Зарегистрироваться
09.07.20

Двигатель

Ошибка в коде. Глава 20. Ох, уж эти сказочники...

2019-12-10 15:06 | Денис Ленский |Денис Ленский | 370 | 0

Однажды ты станешь таким взрослым, что снова начнешь читать сказки.
Клайв С. Льюис 

 – Эй, вы диск-жокеи! – неожиданно бодро воскликнул Журналист. – Включите музыку, что ли? От этих радужных разводов на экране, да еще и без музыки, чего-то такая тоска берёт...

– М-да... А я надеялся, что этот меломан заснул, – вздохнул Психолог.

– Не дождётесь, – заявил Журналист. – Но, если вы немедленно не включите бодрящую музыку – точно засну. Я так понял, что в телепрограмме у вас технический перерыв?

– Скорее, профилактическая пауза, – усмехнулся Программист.

– А что бы ты хотел послушать? – поинтересовался Студент.

– «Прощание славянки» – совершенно неожиданно даже для себя заявил Журналист.

Откуда-то из пучин его подсознания снова стали появляться обрывки сна, выстраиваясь в причудливую цепочку. Отчётливо вспомнился военный оркестр, играющий «Прощание славянки», и тут же вновь заныло предплечье. – Журналист попытался проникнуть в своё подсознание ещё глубже и вдруг вспомнил рыжую Анжелу, которая упоминала какой-то «Славянский ренессанс». Как звали того охранника, который чуть не сломал вывернул ему руку? Кажется, Вася? А причём тут марш? Ах, да! «Прощание славянки» – «Славянский ренессанс», и там, и там славяне... Нет, это какой-то бред! – Журналист постарался выбросить из головы ночные воспоминания.

– Не-ет, «Прощания славянки» у меня нет, – выпучив от удивления глаза, ответил Студент.

– Чего это тебя на военные марши пробило? – иронично поинтересовался Психолог.

– Не рви мне мозг, Псих. Мне даже думать больно, как вежливо тебе ответить. Ну нет марша, тогда включите обратно «Кубанских казаков». От вашей цветомузыки в голове сплошной дискомфорт.

Михалыч тут же щелчком включил гироскоп, и на экране моментально появилось знакомое поле с просёлочной дорогой.

– Кстати, это кино, – Журналист кивнул в сторону зеркала, – я уже видел сегодня во сне. И жёлтое поле, и голубое небо и… много ещё всякого… Но всё это дело в конце-концов плохо кончилось.

– Тебя унесла лихая степная кобылица? – сдерживая улыбку, полюбопытствовал Программист.

Журналист не ответил. На него накатила новая волна воспоминаний. Рыжая Анжелика… – как же её отчество? – ушла на инаугурацию и поле загорелось. А потом пошёл дождь…. А потом он полетел и услышал «Прощание славянки»… Или наоборот?..

– Михалыч, помнишь, ты вчера рассказывал про сновидения? Про путаницу реальных событий с бредовыми? Ну, помнишь? Про шум, из которого трудно извлечь полезную информацию?

В вопросе Журналиста не было слышно обычной иронии и Михалыч взглянул на него внимательно. 

– Ну, помню, – ответил маг. – Тебя что-то беспокоит? 

– Да нет… Просто мне приснилось... ерунда какая-то… как наслоение слайдов в голове. Только молчи, Псих, я знаю всё, что ты мне скажешь. А ты знаешь, что я не промахнусь, – болезненно скривившись, сказал Журналист.

Психолог тоже внимательно посмотрел на приятеля и промолчал.

– На самом деле, наши сны вовсе не являются иллюзиями, как принято считать, – сказал Михалыч. – Феномен сновидений недостаточно хорошо изучен. Китежградские сомнологи так и не успели до конца в этом деле разобраться. Было предположение, что все люди в большей или меньшей степени обладают способностью ориентироваться в Пространстве Алгоритмов. Ведь именно туда, по мнению китежградцев улетает наша душа, когда мы засыпаем. А как обстоят дела у современной науки? – Маг вопросительно взглянул на Психолога.

– Да, можно сказать никак, – усмехнулся в усы Психолог. – Реальность такова, что по этому поводу, как и в любых других труднообъяснимых случаях, в научных кругах полно разногласий, а ещё больше скепсиса. И это неудивительно, ведь человеческие сны формируются на бессознательном уровне психики, куда наши доблестные академики пока не добрались. Полёт души в Пространстве Алгоритмов? Звучит довольно таки поэтически.

– А хотите «Спейс» включу? – предложил Студент. – У меня, кажется, есть кассета.

– Включай, Полуэкт, – улыбнулся Программист. – Конечно, если ты не боишься, что твой замечательный «кассетник» зажуёт плёнку.

Студент притащил из своей комнаты кассетный магнитофон и клацнул кнопкой. Из динамиков зазвучала приятная музыка.

– У меня тоже бывает такое, – сказал Студент. – Проснёшься и думаешь: откуда такое могло появиться в башке? Иногда даже сообразить не можешь: снилось это тебе, или происходило на самом деле? А если происходило, то когда?

– И с кем, – добавил Михалыч. – А хотите я расскажу вам сказку? – неожиданно предложил маг.

– Сказку? – удивлённо переспросил Студент. 

– Да, Полуэкт, представь себе, я придумал сказку. Сценарий крутого боевика или вестерна в стиле Никиты мне, пожалуй, не осилить, а вот сочинить сказку… Словом, сами услышите.

– А про кого, позвольте спросить, сказка? – оживился Журналист.

– Про всех. И про тебя, в том числе.

– Интересно...

– Итак, жил да был обычный журналист... – начал Михалыч, но Журналист тут же его перебил?

– А почему «обычный»? И почему просто «журналист», без фамилии?

Маг улыбнулся.

– Ну, хорошо, тогда можно начать иначе: «Жил да был не совсем обычный, а очень талантливый журналист по фамилии Голубович»

– Вообще-то, я Голубев… А публикуюсь под псевдонимом Ник Голуб. Это эти гаврики меня называют Голубовичем, считая, что это очень остроумно.

– Ну, извини, не знал, – усмехнулся Михалыч. – То-то я-то думаю, ну какой же он Голубович, если в профиль он – вылитый голубь? 

–  Не смешно. Мячик я метать умею со скоростью материализации. Фиг увернёшься, хоть и колдун, – предупредил Журналист. – А псевдоним у меня, между прочим, не Голубь, а Голуб. Ник Голуб. Без мягкого знака на конце.

– Понятно. Тогда как тебе такое начало сказки: «Жил да был очень талантливый журналист, Ник Голуб, без мягкого знака на конце. Голуб-самец». Годится?

Друзья рассмеялись.

– Нет, пускай уж тогда будет по-твоему, без фамилии, – сказал Журналист. – Валяй дальше, сказочник-абстракционист.

– Хорошо. Так вот, жил да был некий Абстрактный Журналист, ничем среди обычных людей особо не выделяясь… Ну, кроме своего природного таланта, естественно. Он не очень любил работать, но и не скатывался до полного безделья. Словом, жил как все. Однажды утром, проснувшись в прекрасном расположении духа, он зашёл в ванную, чтобы принять душ и побриться. Вода в душе оказалась какой-то необычно бодрящей, и когда Журналист, выйдя из душа, взглянул на своё отражение в зеркале, то он не узнал самого себя. В своём отражении Журналист выглядел помолодевшим... ну… лет на десять, как минимум. Он был гладко выбрит, причёсан, пах дорогим мужским одеколоном. Что самое удивительное, он уже был одет с ног до головы в хорошую и модную одежду... 

Журналист хмыкнул.

– Утопия.

– В тот самый момент, когда он с юношеским восторгом рассматривал себя в зеркале, в его квартире вдруг погас свет. Журналист так и замер, стоя перед зеркалом в кромешной темноте. Ему казалось, что когда свет включится снова, то его отражение окажется прежним – не таким праздничным, нарядным и красивым, а обычным, серым, будничным. Но случилось нечто ещё более необыкновенное: свет включился не в квартире, а внутри зеркала. Включился совсем ненадолго – буквально на несколько секунд. Но, за это время в глубинах Зазеркалья Журналист успел разглядеть картину удивительной красоты. Он увидел там воистину райское место, о котором можно только мечтать. В стране, открывшейся его глазам, жили счастливые люди. Они смогли устроить свою жизнь таким образом, что там никто и никем не был обижен. Ни у кого из живущих там людей, даже мысли не возникало, что другого человека в принципе можно обидеть. Журналист вдруг понял, что перед ним не сон, не сказка и не фантазия, а вполне реальное будущее. Настоящий Земной Рай для всех без исключения живущих на планете людей. 

– А того журналиста, часом, звали не Владимир Фридрихович Марксовский? И земной тот рай, случайно, не назывался «светлым коммунистическим будущим»? – поинтересовался Журналист.

Михалыч усмехнулся.

– Понимаю твой сарказм. Нашим идеологам удалось привить людям либо иммунитет к подобного рода высказываниям, либо устойчивую тошноту. Сказка как раз об этом. Итак, Журналист увидел в зеркале всеобщее светлое будущее. И ещё, что немаловажно, он увидел своё собственное отображение в этом всеобщем будущем. Он вдруг чётко осознал, что для того, чтобы построить на земле такой Рай, нужно выполнить одно-единственное условие. Люди должны по собственной воле, то есть, безо всякого насилия и принуждения, построить его сами. 

– Утопия, – повторил Журналист.

– Ты уверен? Ну, ладно, считай это моей фантазией. Так вот, когда произошло озарение, Журналист каким-то удивительным образом успел осознать, что путь к этому Раю Земному проложен в сложном и извилистом многомерном жизненном лабиринте – Пространстве Алгоритмов. Чтобы достичь Рая людям нужно научиться правильно ориентироваться в этом лабиринте, а для это они должны обрести Душевное Равновесие.

– Новая абстракция? 

– Наоборот. Для состоявшегося человека Душевное Равновесие – вполне конкретный набор качеств, который  позволяет ему во всех жизненных ситуациях оставаться человеком. Для того, чтобы обрести Душевное Равновесие достаточно обладать светлым умом, чистой душой и жить по совести. Я подозреваю, что ты снова скажешь, что это утопия? Да, в жизни так не бывает. По мановению волшебной палочки все люди одновременно не могут стать человеками. Но есть простая формула: «Если ты хочешь что-то в этой жизни изменить в лучшую сторону – начни это делать с себя».

– Эту формулу придумал Махатма Ганди, – заметил Журналист и, немного подумав, добавил: – Я знаю наверняка, потому что это жизненное кредо моего отца.

– Вполне возможно, что это придумал Ганди, спорить не буду, – улыбнулся Михалыч. – Так вот, когда вспышка, озарившая Зазеркалье погасла, а в квартире снова зажёгся свет, Журналист, как он и предполагал, увидел в зеркале своё привычное, будничное отражение. Но, как ни странно, это его не слишком расстроило. Времени вспышки вполне хватило, чтобы волшебная картина, которую он успел увидеть, навсегда запечатлелась в его сознании, как фотоснимок. Она стала его мечтой. Не навязчивой идеей, лишившей его покоя, а настоящей мечтой – светлой, доброй, радостной. Однажды  Журналист решил поделиться этой мечтой с Программистом и Психологом, своими старыми, самыми близкими друзьями. Ну и, конечно же, со своим молодым приятелем, Студентом. Выслушав рассказ Журналиста, друзья поверили в его мечту…

– Просто вот так вот сразу взяли и поверили?

– А почему бы и не поверить? Безусловно, все они были реалистами и прекрасно понимали, что достичь Земного Рая будет непросто. Без многолетнего опыта нескольких поколений, а может нескольких десятков поколений об этом даже нечего и мечтать. Или, наоборот, сидеть и просто мечтать, ничего при этом не делая. Но они понимали и то, что ничего не изменится до тех пор, пока ты сам не начнёшь действовать. 

– У-то-пи-я, – по слогам упрямо повторил Журналист

– Хорошо, – согласился Михалыч, – слушаем утопию дальше. Так вот, посовещавшись, друзья решили приложить все свои усилия для того, чтобы реализовать эту мечту, потому что они были убеждены – цель выбрана правильная. Психолог неплохо разбирался в человеческой психике и был готов научить людей, как с помощью разработанной им методики справляться со своими внутренними эмоциональными «психиками». Программист умел писать гениальные программы, которые помогали людям автоматизировать различные процессы, и придумал Универсальную Функцию Управления, а Студент изучал новейшие методы обработки информации и мог непрерывно генерировать свежие идеи. Объединив свои творческие усилия, они придумали и сконструировали специальный прибор – Ноосферный Гироскоп. Это удивительное устройство, помогало всем и каждому ориентироваться в Пространстве Алгоритмов и принимать верные жизненные решения...

– Стоп, стоп, стоп, – поднял руку Журналист. – А вот тут, Михалыч, у тебя неувязочка. Они не могли придумать Ноосферный Гироскоп, который уже придумали до них. Это плагиат получается. Ты же сами рассказывал, что этот прибор создали в лаборатории у Геворкяна.

– Ну, хорошо, – улыбнулся Михалыч, – чуть изменим сюжет. Будем считать, что Бог сложил жизненные обстоятельства друзей таким образом, что им повстречался один старый… Нет, язык не поворачивается назвать себя старым. Лучше сказать так: один универсальный маг «алтайского розлива». И этот маг дал им удивительный прибор, созданный и откалиброванный его друзьями на основе древних технологий. Так нормально? Годится такой сценарий?

– Знаешь, Михалыч, я уже запутался, что нормально, а что ненормально, – признался Журналист. – Годится. Поехали дальше.

– С помощью Ноосферного Гироскопа можно было обрести Душевное Равновесие и уверенно продвигаться к цели, прокладывая маршрут в сложнейших разветвлениях многомерного жизненного лабиринта. Конечно же, друзья не могли не поделиться полученными знаниями со всеми людьми. Правда, для того, чтобы все их смогли услышать, а услышав, понять, потребовалось некоторое время. Это была непростая задача, но они с ней тоже успешно справились. В конце концов, людей, ищущих правду и справедливость, и обладающих не только достаточным набором знаний, но и волей, так необходимой для того, чтобы мыслить широко и свободно, набралось достаточно много...

– Меня таки «терзают смутные сомнения» – перебил мага Журналист. – Можешь поставить меня к стенке и расстрелять, как «контру», но я уже где-то видел подобную картину: броневик, мужик с кепкой, красные знамёна, «верной дорогой идёте, товарищи!» и всё такое.

– Нет, не «всё такое». Я же сказал – «людей, обладающих волей и мыслящих самостоятельно». Для спокойного и уверенного продвижения к цели требуется не всплеск эмоций, как в те времена, о которых ты говоришь, а наоборот, равновесие. Без Душевного Равновесия в Пространстве Алгоритмов делать нечего. В конце концов, там можно либо заблудиться, либо упереться в тупик, а то и вообще сорваться в пропасть.

– Ладно, ладно, продолжай дальше. Извини, перебил.

– Так вот, после того, как другие люди их услышали и поняли, что цель выбрана правильная, они все вместе отправились в путь по жизненному лабиринту. Путь к цели действительно оказался неблизким. Сменялись поколения, передавая мечту и накопленные знания по наследству. Последователи Журналиста становились новыми журналистами, последователи Программиста и Психолога – новыми программистами и психологами. Студенты превращались в профессоров и обучали новых студентов. Мечта жила, и с каждым витком истории её воплощение становилось всё ближе и ближе... 

Михалыч, взглянув на Студента, невольно улыбнулся. Тот, затаив дыхание, слушал его рассказ. 

– Что, интересная сказка, Полуэкт?

Студент немного смутился.

– Интересная... А что было дальше? Чем всё закончилось?

– У этой сказки нет конца. Люди продвигались вперёд, сверяя каждый свой шаг с Богом. В итоге они всё-таки добрались до Земного Рая. Но самое интересное их ожидало потом. Оказалось, что в другом конце их галактики существует еще более удивительное место. Но у людей уже было всё, что нужно для начала следующего этапа их развития: знания, опыт и совершенные технологии. И они отправились в другое бесконечное путешествие – ведь наша Вселенная бесконечна!

Журналист зааплодировал.

– Браво. Местами путаешься в твоей иносказательности, но, в общем и целом – неплохая сказка. 

Михалыч подошёл к книжной полке и взял оттуда резиновый мячик.

– Но это была вторая часть сказки...

– Гениально. Интрига? Считай, что твой сценарий в руках у Стивена Спилберга. 

Маг рассмеялся.

– Михалыч, так что было в первой? – нетерпеливо спросил Студент.

– А первая её часть, Полуэкт, – Михалыч придал голосу таинственности, – началась много тысяч лет назад. В те времена, когда жили древние предки Журналиста, Программиста, Психолога и Студента. И началась она точно так же, как и вторая. Разница была только в том, что журналисты, психологи и программисты тогда назывались иначе, и занимались они другими делами. А студенты… Студенты – они и в Африке студенты, как бы они ни назывались. В те времена земные цивилизации были разобщены, и люди не обладали достаточными знаниями, чтобы правильно пользоваться своими персональными «внутренними гироскопами», которые им подарил Создатель. Тогда Бог через своих посланников-пророков передал людям своеобразное руководство по настройке их Душевного Равновесия. Благодаря этому руководству можно было добраться до Рая Земного, свободно ориентируясь в Пространстве Жизненных Алгоритмов без помощи всяких дополнительных устройств, а используя только свои врождённые качества: чувство меры, совесть и интуицию.

– Таки прошу прощеньица. Выходит, Бог сначала вытурил людей из Рая, а потом передумал и послал им инструкцию, как вернуться обратно?

Михалыч усмехнулся.

– Если ты действительно хочешь в этом разобраться, советую начать с Корана. Лучше в переводе Крачковского. 

Журналист даже вздрогнул от неожиданности и покосился на Михалыча. Тот стоял, улыбаясь, и разминал пальцами мячик. Журналисту показалось, что маг ему подмигнул, он нисколько бы не удивился, если бы этот сказочник «алтайского розлива» сейчас щёлкнул пальцами и превратится в Сталина. Обрывок сна ворвался в его сознание стал чувствительно пульсировать в висках. Он вдруг вспомнил тот момент, когда при встрече со Сталиным у него закружилась голова он чуть не грохнулся в «читальне». Тогда именно Сталин ему подставил стул… А сегодня в подобной ситуации, стул ему подставил Михалыч… Что бы это могло значить?..

– Был где-то Коран, – совершенно простуженным голосом сказал Программист. – Потом поищу. Рассказывай дальше, Михалыч.

– Итак, люди, которые быстрее и лучше других овладели искусством управления собственным Душевным Равновесием, вели за собой остальных. Впереди шли самые мудрые, справедливые и честные, но… Появились люди, решившие что райской жизни на земле достойны только они. Предвидя возможные вопросы, сразу могу сказать, что никто толком не знает, когда и как это произошло. Но факт есть факт: появились «умники», которые вполне серьёзно стали считать, что все остальные люди обязаны своим рабским трудом обеспечивать им приятное времяпрепровождение и одновременно строить для них светлое будущее. Со временем они расплодились везде, где только можно, превратившись в настоящих паразитов, живущих на теле огромного, развивающегося организма под названием Глобальное Человечество. 

– Ну вот и закончилась сказка, – вздохнул Журналист. – Сейчас, похоже, снова начнутся рассказы о суровых жреческих буднях. Опять пойдут рабы, фараоны и «глобальные пирамиды». А паразиты, вероятней всего, это и есть те самые злобные невидимые суслики из семейства «пердикторов»?

Михалыч пожал плечами.

– Честно говоря, я не совсем понимаю твоего сарказма, Никита. Разве ты не встречался с подобными людьми? Их, конечно, совсем немного, но они очень живучи. От обычных людей их отличает только одно – способность существовать исключительно за чей-то счёт. Они могут всегда и везде отыскать для себя тёпленькое местечко и, присосавшись к нему, паразитировать на чьих-то успехах. Или, притаившись, как пауки, использовать чьи-то неудачи. Или, изменившись до полной неузнаваемости, как хамелеоны, они способны быстро приспосабливаться к новым условиям. С неизбежной выгодой для себя.

– И в чём же проблема? Нужно от этих паразитов избавиться. Как в том анекдоте: «собрать всех под тяжёлый шкаф и быстро-быстро отпилить у шкафа ножки», – весело сказал Журналист.

– Всё дело в том, что нынешняя жизнь устроена таким образом, что самые отъявленные паразиты со временем перебираются на верхушку любой социальной пирамиды. А при Новом Мировом Порядке именно в их руках находятся информационные нити, с помощью которых и происходит бесструктурное управление всеми процессами, происходящими в современном мире. Такое управление, если о нём не иметь никакого представления, кажется невидимым. Добраться до тех, кто находится на вершине Глобальной Пирамиды Управления довольно сложно. 

Журналист тут же вспомнил подробности встречи с шефом на лестничной площадке ковалёвского дома, телефонную трубку в его руках  и провод, привязанный к его запястью. Провод, уходящий в тёмную пустоту, ещё тогда показался Журналисту подозрительным. Он знал, что при решении каких-то важных вопросов, его шеф постоянно с кем-то консультируется по телефону. Эти телефонные разговоры, совершенно непонятные случайному стороннему  слушателю, всегда вызвали у Журналиста неприятные ощущения. 

А потом он видел шефа, размахивающего руками на трибуне… Да, его шеф, как заправский дирижер, умеет виртуозно управлять послушной толпой, не хуже Михалыча рассказывая «сказки о прекрасном светлом будущем» и призывая на борьбу за всё хорошее против всего плохого. А что если самого шефа, через посредников в Кремле, за невидимые информационные нити дёргает сам Глобальный Предиктор, или как там они его называют? Ведь шеф и сам когда-то говорил, что большинство людей манипулируемы, но они даже не подозревают об этом, считая себя свободными и независимыми. Насколько он сам независим в своих суждениях?

– Но они вовсе не всесильны, как может на первый взгляд показаться, – словно прочитав мысли Журналиста, сказал Михалыч. – Так вот, задумав объединиться, Глобальные Паразиты для начала завладели информацией об устройстве «внутреннего человеческого гироскопа». Затем они внесли некоторые изменения в программу развития, оставленную людям Создателем. Они сделали это очень незаметно. И так же незаметно, стал постепенно изменяться эталон нравственности, на который раньше настраивались все люди. Душевное Равновесие всего человечества было нарушено. То есть, «человеческие гироскопы» некоторых людей продолжали работать нормально, а некоторые работали с точностью до наоборот. И результат не заставил себя долго ждать. Вместо честных, справедливых и мудрых людей, вперёд стали пробиваться жадные, хитрые и коварные. Глобальные Паразиты, научившись манипулировать другими людьми, стали их руками не спеша выстраивать Глобальную Пирамиду Управления. А сами, как я уже сказал, притаились в тепленьких местечках на её вершине. Им действительно не нужно было прикладывать почти никаких усилий – испорченные «гироскопы» делали своё дело. Вместо того, чтобы с помощью единого Бога строить всеобщий Рай Земной, людей с самого рождения заставляли верить в какой-то «рай небесный», куда они якобы попадут после смерти. Люди стали поклоняться либо вымышленному «богу», считая себя его рабами, либо переставали верить Создателю вообще. И в конце концов люди совершенно запутались.

– Вот и я не мог никак понять, почему священники в церкви всё время говорят «раб Божий», – не удержался Студент. – Они что, не понимают, что это обидно? Неужели они серьёзно считают, что Бог, – если Он действительно создал людей, – создавал себе не сынов и дочерей, а рабов. А зачем Ему рабы? Он же и так всемогущий? И про «царство небесное» тоже непонятно. Вот, допустим, человек совершил плохой поступок. Ну, ошибся, оступился, не подумал, словом, «накосячил». Пошёл в церковь, постоял со свечкой, покаялся, замолил, типа, грехи. А простил его Бог или не простил, – будет известно только после его смерти? Ерунда какая-то… Да и вообще, очень все мутно в этих религиях... Такое впечатление, что их специально усложнили до невозможности, чтобы всех запутать.

– А ты возьми… Ап-чхи!.. Возьми, да и сам разберись, – сказал Программист, – вон, с Никитосом на пару.

Журналист покачал головой.

– Ай-яй-яй, Ковалёв, – сочувственно покачал головой Журналист, – тебе лечится надо. От насморка, – тут же уточнил он. – А ты ты так Глобальными Паразитами увлекся, что свои вирусы не успеваешь лечить. Распространяешь тут, понимаешь...

– Успею, – легкомысленно махнул рукой Программист. – «От простой воды и мыла у микроба тает сила», – усмехнувшись, добавил он.

– Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, – продолжал Михалыч. –. «Глобальный паразитизм» начал постепенно процветать. Разделённые на части земные цивилизации старательно возводили и укрепляли свои социальные пирамиды. Глобальные Паразиты давно поняли, что война – самый быстрый и надёжный способ управления. Как только подворачивался удобный случай где-нибудь разжечь войну, – эти Паразиты были тут как тут. Используя самые изощрённые методы, в которых они преуспели, Паразиты сталкивали между собой целые страны и народы, умудряясь, при этом, помогать то одним, то другим. Они научились извлекать выгоду при любом исходе войны. «Разделяй, стравливай и властвуй!» – был их негласный девиз. И вот, что примечательно. В своих надёжных хранилищах Глобальные Паразиты накапливали не только сундуки с золотом и драгоценности, но также и знания. За несколько тысячелетий постепенно сформировалась другая пирамида – Пирамида Знаний. В отличие от Пирамиды Управления, она была перевёрнута основанием вверх. 

– Это как? – спросил Студент.

– Это значит, что Паразиты, сидевшие на самом верху Пирамиды, обладали абсолютно всей накопленной человечеством информацией. Они прекрасно понимали, что знания во сто крат ценнее золота. Для построения того Нового Мирового Порядка, который они задумали, Паразиты очень умело пользовались этим своим преимуществом. Часть информации, необходимую для безбедного существования средних слоёв Пирамиды Управления, Глобальные Паразиты умудрялись продавать или обменивать на другую ценную информацию, опять же с неизменной выгодой для себя. А с теми, кто находился ещё ближе к основанию пирамиды, разговор был совсем простой. О чём можно было говорить с толпой, которая требовала побольше «хлеба и зрелищ»? Достаточно было их кормить досыта и поить до одури. А самых трудолюбивых, терпеливых и послушных эти Паразиты кормили лишь пустыми обещаниями.

Журналист усмехнулся. Сказки – сказками, но, если разобраться, то так ведь оно и есть. Иногда посмотришь на обычных трудяг, которые как «папы карло» пашут всю жизнь, и что они имеют в итоге? Ни дома, ни машины, ни здоровья. Как у нашего Зоманыча. Не зря ведь мне приснился военрук. Нужно будет ему перезвонить, узнать, как у него дела. Мать говорила, что его жену на днях увезла неотложка.

А Михалыч между тем продолжал:

– Кроме развязывания войн и физического уничтожения людей, которые не хотели мириться с таким образом жизни, для достижения свой цели мирового господства Глобальные Паразиты использовали и другие изощрённые методы. Прекрасно понимая, что окутанное беспросветным туманом прошлое делает таким же беспросветным и будущее, они старались где только можно исказить историческую информацию. Те события, которые необходимо было превознести, – превозносились, а те, которые выгоднее было не замечать, – каким-то образом скрывались или вообще «затирались». История государств рисовалась, точно так же, как рисуется картина – по определённому заказу. И в результате в разных учебниках, газетах и журналах, которые тщательно обрабатывалась специально подготовленными людьми, публиковалась прежде всего «нужная» информация...

Наверное, намекает на мои трудовые будни, – усмехнулся Журналист. А что тут намекать? Так и есть. Шеф говорил мне об этом почти прямым текстом,  без всяких намёков.

– Паразиты придумали деньги, – продолжал Михалыч. – Люди привыкли к разноцветным  бумажкам и даже не задумываются, что это всего лишь ещё один вид информации – информации о стоимости товара. А Паразиты были уверены, что, прибрав к рукам мировые финансовые потоки, они смогут скупить весь мир. Они устроили грандиозную ярмарку, где продавалось и покупалось всё что шевелилось и всё, что в принципе не могло шевелиться – от человеческих эмбрионов до целых государств.  Назвав эту ярмарку рынком, Паразиты за деньги продавали и перепродавали еду и вещи, опыт и знания, идеи и технологии. Они умудрились продавать даже сами деньги. Причём для своих приближённых деньги раздавались почти даром, а с остальных за цветные бумажки сдиралось три шкуры. Оптом, и в розницу продавались и люди, вместе с телами и мозгами. Некоторые умудрялись продать даже собственную душу. Постепенно стали стираться такие понятия, как честь, стыд и совесть. А справедливость для каждого была своя…

Михалыч посмотрел на приунывшего Студента и снова невольно улыбнулся.

– Однако закон Времени неумолимо делал своё дело – продолжал маг. – С каждым днем информации в перевёрнутой Пирамиде Знаний накапливалось всё больше и больше. Там, наверху Пирамиды, приходилось всё чаще открывать клапан, чтобы необходимые знания попадали на нижние этажи. Вскоре информации накопилось столько, что клапан перестал справляться с давлением, и знания, переполнив верхнее хранилище, начали бесконтрольно утекать вниз, подмывая фундамент пирамиды. И вот однажды, в один прекрасный момент, попав в водопроводную систему, информация холодным душем вылилась на голову Журналиста... Ну, а дальше вы уже знаете.

Михалыч замолчал. В воздухе повисла тишина. Комнатная муха, которая до этого  где-то отсиживалась, словно испугавшись этой тишины, тут же снова уселась на зеркало.

Журналист сидел в своём кресле, подперев голову рукой. Ничего не выражающим взглядом он упёрся в зеркальный экран. Слушая сказку, он наблюдал как ветер шевелит пшеничные колосья, а теперь его взгляд переключился на муху. Со стороны могло показаться, что он мысленно обдумывает будущую статью об особенностях поведения насекомых на отражающих поверхностях. Отражающих хрен знает какую реальность. Но это было вовсе не так – Журналист размышлял о сказке.

 Он перебирал в памяти фрагменты своего давешнего сна, пытаясь упорядочить их по времени и найти мало-мальски объяснимую связь его сна с действительностью. Многие мысли казались ему настолько бредовыми, что несколько раз за время рассказа он незаметно потрогал свой лоб. Журналист не знал, как должны проявляться симптомы белой горячки, но в его представлениях в любом случае лоб должен быть горячим. Хотя общее самочувствие Журналиста было «так себе», но лоб его по-прежнему оставался холодным. 

Интересное кино получается, – размышлял Журналист, – московский шаман каким-то образом узнал о моём сне и сочинил свою сказку на ходу? Или, наоборот, это я в своём вещем сне «оракулировал», как древние индейцы? 

Полнейший бред. Психолог рассказывал, что индейские юноши перед этим держали пост… Журналист был далеко не юношей, и слово «пост» у него ассоциировалось только с постом ГАИ. Но факт есть факт – во своём сне, рассказывая шефу об утечке информации, он почти дословно цитировал Михалыча. Мало того, в этой злополучной информации он сам едва не утонул...

– Михалыч, браво, – прервал молчание Программист. – Честно. Даже не подозревал, что в тебе скрывается ещё один талант.

– Я сам не подозревал, – улыбнулся Михалыч.

– А ты что скажешь, Захарий, – спросил Программист приятеля.

Психолог почтительно кивнул.

– Занятная сказка. Есть над чем поразмышлять. Особенно некоторым. Реальность такова, что для того, чтобы правильно воспринимать любую информацию достаточно всего лишь ни при каких обстоятельствах не терять собственного чувства меры.

– Но реальность, Псих, иногда такова, что она вовсе не такова! – съязвил Журналист.

– А ты, Никита, о какой реальности говоришь? – неожиданно поинтересовался Михалыч. –Ты всегда хорошо отличаешь, где кончается сон, а начинаетсяреальность?

Журналист в очередной раз замер от удивления.

– Так. Стоп. Скажи прямо: откуда ты знаешь про сон? – подозрительно прищурясь спросил он. 

– Как это откуда? Ты же сами сказал, что тебе приснился какой-то странный сон, после которого в твоей голове образовался винегрет? – усмехнулся маг.

– Ну да, ну да... я же сам сказал… – растерянно пробормотал Журналист. – Но ведь картины в своём сне я видел вовсе даже не райские, а скорее апокалиптические. И это Зеркало...

– Было бы удивительно, если бы после твоей вчерашней оргии тебе приснился Чебурашка с тортиком. Прекрати бухать – и сны тебе будут сниться райские. 

– Какой ты иногда грубый, Псих, – болезненно скривился Журналист. – Я не бухал, я культурно употреблял. Так как же всё-таки распознать, где реальность, а где сон?

– По будильнику, – весело бросил Программист и, не удержавшись, громко чихнул. – Где звенит будильник – там и реальность.

– Изыди, Ковалёв, – отмахнулся от приятеля Журналист. –Михалыч, а скажи, как узнать с какой стороны зеркала находишься ты, а с какой находится твоё отражение?

Михалыч понимающе кивнул.

– Легко. Подними свою руку и проверь, какую руку при этом поднимет твоё отражение – правую или левую.

– А если это не помогает?

– Тогда самое время к наркологу, – снова не удержался Психолог.

– Если это не помогает, – улыбнулся Михалыч, – попробуй найти и прочитать какой-нибудь текст. Если текст читается нормально – значит это не отражение.

– А если и это тоже не помогает?

– Ну-у-у... – протянул Михалыч, – если и это не помогает... – В глазах мага блеснули озорные искринки. – В таких случаях я, например, беру такой маленький резиновый мячик… – Михалыч что-то прошептал над мячиком, – … и кидаю его в Зазеркалье. 

Неожиданно для всех, Михалыч размахнулся и изо всей силы швырнул мячик прямо в магическое Зеркало. 

Раскрыв от удивления рот, друзья наблюдали, как маленький теннисный мячик, резиновой пулей пролетев сквозь Зеркало, закакал по просёлочной дороге, поднимая фонтанчики пыли при каждом новом отскоке…

Дополнительная информация

Не могу пока с полной уверенностью сказать, когда именно будет издана эта книга, но

Дополнительная информация

Не могу пока с полной уверенностью сказать, когда именно будет издана эта книга, но

... для тех, кто заинтересуется и захочет принять участие в совместном проекте по её изданию , даю ссылку на страницу проекта.

https://planeta.ru/campaigns/94385

Будущее в наших руках – за нас никто его не построит!

Будущее в наших руках – за нас никто его не построит!

Источник

12345  5 / 1 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лента

Новая Ялта – 2020.
Статья| 2020-07-03 08:27
Баба Яга против. А вы?
Статья| 2020-06-22 22:40
Жители "Планеты КОБ"
Статья| 2020-06-22 11:22
Парад победы над пандемией
Статья| 2020-06-21 20:54

Двигатель

Опрос

Проголосуете ли вы за внесение правок в Конституцию РФ 22 апреля?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

Русь
1103

 


© 2010-2020 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.