Зарегистрироваться
19.06.21

Двигатель

Взгляд на экономику снизу

2021-05-19 11:12 | Иван Деревянко |Иван Деревянко | 357 | 13

Пройдя путь от разнорабочего до руководителя международной научной организации, автор вплотную занимался и социалистической и капиталистической экономиками, изучал столыпинскую реформу, поэтому он может кое-что неожиданного для экономистов сказать о экономике России, взглянув на нее снизу. В сбалансированной экономике автор увидел систему, и проанализировал реальную экономику России на соответствие требованиям системности.

Начать надо, видимо, с того, какое отношение к экономике имеет хрематистика или хремастика. Термин «хремати́стика» (от др.-греч. Χρηματιστική - «обогащение» и от χρήματα - «деньги») — термин, которым еще Аристотель обозначал науку об обогащении, о накоплении богатства как самоцель, как сверхзадача, как поклонение прибыли. Хрематистика противопоставляется экономике как целенаправленной деятельности по созданию благ, необходимых для естественных потребностей человека. Аристотель предупреждал, что скатывание в хрематистику губительно для общества.

К большому сожалению хремастика до сих пор жива и процветает, приобретая новые формы. Одной из таких форм является технологическая эксплуатация. Этот термин появился сравнительно недавно, после тщательного анализа евростандартов на объективность применения принципов стандартизации при разработке стандартов. Оказалось, что эти принципы сознательно нарушаются с целью дискриминации поставщиков сырья.

Этот вопрос вынес на рассмотрение заседания международного технического комитета ISO/TK 218 “Timber” автор, который был тогда секретарем этой организации. Представители европейских стран категорически высказались против обвинений в сознательном нарушении принципов стандартизации, хотя ни один из приведенных фактов не был оспорен. Только Китайской делегации понравился сделанный анализ евростандартов. Она поддержала все обвинения. Остальные страны воздержались от комментариев. В Европе до сих пор не ответили ни на одно из обвинений. Не хотят капиталисты отказываться от дешевого древесного сырья.

Когда материалы анализа евростандартов были опубликованы, то читатели указали на ряд других способов технологической эксплуатации. Тогда и было принято решение о рассмотрении с системных позиций этой проблемы в целом и более детально.

Государство – это система, в которой все элементы должны быть равноправны. Для этого в государстве существует система управления, которая предназначена для того, чтобы соблюсти это равноправие. Поскольку система государственного управления не сбалансирована, то возникают различного рода аномалии типа эксплуатаций в системе производственно-потребительских отношений. В этой сфере и существует технологическая эксплуатация.

Что это такое? Это когда предприятия, стоящие выше по технологической цепочке, эксплуатируют те предприятия, которые стоят ниже. Технологическая эксплуатация далеко не безвредна. Она способствует развитию хремастики, как способу обогащения капиталистов и уничтожает экономику, как систему рационального хозяйствования.

Если государство нацеливает все свои ресурсы на сбалансированное состояние, то такая деятельность является экономической. Если же какая-то группа людей имеет целью свое обогащение, и перенаправляет ресурсы в соответствии с этой целью, то такая деятельность называется хремастикой. Законы хремастики таковы, что обогащение одних неизбежно осуществляется за счет обеднения других. И об этом надо бы не забывать нашим экономистам-рыночникам. Хотя есть основание считать, что они прекрасно знают об этом, но предпочитают помалкивать и выполнять прихоти капиталистов.

Со времен Маркса знают экономисты и о том, что есть экономика как для бедных, так и для богатых. Вот и бросаются в крайности. Например, отберем власть у капиталистов и отдадим ее пролетариату. Или все цены тотально контролируем, или все цены отпускаем в свободное плавание. Но почему-то ни политики, ни экономисты упорно не замечают, что существует третий вариант: что-то среднее между этими крайностями. Пример тому Столыпинская реформа.

Сбалансированная экономика, как система, предполагает, что существовать должен не один вариант, а все три вместе и одновременно. Это всеобщая закономерность, и ее нельзя игнорировать. Ведь никому не придет в голову игнорировать тот факт, что вода бывает в твердом, жидком и парообразном состоянии. И переходят эти состояния из одного в другое при изменениях температуры. Так и в экономике. В зависимости от количества денег бывают, и бедняками, и середняками, и богачами. Бедный может стать богатым, а богатый – бедным.

Экономисты много говорят о системности экономики, и даже ищут систему в капитале Маркса, но упорно не желают разобраться, почему технические системы хорошо работают, а устойчивых экономических систем практически не существует, хотя и те, и другие имеют одинаковую структуру, только их элементы по-разному называются. И принцип их работы тоже один и тот же. Вот с этих системных позиций и рассматривается здесь технологическая эксплуатация, как разновидность хремастики в сопоставлении со сбалансированной экономикой.

Цены на природные ресурсы не учитывают их дефицитности.

Технологическая эксплуатация начинается с неопределенных цен на природные ресурсы. Поскольку эти ресурсы даны природой и должны принадлежать всем людям страны, то государство должно позаботиться о бережном их использовании. На самом деле природные ресурсы вроде бы ничего и не стоят, поэтому цены на них устанавливаются практически по наитию, и, как правило, минимальные, исходя из тех небольших затрат, которые необходимы для их разведки и учета.

Прежде всего, ресурсы надо учитывать. Для того, чтобы успешно управлять чем-то, в частности, государством необходим всеобщий учет ресурсов. Количественный учет начинается с классификации, которая является подсистемой, и отображает все, начиная с самых общих естественных систем и кончая конкретными системами искусственного происхождения. Каждый классификационный вид имеет уровни качества, которые имеют собственные единицы измерения. В соответствии с этими единицами измерения и определяются количества разных ресурсов.

Но, позволительно спросить, каким образом можно сопоставить эти ресурсы? Каких больше, а каких меньше? Ведь такая мера не позволяет сопоставить значимость различных ресурсов и, в частности, спрос на них, поскольку абсолютные единицы измерения имеют разную природу и разную в них потребность, да к тому же имеют разные предельные значения по уровням качества.

Если общее количество каждого из имеющихся ресурсов принять за единицу, то отношение единицы к общему количеству ресурса даст относительную величину, которая сопоставима с другими и определяет значимость этого вида ресурса. Если же количество используемого за год ресурса отнести к его наличному количеству, то это будет комплексный показатель интенсивности использования этого ресурса, что указывает на имеющийся спрос. Обратное соотношение покажет сколько лет можно будет пользоваться этим ресурсом. А, если использование одного вида ресурсов отнести к общему его количеству, то станет очевидным дисбаланс качества этого ресурса.

Однако, ресурс ресурсу рознь. Ресурсы бывают доступными, труднодоступными и разведанными. Их значимость для государства неодинакова. Естественно, для доступных ресурсов она должна быть максимальной, меньшей – для труднодоступных и еще меньшей для разведанных. А это уже вектор, величина которого определяется, как сумма составляющих. Если же эти три величины соотнести друг к другу, а полученные две цифры тоже соотнести друг с другом, то получится относительная векторная величина, которая в данном случае характеризует равномерность ввода в эксплуатацию имеющегося ресурса.  

Все природные ресурсы без исключения подразделяются на три группы качества: высококачественные, качественные и низкокачественные. Эти группы характеризуют наличие ресурса в чистом виде, т.е. так называемый коэффициент полезного выхода. Если количества одного ресурса в этих группах качества соотнести таким же как в предыдущем случае образом, то получится относительный показатель качества всего ресурса.

Есть еще одна очень важная характеристика ресурсов. Это их территориальное размещение: компактное, локальное и разреженное. С экономической точки зрения использование ресурсов этих групп может быть эффективным, допустимым и неэффективным. Если же количества в этих группах соотнести подобно предыдущим случаям, то можно получить относительный показатель эффективности использования данного вида ресурса.

Таким образом, все ресурсы имеют по три вида фазовых состояний: доступность, качество и эффективность. А каждый вид состоит из трех состояний по аналогии со льдом, водой и паром.

Кроме того, ресурсы должны быть оценены по степени пригодности в различных сферах применения. Например, драгоценные металлы в зависимости от своих свойств могут использоваться для изготовления ювелирных изделий или как денежный эквивалент в банках, а может быть применен как конструктивный элемент в изделиях или как химический элемент в энергетике. А это уже тензор, у которого четыре составляющих и свои правила определения относительного тензорного показателя, независимого от общего количества ресурса, но зависящего от изменения его составляющих.

Тем же тензором характеризуется превращение природных ресурсов в сырье, сырья в материалы, материалов в детали изделий. Общее же количество ресурсов остается постоянным. Точно также характеризуется возможность использования вторичных ресурсов: что можно передать комиссионной торговле, что можно отремонтировать, а что отдать на запчасти или на утилизацию. Эта же характеристика нужна при организации новых производств, когда необходимо сопоставить имеющиеся в регионе энергетические, технические, материальные и людские ресурсы. Здесь же налицо четыре вида тензорных характеристик, имеющих по четыре составляющих.

Что такие характеристики не нужны государству?

Так что учет ресурсов, это не такое простое дело, как многим кажется. Математиков надо привлекать. По величине общего дифференцированного показателя ресурсов можно их сравнивать, а, следовательно, назначать цены и устанавливать налоги для предприятий, в ведении которых находятся природные ресурсы. Этот метод оценки должен применяться для тех ресурсов, которые не могут быть повторно использованы, например, для энергетических материалов, таких как нефть и газ.

Конечно, прямые затраты на разведку и подготовку их к заготовке надо считать, и они должны облагаться постоянным и одинаковым для всех предпринимателей налогом. Причем налог недолжен входить в себестоимость. Если налог вычитается из прибыли, но входит в цену, то его платит и производитель, и покупатель. Оставшаяся часть прибыли налогом не облагается, если она не превышает прямых затрат, а та прибыль, которая больше, облагается дифференцированным налогом. Это всеобщий закон предпринимательства. Предприниматель должен возместить те затраты, которые он понес при производстве продукции. Налоги не являются затратами на продукцию. Это плата государству за право заниматься бизнесом. Ее предназначение – поддержка тех, кто по разным причинам не может работать и оплата мероприятий по безопасности и по другим государственным обязанностям.

Если же природные ресурсы могут быть использованы вторично, изъятые из бывших в употреблении предметов потребления, то цена на первичные ресурсы устанавливается больше по сравнению с затратами на сбор и предварительную обработку вторичных ресурсов, чтобы заинтересовать предпринимателей в использовании вторичных ресурсов. Это сэкономит природные ресурсы.

Природные ресурсы не безграничны, поэтому, естественно, их надо экономно расходовать и справедливо оценивать. Для этого необходимо снижать спрос на предметы потребления, изготовленных из природных ресурсов, за счет их вторичного использования через комиссионную торговлю, ремонт, переработку и утилизацию. Причем, вторичные ресурсы должны быть дешевле аналогичных первичных. К сожалению, и комиссионная торговля, и ремонт, и переработка, и утилизация производится далеко не всех бывших в употреблении предметов потребления.

Как к этому относятся чиновники из руководства государства показано на конкретном примере в статье http://proza.ru/2020/05/21/737. Поскольку бывшими в употреблении предметами потребления никто не хочет заниматься, государство должно установить жесткие правила их использования. За счет этого будут более рационально использоваться природные ресурсы, и государство сможет продавать их по объективным ценам, устранив причины первичной технологической эксплуатации. При этом образуется щадящий режим для экологии, появляются дополнительные рабочие места, а предметы потребления становятся доступными для малообеспеченных людей.

И первичные и вторичные ресурсы оцениваются по степени распространенности. Естественно, стоимость этих ресурсов должна быть разная, а если она одинакова, то это тоже особый вид технологической эксплуатации государства. Налоги тоже должны быть разные.

Природные ресурсы должны иметь разную стоимость в зависимости от их назначения. Например, породы деревьев в лесу могут предназначаться для культурных целей, в частности для облицовочных работ. Их цена должна быть наивысшей. Не все породы могут применяться в химических производствах, а те, которые пригодны для этого (балансовая древесина), должны иметь чуть меньшую стоимость, чем ценные породы, но большую, чем все остальные. Существуют породы, которые обладают хорошими механическими свойствами и применяются в конструктивных целях. У них должна быть своя цена, но меньшая по сравнению с балансовыми породами. Все остальные породы пригодны только на топливо и их цена должна быть наименьшей.

При сдаче лесных делянок лесозаготовителям лесоустроители должны указать соотношение породного состава по их компактному количеству, ценности, качеству и назначению. По этим данным определяется, исходя из затрат на сбор и переработку вторичных ресурсов, стоимость леса, так называемую, попенную плату. Этого не делается, поэтому государство теряет свой доход от этой технологической эксплуатации.

Учету также подлежат и денежные ресурсы населения. Не все граждане хотят, чтобы их накопления были прозрачными, поэтому просто так денежный учет вести практически невозможно. Но нужно. Экономика этого требует. Если ты честно заработал деньги, то тебе нечего скрывать их количество. Следовательно, это надо сделать принудительно, например, поменяв деньги на соответствующий эквивалент. Это делалось уже не раз, и людям приходится менять свои накопления. Если при этом количество наличных денег сделать минимально необходимым, а все остальные зачислить на карточки, то денежный учет движение денег становится не таким уж сложным. Налоговая служба уже показала, как это сделать.

Ну а если кто-то кому-то помог с мелким ремонтом квартиры и получил за это вознаграждение наличными, то как это учесть? Да, никак. Во-первых, общее количество наличных денег остается постоянным, и какая разница у кого они уменьшились, а у кого увеличились. Во-вторых, они честно заработаны, и не представляют никакой опасности экономике государства. В-третьих, это такая маленькая сумма для государства, что ее можно отнести к неучтенным средствам по аналогии с безвозвратными потерями любого производства.

Таким образом, объективно существует система цен на природные ресурсы, но она не используется. Энергетические ресурсы не оцениваются по степени их дефицитности. На ресурсы с возможностью повторного использования назначаются цены не по затратам на сбор и первичную обработку вторичных ресурсов. Цена на природные ресурсы не учитывают степень их распространенности. Нет влияния предназначения природных ресурсов на их цену.

Почему экономисты об этом молчат? Кому же хочется пропагандировать непопулярные меры? Мороки с этим много, а при наличии большого количества ресурсов в стране, проще купить дешевые высококачественные природные ресурсы, а изготовленные из них предметы потребления продать подороже. А низкокачественные ресурсы пусть загрязняют природу – никого это не волнует. Так эксплуатируется государство, а в его лице те предприятия, которым государство поручило использовать природные ресурсы, и, в конечном счете, негативно отражается на простых людях.

Прямые затраты – сущее бедствие для экономики.

Вторичная стадия технологической эксплуатации проявляется при компенсации затрат на средства производства.

Наименьшей технологической стадией является технологическая операция, в которой всегда участвуют четыре вида средств производства: источник энергии, механические объекты, материальные предметы труда и люди, управляющие операцией.

Затраты на покупку всех видов ресурсов, кроме зарплаты, которые необходимы для изготовления предметов потребления, должны относиться на себестоимость, но не все, а только та себестоимость, которая не учитывает те налоги и прибыль, что уже учтены в цене покупных ресурсов. Так же должны учитываются эти затраты и при определении прибыли предприятия, так как в цену уже вошла прибыль продавца. По себестоимости учитываются покупные материалы и изделия при определении цеховых и общезаводских расходов, а также любых других прямых затрат.

Для этого наряду с ценой покупаемого изделия должна указываться его себестоимость, дробью или еще как-то, но в любом случае продаваемая продукция должна иметь две цифры: цена для потребителя, себестоимость для смежного производителя. Кроме всего прочего, такое информирование покупателей имеет еще и психологический момент. Производитель, у которого не потеряна совесть, не станет назначать цену предметов потребления на порядок или больше, чем себестоимость, поскольку всем будет понятно кто есть кто.

Прямые затраты каждого вида ресурсов, необходимых для изготовления конкретной продукции, имеет свои особенности. Зарплата людей, принимавших участие в изготовлении, относится полностью на прямые затраты. Затраты на все остальные покупные ресурсы должны относиться на прямые затраты только по их себестоимости.

Затраты на обслуживание и ремонт энергетических средств с учетом себестоимости покупных изделий, относятся на прямые затраты пропорционально их использованию в конкретных видах продукции. Однако все виды энергии могут быть подключены к внешним источникам. Подключение требует затрат, иногда немалых. Их надо как-то возмещать. Все затраты на подключение нельзя относить на один какой-то вид продукции.

Для этого существуют амортизационные отчисления, которые относятся на прямые затраты пропорционально использованию в течение нормативного срока службы средств подключения. При заниженных нормативных сроках эксплуатации, а также при завышенных нормах отчислений полное возмещении затрат на подключение амортизационные отчисления может происходить преждевременно. Это означает, что покупатели кредитовали производителя завышенной ценой. А кредиты положено возвращать. Следовательно, после полного возмещения затрат должна уменьшаться цена продукции на сумму амортизационных отчислений.

То же самое происходит и с механическими объектами, так называемыми, основными фондами. Однако, есть один нюанс. Здания, сооружения и другие основные фонды имеют каждый свою стоимость (рыночную цену). Она изменяется только с учетом старения. Амортизационные отчисления являются лишь возмещением затрат покупателя и к стоимости основных фондов отношения не имеют. Если оборудование продается, то по его рыночной стоимости, без учета амортизации. Стоимость –это одно, а амортизация – совершенно другое. Во время приватизации умники – экономисты из стоимости основных средств вычли амортизацию и определили остаточную стоимость. Так за бесценок продали все основные фонды страны, обогатив капиталистов и разграбив народные средства.

Неравноправные условия торговли.

Торговые отношения подробно рассматриваются экономистами, и сводятся, в основном, к паре «спрос-предложение». Вроде бы все правильно, но есть одно обстоятельство, о котором экономисты – рыночники предпочитают умалчивать.

Дело в том, что сырьевики и производители предметов потребления изначально поставлены рыночной экономикой в неравные условия. Сырье – это природные ресурсы, а они имеют разные уровни потребительской ценности, и, следовательно, качества. Рыночная же экономика ориентирует потребителя на свободные цены предметов потребления.

Что это значит? А это значит, что свободные цены, в разы больше объективных, делают доступными предметами потребления только для хорошо обеспеченных слоев населения. Олигархов по сравнению с простыми людьми не так много в стране, и им немного нужно предметов потребления, а именно на них ориентированы свободные цены. Производитель, сделав небольшое количество дорогих предметов потребления, получает достаточно прибыли, поэтому ему нет интереса изготавливать дешевые изделия для малоимущего населения.

Получается искусственно организованный кризис, как конфликт сырьевиков и производителей предметов потребления за счет того, что предложение изначально превышает спрос на высококачественное сырье, а на низкокачественное - спроса вообще нет. И что делать сырьевику в такой ситуации? Чтобы выжить, он вынужден продавать высококачественное сырье за бесценок. Производитель же, купив по дешевке сырье, изготавливает дорогие предметы потребления, эксплуатируя тем самым поставщиков сырья.

Никто не спорит, тотальная плановая экономика была плоха, а рыночная экономика оказалась еще хуже. При советской власти на каждой сковородке была выбита ее цена, и люди от высоких цен не страдали, а сейчас цены могут в разы отличаться от объективных, и простым людям оказываются недоступны даже предметы первой необходимости.

Каков же выход? А выход в том, что для малоимущих слоев населения надо жестко планировать производство предметов первой необходимости. Спрос на предметы потребления определяется количеством денег у населения. Чем больше денег у населения, тем более высокую цену своей продукции назначают производители. Поэтому от повышения пенсий и зарплат людям жить не становится легче. Любое повышение денежного содержания жителей, даже отдельных их групп, немедленно влечет за собой повышение цен, которое ухудшает жизнь всех людей. Следовательно, требуется стабилизация цен на продукцию. Но не на всю, а только на ту, которая является предметами первой необходимости.

Свободные цены должны устанавливаться для самых обеспеченных слоев населения. Количество таких людей определяется таким образом, чтобы количество их денег составляло половину всех денег у всего населения. И общая стоимость первосортных и самых дорогих предметов потребления тоже должна составлять половину стоимости всех товарных ценностей.

Это единственный регулятор свободных цен. Не надо никаких революций, не надо ущемлять олигархов, вызывая их недовольство властью, надо просто тщательно вести учет, и применять этот регулятор. Может изменяться номенклатура предметов потребления со свободными ценами, может изменяться количество олигархов, но равенство суммы товаров со свободными ценами и количество денег у олигархов должно быть неизменным.

Частично регулируемые цены предназначены для людей со средним достатком. Их регулятором должен быть уровень прибыли, составляющий не меньше себестоимости произведенной продукции. А свободная цена устанавливается в зависимости от спроса. Производители и сами страдают от высоких цен на предметы потребления от других производителей, и, если им объяснить, что надо позаботиться и о тех, кто не имеют много денег, то, надо думать, они не станут сопротивляться реформам.

Жестко устанавливаемые цены применяются для самых малообеспеченных жителей. Существует такое понятие, как «потребительская корзина» для продуктов. Правда, она куцая. Депутаты, которые на себе пытались испытать эту «корзину», долго не выдерживали и прекращали эксперимент. Надо сделать эту «корзину» научно обоснованной с учетом сохранения человеческого достоинства. Такую же корзину можно просчитать и для мебели, и для лекарств, и для всех жизненно необходимых предметов потребления. Вот на все эти товары государство должно утверждать и жестко контролировать цены, которые должны быть равны себестоимости изделия.

Стоимостной учет проводится по существующим ценам в обратном порядке по сравнению с количественным учетом. Сначала определяется стоимость одноименных объектов определенной группы качества, затем определяется общая сумма всех групп качества, затем стоимость суммируется по наименованиям и по сферам потребления. Причем, учет проводится параллельно по стоимости ресурсов, которые подлежат продаже, и по денежным ресурсам у населения. Общие суммы там и там сопоставляются, после чего становятся объектами управления.

Сначала они приравниваются, затем перераспределяются с учетом приоритетов, имеющих значение в данный момент. Распределение покупательной способности населения осуществляется с учетом степени свободы цен. Совершенно напрасно государство отпустило все цены в свободное плавание.

У нас, как всегда, все делается огульно. Если коллективизация, то повсеместная, если приватизация, то всеобщая, если цены свободные, то на все виды товаров и т.д. В результате от катастрофических последствий страдает простой народ. Это происходит потому, что игнорируется основной физический закон, согласно которому все системы имеют три фазовых состояния: случайное, временное и постоянное. Государство, как система, не является исключением.

И механизм планирования тоже напрасно полностью отменили. Если производитель задумал выпускать мебель, то государство должно дать ему такую возможность выпускать любую мебель, но при этом установить ему план выпуска дешевой мебели для малоимущего населения. Определить потребности такой мебели не составляет труда. Если ты хочешь выпускать дорогие предметы потребления, то на это нет никаких ограничений, однако при этом, будь добр, выполни план по выпуску низкокачественных товаров. В этом случае появится спрос на низкокачественное и второсортное сырье, а цены станут доступными. Выиграет от этого простой народ.

При этом совершенно не обязательно планировать выпуск каждой иголки. Достаточно планировать в денежном выражении. Если выпускает субъект продукцию первого сорта на определенную сумму, то ему надо планировать выпустить такую же продукцию второго сорта на сумму в два раза меньшую и третьего сорта на сумму еще в два раза меньшую. А чтобы была заинтересованность, то и налоги на прямые затраты должны быть пропорционально меньшими: в два раза меньше налогов на продукцию второго сорта и в четыре раза меньше налогов на продукцию первого сорта.

Любой объект имеет свою систему показателей качества, которую, как правило, почему-то сознательно упрощают. Особенно это явно прослеживается в Евростандартах. Однако, дурной пример заразителен, и в России стали делать также. Там качество определяется только по сортам. Очевидно, это выгодно европейским компаниям. Например, сортименты для целлюлозно-бумажной промышленности (балансы) безразличны к наличию сучков, а при оценке качества по сортам они являются основным пороком, следовательно, качество занижается. Поэтому бумажные фабрики могут купить балансы по низкой цене.

Это свидетельствует о том, что при оценке качества проявляется технологическая эксплуатация. Такое происходит на любом производстве, когда более организованные кампании с последующих технологических этапов навязывают своим поставщикам с предыдущих этапов дискриминационные требования стандартов. Чтобы исключить такую дискриминацию, необходимо оценку качества осуществлять с системных позиций, т.е. несколько иначе, чем это делается в современных стандартах.

Сие означает, что все предметы товарообмена должны подразделяться, прежде всего, по назначению. Дело в том, что в системах производства и потребления каждая подсистема может взаимодействовать с каждой, поэтому любой объект одной системы должен рассматриваться с точки зрения пригодности для объекта другой системы.

Это можно проследить на примере лесоматериалов. Наиболее качественные породы древесины предназначаются для применения в изделиях высокой художественной ценности и для выработки облицовочных материалов. Такие лесоматериалы обычно изготавливаются из ценных пород и называются кряжами.

Для химических производств пригодны породы древесины с особыми химическими свойствами. Такие лесоматериалы называются балансами. Для конструктивных целей используют породы древесины с определенными механическими свойствами. В зависимости от назначения эти лесоматериалы имеют свои названия, например, пиловочник для выработки досок или стройлес для использования в круглом виде в строительстве. Древесина, которая непригодна ни для одного из перечисленных сфер потребления, используется как топливо, и называется дровяной.

Есть еще одна проблема, связанная с качеством мебели, и не только. Это касается всех изделий, собранных из деталей, изготовленных из материалов разного качества. Если спинки кровати изготовлены из древесины ценных пород первого сорта, корпус – из малоценной древесины третьего сорта, а матрас вообще не имеет сортов, то стоимость такой кровати завышена. Ведь качество всего изделия определяется качеством наихудшего элемента. А так не должно быть. Все материалы, применяемые для изготовления изделия, должны иметь одинаковое количество сортов.

Качество определяется также естественными свойствами материалов. Показателем качества является также сортность. Она определяется наличием дефектов или пороков в предметах обмена. Высшим или первым сортом считается материал, у которого по всему объему случайным образом встречаются мелкие допускаемые пороки. Некоторые из них могут служить декоративными элементами. Например, в лесоматериалах ценных пород мелкие здоровые сучки могут быть таковыми.

Вторым сортом считается материал, у которого имеются не допускаемые пороки, но более половины объема свободно от них. Особенностью второго сорта является то, что в зависимости от расположения пороков возможно их удаление путем обработки и перевода сортимента в другой размер. Этим объясняется ограничение свободной от пороков зоны. Если же один недопустимый порок находится в средней части, например, доски, то выпилив этот порок, можно получить две более коротких доски. Соединение коротких досок в длинные для современных технологий не является проблемой.

Третьим сортом считается материал с пороками, распространенными по всему объему таким образом, что, например, выпилить из него деловой сортимент других типовых размеров не представляется возможным.

Пороки различаются по своей природе. Они могут быть искусственного и естественного происхождения. Степень их влияния на качество лесоматериалов тоже разная. Например, сучки, особенно здоровые, значительно меньше влияют на пригодность лесоматериалов для использования, чем, допустим, гнили. Детали, изготовленные из загнивающей древесины, со временем разрушаются, а сучки, если они расположены не в местах соединений, прочности не уменьшают, а наоборот – увеличивают жесткость.

На качество лесоматериалов, а, следовательно, и на их ценность влияют также размеры. Длинные и толстые лесоматериалы ценятся выше, чем короткие и тонкие. Поэтому все лесоматериалы должны быть подразделены по размерам на крупные, средние и мелкие.

Временной фактор тоже влияет на качество. Более ценной считается свежесрубленная древесина. Меньшая ценность у древесины после длительного хранения, хотя бывают случаи, когда древесину специально выдерживают в определенных условиях. Самая низкая ценность у бывшей в употреблении древесины.

При оценке качества предметов разного назначения применяется разное количество показателей. Например, никто не станет определять количество годовых слоев на 1 см у дров, зато у лесоматериалов культурного назначения этот показатель является важным.

При обмене древесиной влияет на цену количество ее в партии. Дешевле оценивается древесина, поставляемая крупными партиями. Дороже продается древесина мелкими партиями, и самая дорогая бывает при розничной торговле.

Количественный учет заканчивается выбором натуральных единиц измерения и их количеством одноименного качества. С этого же начинается стоимостной учет. Главная трудность такого учета заключается в установлении стоимости лесоматериалов каждой группы качества в зависимости от спроса на конкретный вид. И так до различных видов ресурсов.

Чтобы цены на все виды ресурсов были объективными, переоценка их проходит в обратном порядке. Сначала они приравниваются, затем перераспределяются с учетом приоритетов, имеющих значение в данный момент. Распределение покупательной способности населения осуществляется с учетом степени свободы цен. Поэтому напрасно государство отпустило все цены в свободное плавание. Дело в том, что не все люди имеют возможность купить самое необходимое по свободным ценам.

Вот здесь и встает вопрос о сервисном обслуживании. На многие предметы потребления такое обслуживание имеется, а, например, на мебель нет. Немного встретишь комиссионных магазинов, где продается подержанная мебель. А должны быть сервисные центры, где производители могли бы сделать какой-то ремонт, заменить сломанные детали или отрегулировать подвижные элементы. И здесь государство должно установить порядок, согласно которому производители, производящие предметы потребления, должны принять участие в организации сервисных центров.

О том, как средствами стандартизации осуществляется третья стадия технологической эксплуатации, обстоятельно рассмотрена на примере лесоматериалов в статье http://proza.ru/2019/02/23/29. Конкретный пример отношения чиновников к этому виду технологической эксплуатации приведен в http://proza.ru/2020/05/22/1291.

Налоговая система не сбалансирована.

Что такое налоговая система?

Как и всякая система, она имеет свою среду существования, которой являются налогоплательщики, т.е. субъекты какой-то деятельности, которые являются элементом множества субъектов, объединенных государством. Закон всеобщего равнодействия предусматривает равноправие элементов любого множества при условии, что внутренние затраты каждого элемента будут равны внешним. Следовательно, налогоплательщик должен платить государству столько налога, сколько получает сам средств для своего существования.

Это, с одной стороны. А с другой стороны, налоговая служба состоит из внутреннего содержания и внешней деятельности. Если внешняя деятельность определяется сбором налогов, то она лучшая в мире. Честь и хвала налоговикам. Правда, предела совершенствованию, по-видимому, не существует, и надо думать, что налоговики над этим работают. Но вот внутреннее содержание, которое определяет, за что взимаются налоги, явно несовершенно. Конечно, кое-что налоговики сделали, но далеко не все, и далеко не так, как надо. Например, у них было понимание, что налоговую нагрузку должны нести вместе с производителями и покупатели, и они ввели НДС. Но то, что эта нагрузка должна быть одинаковой для конкретной продукции, до этого они не дошли.

Дело в том, что не все субъекты являются налогоплательщиками, а только те, что участвуют в товарно-денежных отношениях. Эти отношения предусматривают равноправные условия товарообмена, следовательно, и налог здесь должен быть равный как для производителя, так и для потребителя. В настоящее время участие потребителя в этих налогах ограничивается НДС, который является постоянным для любой продукции, в то время как производитель платит налоги на прямые затраты, которые постоянными не являются и, как правило, больше НДС. Это несправедливо. Было бы справедливо, если бы потребитель конкретной продукции платил столько налога, сколько производитель платит налога на прямые затраты при ее производстве.

Как это сделать? Очень просто. Производитель платит налог на прямые затраты. Это входит в себестоимость продукции. Если такой же налог прибавить к себестоимости, но не уменьшать прибыль, то это повысит цену продукции, и не повлияет на экономические результаты производителя. Следовательно, за это заплатит покупатель.

Этот налог должен быть постоянным и одинаковым для всех. И производитель, и потребитель должны нести равные затраты на изготовление предметов потребления. Поэтому себестоимость покупных изделий должна включаться в прямые затраты изготовителя полностью, несмотря на то, что в нее входит налог, так как он уже компенсирован при покупке изделия.

Предприятия, изготавливающие какой-нибудь вид продукции, покупает сырье и комплектующие по определенным ценам. В этих ценах уже заложены и налоги, и прибыль. Предприятие же, кроме своих расходов, включают стоимость сырья и материалов в свою себестоимость, и на это накручивает новые налоги, и новую прибыль. Получается двойное налогообложение и двойная (не заработанная) прибыль.

Поскольку технологических этапов может быть достаточно много, то получается уже не двойное, а многократное налогообложение и незаработанная прибыль. Чем ближе технологический этап к продаже предметов потребления, тем больше незаработанных денег имеет предприятие, а цены получаются существенно выше их объективного значения.

А цеховые и общезаводские расходы вообще никто не считает. Удобно обходиться процентным отношением к технологическим расходам. Естественно, они выше у сборочных предприятий, чем у сырьевых. И это тоже влияет на необоснованное завышение цены.

Что, экономисты не знают этих простых вещей? Прекрасно знают. Не зря в советские времена вводилось планирование по нормативно чистой продукции. Как всегда, что-то недодумали, видимо, полностью исключили стоимость покупных изделий, в результате чего поступления в бюджет сократились, и эксперимент отменили. Но теперь ситуация другая.

Зачем расходовать резерв, чтобы улучшить жизнь людей? Можно обойтись снижением цен. Естественно, с одной стороны, поступления в бюджет могут сократиться, но, с другой стороны, увеличатся за счет повышения стоимости природных ресурсов и приведение налогов в систематизированный вид.

А вот налог на прибыль производителя должен быть дифференцированным. Заслуга в получении прибыли производителем в том, что он нашел прибыльных покупателей и должен за это иметь вознаграждение, но только половину прибыли, а другая половина прибыли идет в пользу государства. Но это налогом вряд ли можно назвать. Скорее, это распределение прибыли.

Разные налоги должны быть у разных слоев населения: бедных, средних и богатых. А в интеллектуальной сфере вообще надо разбираться кто и как зарабатывает. Например, зарплата артиста театра отличается от доходов артиста кино или популярного концертного артиста.

Однако во всех сферах интеллектуальной деятельности существуют некоторые общие для всех особенности. В каждой сфере есть государственные служащие. Облагать их зарплату налогом совершенно бессмысленно. Зачем давать, чтобы потом назад часть забрать? Лучше сразу меньше дать.

Зарплата наемных работников коммерческих организаций должна облагаться единым налогом. И здесь должен применять тот же принцип равенства. Зарплата работника у производителя входит в прямые затраты. На эту зарплату начисляется налог. Он должен быть равным налогу, который платит государству работник со своей зарплаты.

Собственники коммерческих организаций платят постоянные налоги на прямые затраты и дифференцированные на прибыль. Совсем по-другому должен платить налоги автор творческих произведений, для создания которых требуется достаточно большое время. Во-первых, он должен получать зарплату в соответствующей творческой организации, которая облагается постоянным налогом на общих основаниях. Во-вторых, он платит постоянный налог с продаж результатов своего труда. Продал, например, свою книгу, заплати налог. Кроме того, должен быть, так называемый, налог на популярность. Чем популярнее автор, тем больше у него прибыль от продаж. Налог на популярность должен быть дифференцированным.

Зачем «надувать» бюджет незаработанными деньгами, если его можно пополнять объективно существующими способами? Кого обманываем, себя или собственный народ?

* * *

Таким образом, мы имеем дело с технологической эксплуатацией, как с системой обогащения капиталистов и обмана государства. Раз это система, то и бороться с ней должна более общая система под названием экономика. К сожалению, чиновники, которые по долгу службы должны заботиться о ее сбалансированности, не хотят заниматься организационными делами. Заняв тепленькое местечко, они, практически всегда повязанные с бизнесом, ничего не хотят менять, а экономисты, выполняя заказ чиновников, замалчивают эту проблему. Поэтому бороться с технологической эксплуатацией совсем не просто. А проблему эту решать надо, если государство хочет не обогащать олигархов, а вынуждено совершенствовать экономику, которая должна работать на благо всех людей.

Если люди будут видеть, что государство заботится о всех людях одинаково, обеспечивая их потребности в соответствии с их физическими и интеллектуальными возможностями, то не станет желающих прислушиваться к западным провокаторам и поддерживать протестные настроения. Это подтверждается опытом России, который описан в учебнике по истории КПСС, где приведен график стачек с 1900 по 1917 годы. На 1912 год – год реформ, приходилось минимальное (почти нулевое) их количество. Объяснялось это столыпинской реакцией. Ничуть не бывало. Просто рабочему незачем было выходить на стачки, если он зарабатывал столько, что мог прокормить свою семью. Россия в то время, как некоторые экономисты любят выражаться, кормила не только себя, но и Европу. Пусть это и несколько преувеличено, но для России это был период расцвета.

Источник

12345  4 / 2 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

13 комментариев

  • Комментарий удалён
  • А Сидороввалуа
    2021-05-19 15:18
    «Не следует множить сущее без необходимости»
    Ответить
  • Mstislav
    2021-05-19 15:55
    А о чем, собственно, статья? О том, что: "Свободные цены должны устанавливаться для самых обеспеченных слоев населения. Количество таких людей определяется таким образом, чтобы количество их денег составляло половину всех денег у всего населения. И общая стоимость первосортных и самых дорогих предметов потребления тоже должна составлять половину стоимости всех товарных ценностей", так это очередной вариант завуалированной эксплуатации человека человеком со всеми вытекающими: в конечном итоге производство переориентируется на самые обезпеченные слои, как это и произходит прямо сейчас
    Ответить 1
    • Иван Деревянко Mstislav
      2021-05-19 16:24
      Не дочитали. А для этого и нужно установить стабильные цены на жизненно необходимые предметы потребления. 
      Ответить
      • А Сидороввалуа Иван Деревянко
        2021-05-19 20:16
        ... с  одновременным доведением  качества необходимых предметов потребления до уровня сапожного крема.
        Ответить
      • Mstislav Иван Деревянко
        2021-05-20 09:05
        Дочитал, и прекрасно понял, что это не тот путь, который приведет к намеченной цели
        Ответить
        • Иван Деревянко Mstislav
          2021-05-20 12:58
          А Вы считаете, что существующий путь, это тот  путь?
          Ответить
          • Mstislav Иван Деревянко
            2021-05-20 13:33
            Конечно, нет, но начинать решать все проблемы необходимо с человека, что и пытались сделать в Сталинском СССР, другого пути просто нет, что подтверждает общебиосферный кризис
            Ответить
            • Иван Деревянко Mstislav
              2021-05-20 15:36
              Именно это я и предлагаю. Прочтите повнимательней и Вы поймете, что речь идет о трехуровневой экономике, где первый уровень как раз и ориентирован на человека по принципу Сталинской экономики.
              Ответить
              • Mstislav Иван Деревянко
                2021-05-20 16:39
                Первый, может быть и да, но только первый, что и отличает предлагаемое от Сталинской экономики, а коль это так, то такая экономика и за 50 лет не достигнет того, что при руководстве государством И.В.Сталиным успели за ДЕВЯТЬ ЛЕТ:·разгромить
                вооруженные силы Японии на континенте

                ·восстановить на
                своей территории разрушенное  в ходе
                войны

                ·на 50%
                перевооружить вооружённые силы с учётом опыта войны

                ·ликвидировать
                ядерную монополию США

                . первыми
                из воевавших стран отменить продовольственные карточки

                ·оказать помощь
                странам, вступившим на социалистический путь развития

                ·заложить
                фундамент для лидерства в космических исследованиях

                ·начать систематически ежегодно снижать цены на товары массового
                спроса, в результате чего население стало жить год от года лучше, обретало
                уверенность в завтрашнем дне, наращивало квалификацию и не искало места, где бы
                паразитически беззаботно урвать побольше.

                 Всё  это
                граждане не только видели воочию, но и понимали, что вследствие политики
                проводимой И.В.Сталиным их материальное благополучие улучшается, культурный
                уровень растёт и каждому предоставляется возможность разкрыть свой внутренний
                потенциал, изначально заложенный в него Богом. 
                Вот это была экономика, при том, что речи о сверхобезпеченных за счет присвоения результатов труда других речи не шло: Д.Волкогонов в одной из своих книг сообщает: «Когда переписывали имущество генсека, выяснилось, что работа эта
                короткая и  простая. Не оказалось никаких
                ценных вещей, кроме казённого пианино. Даже ни одной хорошей, «настоящей»  картины не было. На стенах висели бумажные
                репродукции в деревянных простеньких рамочках. В зале, на  центральном   
                месте,    висела    увеличенная фотография,  где запечатлены В.И.Ленин и И.В.Сталин,
                сделанная в сентябре 1922 года в Горках М.И. Ульяновой. На полу два ковра. Спал
                генсек под солдатским одеялом. Кроме маршальского мундира, из носильных вещей
                оказались пара простых костюмов (один парусиновый), подшитые валенки и
                крестьянский тулуп» 
                Ответить
                • Иван Деревянко Mstislav
                  2021-05-20 18:47
                  Все Вы правильно пишите, поэтому возникает вопрос: на чем
                  держалась Сталинская экономика? Некоторые ее методы в современных условиях
                  неприемлемы. А что можно взять из нее сегодня? Если в двух словах, то, прежде
                  всего, плановую дисциплину на производство и потребление жизненно необходимых
                  предметов потребления. Это Госплан и Госснаб с государственными предприятиями
                  между ними. Надо также взять порядок утверждения цен на этот перечень товаров,
                  ну и еще кое-что. А средний класс пусть работает по законам рыночной экономики.
                  Ну а нувориши пусть делают свою экономику, инвестируя крупные проекты. Ну и
                  конечно надо ликвидировать технологическую эксплуатацию. И за тех же девять лет
                  можно поднять жизненный уровень населения до достойного уровня.
                  Ответить
                  • Mstislav Иван Деревянко
                    2021-05-21 01:57
                    "Ну а нувориши пусть делают свою экономику, инвестируя крупные проекты"
                    Пора бы понять, что "нувориши делающие свою экономику" в конечном итоге очень быстро заточат её под свои вожделения и извращения, а все остальное будет произходить по остаточному принципу, в чем все и убедились после большого хапка и кто скажет, что это не так, то значит он просто не видит очевидного
                    Ответить
  • Александр собянинбуржец
    2021-05-27 22:32
    Всё это наивный взгляд на социологию. Если в обществе допустить элемент паразитизма (в вашем случаи это некие уровни), то всё вернется в печальное начало или обернется катастрофой. Пример тому Столыпин, СССР.
    Ответить

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лента

Подмена игры 15.06.2021.
Видео| 2021-06-15 19:50
Иерархия смыслов
Статья| 2021-05-30 20:13
О положении дел в науке.
Статья| 2021-05-27 21:09

Двигатель

Опрос

Дворец под Геленджиком и прилегающие к нему территории с виноградниками, заводами, постройками и пр., о которых в своём видео рассказал Навальный - это собственность ...

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2021 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.