Зарегистрироваться
29.10.20

Двигатель

Социальное неравенство в России как угроза национальной безопасности страны

2020-02-10 23:16 | Люкин |ИАЦ | 1196 | 1

По итогам 2019 года Россия может возглавить список стран мирового социального неравенства. Сейчас она занимает второе место. Крупнейший банк Швейцарии выступил с ежегодным докладом, в котором он поместил Россию на второе место после Таиланда по соотношению неравенства распределения богатств страны. Были приведены сведения о том, что 82% личных богатств России сконцентрировано в руках 10% россиян.

Государство должно выполнять свою социальную функцию и соответствовать части 1 статьи 7 Конституции РФ — «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Сегодня жители страны чувствуют себя ненужными для государства и собственной страны, уровень недоверия к власти уже достиг своего предела и изменения в социальной сфере просто необходимы. Вопрос о социальной справедливости выходит на первое место в общественной повестке. Почему и как это происходит, об этом наша статья.

Тема социального неравенства стала наиболее актуальной

Темы социального неравенства и социальной справедливости являются наиболее злободневными в пореформенном обществе уже более 20 лет. Однако на практике ни власть, ни тем более системная и несистемная оппозиция не считают их первоочередными, поскольку в приоритете у всех — борьба за власть, что и продемонстрировал недавний ХIХ съезд партии «Единая Россия», на котором лидер партии, он же бывший председатель правительства Дмитрий Медведев заявил, что «партия будет бороться за конституционное большинство в Госдуме».

Проблема социального неравенства автоматически встроена в социально- экономические отношения и является их неотъемлемой частью, требующей как косвенных, так и прямых мер государственного регулирования. Теоретическое изучение данной проблематики началось ещё в Древней Греции. 

Рассмотрим основные положения развития теории социального неравенства с научной точки зрения на протяжении веков.

Подходы учёных к определению термина «социальное неравенство»

Платон считал, что формально как бы единое государство представляет собой два государства. Одно составляют бедные, другое — богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. При этом правильное, или идеальное, государство можно научно обосновать. Научно спроектированное общество будет осуществлять принципы справедливости и обеспечивать социальную стабильность.

Аристотель полагал, что во всех государствах есть три элемента: один класс — очень богат; другой — очень беден; третий же — средний. Этот третий — наилучший, поскольку его члены по условиям жизни наиболее готовы следовать рациональному принципу. Именно из бедняков и богачей одни вырастают преступниками, а другие мошенниками. Лучшее общество формируется из среднего класса, и государство, где этот класс многочисленнее и сильнее, чем оба других вместе взятых, управляется лучше всего, ибо обеспечено общественное равновесие.

Карл Маркс считал, что классы возникают и противоборствуют на основе различного положения в разделении труда и собственности, а также различных ролей, выполняемых индивидами в производственной структуре общества.

В противовес Марксу Макс Вебер (1864 — 1920, немецкий социолог) кроме экономического аспекта стратификации учитывал такие аспекты, как власть и престиж. Вебер рассматривал собственность, власть и престиж как три отдельных взаимодействующих фактора, лежащих в основе иерархий в любом обществе.

  • Различия в собственности порождают экономические классы;
  • различия, имеющие отношение к власти, порождают политические партии, 
  • а престижные различия дают статусные группировки, или страты. 

Отсюда он сформулировал своё представление о «трёх автономных измерениях стратификации». Он подчёркивал, что «классы», «статусные группы» и «партии» — явления, относящиеся к сфере распределения власти внутри сообщества.

М. Уорнер, П.С. Лант (современные американские социологи) представили свою попытку описания среднего класса, выделив следующие основные черты:

  • значительный уровень дохода и объём имущества;
  • относительная личная автономия, инициативность и высокая экономическая активность; 
  • наследуемый культурный капитал, связанный с получением хорошего образования; 
  • высокая оценка семьи как ценности.

По мнению Питирима Сорокина (1889 — 1968, российский и американский социолог), класс является кумулятивной, нормальной, солидарной, полузакрытой, составленной из кумуляций трёх основных группировок: 

  • профессиональной; 
  • имущественной;
  • объёмно-правовой.

Класс — это совокупность лиц, сходных по профессии, имущественному положению, объёму прав, а следовательно — имеющих тождественные социально-правовые интересы (многофакторный подход к общественным классам).

Дж, Голдторп, Э. Соренсон, Э. Райт, Д. Скотт, Д. Груски (современные американские социологи) изучили реальные явления социального неравенства на основе выявления реальных групп в современном обществе как обладателей определённых реальных ресурсов (благ).

Дж. Голдторп, Р. Эриксон, Л. Портокарреро полагали, что классовые позиции определяются статусом занятости, а именно отношениями найма в индустриальном обществе, где соблюдаются принципы экономической и технологической рациональности. При таком подходе выделяются три основные классовые позиции:

  • наёмные работники, 
  • работодатели
  •  и самозанятые.

С точки зрения Э.О. Райта, главное разделение людей на социальные классы в современном обществе заключается в неравенстве доступа к средствам производства. Это обусловливает противоположность интересов. В структуре общества доминируют два класса — рабочие (наёмные рабочие) и капиталисты (владеющие средствами производства), а отношения эксплуатации, лежащие в основе противоположности интересов рабочих и капиталистов, не потеряли своего значения, и уж тем более никуда не исчезли. Выделяются традиционный (мелкобуржуазные собственники: могут выступать и как наниматели, и как работники, занятые индивидуальной трудовой деятельностью, и при этом не относятся к крупнокапиталистическим собственникам) и новый средний класс (менеджеры: владение специфическими навыками, с одной стороны, определяет относительное сходство их интересов с интересами собственников, а с другой — ставит их в положение всё тех же наёмных работников).

Г. Эспинг-Андерсен считал, что классовые отношения в обществе существуют, но регулируются посредством институтов «государства всеобщего благосостояния». К институтам относил коллективное согласование заработной платы (в процессе которого оптимальные условия занятости устанавливаются посредством переговоров между профсоюзами и крупными работодателями), систему социальных гарантий и обеспечения занятости, систему массового высшего образования. Выделял стратификацию индустриального (фордизм) и «постиндустриального» («постфордизм») обществ.

Согласно Э. Соренсену, класс как актор отношений эксплуатации рассматривается в виде обладателя определённых типов активов, но активы выступают не только как определённые ограничения, но и как источник ренты.

Д. Груски, К. Уиден выделяли социальные классы на основе профессиональных групп, так как именно на этом уровне можно схватить «реальные» различия в образе жизни, ресурсном обеспечении и поведении, которые являются функцией локальных профессиональных субкультур. Реальные социальные группы выявляются в качестве обладателей определённых реальных ресурсов и благ. Социальный класс — синтетическая категория, описывает характер и содержание труда, стили и объёмы потребления, карьерные перспективы, индивидуальные способности и здоровье, уровень образования и т.д.

Исходя из «неолиберальной» идеологии, О.И. Шкаратан (1931 — 2019, советский и российский социолог) систематизировал и выделил три доминирующих подхода к анализу проблем социального неравенства, выделив «неомарксизм», «неовеберианство», функционализм. 

Он отметил, что все взгляды научного сообщества, вне зависимости от их личных точек зрения и методов исследования, служили объяснением 

«наступавшего миропорядка как миропорядка неизбежно неолиберального».

Последние волны кризисов, начиная с конца 2000-х годов, подтверждают актуальность слов «социальная дифференциация», «социальная справедливость», «равенство шансов», «социальные лифты».

В 1990 — 2000-е годы разворачиваются серьёзнейшие трансформационные процессы, принципиально меняющие систему социальных отношений, а также позиции и облик социальных групп в наиболее развитых странах, перешедших в постиндустриальную стадию развития. Именно в это время начинает складываться транснациональный капиталистический класс.

На смену прежнему социальному разделению в составе наёмных работников между новым средним и рабочим классом приходит социальный разлом между информациональной современной рабочей силой, воплощённой в элитной части среднего класса, и основной массой национальных отрядов рабочей силы — родовой рабочей силы. При этом во многом снимаются социальные различия между основными группами вчерашней главной социальной силы обществ всеобщего благосостояния (новым средним классом) и традиционным рабочим классом. Эти новые процессы ещё практически не исследованы, они лишь нащупаны в работах отдельных социальных аналитиков и исследователей.

Этот новый мир пока ещё непривычных социальных неравенств и различий, по-видимому, и станет основным объектом анализа нонконформистски настроенных интеллектуалов, не безразличных к судьбам маргинализирующихся масс — вчера ещё вполне благополучных представителей «нового» среднего класса западных обществ. 

К сожалению, в России не имеется официально утверждённой правительством классификации общества по классам, отсюда — мало статистической информации о действительной картине деления общества на классы и группы  и их доходах, а также анализа причин столь высокого социального неравенства в стране.

Чрезмерное социальное неравенство, угрожающее общественно-политической стабильности, подтверждается  рядом мониторингом и анализом традиционных социально-экономических показателей.

Цифры, статистика — о реальном социальном неравенстве и расслоении

В настоящее время, на взгляд экономистов и экспертов, самым информативным индикатором социального неравенства является индекс Джини, или коэффициент концентрации доходов. Он наиболее точно показывает, насколько равномерно распределяются доходы между гражданами страны. Чем выше значение показателя, тем более неравномерно распределены доходы в обществе. Более того, индекс Джини рассчитывается для разных стран, поэтому есть возможность провести межстрановой анализ.

Согласно статистическим данным, в 2014 году коэффициент концентрации доходов в Австрии, Бельгии, Дании, Швеции, Чехии находился в диапазоне 26- 28 п.п., а в большинстве стран Еврозоны — 30-38 п.п. Так, один из самых высоких коэффициентов Джини наблюдается в Великобритании — 38%. В странах бывшего Советского Союза коэффициент Джини достигает следующих значений: в Латвии — 36%, Литве — 32,6%, Эстонии — 32,7%. В Румынии он составляет — 27,3%, Словакии — 26,6, Словении — 24,9, Хорватии — 33,6%

Данные на 2017 год


 

В нашей стране индекс Джини в 1995 году составлял 38,7, а к 1999 году вырос до 40,0. Максимума — 42,2 — этот показатель достиг в 2007 году.  Затем индекс немного снизился — до 41,2 (2015 год).


 


 


 


 

При растущем на протяжении многих лет Коэффициента расслоения доходов (коэффициент Джини или индекс справедливости) к математическому прогнозу уровня страна  опасно приблизилась.

Таким образом, сравнительный анализ индекса Джини в западных странах и России приводит к выводу, что по уровню неравенства распределения доходов наша страна находится выше среднего международного уровня. 

В верхние децили при номинальной средней заработной плате в 2015 году в размере 33,9 тыс. руб. в месяц (заметим, лишь 12% населения зарабатывают больше этой суммы) попадают только занятые в следующих видах деятельности: финансовая деятельность — 70088 руб., рыболовство — 46676 руб., добыча полезных ископаемых — 63695 руб.

Представители социально-значимых профессий — учитель, врач, преподаватель — в этот диапазон не попадают.

Коэффициент фондов, который показывает отношение среднего уровня дохода 10% самых богатых граждан к среднему уровню дохода 10% самых бедных, составлял  в 2018 году — 14,5 раза, в то время как в 1992 году этот показатель находился на уровне 8 раз.

Для более полной оценки неравенства населения в стране наряду с показателями дифференциации доходов населения необходимо проанализировать размер минимальной оплаты труда (МРОТ), величину средней заработной платы, а также их соотношение с величиной прожиточного минимума за рассматриваемый период.

Согласно статистическим данным, предусмотренное в Генеральном соглашении трёх сторон положение о доведении минимальной заработной платы до прожиточного минимума не выполняется на протяжении уже более 20  лет. При этом доля минимальной оплаты труда в величине прожиточного минимума уменьшилась за последние 7 лет на 23% .

Соотношение показателей уровня жизни населения в 1990 — 2018 годах


 

Важным фактором, влияющим на снижение разрывов в оплате труда и определяющим переход к достойной заработной плате, является поэтапное и кардинальное повышение покупательной способности минимального размера оплаты труда. Однако в действительности складывается обратная тенденция: если установленный с начала 2009 года МРОТ по отношению к прожиточному минимуму IV кв. 2009 года составлял 84,2%, то в 2015 году — уже 61%, и лишь в 2018 году снова составило 0,85% ( уровень 2009 года).

Такая же ситуация и в соотношении МРОТ к средней заработной плате: с 23,23% в 2009 году оно снизилось до 17,5% в 2015 году и составило порядка 18,5% в 2017 году. (см. ниже).


 

В 2015 году Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) опубликовала отчётные данные об уровне минимальной заработной платы в разных странах мира. Соответствующая статистика представлена в табл. 1(см.ниже).

Анализ приведённых данных говорит о том, что размер МРОТ меньше, чем в индустриально развитых странах, более чем в 15 раз.

Информативно характеризует неравенство населения и доля минимального размера оплаты труда в величине среднего месячного заработка. В России этот показатель за четыре года по состоянию на 2016 год не поднимался выше 17,5%, в то время как в Бельгии он в 2015 году составлял 46,6%, Германии — 42, Великобритании — 40,9, Чехии — 34,6, Словении — 52,8, Словакии — 36,9%.

Таким образом, даже беглые международные сопоставления показывают, что относительные величины оплаты наёмных работников (соотношение МРОТ и величины прожиточного минимума; соотношение МРОТ со средней заработной платой) в России значительно ниже, чем в экономически развитых странах мира.

Таблица 1.

Показать 102550100 записей
Поиск:
Австралия 1789
Бельгия 1744
Германия 2065
Люксембург 1942
Чехия 639
Латвия 687
Словения 1190
Эстония 633
Россия 97 (Источник: OECD)
Записи с 1 до 8 из 8 записей


 

Курс на  01.01.2019 —79,4605 RUB/EUR, МРОТ — 11280 руб.,  в переводе на ЕВРО получается — 141,95. Что значительно ниже данных, приведённых выше.

Что касается определения величины средней заработной платы, рассчитанной Росстатом, то у населения часто возникает вопрос о высоком её размере.

На взгляд специалистов, для величины средней заработной платы корректнее было бы отражать её медианное значение, при котором 50% работающих имеют заработную плату выше этой величины и 50% — ниже её. По оценкам, медианная величина составляла в разные периоды от 60 до 75% среднеарифметической заработной платы.

По данным Росстата, в 2015 году медианная заработная плата (24868 руб.) составила немногим более 73% среднеарифметической величины. 

В 2019 году —  данный показатель составляет порядка 71%.  Если разница между показателями превышает 25%, то это  свидетельствует o значительном расслоении общества по доходам. Модальная зарплата — это наиболее фиксируемая заработная плата, чаще встречаемая в ряду распределения по доходам.  


 


 

Таким образом, для более точной информации об уровне жизни населения в сборниках Росстата должны быть приведены данные не только по среднеарифметической, но и медианной и модальной заработной плате, а также в разбивке по группам получателей. Такая информация будет более достоверной.

Дифференциация доходов приводит к усиливающейся поляризации общества, возникновению антагонизма между людьми и социальными слоями (при декларациях приверженности построению социального государства). Экономисты Техасского университета Д. Гэлбрейт, К. Прист и Дж. Перселл отмечают, что «вместо того чтобы устраивать железнодорожную, авиационную и почтовую блокады, недружественное государство можно ослабить иным способом — помочь развитию экономики. Но только так, чтобы население враждебной державы как можно сильнее расслоилось по доходам».

По их оценке, с 1715 года до нашего времени в 81% войн победу одержали страны, где доходы распределены более равномерно, чем у противника.

Е. Гонтмахер исследовал связь между общественно-политической стабильностью и социальным неравенством. Учёный даёт характеристику социального неравенства с точки зрения не только показателей дифференциации текущих доходов населения, но и неравенства отдельных людей или их групп в доступе к материальным благам и услугам, так как «получение населением денежных доходов — лишь инструмент доступа к ним».

 Характеризуя социальное неравенство, он отмечает, что в обществе сформировалась «негативная» стабильность, которая означает медленную, неуклонную деградацию, рано или поздно приводящую к открытым кризисам с непредсказуемым исходом. 

Резюме. Зарплатное неравенство (по данным Росстата)

Медианная ЗП в РФ — 34335 руб -—т.е. 50% зарабатывают ниже этой цифры и 50% выше. Ниже средней ЗП (47657 руб) получают 71,2% работников. Интересно, что средняя ЗП 10% самых высокооплачиваемых сотрудников (157200 руб) в 13 раз выше 10% самых низкооплачиваемых (12000 руб).


 

Расслоение по доходам населения России достигло состояния, предшествовавшего Октябрьской революции 1917 года

В середине декабря 2017 года вышел 300-страничный доклад о мировом экономическом неравенстве (World Inequality Report, WIR 2018), подготовленный Всемирной лабораторией изучения проблем экономического неравенства (World Inequality Lab, WIL) при Парижской школе экономики.

Международный коллектив исследователей (более 100 человек со всего мира) под руководством 5 содиректоров — Факундо Алваредо (Facundo Alvaredo), Лукаса Чэнсила (Lucas Chancel), Тома Пикетти (Thomas Piketty), представляющих Парижскую школу экономики, а также Эммануэля Саеза (Emmanuel Saez) и Габриэля Цукмана (Gabriel Zucman), работающих в настоящее время в Калифорнийском университете в Беркли (США), опубликовал результаты, пожалуй, одного из самых масштабных в науке проектов исследования неравенства доходов и богатства в различных странах мира.

Авторы доклада прямо говорят о необходимости борьбы с неравенством для предотвращения социальных, политических и экономических катастроф. Исследователи WIL указывают, что неравенство доходов росло в последние десятилетия почти везде, но есть сильное различие в темпах по странам и регионам мира. Россия, Индия, Северная Америка и Китай испытали самый значительный рост доли верхних 10% по доходам (топ-10%): от уровня в 20−35% в 1980 году до 45−55% в 2016 году. В то же время уровень неравенства доходов в Бразилии, на Ближнем Востоке и Африке южнее Сахары оставался на крайне высоком уровне и практически не менялся, а где-то даже понижался.

По данным авторов WIR 2018, переход от планово-административной экономики к рыночной после падения Советского Союза привёл к резкому росту экономического неравенства. Если в 1990–1991 годах на долю 10% наиболее богатых граждан приходилось менее 25% национального дохода, то к 1996 году этот показатель вырос до 45%, а доля доходов «бедной» половины населения опустилась с 30 до 10%. Сейчас на долю бедных 50% приходится 17% национального дохода. Основными бенефициарами экономического роста с 1998 по 2008 год стали богатые граждане: их доля в национальном доходе поднялась с 43 до 52%.

​Уровень неравенства по коэффициенту Джини в 2016 году был 0,414 (показатель принимает значения от нуля в случае абсолютного равенства до единицы​ в случае абсолютного неравенства). Доля экономически уязвимого населения в России превышает 50% и продолжает расти. Население России с доходом ниже $10 в день выросло до 53,7%, при этом 13,8% россиян тратят меньше $5 в день. Сейчас на долю менее состоятельной половины населения приходится только 17% национального дохода — такое положение в экономике царской России наблюдалось в преддверии революции 1905 года (см.график ниже).

Если упорядочить всех взрослых россиян по уровню дохода и разделить на две половины, то на долю первой группы будет приходиться лишь 17% национального дохода в 2016 году, на долю второй — 83%. При этом доходы богатейших 10% граждан составляют 45,5% национального дохода. Это почти совпадает с распределением дохода в 1905 году.

Доход, приходящийся в среднем на одного взрослого россиянина, в 2016 году составил €23,2 тыс. за год, что по методологии авторов WIL соответствует около 55 тыс. руб. в месяц. Но на самом деле доходы распределены крайне неравномерно: 50% населения (57,5 млн человек) в 2016 году получили в среднем только по €7,8 тыс. Наиболее обеспеченные 10% граждан (верхний дециль) располагали средним доходом в €105,5 тыс., следует из расчётов исследователей лаборатории. Таким образом, на 10% наиболее богатых россиян в 2016 году приходилось 45,5% национального дохода. Для сравнения: в Европе для верхнего дециля доля национального дохода составила 37%, в Китае — 41%. Но в Северной Америке (США и Канада) самые богатые 10% концентрируют ещё больше дохода — 47%, в Индии и Бразилии и вовсе 55%. ​Самый высокий уровень неравенства зафиксирован на Ближнем Востоке, где верхние 10% аккумулировали 61% национального дохода.

  • 1,15 млн россиян (1%) располагают в среднем по €470 тыс. в год,
  • 11,5 тыс. человек (0,01%) располагают в среднем €12,1 млн,
  • примерно тысяча богатейших россиян (0,001%) располагает в среднем €58,6 млн национального дохода.

Большая часть накопленного частного капитала не инвестируется в российскую экономику, не создаёт новые рабочие места, не формирует потребительский спрос, а выводится за пределы страны.

На этот счёт интересные данные приведены в научном отчёте, опубликованном в августе 2017 года американским частным Национальным бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research, NBER), под названием «От советской власти до олигархов: неравенство и собственности в России, 1905-2016 гг.» («From Soviets to Oligarchs: Inequality and Property in Russia, 1905-2016»). 

В российских СМИ эта публикация не прошла незамеченной, однако, как правило, ссылки шли на анонимных экспертов NBER, что несколько снижало значимость проведённых исследований. Между тем во главе небольшого исследовательского коллектива стоял учёный с мировым именем, уже упоминавшийся в данной статье — Тома Пикетти, которого в научной среде называют Марксом ХХI  века. При этом показательно, что на первое место в списке авторов французский экономист поставил не себя, а своего аспиранта из Парижской школы экономики Филиппа Новокме (Filip Novokmet), выполнявшего львиную долю технической работы по сбору и анализу информации. Третьим соавтором стал молодой французский экономист Габриэль Цукман (Gabriel Zucman, 1986 г.р.), в настоящее время работающий деканом экономического факультета Калифорнийского университета в Беркли (он также является одним из содиректоров WIL и соавтором WIR 2018). Цукман известен как автор книги «Припрятанное богатство наций: Божья кара налоговых лакун» («The Hidden Wealth of Nations: The Scourge of Tax Havens»), посвящённой выводу капитала в офшоры.

Указанные выше исследователи утверждают, что по неравенству доходов Россия опережает и Европу, и Америку:

Особенно стремительно расслоение по доходам населения России началось с начала 1990-х годов, и к настоящему времени достигло состояния, предшествовавшего Октябрьской революции 1917 года:  


Примерно с середины 1990-х годов население России начало стремительно накапливать активы, при этом значительная их часть была выведена за рубеж. В результате, по мнению авторов доклада NBER, в настоящее время офшорный капитал россиян в три раза превышает объём валютных резервов страны. Граждане хранят в офшорах сумму, равную 75 процентам валового национального дохода (ВНД), объём резервов страны составляет 25 процентов от ВНД. Таким образом, согласно оценке бюро, в офшорах хранится свыше триллиона долларов (или более 60 триллионов рублей).

При этом объём офшорного капитала российского происхождения в два с лишним раза превышает размер банковских депозитов россиян, находящихся в России (25 трлн руб.). Отток капитала за рубеж сопровождается и отъездом на постоянное место жительства состоятельных россиян. Так, например, в течение 13 лет из России на постоянное место жительства в другие страны уехали около 20 тыс. долларовых миллионеров и миллиардеров, из них 6 тыс. покинули родину в последние три года (с 2014-го по 2017-й). А многие из миллионеров и миллиардеров, пока остающихся гражданами Российской Федерации, тем не менее уже не являются её налоговыми резидентами.

Так, например, согласно информации, опубликованной на сайте правительства Мальты, за последние три года более 730 человек — известных российских бизнесменов плюс члены их семей оформили мальтийское гражданство и стали налоговыми резидентами Мальты. Кстати, одним из требований к кандидатам на гражданство Мальты является приобретение государственных облигаций на сумму 250 тыс. евро плюс уплата административного налога в 30 тыс. евро, а общая сумма расходов на получение гражданства составляет в среднем 900 тыс. евро на человека. Это средства, которые могли быть инвестированы в российскую экономику.

Доля граждан РФ, получающих зарубежное гражданство, составляет около 26 тыс. в год. Вместе с тем, по данным МИД РФ, число россиян, постоянно проживающих за рубежом, но сохраняющих российское гражданство и состоящих на консульском учёте, ещё в 2016 году превысило 2 млн человек. Часть из них относится к категории «дауншифтеров», т.е. людей, использующих свой источник доходов в России для проживания в странах с более низкой стоимостью жизни (например, в Таиланде, Вьетнаме, Камбодже). Однако значительно большая доля выехавших на ПМЖ россиян стремится осесть в странах с более высоким, чем в России, уровнем жизни, что предполагает также и наличие высоких доходов или накоплений, позволяющих поддерживать соответствующий уровень жизни. Помимо этого, часть из ежегодно выезжающих за рубеж 5,5 млн россиян также получает временный вид на жительство за рубежом и/или проводит там некоторое время, что также требует наличия достаточно высокого уровня доходов.

Из доклада NBER следует, что российский бюджет, домохозяйства и компании могли бы быть значительно богаче. В период с 1993 по 2015 годы благодаря нефтегазовому экспорту торговый баланс России из года в год был профицитным и обеспечивал в среднем 9,8% национального дохода, пишут его авторы, но официальные чистые международные активы России к 2015 году составили всего 25% национального дохода. Некоторые россияне присвоили часть доходов от международной торговли, уводя деньги в офшоры, приходят к выводу авторы: если суммировать профицит торгового баланса за 1990–2015 годы, отток составил около 200% национального дохода, если учесть недополученный накопленный доход от иностранных активов — 300% (стр. 19-20 доклада).

В результате по состоянию на середину 2017 года на одну десятую часть россиян приходится более 70% частных состояний в стране:


 Таким образом, спустя четверть века после начала рыночных реформ в России бедные стали ещё беднее, богатые — богаче, сверхбогатые — кратно богаче.

И в завершение анализа проблем роста экономического неравенства в мире и Российской Федерации хотелось бы ещё раз вернуться к некоторым удивительным данным из доклада WIR 2018, которые не попали в сокращённую русскоязычную версию, но полностью приведены в англоязычном варианте доклада. 

Речь идёт о таблице роста доходов населения в реальном выражении (с учетом инфляции) с 1980 по 2016 год с разбивкой по странам и отдельным группам населения по размерам полученных доходов (Table 2.1.1 «Global income growth and inequality 1980-2016») [стр. 45]. Среди групп выделены: всё население в целом (Full Population), 50% населения с самыми низкими доходами (Bottom 50%), промежуточная группа между населением с самыми низкими и самыми высокими доходами (Middle 40%), 10% с самыми высокими доходами (Top 10%), в том числе 1%, 0,1%, 0,01% и 0,001% людей с самым высоким уровнем доходов. Приведём таблицу на английском языке в оригинале.

Рост доходов населения Китая, ЕС, Индии, России, США-Канады и мира в целом в реальном выражении (с учётом инфляции) с 1980 по 2016 годы.


В соответствии с приведёнными данными за последние 36 лет реальные доходы всего населения России выросли на 34%, в Китае на 831%, в Индии на 221%, США и Канаде вместе взятых — на 63%, в Европе на 40%, в мире в целом на 60%. По сравнению со всеми остальными упомянутыми странами доходы населения России росли очень медленно, меньше чем на 1% в год, т.е. в два раза медленнее, чем в среднем по миру. Вместе с тем при росте доходов населения в среднем на 34%, у беднейших 50% граждан России доходы упали на 26%, у следующих 40% (промежуточный класс) доходы выросли на 5%. У «беднейших» 90% населения с 1980 года доходы упали примерно на 15%, но у 10% высокообеспеченных россиян выросли в среднем на 190% (почти в 3 раза). Вместе с тем у топ 1% доходы выросли в 8 раз, у топ 0,1% — в 26 раз, у топ 0,01% (таких в России не более 10 тысяч человек) — в 80 раз, топ 0,001% — рост в 250 раз.

Заметки на полях

В 2015 году максимально совпали с 1905 годом не только доходы самых богатых россиян, но и доходы других групп населения. Разница — в пределах статистической погрешности.

В 2015 году 10 процентов самых богатых россиян имели около 46% национальных доходов страны. В 1905 году этот показатель был около 47%.

В 2015 году 40 процентов россиян со средними доходами обладали долей национальных доходов в размере чуть более 37%. В 1905 году — чуть более 36%.

В 2015 году на 50 процентов россиян с низким доходом приходилось 16% национальных доходов России. В 1905 году — всё те же 16%.

Мы сейчас живём в самой что ни на есть Российской империи 1905 года с точки зрения неравенства доходов.

Об этом можно судить по сведениям Росстата, из которых следует, что в 2017 году уровень бедности в России превысил показатель десятилетней давности.

Если в 2007 году численность населения с доходами ниже прожиточного минимума составляла 18,8 млн человек, то в 2017 году таких было уже 19,3 млн человек. [ 10 ]

Источник

12345  5 / 1 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

1 комментарий

  • myxa
    2020-02-13 20:27

    Отличная статья  (без балды). Только к чему она ведет? Согласно выводу автора, количество бедных стабилизировалось (с учетом погрешности  2,5%). Нам нужна революция?

    Да, кстати, 500 Евро мин. зарплата в Эстонии - ну, это немного от лукавого, работы там нет, ездят в  РФ, в т.ч. Знаю не по наслышке, езжу регулярно, родственники проживают там постоянно, граждане ЭР. И в Чехии такая же фигня - люди очень удивляются тем средним зарплатам, что пишут в СМИ. В их, родных СМИ.
    Ответить

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

Андрей
2020-10-25 15:37 1
МФасхутдинов
2020-10-24 19:41 1
МФасхутдинов
2020-10-24 19:36 1
А Сидороввалуа
2020-10-24 12:43 1
Дмитрий
2020-10-21 11:29 1

Лучшее видео

Лента

Старик у синего моря
Статья| 2020-10-24 11:39
Фрактальная поэзия А.С. Пушкина
Аналитика| 2020-10-16 11:28

Двигатель

Опрос

Протесты в Белоруссии это ...

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2020 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.