоке товаров роскоши в саму Россию. Всё то, чего наша сов. элита была лишена в СССР, полилось рекой после его развала, но за это Запад, зная, как наша элита всего этого жаждет, потребовал очень высокую цену.

Источник

12345  5 / 3 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

 

СССР

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

СБ СССР
сегодня в 06:58 1
Кирилл_Москва
позавчера в 14:15 2
Кирилл_Москва
15 февраля в 10:18 2
Александр
14 февраля в 16:29 4
Александр Вершинин
13 февраля в 06:32 1
Алексей Михайлович
8 февраля в 18:40 1
Алексей Михайлович
7 февраля в 21:47 1
Агафонов
8 января в 11:00 3
Алексей Михайлович
7 января в 01:20 5
Алексей Михайлович
5 января в 16:10 12
Алексей Михайлович
5 января в 13:39 3

Лента

Взгляды на мiр
Статья| вчера в 23:15
У вас лопаты есть? Улыбайтесь!
Статья| 25 февраля в 12:07
Извини, Карлсон! Тут уж мы сами…
Статья| 12 февраля в 23:32
Концессия "Lena Goldfields"
Статья| 12 февраля в 08:46
О государстве и гос. суверенитете
Статья| 28 января в 18:38
ГП: могущество истинное и мнимое
Статья| 27 января в 11:36

Двигатель

Опрос

В войне ХАМАС с Израилем вы на стороне ...

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2024 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко.