Зарегистрироваться
27.09.22

Двигатель

Контрсуггестия и дипластия как движущая сила глобального конфликта цивилизаций

19 сентября в 21:49 | Алеся |Русский Соборный Управитель | 721 | 2

<…вместе с критическим сокращением достающейся им биомассы они должны были вступать  в соперничество с хищниками в том  смысле, что все же  начать кого-то  убивать.  Но как  совместить  два  столь противоположных

инстинкта:  "не  убей"  и "убей"? Судя  по  многим данным,  природа подсказала [...] узкую тропу (которая, однако, в дальнейшем вывела  эволюцию  на  небывалую дорогу).  Решение  биологического  парадокса состояло в том,  что инстинкт не запрещал  им убивать  представителей своего

собственного  вида.   [...]  Экологическая   щель,  какая   оставалась   для самоспасения  у  обреченного  природой на  гибель  специализированного  вида двуногих   приматов,  всеядных  по   натуре,  но  трупоядных   по  основному

биологическому  профилю,  состояла  в  том,  чтобы использовать часть  своей популяции  как  самовоспроизводящийся  кормовой источник.  Нечто,  отдаленно подобное  такому  явлению,   небезызвестно   в  зоологии.   Оно   называется адельфофагией ("поеданием собратьев"), подчас достигающей у некоторых  видов

более или менее  заметного характера,  хотя  все  же никогда не становящейся основным или одним из основных источников питания. Выходом из противоречий оказалось лишь  расщепление  самого вида палеоантропов  на  два

вида.  От  прежнего  вида  сравнительно  быстро  и  бурно  откололся  новый, становившийся экологической противоположностью. Если палеоантропы не убивали

никого кроме подобных себе, то неоантропы  представили  собой  инверсию:  по мере  превращения  в  охотников они  не  убивали именно  палеоантропов.  Они сначала  отличаются  от прочих троглодитов тем, что  не убивают этих  прочих

троглодитов. А много, много позже, отшнуровавшись от троглодитов, они уже не только  убивали последних,  как  всяких иных животных,  как "нелюдей", но  и убивали подобных себе, то есть неоантропов, всякий  раз с мотивом, что  те - не   вполне  люди,   скорее   ближе   к   "нелюдям"   (преступники,  чужаки, иноверцы)"…>[1].

КОНТРСУГГЕСТИЯ И ДИПЛАСТИЯ

КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ГЛОБАЛЬНОГО КОНФЛИКТА ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Особенность текущего момента

Со-бытия «вокруг Тайваня» при всей непохожести на события «вокруг  Украины» имеют общую глубинную природу противоречий между группами внешне одинаковых людей, по историческим меркам, не-Давно вышедших из «царства природы» в «царство личной свободы» - «каких-нибудь» 20-25 тыс. лет назад. При этом имеется ввиду, что весь предыдущий «путь» от простейших организмов до гоминид-полу-людей класса «троглодит-палеоантроп» длился сотни миллионов лет и завершился, по меркам истории планеты Земля, совсем недавно, тогда, когда «похожий на человека» заговорил, а другой его услышал и понял, в ответ задав свой вопрос.

В связи с этим, довольно смехотворным слышать всякого рода «вопрошания» вроде того, как же «древняя китайская цивилизация», ставшая процветающей «мастерской мира» так внезапно «о-бес-силила» перед правительством страны, имеющей в несколько раз меньшее население и аналогичную экономическую мощь. То же самое касается и «древней русской цивилизации», которая, имея явное военно-техническое превосходство над НАТО, НО… вынужденно оказалась вести межцивилизационную войну «по их правилам» (СВО). И дело здесь ни в амбициях, ни в чьих-то желаниях-не-желаниях, а в сложившейся на заре человеческого общества, ещё в до-цивилизационный период объективной реальности – возникшего по Воле Создателя «общества не-животных», но биологических (многоклеточных) организмов, развитие которых, в отличие от других  животных, подчиняется очень сложным законам существования, самоуправления и саморазвития больших (супер) систем.

На понимание этого явления пятьдесят лет назад вышел русский советский учёный Б.Ф. Поршнев, о чём приведём из него обширную цитату ниже.

<…предлагается … рабочая модель …  метаморфоза интердикции, превращения ее  из одного качества в другое, противоположное. Интердикция I: генерализованный тормоз,  т.  е.  некий единственный сигнал  (не обязательно думать,  что он  звуковой: вероятнее, что это движение  руки),  тормозящий у другой особи, вернее,  у других особей, любое иное поведение, кроме имитации этого сигнала. Интердикция  II:  некий сигнал,  специально  тормозящий  этот генерализованный  тормоз  ("интердикцию I"), вызывая имитацию на себя, т. е. провоцируя ту деятельность, которая служит тормозной доминантой для действия "интердикция I". Однако это не может мыслиться просто как движение по кругу, как повторение начальной схемы.  Это  спираль, выход на новый уровень.  Так, правдоподобно,  что этот новый сигнал сам был  полиморфным:  звуковым, но не каким-либо отдифференцированным  звуком, а любыми издаваемыми звуками, т. е. адресованным звуком вообще.  В таком  случае  его  адресованность состояла в том, что он был действенным, только если кто-то осуществлял "интердикцию I". Иначе говоря, мы допускаем гипотезу, что  "интердикция II" представляла собою  звукоиспускание более или менее  генерализованное по  физиологической природе  и  диффузное  с  точки  зрения лингвистической. Конечно,  выражение "любой звук" на  деле, вероятно, требовало бы ограничения, так как возможно, что те или  иные звуки,  очень  специализированные по  механизму  испускания (скажем, свист),  могли  оставаться вполне сепаратными  в отношении  данного комплекса.  С  другой  стороны,  мы  можем  предположить,  что  троглодитиды относятся к числу  тех нечеловеческих приматов,  которые  располагали бедным набором звуков; как известно, среди обезьян есть  и очень богатые различными звуками  (в том числе особенно среди низших), и  очень бедные. Мы навряд  ли ошибемся, сказав, что ближайшие предки людей принадлежали к числу последних, и даже в крайней степени.      Это диффузное  звукоиспускание,  вызывая  неодолимым (роковым)  образом имитацию,   парировало   "интердикцию  I".  Оно  не  имело   никакого  иного биологического  назначения.  Оно  лишь  освобождало  какое-либо действие  от примитивного "нельзя" – снимало  запрещение.  Можно  сказать:  оно  запрещало запрещать что и было самым первым проблеском гоминизации животного.      Следующим  шагом  не  могло  быть ничто  иное, кроме отрицания и  этого отрицания.  Диффузный  комплекс звуков  теперь делится на два,  составляющих оппозицию  друг другу по характеру артикуляции, или  звукоиспускания. Каждый из  двух  остается внутри  в  высокой мере диффузным.  Однако дифференциация между  ними  настолько  определенна,  что один  способен  служить  тормозной доминантой и сигналом интердикции, т. е.  неким физиологическим "наоборот" в отношении  другого.  Мы  не можем  пока  знать,  обеспечена ли  эта бинарная оппозиция    физиологической   противоположностью   звуков    при   вдыхании (инспирации)  и  выдыхании  (экспирации)  или  достигнутой  несовместимостью некоторых приемов артикуляции согласных. Так или  иначе,  в  этом раздвоении "противная  сторона" обрела  средство  парализовать, затормаживать то  самое ("интердикцию  II"),  чем  на предыдущем  этапе парализовали  ее собственное тормозящее  устройство  "интердикцию  I".  Если  угодно,  пусть  назовут это средство "интердикция  III",  однако такой  новый термин был бы излишен, так как мы лишь раскрыли теперь генетическое содержание понятия "суггестия". Впрочем,  в  поисках поясняющих слов  можно было бы обозначить, хотя  и неточно,  три  описанных  ступени  тремя  терминами  из  современного языка, следовательно,  несущими сейчас  существенно  иной  смысл:  I  "нельзя",  II "можно", III "должно". Последнее и есть прескрипция. В этом  случае партнеру ("противнику")  предписывается,  или  навязывается,   не   нечто   внутренне неопределенное,   каково   "звукоиспускание   вообще",  но   нечто   имеющее определенность внутри  данного качества. Можно  расположить эти три  явления филогенетически,  как  относящиеся  к  истории  дивергенции   неоантропов  с палеоантропами. I. "Интердикция I" есть высший предел нервных взаимодействий между особями  еще  в  мире  палеоантропов.  II.  "Интердикция  интердикции" ("интердикция   II"),   т.   е.  самооборона,   есть   характерное   нервное взаимодействие  в  механизме самой  дивергенции:  взаимодействие между  Homo sapiens  и Troglodytes.  III.  "Интердикция  интердикции  интердикции"  есть перенесение отношений, характерных  для дивергенции, в мир самих неоантропов в  плоскость  взаимодействий между особями и  группами Homo sapiens.  В этом последнем случае потенциал дальнейших осложнений безграничен. По-видимому, надлежит думать, что два оппозиционных звуковых  комплекса вполне  реципрокны:  каждый  может служить  тормозной доминантой в отношении другого.  Но нет  причин думать, что в  той или обратной роли  один комплекс нейрофизиологически был закреплен лишь за одними особями, второй за другими. С  чисто биологической точки  зрения  все неоантропы могли  бы  пользоваться попеременно,   т.  е.  в  равной  мере,  обоими  противоположными  звуковыми комплексами для обеих противоположных функций. Однако, возможно, это не было так: мы  находимся  где-то  у  истоков  бинарной, или дуальной,  группировки людей, т. е. за частью их закрепляется в  активной функции один комплекс, за другой частью – второй.  Это   можно   уподобить  математическим  положительному  и отрицательному знакам  или противоположным электрическим зарядам. Сейчас нам важно  лишь  то, что  у этого закрепления нет  ни малейшей  биологической, в частности нейрофизиологической, детерминированности: детерминирован лишь сам факт оппозиции, восходящий  к  полярности  возбуждения  и торможения.  Но  в предлагаемой   схеме  мы   уже  имеем  дело   с  начатком  "языковых",   или "культурных",  оппозиции,  каковые  могут  быть  в  дальнейшем  сколь угодно обширными   и   множественными  без   всякого   дальнейшего   развития  этой нейрофизиологической основы. Следует  только  помнить,  что они  никогда  не могут существовать без нее…

…Если интердикция (в начальном смысле, т. е. "интердикция  I") еще чисто органический факт, хотя является аппаратом связи организмов, то суггестия на всем пути  своего  становления  есть  противодействие  этой  связи  и  новое преодоление  этого  противодействия  и  так  далее.  В  этом  качестве   она совершенно специфична по  отношению  к собственной органической основе. Ключ ко всей истории второй  сигнальной системы, движущая сила ее прогрессирующих трансформаций перемежающиеся  реципрокные усилия воздействовать на поведение другого и противодействовать  этому воздействию. Эта пружина, развертываясь, заставляла двигаться с этапа на этап развитие второй сигнальной системы, ибо ни   на   одной  из   противоположных  друг  другу  побед  невозможно   было остановиться.

     По первому разу интердикция могла быть отброшена, как мы помним, просто избеганием  прямого  контакта  отселением,  удалением.  К   числу  первичных нейрофизиологических  механизмов  отбрасывания интердикции, судя  по  всему, следует   отнести   механизм    персеверации   (настаивания,   многократного повторения).  Он  имеет довольно древние  филогенетические корни в  аппарате центральной  нервной  системы, наблюдается  при некоторых  нейродинамических состояниях     у     всех    высших     животных 55.      Нельзя      локализовать управление персеверацией у человека в каких-либо зонах коры головного мозга: как патологический  симптом персеверация (непроизвольное  "подражание себе") наблюдается при поражениях верхних слоев коры разных отделов, в частности, в лобной доле. Но кажется вероятным,  что на подступах  к возникновению второй сигнальной системы  роль персеверации  могла  быть  существенней.  Инертное, самовоспроизводящееся "настаивание на своем"  могло  выгодно  послужить  как одной,  так  и  противной  стороне  в  отбрасывании  или  в   утверждении  и закреплении интердикции, следовательно,  в генезе  суггестии.  Запомним, что последняя должна  быть  понята не  просто  как повеление, но как  повеление, преодоление, преодолевающее отказ, впрочем, в противном случае оно даже и не повеление. Если же последующие исследования  и не отведут специального места персеверации  в филогенезе второй  сигнальной системы, остается уверенность, что  на  позднейших  этапах это  довольно  элементарное  нервное  устройство просыпалось  снова   и  снова,   становясь  опорой  всюду,  где  требовалось повторять,  повторять,  упорно  повторять,  в  истории сознания,  обобщения, ритуала, ритма.

     Но  отчетливое  "отбрасывание"  мы  констатируем  на  уровне  эхолалии. Правда,   и  этот   феномен   восходит   к  филогенетически  древней  основе непроизвольной имитации. Как патологический  симптом при корковых поражениях у человека она называется эхопраксией, или эхокинезией. Однако применительно к речевой  функции эта  непроизвольная подражательная двигательная  реакция, именуемая  эхолалией, напоминает игру в  теннис. Это повторение, но не своих слов,  а чужих и в генезе,  как говорилось  выше и  как доказывают  обильные факты патологии и онтогенеза, повторение команд, прескрипций, требований. На требование "отдай" субъект отвечает словом "отдай" и тем освобождает себя от необходимости  отдать.(выд. а.к.) Иными словами, эхолалическая патология напоминает нам о  той  эпохе, когда  в  суггестии  момент интердикции  через  имитацию  еще доминировал  над моментом конкретного дифференцированного  предписания,  что именно надлежит сделать. Эхолалическая реакция принимает данную определенную команду за  команду вообще, безразличную к содержанию. Однако тут акцент уже не  на   застывании  в  моторике  всего  остального,  а  на  факте  общения:  эхолалический  "ответ"  есть  все-таки  обмен словами,  хотя  и  без  обмена смыслами (выд. а.к.).   Вся  дальнейшая  спираль  развития  речевого   общения  и  будет перемежающимися   уровнями   обмена  то   обмена  тождествами,   то   обмена нетождествами.

     Если  эхолалия  это обмен  тождествами,  то  естественной  защитой  от  нее являлась  возникшая способность такой высокой фонологической дифференцировки звуков, которая  при  малейшем  отклонении,  "нарушении  правил" приводит  к фонологическому "непониманию"  к  неповторимости.  В ответ на  слово либо не последует   ничего  либо  последует  нечто  не   тождественное,   тем  самым "непонятное",   нечто  новое   для  первого   партнера.  Вот  тут-то  уже  и завязываются  наисложнейшие  узлы  второй сигнальной  системы. Исследователь будет иметь дело  с категориями "понимание" и "непонимание" последняя из них до уровня деформированной эхолалии навряд ли может быть применена, но дальше приобретает  едва  ли  не  доминирующее  значение  как  психолингвистический феномен 56…

     …В самом деле, даже с первого взгляда  можно  выделить противоречащие друг  другу смыслы  этого слова:  а) собака  "поняла"   команду,   если  в  точности  ее  выполнила;   здесь  нет предварительного психического понимания выполнение команды и есть понимание, т. е. стимул и реакция составляют единство; б) человек "понял" слова другого в смысле "распознал", "расслышал", "разобрал"; мы уже  знаем, что  в  основе этого акта лежит повторение (громкое, внутреннее или редуцированное),  т. е. идентификация  слышимой  и  произносимой цепочек  речевых звуков, повторение бессмысленное  по  своей  сущности;  этот  акт  "понимания"  в  чистом  виде альтернативен по отношению  к предыдущему: врач дает больному команду, а тот эхолалически  повторяет ее  вместо  выполнения;  в) идентификация  не звуков речи,  а  содержания (смысла),  т. е.  новое  повторение,  но  уже  "другими словами":   выявление   инварианта,   тождественности   по   существу   двух лингвистически  явно разных высказываний. Наконец,  лишь  бегло  упомянем не касающийся нас здесь  четвертый вариант: г)  "понять"  другого подчас значит идентифицировать скрытые мотивы его команды или высказывания и в зависимости от  этого  реагировать  на  его  речь.  Все  это  не  только  разные  смыслы "понимания",   но   и   альтернативные   друг   другу.   Сейчас   нам  важна альтернативность "б" и "в".

     Всякое средство  отказа  понимать  (или быть  понятым)  можно  называть средствами  непонимания  (или  непонятности),  а  соответствующий  уровень эволюции уровнем непонимания (или непонятности). Хотя этот  термин  выглядит всего  лишь  негативным, так как конструируется с помощью приставки "не", он выражает позитивный феномен: не отсутствие  понимания, а присутствие некоего обратного  пониманию  отношения  и взаимодействия  между  людьми.  Это  есть общение  посредством  дезидентификации:  посредством специального разрушения тождественности или  сходства  знаков.  Точнее  говоря,  если идентификация, отождествление  (сигнала с действием, фонемы с фонемой, названия с объектом, смысла  со  смыслом)  служит  каналом  воздействия,  то   деструкция   таких отождествлений или их запрещение служит преградой, барьером воздействию, что соответствует  отношению  недоступности,  независимости. 

Чтобы  возобновить воздействие, надо найти новый  уровень  и  новый  аппарат. Можно перечислить примерно такие этажи: 1) фонологический, 2) номинативный,  3) семантический, 4)     синтаксическо-логический,     5)     контекстуально-смысловой,     6) формально-символический (выд. а.к.)…                

…Фонологический  этаж, он же  эхолалический преодолевался  становящимися людьми разными средствами. Так, сугубо физиологическим является факт наличия внизу коры головного мозга некоторых зон, искусственное возбуждение которых, не нарушая никаких  прочих компонентов речевой функции,  делает  невозможным как раз  повторение  чужих слов (Н.  А. Крышова).  Видимо, природа пробовала создать такую самооборону, но ведь это было просто шагом вспять. Победили же эволюционные новации. О последних многое рассказывают нам те явления афазии, которые  называются  литеральными  (буквенными)  парафазиями:  замена  фонем противоположными,  всяческие деструкции и  декомпозиции звукового  комплекса (слога, слова), в  том  числе инверсии и метатезы. Так, кстати, образовалась не  только  первичная  бинарная  оппозиция  звуков,  но  и  вся  последующая множественность  разных слов. Каждый раз это было антиэхолалией.  Каждый раз новое слово было не только отличным  и  отличимым от другого, но как  бы его опровержением, поэтому  они  уже  не могли  слиться  обратно.  Суть же  дела состояла в том, что всякий ответ  на слово таким преобразованным словом типа литеральной  парафазии  был  одновременно   и  речеподражательным  актом  и, наоборот,  актом  не  вполне речеподражательным, и  эхолалией и  неэхолалией отказом от эхолалической реакции и тем самым нейрофизиологическим прообразом ответа на вопрос или возражения на высказывание. Впрочем, только прообразом: не  забудем,  что  речь идет о стадии,  когда звукоиспускание  было  еще  не связано  со смыслами, а всего лишь  тормозило нечто или высвобождало  из-под торможения.

     Из сказанного с необходимостью надлежит сделать вывод, что сама реакция эхолалического типа прошла две разные фазы: некогда она была самообороной от чьих-либо интердиктивных сигналов, но в дальнейшем сама превратилась в канал воздействия;  видимо,  даже чисто фонологическое  "понимание"  теперь  стало вредным, или опасным, поэтому-то и пришлось изыскивать механизм, когда такое "понимание" хотя и есть (как  голосовая подражательная реакция),  но все  же его  одновременно  и  нет  (ибо  это деформированное  подражание,  наподобие передразнивания). В деталях переход от  первой фазы ко  второй неясен, но мы не рискуем ошибиться, сказав, что эхолалическая реакция стала сопровождаться какими-то  ассоциируемыми  с нею  раздражениями  и  побуждениями  в  нервной системе. Следовательно, она  тем самым эволюционировала навстречу собственно суггестии. Мы  подойдем к  этому  факту с иной стороны в следующем  разделе. Пока же отмечаем  важный виток спирали "понимание -непонимание": появление  в акте   эхолалии  элементов   действия  "наоборот",  т.   е.   подмена  фонем противоположными по местоположению  или  по  артикуляции  создает  очередной уровень "непонимания", или "нетождественного обмена". Наконец, вот еще один  механизм того же, восходящий, вероятно, к той же ранней поре  к  финалу чисто суггестивной стадии  эволюции второй сигнальной системы. Это ответ молчанием. Молчание может быть двоякого рода. Одно отвечает доречевому уровню. Это животное молчание. Другое перерыв, тормоз в речевом общении.  Такое молчание второго   рода   было  гигантским   приобретением  человечества.  Оно   тоже принадлежит к механизмам отказа от  непосредственного выполнения  суггестии, но   и   от   парирования   ее   эхолалией   или  квазиэхолалией.   Молчание генерализованное  торможение  речевой  функции:  тут  уж  нет  подобия  даже "неэквивалентного  обмена",  ибо в обмен  не  дается  вообще ничего. Но  это "ничего" весьма весомо. Во-первых,  оно есть  пауза разграничитель  звуковых комплексов и тем  самым фактор превращения неопределенно длительных звучаний в  слова.  Во-вторых,  молчание  в  ответ  на  словесный  раздражитель  есть

промежуточное звено к ответу действием, движением, но  теперь предварительно пропущенным  сквозь  нейродинамическое   сито  дифференцирования   словесных раздражителей.  В-третьих,  ответ  молчанием  есть  первый  шаг  становления "внутреннего  мира".  Пока  длится  молчание,  оно  составляет оболочку  для интериоризованных, внешне не проявляющихся реакций,  будь то по речевому или неречевому типу. Следовательно, молчание это ворота к мышлению.( выд. а.к.)

     Но  пока мы еще  не  вышли  из  мира суггестии. Мы  только  обозрели те барьеры,  которые  суггестия  на этапе своей  зрелости  должна преодолевать, чтобы оставаться фактором принуждения в человеческом общении. Эти барьеры ее закалка.  Суггестия  вполне   находит  себя,  когда   она   властна  не  над беззащитным, а над защищенным перечисленными  средствами, т. е. преодолевает их.

     Оставаясь  еще  в  мире  суггестии,  мы тем  самым исследуем  только  и исключительно систему материальных нейрофизиологических воздействий людей на поведение  людей.  Это  поначалу  просто своеобразное  проявление  тормозной доминанты,   ее   инверсия,   вернее,  целая  серия   инверсий   в   общении первобытнейших  людей  эпохи  их  отпочкования  от  троглодитов.  На  уровне суггестии вторая сигнальная  система не имела никакого отношения к тому, что философия  называет  сознанием,   как  и  познанием.   Но   она  не   только интериндивидуальный феномен,  ибо  все  настойчивее затрагивала  и  то,  что индивид делает в окружающей природной среде: сначала тормозила его действия, затем  уже  и требовала  какого-то действия. Да и  самые простые  тормозящие команды,  если  они   тормозят  лишь  определенное  действие,  ставят  перед побуждаемым организмом немало  задач  конкретного  осуществления: "иди сюда" или  "пошел  вон"  могут   требовать  преодоления  каких-либо   препятствий, осуществления  каких-либо предваряющих  поступков;  "отдай",  "брось"  могут потребовать  отчленения или иных операций  с предметами. Одним словом,  если индивид  не  прибегает  к  попыткам  не  выполнить  предписываемое,  парируя суггестию, а  подчиняется ему,  то  он  оказывается  перед вопросом: как его выполнить?   Следовательно,    чем   более   суггестия   расчленяется,   тем многообразнее и тоньше операционные задачи, возникающие перед человеком.

     Мы   помним,  что  суггестия   по   своему   физиологическому  генезису противостоит  и противоречит  первой сигнальной системе, а именно  тому, что подсказывает и диктует организму его собственная сенсорная  сфера. Теперь, с развитием суггестии, вся задняя  надобласть коры мозга, включающая височную, теменную и затылочную  области,  должна  приспосабливаться, пристраиваться к необходимости  находить  во  внешней  среде  пути к выполнению заданий.  Это требовало   развития   корковых   анализаторов,   развития   перцептивной  и ассоциативной систем особого, нового качества. Функции и  органы  гнозиса  и праксиса  приобрели  у  нас   человеческую  специфику   вместе  с  развитием суггестии.      Таким  образом, не тот "труд" каждого по отдельности, на который делает упор  индивидуалистическая концепция  антропогенеза,  усовершенствовал  мозг Homo sapiens, не  та "деятельность" каждого одиночки  перед лицом природы, а выполнение  императивного задания, т. е. специфическое общение  (суггестия).

Другое  дело, что  тем самым суггестия несет в  себе противоречие:  зачинает согласование  двух сигнальных  систем,  из  противопоставления  которых  она изошла.   Это   противоречие   окажется   продуктивным:   оно   приведет   к контрсуггестии. Однако это произойдет на более позднем этапе эволюции. Здесь остается внести одно разъяснение к сказанному в настоящем разделе о суггестии.  Могло создаться впечатление, что ранние неоантропы состояли из внушающих  (суггесторов) и внушаемых  (суггестентов); вторые то поддавались, то  пытались  противиться,  то  снова  поддавались  воздействующему  влиянию (инфлюации) первых. Однако я просто  рассматривал  явление и  его осложнения сами  по себе, отвлекаясь от вопроса, кто именно состоял в данном отношении, т. е. всегда ли та же роль исполнялась той же особью. Теперь, дабы выпятить, что это была  абстракция и  в  противовес возможному недоразумению, повторим противоположную  модель:  каждая особь  играла то  одну роль, то обратную  и нимало  не срасталась  с ними. Но видимо, обе  модели неистинны,  во  всяком случае есть еще одна, гораздо более интересная для исследователя. Мы все время оперировали двумя партнерами, вернее, двумя сторонами (ибо каждый  "партнер" мог  быть и  множественным).  Представим себе  теперь, что перед нами три действующих  лица,  т. е. три соучаствующих стороны.  В таком случае инициатором или соучастником всякой "непонятности", всякого "барьера" может быть и сам суггестор,  если он не  намерен воздействовать на поведение некоторых реципиентов, именно тех,  которые владеют "кодом"  самозащиты, или же, напротив, намерен воздействовать только на них, минуя остальных. Кстати, мы  тем  самым  возвращаем слову "код"  его  настоящее значение,  утраченное современной  кибернетикой:  "код"  может быть  только  укрытием  чего-то  от кого-то,  т.  е.  необходимо  подразумевает  трех соучастников  кодирующего, декодирующего и акодирующего (не владеющего кодом). В противном случае связь первых  двух  звеньев столь же  бессмысленно  величать "кодом", как величают "запоминающим устройством" депо или склад чего-либо.

     Итак,  метаморфозы  суггестии,  намеченные выше, вполне  согласуются  с такой антропогенетической канвой: три соучастника это  три градации, которые мы  выше   наметили  в  неустойчивом  переходном  мире  ранних  (ископаемых) неоантропов,  а  именно:  1)  еще  весьма  близкие к  палеоантропам,  т.  е. полунеандерталоидный  тип, 2) средний тип, 3) наиболее продвинутые в сторону сапиентации. Все вместе они, или по крайней мере второй и третий тип, стояли в   биологическом  противоречии,   каковому  противоречию   и  соответствует первоначальная завязь  суггестии. Она достигает все большей зрелости  внутри этого мира ранних неоантропов, причем наиболее элементарные формы  суггестии действительны по отношению  к более примитивному  типу,  а  более сапиентные варианты    неоантропов  избегают воздействия  суггестии  благодаря вырабатывающимся  предохранительным  ограждениям.   Чем  более   усложненный вариант суггестии  мы рассматриваем,  тем более он  отвечает  отношениям уже между   сапиентными   формами,   становясь   "непонятным"   для   отставших. Естественный отбор весьма  энергично  закреплял формирование соответствующих устройств  (эхолалических,  парафазических  и  др.)  в  мозге неоантропов  и размывал  средний тип; все дальше в стороне  от эволюции суггестии оставался неандерталоидный  тип.   Полная  зрелость   суггестии  отвечает   завершению дивергенции.   Но  к   этому  времени   среди   самих   Homo   sapiens   уже распространилось взаимное  обособление  общностей по принципу  "кодирования" своей  общности от  чужих побуждений,  т.  е.  самозащиты  "непониманием" от повелений, действительных лишь среди соседей… ( выд. а.к.)>[2].

                Таким образом, то, что наблюдается в последнее время в межрегиональных планетарных отношениях - «Запад-Россия-Восток» вполне умещается в палеопсихологическую и одновременно семантическую формулу Б.Ф. Поршнева, согласно которой, в общении двух групп неоантропов побеждают не те, кто пользуется теми же самыми словами-понятиями и словосочетаниями, пытаясь переубедить (а по сути пере-дразнить ими) «оппонента», которые, в свою очередь, изначально произнесены группой людей, затеявших этот повелевающий диалог, а те, кто предложил не только новые смыслы произносимых слов, но и неизвестные другой стороне слова-символы, перемежающиеся с молчанием-умолчанием, где, как известно, властно действует принцип дополнительности информации.

Как без-спорно, научными средствами, доказал Б.Ф. Поршнев, любой «эхолалический  ответ», пытающийся «за-просто», «как ломом разбить» наводимую оппонентом интердикцию запретов (а равно – разрешений и предписаний)  есть  все-таки  обмен теми же словами – то есть без обмена смыслами, так как смысл уже предопределён тем, кто первый произнёс это с-лово[3].

«Древний» Китай как и не менее «древняя» Россия, благодаря своей не очень умной элите, практически весь XX и начало XXI в. «живут» в культурной парадигме Запада, так как пользуются его  лексикой, терминологией и смыслами, навязанными им западной (атлантической) культурой, главным образом, через идеологию марксизма, явившуюся, в своё время, логическим продолжением буржуазно-либеральной политэкономии и либеральной антропологии, которая, в свою очередь, стала фундаментальной основой как ленинизма-сталинизма, так и маоизма, что, в конце-концов, привело к идеологической капитуляции и принятию «правил глобальной игры» «западного капитализма»[4]. Вслед за идеологической капитуляцией, последовала и глобально-политическая капитуляция в пользу евроамериканского конгломерата, которым манипулирует НГП – он же мировой суггестивный центр (МСЦ), он же – единый концептуальный центр (ЕКЦ=МКЦ[5]+ДЕКЦ[6]) людоедского жизнестроя, который, пользуясь последствиями капитуляции СССР в «холодной войне», стремится раз-пространить на все регионы планетарной цивилизации. Это, в свою очередь, и оказалось худшим вариантом материализации пророчества ИВС по поводу того, что «без теории нам смерть!» (1952 г.)[7]. В том же – 1952 г. ВКП(б) была переименована в КПСС[8]. По меткому выражению ВП СССР аббревиатура КПСС раз-шифровывалась как «капитулянтсткая партия самоликвидаторов социализма», под которыми подразумевались последыши «демона революции». Однако, ВП СССР на тот момент оглашения не смог объяснить «феномен» (по сути умолчал) изменения названия партии по воле самого ИВС, совершённого руками Никиты Хрущёва[9], которому на том же съезде была передана «вечевая грамота»[10] члена Президиума ЦК КПСС – то есть был открыт путь «наверх». При этом, ИВС, со всей своей прозорливостью, не мог не догадываться о том, что хитрый и сверх изворотливый «шахтёр» с неполными тремя классами деревенской ЦПШ обведёт вокруг пальца остальных членов «бюро президиума» (Берия, Маленкова и Булганина), оказавшись на самой верхушке партийно-государственной власти. И о его патологической склонности к предательству он также догадывался, предполагая это фразой, записанной С.Алиллуеевой, в своих мемуарах об отце про «ветер истории», который развеет кучи мусора на его могиле. Также ему было ведомо о троцкистских наклонностях его психики. В общем, не так всё трафаретно просто в партийной истории СССР, как это было написано в «Иудином грехе XX съезда»[11]: барствовали, предали, распилили-поделили, «животный тип психики» и т.п. Проблема оказалась намного глубже и, так сказать, фундаментальнее, и лежала она  намного глубже «православных объяснялок» - в области палеопсихологии вида «человек разумный».

При этом у России был шанс «выпрыгнуть» из этой смысловой ловушки с помощью замены смыслов, после прибавления к словосочетанию «российская коммунистическая партия» слова «большевиков», совсем неизвестных атлантической культуре, а, затем, «незаметное» ещё одно – незнакомое и на тот момент не понятное вообще для всех, кроме самого Сталина, смысловое преобразование – замена понятного Западу «российская» (аналог «российской империи», с которой они так успешно разделались!), на «всесоюзная» – то есть «союз союзов» – иерархически высочайший смысл, позднее раскрытый в ДОТУ как «многорегиональный блок», который неизбежно восстанавливает глобальное управление по Божеско-человеческому замыслу жизнестроя!

В результате – высший орган управления Расой-Русью-Россией – ВКП(б)[12] был закодирован от врагов (внешних и внутренних) таким образом, что начинался словом «всесоюзная», дальше следовала «их» смысловая заставка – коммунистическая партия, которая закрывалась-обнулялась словом «большевиков» – чисто русским термином. Это стало той неприступной контрсуггестивной «скалой», о которую разбивались все агрессивные потуги объединённого Запада в первой половине XX в. Вот таким образом «Бог помогал большевикам»! Это позволило большевикам построить «мировую систему социализма» и заполучить ту же «ядерную дубинку», которой грозил СССР Г.Трумэн. После «обратного» переименования на съезде партии в 1952 г. «Защита Свыше» была снята, ввиду контрсуггестивной смысловой капитуляции. Как и почему это произошло – серьёзная загадка для историков и биографов ИВС[13]. Но именно с этого съезда пошёл «обратный отсчёт» жизни СССР – с этого момента времени у власти реально появляется Хрущёв, отодвигая «старую сталинскую гвардию» и исподволь готовя разоблачение «культа личности», которое «сдетонировав», разрушило весь «социалистический лагерь», раньше прочих отколов «красный Китай», который затем был «подобран» Вошьингтоном, который используя «новую» смысловую суггестию о «сугубо национальном», уникальном пути любого социализма (в умолчаниях и национал-социалистического тоже), который «просто должен обязательно» пройти рыночно-экономическую модернизацию, ловко рассорил две «великие державы»-победительницы во Второй мировой войне. Дальше всё известно…

Успех такого рода «развода» был предопределён ещё раньше – историей самой Компартии Китая. КПК, вначале, была «клоном» Коминтерна (но, в отличие от СССР, в ней никогда не было большевистской фракции – большевиком, по методам руководства, там, можно было бы назвать, с «большим натягом», лишь Мао Цзэдуна[14]), а, затем, и мировой системы социализма стала КНР, которая была образована-провозглашена в последний год действия защитного кода «ВКП(б)», что предопределило полную победу КПК над Гоминьданом и то будущее, которое сейчас получил Народный Китай. НО…Коммунистическая партия Китая, созданная в 1921 г., несмотря на все усилия Мао Цзедуна, так и не «вывернулась» из идеологической парадигмы «западного» марксизма и «нашла» «своего Хрущёва» в лице Дэн Сяопина[15], который так же неумолимо, как и его «предтеча», повёл КНР по пути рыночной госкапитализации, идеологически, не преодолев тот барьер, о котором писал ИВС в «Экономических проблемах социализма».

Из сказанного выше следует, что глубина идентификации элементной базы построенного после ВОВ «мира социализма», включая и сам СССР была, прежде всего по «дипластическим причинам», недостаточной для вписания регионов атлантического конгломерата, которое не удалось, по указанным нейрофизиологическим и семантическим причинам (отсутствие Со-Вести, и Раз-личения, как массового явления в жизни неоантропов стран «идущих по пути строительства социализма»), которые сделали недоступной для меры понимания неоантропов Замысла Справедливого Жизнестроя, и способов его семантической защиты от противоборствующей стороны.

Дипластия как она есть

История развития человеческой речи, мышления, способности к рассуждениям и умозаключениям  имеет несколько эволюционных этапов, которые все страны и народы проходят по-разному, в зависимости от молодости, зрелости, или генетико-культурной древности создавших их этносов. При этом, напомним, что пост-неандертальцы – ранние неоантропы – они же «кро-маньонцы», судя по результатам прошедшей «двадцатилетки» тысяч лет реконструированной истории нашего вида, прошли в этом качестве, наиболее долгий путь от воспринятого, от своих «пращуров» – неандертальцев, канннибализма, до способности «производить» теории управления планетарного сообществом неоантропов. Идя по этому пути, они первыми в истории общества генетически разновозрастных «неоантропов» встали на путь речевого повелевания (суггестии), что сделало их по факту такого навыка повелителями входящих в историю планеты более «поздних неоантропов», мутировавших дальше от своей первичной – пещерной формы.

Такое господство, как мы уже писали, основывалось на религиозно-мистических ужасах, ввиду чего первые планетарные правители были жрецами людоедских и полу-людоедских культов, применение которых в планетарном масштабе, вместе с созданной под их руководством материальной культурой (атлантизмом)  было «смыто» по воле Создателя, после чего началось строительство нового управления-самоуправления планетарным сообществом «поздних неоантропов» на основе «роста» их разумности и само-узнавания своего места на планете Земля. Однако, в силу генетической неравномерности мутаций и, по мере создания большего или меньшего разнообразия гаплогрупп в различных частях Евразии, а, на их основе, народностей, «разбросанные» Потопом по Восточному полушарию остатки жреческой иерархии прежней (условно – атлантической) цивилизации вновь стали «сползаться», образовывая тандемы и политандемы мистификаторов-паразитов, принявшихся вновь «за прежнее» ремесло, но теперь, уже с учётом хорошо памятной им космической катастрофы, предшествовавшей планетарной – экологической. Так возник «феномен» «шумерского возрождения», породившего  МКЦ[16], который, по всей видимости «клонировал» ДЕКЦ[17]. История их борьбы, «единства и противоположности» неплохо описана в предыдущих записках и не нуждается в пересказе.

Вместе с тем, не совсем про-ясненным остался вопрос «психотехнологий» восстановления прежнего господства «кроманьонских паразитов (людоедов)», при том, что «новые неоантропы», естественно, «поумнели» без «опеки старших товарищей», то есть сами научились неплохо разговаривать-общаться, строя внутриобщинные отношения на основе «коллективизма и взаимопомощи». Этот предмет палео (древнейшей) психологии биологически сравнительно недавно появившихся «гомо сапиенс» впервые рассмотрел и научными средствами объяснил Б.Ф. Поршнев, который, по выражению его современником был «тожематериалистом», но совсем непохожим на вульгарных (буржуазных и «марксистких») дарвинистов, хорошо «державшим удар» церковных критиков вульгарного дарвинизма XIX в. (Фогт, Молешотт). Причиной интереса историка Б.Ф. Поршнева к психологии вида «гомо сапиенс», в частности, к палеопсихологии – периоду эволюции, когда ещё только зарождалась речь и мышление, как «массовое явление» в среде не покрытых шерстью «большелобых» потомков неандертальцев, стала попытка найти причинно-следственные связи «взрывного» развития нового не животного вида, вышедшего из биосферы планеты Земля, но оказавшегося без-защитным перед различными формами речевого воздействия на него, что, на его взгляд, и стало причиной возникновения антагонистических формаций в человеческом обществе, со всеми присущими ему пороками. Посвятив этому заключительную часть своего фундаментального труда он по-простому, но гениально (что свойственно русским людям) не только обобщил разрозненные научные данные о человеке воедино, но и сделал смелые для своего времени, далеко идущие выводы о возможных катастрофических «вызовах», достигшего больших высот в материальном производстве, человечества, как планетарного сообщества «гомо сапиенс»,ов с разной историей и пред историей.

Основной проблемой раннеисторических людей, которая в скрытом виде сохранилась, по его мнению и в XX в. стало явление культового поклонения абсурду и не желание его преодолевать[18]. Зная об истории глобализации чуть больше, чем уважаемый Б.Ф. Поршнев, добавим, что это стало основами жизни современного общества именно  «стараниями кроманьонцев-паразитов», их генетических и духовных наследников разработавших основы и в совершенстве овладевших методикой «абсурдизации» ранне-человеческого сознания. Применённый ими метод нейро-лингвистического управления Б.Ф. Поршнев назвал дипластией  распространив его значение из области узко-психологических прикладных исследований на раннюю и последующую историю всех «гомо сапиенс». Эта методика досталась им по-наследству от психо-мозговой деятельности поздних «не говорящих» троглодитид, как попытка осмысления происходящих вокруг событий и окружавших их предметов (вещей). Обратимся к Б.Ф. Поршневу.

<…Ориньякские <пещерные рисунки> поразительно реалистические (по безупречности  анатомии и динамики) изображения животных  были "двойниками", "портретами", а не обобщениями: "двойниками" неких индивидуальных особей.  В плоскости  эволюции мышления мы  назвали  это дипластией; здесь два явления, явно  различные,  несовместимые,  исключающие  друг  друга, в  то  же  время отождествлены. …  На  языке  логики  имя  этой операции абсурд. Создание изобразительных двойников было созданием  устойчивых нелепостей, или абсурдов,  типа "то же, но  не  то  же"  и  тем  самым  выходом на  уровень,  немыслимый  в  нервной деятельности  любого  животного.  Последующая  история  ума  была  медленной эволюцией   средств   разъединения  элементов,   составляющих   абсурд,  или дипластию. Этому противоречивому объединению в  одно и то же изобразительной копии и  живого оригинала,  надлежит думать, отвечала какая-то эмотивная  реакция. Она-то  и  "склеивала"  несоединимое:  эту  эмотивную  реакцию,  вернее, ее выражение  можно  было  вызвать  у  других   подражанием,  но  она  находила подкрепление  и  могла  быть  стойкой,  только  если  отвечала наличию  двух противоречащих  друг  другу  раздражителей;  данное выражение  эмоции  своей определенностью,  фиксированностью превращало их в  тождество,  т.  е. в  их одинаковость по  отношению  к  этому  выражению  эмоции,  однако только  при условии, что они  не только не  одинаковы между собой, но противостоят друг другу. Такая эмоция свидетельствовала об  абсурде и нуждалась в нем.  Следом этого остается факт, выраженный в так называемом законе А. Элькоста:  всякое человеческое  чувство  в  норме  амбивалентно  (внутренне противоречиво) 96…

     Вспомним еще раз, что  ультрапарадоксальное состояние  в высшей нервной деятельности  животных  порождается   столкновением,   т.  е.  одновременным наличием двух  раздражений,  противоположных  друг  другу  по  своему знаку, возбуждающего  какую-то   деятельность  и   тормозящего  ее,  следовательно, дифференцируемых. В этом "трудном состоянии" нервная система животного  дает неадекватную  или  "срывную"   реакцию,   а  именно   реагирует   не  данной деятельностью,  а той,  которая являлась ее скрытой тормозной доминантой  ее подавленной  "антидеятельностью". У  животных это растормаживание  последней ("неадекватный",  "смещенный" рефлекс) не может стать стабильным, у человека оно фиксируется  благодаря имитатогенности выражения эмоций в мимике и жесте (эхопраксия) и особенно  благодаря имитатогенности речи (явная  или  скрытая эхолалия). Тем самым происходит инверсия: у  человека тормозная доминанта не находится, как правило, в подавленном состоянии, а общением людей вызывается наружу,  т.  е.  удерживается  в  мире  действий.  Следовательно, адекватные первосигнальные   рефлексы  подавляются.   Последние   лишь   в   ходе  всей человеческой   истории   посредством   трансформации   общения  (преодоление суггестии контрсуггестией) и тем  самым деятельности пробиваются в известной мере к примирению со второй  сигнальной системой. Но в глубине истории царит операция    образования   дипластий,    фундаментально    несовместимая с нейрофизиологическими  операциями   в  рамках   первой  сигнальной  системы…

Дипластия    воспроизводит   как   раз   то   одновременное   наличие   двух противоположных друг другу раздражений, которое  "срывает" нормальную высшую

нервную деятельность у животных. Универсальная  операция, с  одной стороны, высшей нервной деятельности животных, с другой формальной логики человека дихотомия,  т.  е. деление  на "то" и "не то",  иначе,  на  "да"  и "нет".  Однако в эволюции <речи и мышления> между  тем и другим,  несмотря  на  все  их сходство,  лежит уровень операций, которые не являются дихотомией и обратны ей: дипластия. Принцип последней тоже бинарный (двоичный), но это не бинарные деления,  а бинарные сочетания. Необходимость предположить   такой   средний   уровень   станет   ясной   и  кибернетикам, конструирующим  машины  на  двоичном  принципе,   если  они  вспомнят,   что формальная логика делит надвое не объекты, а истинные и неистинные суждения, каковые  могут  быть  неистинными  только  потому,  что  представляют  собою сочетание, связывание  двух  различаемых  элементов (что  касается  "ошибок" животного,  то  выше  уже   отмечалось,   что   это  нарушение  им  замысла экспериментатора, биологически же животное  всегда  право;  так, в  ситуации "проб и ошибок" "ошибки" вовсе не ошибочны, они целесообразны)…

     …Преодоление  дипластий можно определить так же,  как дезабсурдизацию абсурда 97.  Я  не нашел  слова "абсурд"  ни в  одной энциклопедии, в том числе философской.  … В переводе "абсурд"<это> "невнятность",  т. е. всего лишь  неразборчивость, непонятность. В обычном толковании бессмысленность, нелепость, что в свою  очередь требовало бы  объяснения.  Обычно абсурд  выступает  просто  как  невыполнение условий логики  98.

Но что, если  перевернуть: логика это невыполнение  условий  абсурда?  Такая инверсия  не  будет  забавой ума  и  тавтологией, если  даст  более  широкое обобщение. Так оно и есть. Как условия абсурда можно было бы сформулировать противоположности трем основным   законам  логики:  

1)   обязательность  многозначности   (минимум двусмысленности) терминов,  т.  е. А No А,

2) обязательность противоречия,

3) вместо   "или-или"  "и-и".  

В   таком  случае  всякую  логичность   следует рассматривать  как  нарушение  этих  правил.  Далее,  есть  возможность  эти формулировки законов абсурда свести  к одной позитивной. А именно,  формулой абсурда может служить АєВ. Употребив две разные буквы  А и  В, мы показали, что  оба  элемента  различны,  но,  соединив   их  знаком  тождества,  тремя черточками, мы  показали, что они тождественны. …  К данной внутренней структуре дипластии нужно  добавить  указание  на ее  внешнее положение: она тем  чище,  чем она изолированнее, т. е. не входит в цепь других подобных.

     Оба элемента  пары,  по определению,  должны быть столь же несовместимы

друг с другом, как нейрофизиологические явления возбуждения и торможения. Но это  значит  лишь,  что  и  в  самом  тесном  слиянии  они  не  смешиваются. Собственно, к физиологическому антагонизму возбуждения и торможения восходит всякое явление функциональной оппозиции в человеческой психике, включая речь (фонологическая  и синтаксическая  оппозиция).  Но это  не  значит,  как уже говорилось, что человек в дипластии может сливать возбуждение и  торможение, он может сливать  в дипластии два раздражителя  противоположного  знака. Эта спайка  явление  особого  рода:  в   глубоком  прошлом  бессмыслица  внушала священный  трепет или  экстаз, с  развитием  же самой речи, как  и мышления, бессмысленное провоцирует  усилия осмысления. ( выд. а.к.)  По афоризму  Н.  И.  Жинкина, "речь есть не что иное, как осмысление бессмысленного". Дипластия  под углом зрения  физиологических  процессов  это эмоция,  под углом зрения логики это абсурд…

       …Конкретные дипластии могут быть бесконечно разнообразными, но существенно только то, что это дипластия.

     Но эти два элемента  вовсе  и  не  представляют  какой-либо  смысловой  ассоциации:  их соединение  и  одновременное  различение семантически  достаточно случайно и несуразно. Примерами могут служить и многие поэтические метафоры. Как видим, применение  логического понятия "абсурд" к дипластиям есть забегание вперед: поначалу  дипластия   вообще  вне  семантики,   является  до-смысловой.  Она оказывается  абсурдом только у порога того  времени, которое зачинает в себе смысл: значение и понятие.

     Для  этого дипластия должна слепиться с другой.  Ведь возможна  встреча двух  дипластий,   у  которых  один  из  двух  элементов  общий.  Образуется трехэлементная цепочка. Ее можно изобразить так же, как треугольник. Назовем ее трипластией.

     Как  мы помним, в дипластии, как таковой, нельзя определить,  какой  из двух элементов является "знаком",  какой "обозначаемым": они  взаимно играют эти роли.

     Иное дело в трипластии, где по отношению к  одному элементу, общему для двух  слипшихся  дипластий,  два других  элемента  оказываются  в  отношении произвольной  взаимозаменимости  или  эквивалентности.  Тут уж не  смешаешь: именно они  и  являются "знаками" этого первого  элемента, ибо они  различны между собой, и это свидетельствует, что субстанция каждого из них совершенно безразлична к субстанции  первого,  ничем с нею  не связана,  а  ведь именно такая "немотивированность" и существенна для определения "знака".

     Трипластия возможна в двух вариантах, … в виде  двух  треугольников.  В первом  треугольнике  некая  "вещь" (объект)  а  имеет два  разных  "знака"  в и  с,  которые  по отношению  к а взаимозаменимы.   Можно  сказать,  что   по  отношению  друг  к   другу  они синонимичны. Во втором случае "слово" могло бы быть названо омонимом, но это неправомерно, ибо на самом деле здесь роль "знаков" играют две "вещи" в и с, взаимозаменимые по  отношению к  одному  "слову"  а. Взаимозаменимость  двух "слов"  образует основу "значения": последнее,  как уже  говорилось, есть их инвариант, т. е. то, что остается неизменным при их обмене,  переводе, иными словами, при аннигиляции  их различий; этот  неразменный остаток  как раз  и есть нечто, стоящее между "знаком" и "денотатом"  (обозначаемым объектом), и над  природой  чего  ныне  работают лингвисты,  семиотики  и  логики. В.  А. Звегинцев  прав,  догадываясь, что  разгадка  "значения"  таится  в  явлении Синонимии100,    но,    очевидно,    надо преодолеть   традиционное  связывание   этого   важного  понятия  только   с лексикологическим  уровнем:  в широком смысле  синонимами можно  назвать  не только два слова, но и любые две группы или системы  слов.  Каждому  слову и каждому   предложению  в  нашей  современной   речи   может  быть   подобран лингвистический  эквивалент  будь  то  слово,  фраза,   обширный  текст  или паралингвистический  знак,  и  мы  получим два (или более) синонима, которые объясняют друг друга, т. е. которые имеют общее значение.  Что  же  касается взаимозаменимости  двух "вещей", то она образует основу "понятия". Если  две разные вещи обмениваемы друг на друга  по отношению к некоему слову, значит, это есть  отвлечение  и  обобщение  в  данном слове  их  инварианта  или  их контакта.  Разумеется, сказанное  далеко  не  охватывает  огромной  проблемы образования понятий. Но,  думается,  заслуживает внимания то,  что все общие понятия состоят из простейших  зерен двоек,  составляющих минимум обобщения.

То же относится и к значениям…

     Категория значения еще не  вполне  переводит нас  из мира суггестии в мир  познания. Однако вместе с нею уже появляются некоторые из тех  трудностей, которые  познание будет преодолевать. А  именно значение осуществляет выделение денотатов из безграничной взаимосвязанности  вещей, и тем самым оно обособляет  и изолирует  "явления"  (предметы, факты, события, элементы окружающего  мира).  В  этом  мире,  где "все связано со всем",  ум вычленяет  и  конструирует  единицы  денотаты… 

В  дальнейшем  развитие  мышления  и  логики  будет неустанно    преодолевать   рассечение    мира    эквивалентными,    т.   е. взаимозаменимыми  знаками  на  разные  изоляты:  оно  будет  находить  связи рассеченных явлений каузальные  и  структурные…

     Трипластия первый шаг  на  пути к мышлению, следовательно, и первый шаг контрсуггестии,   который  приведет   в  дальнейшем   к  превращению  второй сигнальной    системы   из    механизма   интериндивидуального   влияния   в отражательный,  познавательный, информативный механизм. Следующий шаг  можно представить  как  соединение  двух  трипластий  и образование  тетрапластии… Это более глубокий вход из сублогики в логику:  налицо  ряд  знаков (а, в)  и  ряд обозначаемых  предметов  (с, d), связанных через значения и элементарные понятия.

          Рассмотрим ближе, что при этих преобразованиях  происходит с внутренней природой дипластии: как дипластия расслаивается, "растаскивается". Это можно называть  генетической логикой (хотя  данное выражение употреблялось другими авторами в других смыслах).

  Дипластия это такая  операция, где между двумя предметами или  представлениями  налицо  1) очевидное различие или независимое бытие и 2) сходство или слияние; если нет и того и другого хоть в какой-то степени отождествление невозможно.

     В тетрапластии налицо двоякого рода  дипластии: соединяющие два знака и соединяющие  каждый  знак  с  денотатом  (может быть третий  род  соединение значения с понятием). Их отличают некоторые особенности, однако здесь важнее подчеркнуть, что, и  то, и  другое, вполне  отвечает  понятию  дипластии, т. е. наличию как тождества, так и различия, как сцепления, так и обособления.

     Если отложить на отрезке прямой линии все возможные пропорции сочетания этих   двух   признаков   дипластии,  то  по  краям  отрезка  окажутся   две экстремальные  противоположные формы:  на одном конце  такая, где тождество, сцепление минимально, т. е.  едва .выражено  и  почти отсутствует; на другом конце такая, где,  наоборот,  едва  выражено  и  почти отсутствует различие, обособление. Еще одно небольшое движение в ту и другую сторону за предельные точки отрезка, и мы оказываемся уже в двух сферах интеллектуально-логических действий, хотя бы ранних.

     Отсюда  следует,  что  сама   поляризация  дипластий   и   образование, экстремальных форм есть тенденция к  дезабсурдизации. В самом деле, если оба члена дипластии все более разобщаются, они  в пределе перестают  быть просто различными, но становятся  контрастными,  т. е.  антитезой  или  антонимией, иными  словами,  определяются  только  абсолютным  противопоставлением  друг другу; дипластия становится абсурдом, абсурд требует логики. Это "бракованная" дипластия.

Обратный  "брак",  возможность  которого  таится в дипластии, это возрастание   сходства  или  взаимной  причастности  между   обоими  членами дипластии. Последнее возможно в трех случаях:

     а)  если  это  слова,  то  ассоциация  их  по  звуковой   форме,  очень характерная для раннего детского возраста и,  возможно, для  раннего времени предыстории,  создает  абсурдные  сочетания  денотатов  (и  лишь  стихи  или пословицы умеют прибавлять к рифмам осмысляющие их строки);

б) если это знак и денотат, их "созвучие",  как  говорилось выше, лишает  знак  его основного свойства;

в)  если это  две  вещи, то  любая их ассоциация, будь  то  по сходству (симильная) или по причастности (парциальная), а  последняя по  причастности последовательной во времени (сукцессивная)  или вневременной,  одновременной (симультанная),  так   или  иначе  угрожает  коренному  принципу  дипластии: объединение двух элементов теперь не чуждо их натуре; но  и оно в виде магии становится абсурдным, а абсурд опять-таки требует логики[19].

    

     …на том полюсе начертанного нами выше отрезка, на том  полюсе абсурда   и  дезабсурдизации,   где   царит  оперирование   неотличимыми   и неотчленимыми  друг от  друга  элементами,  неотчленимость  осмысливается  и интерпретируется  интеллектом   как   категория   целого.   Несовместимость, абсурдность "неотчленимых членов", "неэлементарных  элементов"  дает генезис понятиям  целое  и  части. Они  сочетаются рационально и продуктивно. Отсюда ведут свое начало идеи конструкции, композиции, структуры.  Отсюда  же  идея дроби… 

     …Таковы контуры генетической логики.  Как мы видели, это  был переход  к логике, понятиям, счету, категориям  от сублогики дипластий, а вместе с  тем от чисто суггестивной  функции,  которую вторая сигнальная  система играла в начале человеческой  истории, к функции отражения предметной среды. Пружиной было   развитие  контрсуггестии   в   ходе  истории105,  что  выражало  становление новых отношений между людьми. Это не значит, что дипластия принадлежит исчезнувшему прошлому. Прошлое живет. Не видно, чтобы люди  склонны  были  отказаться от ее чар, лежащих во всем, что священно  и  таинственно,  что  празднично и ребячливо.  Растущий строгий ум туго и многообразно переплетен в  цивилизациях мира с  доверчивым бездумьем и с причудливыми фантазиями.

     Даже сам наш  язык,  пока  он таков,  как есть,  не позволяет,  скажем, достигнуть абсолютной  синонимии  или антонимии (в самом  широком, не только лексическом смысле); неизбежно есть хоть  ничтожный осадок необъясненности и непонятности незримое семя дипластии. Для связывания двух и более слов разум требует основания в связи  вещей, обозначаемых словами,  остальные сочетания слов запрещаются. Но  на всем протяжении истории "выворачивания вывернутого" оставалась  и   остается   огромная  сфера  этой   фантазии,  в  том   числе полуреальности-полувымысла. Ее  столкновения  с  реальностью  снова и  снова толкают людей на один из двух путей:

     1) на попытки "пригнать" действительность, изменить по возможности вещи в  соответствии  с фантазией (относительно  свободной  комбинаторикой  слов, представлений);

     2)  на необходимость "пригнать" саму  фантазию еще  более ограничить ее точным отражением вещей. Это две стороны истории культуры.

        Потекут  столетия и тысячелетия  развития человеческого  ума. Одним  из сопутствующих  проявлений этого  процесса станет постепенное уменьшение роли"формул" в  мышлении и  поведении индивидов. Чем глубже в прошлое, тем более мы видим человека  запеленутым в  речевые и образные штампы  и трафареты,  в формулы  оценок  и поведения, в  формулы  житейской мудрости,  практического рассудка, верований.  Он  разгружен от необходимости думать: почти на всякий случай  жизни, почти на всякий  вопрос есть  изречение,  пословица,  цитата, стих,  пропись,  обобщенный  художественный   образ.  Каждая  такая  формула применима  ко  многим  конкретным  значениям.  Надо  только уметь  вспомнить подходящую. Но ведь тем самым  можно и выбирать среди них!  Можно сталкивать одну формулу с другой  и тем расшатывать их непререкаемость. Так развивается пользование "своим умом".

     Однако  шел в истории и обратный процесс:  открытие иных, непререкаемых формул,  преимущественно математических.  Если  не говорить  об  античной  и средневековой  истории математики, она как целое  возникает  в XVII веке и с тех   пор  неукоснительно  крепнет   и   расширяет  свою   империю.  В  мире математических  формул  отношения   между   чисто   человеческими  символами (буквами) и реальными вещами или процессами снова перевернуты, т. е.  вторые становятся в  известном  смысле "знаками", ибо  всякая  формула предполагает возможность  подстановки разных численных значений,  репрезентирующих  вещи.

При  этом   математическая  формула  годится  и  не   для   многих,   а  для неограниченного  множества  значений.  Остановит   ли   что-либо   экспансию математики? Эта могучая волна  может разбиться только  об  один  утес:  если будет   научно  доказана  однократность   объекта  познания,   в   частности человеческой  истории.  Это  знаменовало  бы  следующий,  еще  более высокий уровень разума…>[20].

Научное наследие Б.Ф. Поршнева так и не было востребовано при его жизни, благодаря господству в советской науке марксистских дипластий (абсурда, прежде всего в «советской экономической науке», которая стояла «обеими ногами» на дарвинистской антропологии и постулата Энгельса «о роли труда в происхождении человека»[21]) и прогрессирующей умственно-речевой деградации научной элиты СССР, которая уже с середины 1970-х гг. начала склоняться к идеологической капитуляции перед западной либеральной парадигмой, основанной на заимствовании западного понятийного аппарата и непереводимых научных жаргонизмов, усиленно внедряемых, прежде всего, в образовании, воспитании и подготовке кадров государственного управления.

«Заглотив» словесно-понятийные «наживки» западной идеологии, что называется, с «пшённой кашей студенческих столовых», новая генерация советской элиты «повелась» на подкинутую ей разрушительную дипластию «перестройка и ускорение»[22], породившую ещё более «крутую» дипластию: «больше демократии (по-западному – больше прав союзным республикам!) – больше социализма», что стало смертельным приговором Союзу ССР.

Жаль, что авторы «Меры твоей воды» оказались и по времени, и культурно изолированы от этой выдающейся теории, ввиду того специфического труда, которым занималось то профессиональное сообщество, к которому они принадлежали. Не из-пользование этого предшествующего им достижения-достояния русской культуры позволило ССМ ПЭПО БПА (Э)[23] направить авторский коллектив ВПП[24] по пути евангельских изысканий сути человека как особого явления в биосфере планеты Земля, на пути которых им, «как бэ» вовремя попался (как вариант – был подброшен «через Запад» как лучший роман XX в.) роман «Мастер и Маргарита», поспешно названный «евангелием от Михаила», который был так же поспешно (дважды!) отождествлён с «русским мировоззренческим стандартом». Таким образом, марксистская дипластия была заменена на евангельскую – оборотную медаль библейского проекта. Ловушка, для очередных благонамеренных русских мыслителей-мечтателей, захлопнулась! В результате – была снята Защита Сверху для руководителя этого коллектива, после чего продолжительность поддержания жизни его организма стала об-без-печиваться лишь собственными ресурсами организма и созданного вокруг него ПЭПО-эгрегора «Внутренний предиктор СССР».

В связи с последним – всем желающим на предмет «убийства ВМЗ» надо успокоиться и прекратить заниматься «конспирологией» на эту тему, которая является обратной стороной медали, под названием «масонство-отвлекающий манёвр НГП». Надо понять (а не просто прочитать-запомнить), перешагнув порочную культуру «таинств-посвящений», что Бог ничего не изменит с «человеком», пока тот сам не изменит себя. Отсюда же «зеркально» – в отношении «человека», переставшего меняться (остановившегося  в своём развитии, а ещё хуже – пошедшего вспять – туда, где уже давно прошли другие) Бог не будет ничего менять, замедляя естественные процессы его старения и тем продлевая ему долголетие. Всё зависит от того – идёт ли индивид «прямым путём», либо он «остановился», либо пошёл «в сторону», а ещё хуже – «вспять»! Проще говоря – не увидев, либо отвергнув по высокомерию то, что до тебя открыли другие, нельзя раз-считывать на «бесконечную» помощь Свыше, Она не безгранична в отношении Творений  Самого Вседержителя, как показывает вся история дивергенции-эволюции вида «человек разумный» – от падальщиков-троглодитид, через людоедов-неандертальцев к неоантропу современному.

Необходимость преодоления дипластии, как сильный манёвр Расы-Руси-России при переходе

ко вписанию евро-американского конгломерата

«Текущий момент» и его концептуальная оценка, «как повелось у нас», в кругах «концептуальных аналитиков», как всегда, будет содержать «уничтожающую критику» без-головости и без-рукости той части политической элиты нашей много-стра-дальной Земли, которая, путём векторной комбинации «сил» разной иерархии, мощности и продолжительности воздействия на сознание и бес-сознательные уровни биологически разновозрастных сообществ неоантропов,  проживающих на разных континентах и в разных природно-климатических поясах, оказалась в последнее десятилетие у власти в разных регионах планеты в форме «национальных правительств», в руках которых сосредоточилось управление запредельными для здравого смысла средствами изменения планетарной истории в сторону её «конца» (по Фуку-яме).

При этом, мы будем проводить такого рода оценку, привлекая к этому действию не только недавние методологические достижения русской культуры, содержащиеся в трудах общественной инициативы, но и более ранние методики антропологии – «науки о человеке», в том виде, как её понимали советские учёные антропологи – единомышленники и последователи историка и философа (философа палеоистории) Б.Ф. Поршнева, соответственно с нашей, уже современной, мерой понимания, возникшей на основе той фактологии, которой ещё не могло быть тогда – во времена Б.Ф. Поршнева!

Прежде всего, давайте разберёмся в том «театре абсурда», в котором пребывает, минимум, половина наличного планетарного со-общества людей, начиная с конца Второй мировой войны, когда США выступили инициаторами и подмяли под себя так называемые «объединённые нации»[25].

Абсурд первый. Понятие наций в СССР, Китае, США, Великобритании и Франции, как у учредителей ООН были изначально разные – до противоположности!  Это ИВС понял «по результатам «корейской войны» и «свернул» роль советской миссии в ООН до минимума наблюдателя, лишь применяя, по-необходимости, право вето в Совете Безопасности.

Для СССР и Китая это был «народ». Для всех остальных членов совбеза – это «элиты» входящих в ООН государств. Отсюда – содержание-смысл получался разный, – до противоположности, в следующем дипластическом понятии – «мировое сообщество». В первом случае – это все люди, проживающие в странах-членах ООН. В другом – это совокупная элита этих стран. Однако, в количественном отношении, получалось с точностью до наоборот: политическая элита количественного большинства стран, навязывала свою «повестку дня» количественному большинству народов[26]. В этом чётко прослеживалася атлантический замысел планетарного жизнеустройства, навязываемого в ходе второй мировой войны.

При этом две вышеназванных дипластии не могли не быть соединены в трипластию, которая имела одно общее понятие – «мировое», и продолжить своё лживое, причудливое существование буквально «ни на чём» - на вброшенной американскими политтехнологами этой обманки неоантропам, никогда не применявшим до этого слово «мировое»[27], что непонятно как было понимать – то ли «планетарное», то ли что-то «мирное». Соответственно, каждый понимал это так, «как понимал». Настоящий смысл знали только «атлантисты», изначально принимавшие «атлантическую хартию», которую они «довели до ума» в структуре «северо-атлантического союза» (НАТО), на 80 лет определив своё господство и в ООН, и «в мире вааще» (на планете)». Эти понятия периодически «склеивая» с разными другими понятиями внутри- и межгосударственных отношений они превратили в орудие семантического господства над неоантропами. Не избежала этого и советская дипломатия, которая была, ещё до «корейско»-корейской войны оттеснена на периферию «стран социалистического содружества» и «сидела тихо» в структурах ООН, во всю осваивая новый «птичий язык» «международного сообщества», то есть со-общества возникшего по воле создателей «атлантической хартии» МЕЖДУ НАРОДАМИ планеты Земля, о чём те, и по сию пору, не догадываются!

Возможности изменения такого, по-сути колониального положения, сложившегося в ООН после Второй мировой войны открылись с началом азиатских антиколониальных движений и революций достигших своего пика в 50-е гг. XX в., когда советская дипломатия получила как новых союзников, так и антиколониальную повестку «на трибуне ООН». Первый успех был подкреплён «африканской волной» антиколониального движения и появления в ООН десятков новых стран с «нищим и голодным» населением, с ненавистью смотрящим на своих недавних хозяев-колонизаторов. С начала 60-х гг. «атлантисты», засевшие в глубинных структурах ООН переходят к долговременной обороне, проклиная тот день, когда они создали эту структуру и лихорадочно разрабатывая механизмы нео колониального приручения  своих недавних рабов «механизмами помощи слаборазвитым странам». Следует отметить, что без роли СССР-учредителя этим странам вообще ничего «не светило», ни в антиколониальной борьбе, ни в становлении своих национальных государств, так как именно советская военная и экономическая помощь сыграла решающую роль в их окончательном выходе из-под государственной опеки «атлантистов[28]», и вхождении в состав стран-членов ООН. Карибский кризис остужает людоедский пыл «атлантизма», заставляя его признать тактический паритет в мировом противостоянии совокупных элит и совокупных народов планеты Земля, давая СССР уникальный шанс мирового переустройства, который не совсем получился со странами «соцсодружества»[29]. Однако, хрущёвским руководством это было понято как грубая материалистическая задача «накачки» этих стран оружием, продовольствием и деньгами в сочетании с троцкистскими догмами «мировой социалистической революции», так как на этот момент про большевизм в политике в самом СССР уже «надёжно забыли». Основным отличием в глобальной политике того времени СССР от США стало бес-платное и без-возмездное предоставление продуктов высокотехнологического производства освободившимся странам, в обмен на обещание представителей складывающихся там элит «быть социалистами[30]». НО, материальные возможности «первого в мире государства рабочих и крестьян» были не безграничны, при одновременно ведущейся им со странами «атлантического союза» «холодной войны» и скоро, ввиду так и не решённого «основного теоретического вопроса», были исчерпаны. Однако, и за эти 20 лет «вечной дружбы с СССР», народы этих стран так и не услышали от СССР настоящего «русского слова» о том, куда и как надо идти к «светлому будущему человечества» (кроме непонятного им «марксизма-коммунизма»), и, в конце-концов, добровольно надели на себя «ярмо нео колониализма» за более высокое качество потребительского существования и обещание «в будущем» принять «детей этих стран» (менее 1 % населения колонии) на территорию метрополий в качестве равных себе в достоинстве граждан.

Библейское, по глубине подлости, предательство Горбачёвым идеалов СССР и переход, в глобальной политике, на сторону «атлантистов», внесло совершенно немыслимую инверсию в  глобально-политическое положение «развивающихся стран», попутно развалив их «клуб по интересам» - «Движение Не Присоединения» и сделав его соучредителя – Югославию совершенно без-защитной перед людоедствующим Западом. Пример растерзанной НАТО Югославии заставил «развивающиеся страны» ещё ниже склониться перед нео колониалистами, которые недвусмысленно погрозили им натовскими бомбёжками. А особо гордых и непонятливых просто раздавили, при  этом, жестоко-показательно казнив их политических вождей[31].

Абсурд второй – ООН нет альтернативы как выразителю мнения «мирового сообщества». Сегодня – «мировое сообщество» вновь вернулось в положение «международного сообщества» образца «атлантической хартии» 1941 г., что и было зафиксировано его хозяевами 10 июня 2021 года во время двусторонней встречи в городе Сент-Айвс президентом (демократом[32]) США Джозефом Байденом и премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, которые подписали новую Атлантическую хартию. В результате – от «чего ушли» во времена СССР, к тому и пришли «во времена» РФ спустя 80 лет! Этот факт российская дипломатия по-просту «проспала», а «проснулась» только в декабре 2021 г., когда враг уже был «у ворот»! Хотя с того момента, когда учредители-атлантисты «пнули» действующие «разводящие» структуры ООН, надо было, по факту считать себя свободными от всех обязательств перед «мировым сообществом»…людоедов, и начинать насколько возможно быстро готовиться к новому военно-политическому противостоянию. Вместо этого непонятное топтание и не внятное бормотание дипломатического корпуса аж до конца декабря 2021 г. Полгода было потеряно в пустой рутинной дипломатической работе, на фоне «сверхактивности» атлантистов!

О чём говорит такая динамика процесса? О том, что семантическое оружие дипластии составляющее многослойный, многоуровневый конгломерат адаптационной части инфообеспечения элементов (неоантропов) с/системы «человечество планеты Земля» намного мощнее любой идеологии, построенной на дипластических оглашениях и умолчаниях, и имеет свойство задавать информационное обеспечение элементов любой, вложенной в эту суперсистему идеологии, на рече-мыслительном (сознательном) уровне, формируя культуру бытия многих поколений людей.

При этом, воз-принимаемая в процессе образования-обучения господствующей в любом толпо-элитарном обществе  идеология (о чём следует помнить!) составляет лишь верхний культурный слой, образуя область раз-суждений-умозаключений, которая «ложится» на область понятий, где безраздельно, либо фрагментарно, либо нет, господствует передаваемая из поколения в поколение новых неоантропов[33] информация, в форме калейдоскопа абсурдных представлений, о природе человека, об окружающем обществе людей, об окружающем мироздании, о Боге Едином, никем не сотворённом и рождённом, которая не позволяет противостоять власти генетических и духовных потомков ранних неоантропов-людоедов, дорвавшихся до глобальной власти в XX в. В таком состоянии инфообеспечения элементов с/системы любая идеология может быть легко «свёрнута» и озвучена другая, базирующаяся на тех же дипластических (абсурдных) понятиях с той лишь разницей, что будут применены иные конструкты из ранее уже имевшихся суждений и умозаключений, что приведёт к быстрому возникновению новых. Инициативу в такого рода изменениях наша официальная дипломатия потеряла довольно давно – ещё во времена «министра иностранных дел» (а по-сути – лютого врага России) Э.А. Шеварднадзе[34]. Это когнитивное явление ранее уже было описано в концептуальной литературе как форма лингвистического (нейро-лингвистического) управления, названного нетократией.

Таким образом, смена последней, по счёту, идеологии миропорядка, основанный на дипластиях, произведённых для создания ООН и самим ООН о «международном праве» и «мировом сообществе» «официально» была завершена там, и теми, кем она «зачиналась» 80 лет назад. «Наша официальная дипломатия» этого совсем не заметила (не сделал соответствующего официального заявления, с предупреждением о том, что в ответ будут так же сняты ранее взятые на себя обязательства), чем, по-сути, разоружила нашу державу перед готовящемся, на политико-военном уровне, нападением.

Это крайне сложное, впервые возникшее со времени начала ВОВ положение характеризуется тем, что вся без исключения правящая элита России, воз-питана в этом дипластическом мареве понятийного абсурда, и не способна его деабсурдизировать применением тетрапластических понятийных формул, иногда называемых здравым смыслом, а иногда – концептуальным мышлением. Особую ответственность за это несёт советская дипломатическая школа периода позднего, разлагающегося социализма, которая полностью приняла западную дипластическую повестку и разоружила нашу державу перед глобальным атлантическим ренессансом задолго до описываемых событий. Если учесть, что её «наиболее яркие» представители сейчас определяют политику нашего государства в: Государственной Думе, Совете Федерации, Администрации Президента[35], то становится понятной «стратегия и тактика» ведения СВО, описанная в известном труде В.И. Ленина «Шаг вперёд, два шага назад».

Более того, навязанный нам Западом, ещё со времён Горбачёва, статус главы государства не как вождя народа, а как «главного дипломата страны», сделал нынешнего верховного главнокомандующего связанным некими дипломатическими правилами (протоколами) и «мнением мирового сообщества», составляющими суггестивно навязанную нам многоуровневую дипластию «международного права» (чистый абсурд, т.к. право – атрибут государства, которое не может быть «международным»).

Такой «матричный» капкан, в который попало сознание нашего верховного главнокомандующего не может быть преодолено никакими тандемами-политандемами его помощников и подчинённых, которые сами пребывают всю свою сознательную жизнь в таком же дипластическом мыслительном капкане, в силу внутрисистемных правил циркулирования управленческой информации. Выход из этого опасного состояния – в над-системном разрешении этих когнитивных задач преодоления абсурда, когда «и то, и то – нельзя, а что можно – то же нельзя, а делать надо то, что велят некие «обстоятельства», путём введения иерархически более высокого параметра-критерия оценки качества управления. На это действующая система власти оказалась не способна! Поэтому, не обращая внимания на примитивную магию «триумфальных» результатов региональных выборов, состоявшихся 11 сентября(!), необходимо, не уповая на «мудрость правящей партии» и её «вождей»,  всем, кто только в состоянии доносить информацию – требовать от верховного главнокомандующего выполнения его конституционных обязанностей – проявления воли в осуществлении военной власти в направлении как можно скорейшего (до зимы 2022/23 гг.!) уничтожения людоедского киевского режима всеми военно-политическими средствами, имеющимися в его распоряжении!

[1]Б.Ф. Поршнев. О начале человеческой истории (Проблемы  палеопсихологии). Дивергенция палеоантропов и неоантропов. http://lib.ru/HISTORY/PORSHNEW/paleopsy.txt

[2] Б.Ф. Поршнев. О начале человеческой истории (Проблемы  палеопсихологии). Глава III. Суггестия. http://lib.ru/HISTORY/PORSHNEW/paleopsy.txt

[3] С-ловил, то есть – по-имал собеседника и всех будущих собеседников, подчинив их всех своим собственным смыслам.

[4] Хотя, пример КНДР говорит о некоем «третьем пути» - идеологии «чучхэ» - опоре на собственные интеллектуальные и материальные ресурсы и древние общинные традиции, включая свою элементную базу, которой при полной замене марксистской терминологии на «корейскую» демонстрирует вот уже 75 лет поразительную устойчивость этого региона восточно-азиатской большой (супер) системы. Даже в переводе на современный русский язык это звучит довольно «инновационно»: трудовая партия Кореи – некое смысловое созвучие со словом «большевики». Так же причиной такого рода устойчивости следует искать в том, что ТПК (КНДР) в своё время не «повелись» на скроенные западными либералами «экономические реформы», а упрямо сохраняли плановую экономику мобилизационного типа. Именно это помогло им выстоять в полностью враждебном географическом окружении, уже после того, как «антиколониалистские и антиимпериалистические» СССР и КНР перестали де-факто существовать.

[5] Междуреченский концептуальный центр на основе жреческих иерархий шумерско-вавилонского конгломерата, частично уцелевших с «допотопных времён»

6Древнееегипетский концептуальный центр

[7] «Просто» теорию не там искали, главным образом, в «институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС» – в философско-экономических рукописях 1844/46 гг. - ранних трудах Маркса, полагая, что «ученики» (по аналогии с «учениками Христа») извратили изначально «чисто-непогрешимые идеи», а она лежала в области науки о про-из-хождении («без-конечном» хождении-воз-хождении) «человека разумного», на его пути к осмыслению необходимости связи с Богом-Творцом-Вседержителем, умственно-психическое развитие которого (либо деградация) в этом направлении предопределяет осуществление Замысла Справедливого Жизнестроя.

[8] По предложению И.В. Сталин ВКП (б) на съезде был переименован в Коммунистическую партию Советского Союза - КПСС. В связи с этим в решении съезда было отмечено: Двойное название партии (« коммунистическая »,« большевистская ») исторически сложилось в результате борьбы с меньшевиками и имело целью изолировать себя от них. Поскольку меньшевистская партия в СССР давно ушла со сцены, двойное название партии утратило свое значение, тем более что понятие «коммунист» наиболее точно выражает содержание главной задачи партии - построение коммунистического общества. https://studopedia.ru/25_101080_kakova-bila-glavnaya-prichina-pereimenovaniya-vkpb-v-kpss.html

[9] https://histrf.ru/read/articles/na-xix-siezdie-vkp-b-partiia-pierieimienovana-v-kpss-event

[10] Знак высшей власти в республике Господин Великий Новгород

[11] См. Иудин грех XX съезда. М., Академия управления. 2006 г. 228 с.

[12] В декабре 1925 года XIV съезд провозгласил курс на построение социализма в стране, что потребовало разработать новую программу партии. В связи с объединением советских республик в Союз ССР РКП(б) была переименована во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) — ВКП(б), включавшую КП(б) Украины, КП(б) Белоруссии и партийные организации ЗСФСР. При этом создание отдельной партии в РСФСР было объявлено «величайшим вредом», так как «фактически означало бы существование двух центральных руководящих органов, потому что удельный вес российской части в партии союзного значения сам собою ясен». Устав новой партии существенно отличался от устава РКП(б). В структуре партии произошли изменения: численность членов Центрального Комитета ВКП(б) была увеличена, а сам ЦК стал играть роль «внутрипартийного парламента». Съезды ВКП(б) предполагалось созывать раз в 5 лет; роль исполнительного органа партии перешла к Секретариату ЦК ВКП(б).

XV съезд ВКП(б) в декабре 1927 года утвердил директивы по составлению Первого пятилетнего плана развития народного хозяйства страны и принял план коллективизации сельского хозяйства. Была организационно разгромлена троцкистская оппозиция; возможности ведения внутрипартийных дискуссий существенно ограничивались.

Летом 1930 года XVI съезд ВКП(б) одобрил проводимые реформы и переход к политике ликвидации кулачества как класса, провозгласил путь на ликвидацию всех капиталистических элементов в стране. Продолжилась борьба против оппозиционных «уклонов» в партии. XVII съезд («Съезд победителей») в начале 1934 года подвёл итоги первой пятилетки, определил направления реализации второго пятилетнего плана. Было принято решение об изменении управления промышленностью: территориально-производственная система совнархозов сменялась вертикалью наркоматов. В 1937 году, после принятия новой конституции, высшим законодательным органом СССР стал Верховный Совет, избиравшийся по одномандатным округам. Он был полностью подконтролен ВКП(б), так как в каждом округе мог быть выставлен только один кандидат — представитель блока коммунистов и беспартийных.

На состоявшемся в марте 1939 года XVIII съезде констатировалось, что социализм в СССР в основном построен и страна вступила в стадию завершения строительства социалистического общества. Однако разразившаяся война нарушила планы мирного развития, и следующий съезд партии был созван только через 13 лет.

1941—1945

В годы Великой Отечественной войны в действующую армию было направлено свыше 1,5 млн коммунистов, значительное количество действовало в составе партизанских отрядов и подпольных организаций на оккупированной территории. Несмотря на потери, в период войны численность партии увеличилась на 1,6 млн человек. К началу Великой Отечественной войны в вооружённых силах СССР насчитывалось 654 тыс. коммунистов, к январю 1945 года их количество увеличилось до 3 031 тысяч. В общей сложности в течение Великой Отечественной войны в партию были приняты около 4 млн человек. https://ru.wikipedia.org/wiki/Коммунистическая_партия_Советского_Союза#:~:text=В%20декабре%201925%20года%20XIV,Белоруссии%20и%20партийные%20организации%20ЗСФСР 

[13] Есть «неофициальное мнение», что ИВС разочаровался в ВКП(б) и специально слил в её руководство всех «проблемных» с его точки зрения «соратников», чтобы отправить их потом в одном эшелоне на Восток. Чтобы не оставлять этим недобитым троцкистам славное имя «ВКП(б)» он, предварительно выйдя из состава всех партийных структур, и предложил-настоял на изменении названия, чтобы это название не было запачкано изменой, которую бы, конечно же нашли бы, если бы периферия не опередила ИВС. Но эта мера понимания выглядит поверхностно на уровне действий «напёрсточника». Гораздо более правдоподобным  выглядит версия о том, что ИВС в своих личных образах увидел, что в ходе ВОВ, после вынужденного открытия церквей, и проведения первого, после создания РСФСР, поместного собора, а так же возврата к орденам и мундирам царских времён, как необычайно сильно укрепился дух воюющей армии  и она начала неудержимо наступать. Он понял, что русский марксизм (троцкизм-ленинизм), как идеология, по глубине идентификации лежит на верхнем культурном слое информационного обеспечения поведения элементов большой системы. Православие намного глубже и «толще», поэтому в долгосрочном периоде выигрывает, если не «перевернуть» эту пирамиду наоборот в ходе «правильного воспитания и образования». Основу этого процесса он уже задал бесплатным образованием всех уровней, которое инерционно должно было сработать уже после его смерти. Будучи трезвым политиком ИВС понимал, что совершить это в пределах собственной жизни, он всё равно не сможет. Незадолго до своей смерти ИВС беседовал с дочерью Светланой и передал ей вторую часть своего «политического завещания» про «ветер истории». Первая была оглашена публично в брошюре «Экономические проблемы социализма», о необходимости новой не марксистской теории, которая, сможет по глубине идентификации быть намного глубже, чем иудео-христианство (православие – в русской версии). Продвигая Н.С. Хрущёва на XIX съезде партии, он прозорливо видел кто такой Никита и какая у него типология психической деятельности, и что он, из трусости, вначале, опорочив имя Сталина, дальше возьмётся за любимое занятие троцкистов – экономику, упустив более высокий приоритет, и, тем самым, позволит инерционным процессам, заданным ИВС воспитать послевоенное поколение, которое сможет, без оглядки на авторитеты прошлого, решить основной теоретический вопрос русского большевизма. Для этого он и сделал «хитрого шахтёра» главным докладчиком на съезде по изменению названия и новым структурам управления партией, показав всей партии, кто является его вероятным преемником. Другие варианты преемства рассматривались ИВС как гораздо более худшие. Заодно он выводил из-под удара свою «старую гвардию» удаляя её под надуманным предлогом изо всех возможных уровней принятия решений, чтобы в пост хрущёвские времена они смогли бы дать правдивую версию «эпохи Сталина» и оживить интерес новых поколений к его  личности и делу, которому он отдал свою жизнь. Проводя этот сильный манёвр, Сталин смотрел далеко в будущее, по образному выражению, «растворившись в нём».  

[14] Все остальные были радикальными мелкобуржуазными революционерами, подхватившими-использовавшими модный политический «тренд» и авторитет Комминтерна, что соответствовало социально-экономическому укладу полуфеодального императорского Китая, где успешное торгашество и «надувательство» партнёра считалось «высшей доблестью», и где уже давно, лет 1500 никто не вспоминал про «великие идеи Кун Цзи» (Конфуция), зато «в хвост и гриву» применяли стихийно-материалистическое учение даосизма. Так что «семя» Г.Киссинджера упало в благодатную китайскую «почву», а его лишь вовремя «полил» Дэн Сяньшэн (Дэн Сяопин). – См., например, https://politsturm.com/k-kritike-maoizma/, или https://ru.wikipedia.org/wiki/Маоизм.

[15] Дэн Сяопин (кит. трад. 鄧小平, упр. 邓小平, пиньинь Dèng Xiăopíng; урождённый Дэн Сяньшэн (кит. трад. 鄧先聖, упр. 邓先圣, пиньинь Dèng Xiānshèng); 22 августа 1904, Гуанъань, провиниция Сычуань, Китайская Империя Цин — 19 февраля 1997, Пекин, Китай) — китайский государственный, политический и партийный деятель. Представитель политиков старшего китайского поколения, являлся членом «восьмёрки бессмертных», в которую входили наиболее авторитетные ветераны китайской революции. Никогда не занимал пост руководителя страны, но был фактическим руководителем Китая с конца 1970-х до начала 1990-х гг.

Унаследовав потрёпанный и фактически находившийся в состоянии необъявленной гражданской войны Китай после «культурной революции», Дэн стал ядром второго поколения китайских руководителей. Он стал автором нового мышления, разработал принцип «социализма с китайской спецификой», стал инициатором экономических реформ в Китае и сделал страну частью мирового рынка. https://ru.wikipedia.org/wiki/Дэн_Сяопин 

[16] Междуреченский концептуальный центр на основе жреческих иерархий шумерско-вавилонского конгломерата, частично уцелевших с «допотопных времён».

[17] Древнееегипетский концептуальный центр

[18] В КОБ это называется «калейдоскопическим мышлением»

[19] В этом суть «магии пушкинского слова», как и «магии маяковского слова», создававшие им «фантастическую популярность» у современников. При этом, ни тот ни другой не были «салонными поэтами» - они были поэтами массового читателя. Оба поэта «занимались» созданием с виду абсурдных словосочетаний, и целых строф, которые при попытке суб(простой) логической раз-шифровки, через эмоциональное напряжение, погружали читателя через создание дипластий в «мир поэта» (эгрегор-ПЭПО), откуда каждый из них черпал своё «вдохновение» - образы и слова, которые могли бы их объяснить.

                Здесь, как видим, нет никакого воздействия «физики частот», как нас пытались убедить авторы - раз-шифровщики (дешифровальщики), тратившие уйму времени и своего и своих читателей-слушателей «образов Пушкина»: частота Т9 (у Маяковского в стихах её не было, а образы «нахлёстывают» – «будь здоров» - эмоционально взвинчивали литературную массовку, которая буквально входила в экстаз от его личных публичных многочасовых  чтений: «Лет до ста расти, нам без старости!», «И не повернув головы качан и чувств никаких не изведав, берут например паспорта датчан и разных, прочих шведов!», «Берёт как бомбу, берёт как ежа, как бритву обоюдоострую, берёт как гремучую в двадцать жал змею двухметрово-ростую!»), «зашифрованная» в пушкинском стихе здесь совершенно ни причём (это способ рифмования и больше ничего!), а причём – преднамеренный абсурд, вводимый поэтом в своё стихосложение, которое через эмоциональный накал (экстаз) подключает читающего к его ПЭПО-эгрегору – «Русскому Духу»: «…И тяжело Нева дышала, как с битвы прибежавший конь…» - типичная тетрапластия-контрсуггестия (соединённые в пару две суггестии, «аннигилирующие» друг друга), раз-крывающая  «зримо ощущаемый образ» страшного потока, заряженного огромной животной энергетикой, который вот-вот смоет «медного всадника», а за ним и всю Российскую империю. Но есть и более сложное для понимания, «сворачивавшее крышу» даже у Пушкина (по его выражению – чертовски тяжело – входить через «Русский Дух» в чуждые ему эгрегоры – писать роман в стихах) – состоящее, казалось бы из простых слов словосочетание в самом начале «романа в стихах»: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог… – неужели «честному человеку» нужно кого-то принуждать себя уважать? Вот тут у каждого, кто погрузился в смысл этого четырёхстрочия ждала такая матёрая «дипластия», преодолеть которую, без вхождения «в транс» вряд ли получится, но Пушкин тут же подсказывает фальшивым словосочетанием – «не в шутку» - явная тарабарщина – другой связанной в трипластию дипластией, так как по-русски, в том смысле, что очень серьёзно, и это произносится как не на шутку (, а всерьёз). Далее – если «войти», по выражению Пескова (пресс-секретаря ВВП), «в суицидальное состояние», то можно увидеть здесь и третий смысловой ряд-уровень-меру понимания, то есть прочитать слово «правил», не как свод неких общественных норм, а совсем наоборот – в смысле – «выправлял-исправлял» – то есть «гнул через колено» честных – то есть был законченным подлецом! Отсюда – «как бэ» бес-смысленное, на первый взгляд (то есть для «красного словца»), следующее четырёхстрочие: «Его пример – другим наука, но Боже мой – какая скука, с больным сидеть и день и ночь, не отходя ни шагу прочь…». Здесь главное – это начало – мировоззрение самого поэта, считающего нормальным такое воздаяние окружающего Мироздания (включая общество людей) – в этом его МСТ (мировоззренческий стандарт) – всем, подлецам по жизни, будет вǒздано ещё при жизни, а не где-то там ,в «загробном мире», а далее – вопрошение Творца-Вседержителя по поводу Различения: стоит ли его читателю-современнику заниматься этим без-нравственным, постыдным делом (с благословения православной религии) для получения своей доли наследства? «Какое низкое коварство – полуживого забавлять, ему подушки поправлять, Печально подносить лекарство, Вздыхать и думать про себя: Когда же чёрт возьмёт тебя!» А это уже тетрапластия! Ведь всё равно рано, или поздно чёрт возьмёт тебя (его – подлеца). Здесь – осознанное непринятие, как принципов «христианского милосердия» (религиозно-магической составляющей христианства), так и его «зеркального» эгрегориального зла – нечистой силы. Это и есть пушкинский «афеизм» - неприятие идеалистического атеизма (христианского религиозного учения), возводящего напраслину на Бога Всевышнего и «работающего» с «богом земным» - Господем. Так что никакой «акустической физики» («трубных гласов»), никакой «потусторонней магии» у «слова АСП» нет! Всё в области сознательной речевой функции и ПЭПО-подключек неоантропов и вероятности их связи со Всевышним!

                Таким образом, дезабсурдизация описываемых им ситуацией «русского общества», путём доведения абсурда до «крайней точки» в режиме дипластии – трипластии, а, затем – тетрапластии – было «главной профессией» АСП, и, «подключение по ходу» к ПЭПО-эгрегору «Русский Дух». Поэтому,  для одних – кто не «подключен» к РД – АСП канал подключения к серверу РД, через эмоциональное (нейро-физиологическое) перевозбуждение под-системы мышления в ходе решения мыслительных задач: «дипластия-дипластия», вплоть до потери дара речи, или же – «потери чувств..всвс», а для тех, кто  к нему (РД) легко подключается и без впадения в «суицидальное состояние» он (АСП) легко объясняет свой МСТ, показывая «во всей красе» сложившееся порочное мировоззрение российской дворянской элиты, которое, несомненно доведёт до беды.

К какому ПЭПО-эгрегору подключал «литературную» толпу В.В. Маяковский – вопрос отдельный и особый, учитывая, что его плотно опекал «искусствоведческий кагал» творческой богемы РСФСР, который его и ликвидировал «магическими средствами», за «отработанностью» и «ненадобностью». 

[20]Б.Ф. Поршнев. О начале человеческой истории (Проблемы  палеопсихологии). Глава III. Суггестия. http://lib.ru/HISTORY/PORSHNEW/paleopsy.txt

[21] Отсюда – избыточно пристальное счётно-финансовое внимание к категории «живого труда», абсурдному понятию «прибавочного труда», рабовладельческому по-сути понятию «массы труда» (об опасности из-пользования которых как категорий обобществлённого хозяйства предупреждал ИВС!), в ущерб развитию мыслительно-речевых операций у советских трудящихся, несмотря на дипластические западные заклинания о «научно-технической революции» и «научно-техническом прогрессе», «инновациях» и т.п., которые, как попугаи, повторяли

[22] Как одновременно «перестраивать» - то есть частично разваливать, сразу же строя на этом месте новое, и, при этом, «ускоряться» не понимал в партаппарате никто, но все, следуя корпоративной дисциплине повторяли (имитировали, по Б.Ф. Поршневу) этот абсурд, как попугаи на пленумах, партконференциях всех уровней и последнем съезде компартии самоликвидаторов социализма СССР. Так же никто не обратил внимания и на то, что «демократизация и гласность» (то есть говорильня, вместо обдуманно выполняемой работы) – это прямой антипод лозунгу «Интенсификация-90», то есть ещё одна дипластия (абсурд). Однако, насколько и сейчас нашей «наивысшей» элите «мил сердцу» тот горбачёвско-перестроечный театр абсурда (комедии слов и положений) «позднего социализма» можно судить по внезапно дружному хору (соболезнованию раз-тиражированному официальными СМИ) по поводу умершего государственного деятеля России(!!!), возникшему по поводу кончины М.С. Горбачёва, которого ещё совсем недавно называли дураком, которого натовцы обманули «на четыре кулака», что так же является чистой дипластией, «живущей» на бес-сознательных уровнях наших высших руководителей, определяющих «стратегическое направление развития страны», что в КОБ именуется «концептуальной неопределённостью». См. https://www.vesti.ru/article/2917408 . Но, особенно «удивил» своим соболезнованием председатель Правительства РФ М. Мишустин, буквально назвав первого президента СССР «выдающимся государственным и общественным деятелем, который "прожил интересную, насыщенную событиями жизнь" и стал "олицетворением глобальных перемен"». И всё это при том, что сам он и правительство «не знает куды бечь» от последствий того развала, который устроил Горбачёв. Особо отметились «немецкие друзья Горби»: «"Без Горбачева невозможно было бы представить мирных революций в странах Восточного блока, в том числе у нас", - написала во вторник вечером в Twitter вице-президент Бундестага Катрин Гёринг-Эккард. "Мы многим ему благодарны. Он приблизил окончание холодной войны, сделал возможным объединение Германии и придал своей стране демократический импульс. Человек убеждений, чьего голоса будет не хватать", - отметила министр образования Беттина Штарк-Ватцингер. Министр сельского хозяйства Джем Оздемир назвал "удручающей" новость о смерти Горбачева. "Преклоняюсь перед политиком мира", - написал представитель "зеленых" Юрген Триттин. См. https://tass.ru/politika/15602225 . Сравнивая оценки элиты «проклятого вражеского Запада» с оценками наших политиков высшего уровня принятия решений, понимаешь, что наши проблемы (РФ) – «это всерьёз и надолго». Это совпадает с экспертными оценками Сергея Караганова – См. Караганов С.А. От не-Запада к Мировому большинству // Россия в глобальной политике. 2022. Т. 20. No. 5. С. 6-18. https://globalaffairs.ru/articles/ot-ne-zapada-k-bolshinstvu/#_ftnref2.

[23] Сверх-слабые манёвры (ССМ), воздействующие на поведение не-разумного, отчасти разумного и не вполне разумного представителя вида «человек разумный», со стороны мирового суггестивного, управляющего центра – психо-эмоционального полевого образования (ПЭПО) «библейский предиктор-автомат на элементной основе».

[24] Внутренний предиктор Санкт Петербурга, известный так же под литературным «брэндом» как ВП СССР.

[25] Атлантическая хартия — один из основных программных документов антигитлеровской коалиции. Обсуждалась и была принята на Атлантической конференции «Riviera» британским премьером У. Черчиллем и Президентом США Ф. Д. Рузвельтом, на военно-морской базе Арджентия на Ньюфаундленде, о чём было заявлено 14 августа 1941 года[1]. Позже, 24 сентября 1941 года, к хартии присоединились СССР и другие страны[2]. Атлантическая хартия была призвана определить устройство мира после победы союзников во Второй мировой войне, несмотря на то, что Соединённые Штаты в войну ещё не вступили. Послужила основой создания Организации Объединённых Наций,[1] а также основой будущего политического и экономического миропорядка в целом[3].

10 июня 2021 года во время двусторонней встречи в городе Сент-Айвс президент США Джозеф Байден и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон подписали новую Атлантическую хартию, созданную по образцу одноименного соглашения 1941 года, которое определяет основные направления сотрудничества двух стран. https://ru.wikipedia.org/wiki/Атлантическая_хартия  

[26] В конце августа 1948 г., когда большинство директив для советской делегации к  предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи уже были согласованы коллегией МИД, сотрудники министерства Б.  Штейн и В. Хвостов подготовили аналитическую записку «Замечания к докладу Генерального секретаря на  III сессии Генеральной Ассамблеи ООН». В документе подчеркивалось: «…наши замечания предусматривают желательность подготовки проектов директив для советской делегации по  тем вопросам, которые Генеральный секретарь, судя по его докладу, готовится поставить на грядущей сессии». Авторов волновали не только конкретные утверждения, но и общая тональность доклада, в котором «сплошь и рядом излагается… точка зрения большинства, в то время как точка зрения меньшинства игнорируется». Квалифицируя «конфликт между Востоком и Западом» в  качестве «причины многих проволочек и  разочарований в работе ООН», они утверждали, что Генеральный секретарь «уклоняется от анализа причин этого конфликта». См. Архив внешней политики РФ. Фонд А. Я. Вышинского. Ф. 07. Oп. 21-вП. 45. Д. 1. Л. 101-102.

[27] Со второй половины 50-х гг. XX в. после проведения серии все-мирных молодёжных фестивалей в Москве, в просторечии ряда «продвинутых» молодых людей появляется новое для русской культуры понятие дипластического про-из-хождения - «мировой парень» (как вариант – «мировой мужик») – то есть «свой в доску» - в умолчаниях – не знающий никаких границ! Эта бессмыслица подхватывается поколением 60-в и начинает противопоставляться понятию «коммунист» (в умолчаниях – «большевик», так как «коммунист» это понятие уже отрицает), разрушая русскую словесно-смысловую культуру.

[28] Читай – ближних потомков палеоантропов и их духовных последователей.

[29] Главным образом, из-за упреждающей исторической развращённости народов Центральной Европы «атлантической культурой».

[30] Исключение составил клан Кастро (к слову, наследовавший алгоритмы не колониальной культуры, а испанской метрополии), который в силу иезуитского воз-питания (с детства) христианской стойкости, до конца исполнил свою клятву данную им ещё Хрущёву и построил, несмотря на «кидок Горбачёва», социализм «с кубинским лицом», доказав, что и экономически отсталая страна, при правильном ведении народного хозяйства может выжить «под боком» «звериной метрополии», не обмениваясь с ней товарами, и не выпрашивая у неё кредитов. По своему, арабскому пути социализма пошёл и М.Каддафи (никаких клятв не давал!), правда неудачно, забыв про «завет Ленина» о необходимости защищать революцию.

[31] С.Хуссейна и М.Каддафи

[32] Первую Хартию подписал «почитаемый у нас»п-резидент-демократ Ф.Д. Рузвельт, по поводу которого у ИВС не было ни малейших иллюзий, имея ввиду, его высказывание о том, как понимает п-резидент Рузвельт слово «демократия» - «он понимает его не как демократия вообще, а как демократия для американского народа!».

[33] Дальних потомков палеоантропов

[34] Раньше никому, ни в Московском Царстве, ни в Российской империи, ни в СССР не могло придти в голову назначить на должность министра иностранных дел не русского, по про-из-хождению, духу или воз-питанию деятеля правящего режима, не считая краткосрочного позорного эпизода с Л.Троцким, который, в общем-то и не стремился занять этот пост, претендуя на всю власть сразу. То, что М.С. Горбачёв согласился на эту кандидатуру, означало одно – НГП «включил» обратный отсчёт ликвидации не просто СССР, а всей Расы-Руси-России «в целом», что потом с успехом было продолжено «в лице» первого МИД «свободной России» в лице ещё большего подлеца-предателя с «русской» фамилией «Козырев»!

[35] И в этом просматривается суть «общественного договора» конституционно-слабого президента с «не понарошку властной» элитой РФ.

Особенно, бес-помощность, никчёмность, и теперь, уже понятно, вредносность этой «элитки» для России, на которую решил «опереться» верховный главнокомандующий видна, на примере подготовленной ею «русской» повестки саммита ШОС, что было видно из пресс-конференции ВВП, сразу после завершения «саммита». Ничего, кроме досады, верховный главнокомандующий не смог «выплеснуть» на «репортёрский пул», и лишь немного успокоился, только тогда, когда подошёл к своей «любимой теме» - торговле газом, при этом, как всегда, «странно посетовав» на близорукость западной элиты, отказавшейся от «дармового газа», чем подсознательно выдал свою (теперь уже понятно) ошибочную 20-летнюю стратегию сотрудничества с Западом по формуле «Дешёвый газ – мир в Европе!». Это же, собственно, и предложила «российская делегация» (и если бы не выступление Лукашенко, дела бы были совсем плохи!) членам ШОС (ну хоть что-нибудь купите!), буквально заявив (и это в такое-то время!), что главное для стран ШОС (а значит и России!) – это «экономика», на которой строится благосостояние этих стран. Но, даже всегда дисциплинированный «пул», перебивая друг друга спрашивал «совсем про другое» - про СВО (!), на что был уже поднадоевший ответ, том, что «всё идёт по плану»! Вот такая «великая идея России» была в очередной раз предложена «отечественной дипломатией»!

Источник

12345  0 / гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

2 комментария

 

СССР

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

Валерий Вагин
сегодня в 03:23 1
А Сидороввалуа
сегодня в 00:29 1
Александр Вершинин
18 сентября в 04:10 8
Александр Вершинин
18 сентября в 03:54 2
Александр Сибиряк
14 сентября в 17:40 2
А Сидороввалуа
10 сентября в 13:05 3
Александр собянинбуржец
5 сентября в 12:49 9
А Сидороввалуа
31 августа в 15:21 7
Домовенок
24 августа в 14:40 4
А Сидороввалуа
19 августа в 08:29 1
Иван Деревянко
17 августа в 12:40 2
Валерий Вагин
12 августа в 05:03 5
А Сидороввалуа
11 августа в 22:19 6
Алексей Михайлович
31 июля в 23:48 9

Лента

Преображение человечества
Статья| вчера в 20:18
Затрещина
Видео| 16 сентября в 15:43
С чего же кончается Родина?
Статья| 11 сентября в 15:44
Кратко о цели жизни человека
Статья| 7 сентября в 20:06
Юла Дудя и проклятые либералы
Видео| 31 августа в 23:16
Мир, в котором мы жили. Эпизод 1
Видео| 31 августа в 23:01
Полгода невойны.Истоки.
Видео| 31 августа в 17:14
С кем воюем?
Видео| 21 августа в 11:36
Худруки и Бич Божий
Статья| 18 августа в 23:34
Череп барана и сердце "скрепоносца"
Статья| 10 августа в 17:39

Двигатель

Опрос

Поддерживаете ли вы военную операцию по денацификации и демилитаризации Украины, посредством которой в настоящий момент Запад ведёт гибридную войну против Русской цивилизации?

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

 


© 2010-2022 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко.