Зарегистрироваться
07.12.19

Двигатель

Ошибка в коде. Глава 13. Лабораторка

2019-12-03 18:08 | Денис Ленский |Денис Ленский | 210 | 0

Горячая колба и холодная колба выглядят совершенно одинаково.
Из инструкции по технике безопасности в химкабинете 

– Михалыч, ты обещал нам показать что-то интересненькое, – напомнил Студент. – У Михалыча не сумка, а целый склад всяких магических прибамбасов, – доложил он приятелям. 

– Бедный Михалыч, – рассмеялся Программист, – как ты уже, наверное, догадался, этот молодой человек, которого хлебом не корми, но зрелищ подавай прямо сейчас, вечера дождаться не может. 

– Я это давно понял, – усмехнулся Михалыч. – У меня, собственно, всё готово. Помоги мне притащить «магические прибамбасы», Полуэкт.

Едва за Михалычем и Студентом закрылась дверь, Журналист, понизив голос, спросил:

– Ковалёв, а он что, в командировку на завод оборонной магии приезжал?

– Я и сам не знаю, если честно, – признался Программист. – Вообще-то Михалыч собирался в Питер в конце ноября. Но после того М-как я ему по телефону рассказал о газетах и о расколовшемся «читсптоуне», он собрался и приехал раньше. А куда и зачем он приезжал, не знаю. Хочешь, спроси у него сам. 

– Да ну нафиг, неудобно. Я думал, что ты в курсе...

– Нет, я не интересовался. Зачем ставить человека в неловкое положение?  Правду он сказать всё равно не может, а врать не приучен.

– А твоя Полина не в курсе? Или её подруга? – не унимался Журналист. – Я так понимаю, что у них в Москве какие-то общие дела.

Программист улыбнулся.

– Нет, Полина работает в Госплане, а Стелла по-прежнему работает в «Руслане», которое нынче сократили до размеров КБ. Они общаются в основном по телефону. А где работает Михалыч, толком никто и не знает. Живёт он на окраине, недалеко от московской кольцевой, в небольшой холостяцкой квартирке. Пару раз я у него ночевал, когда бывал в Москве. А вообще-то он всё время в разъездах, как и я. Как в песне поётся: «Наш адрес не дом и не улица, наш адрес – Советский Союз».

– А ты тоже умеешь клонироваться или как там у вас, шаманов, говорят – материализоваться? Или ты узкий специалист по созданию катушек с нитками?

– Не смеши, Никитос, – рассмеялся Программист. – Клонироваться я толком не научился. Да и с ладьёй не получилось. Утратил и без того небогатые навыки.

– Двоечник, – сказал Журналист. – Волшебник-недоучка.

– Это точно, – согласился Программист. – Но удачные опыты у меня всё-таки были. Видел бы ты, каких замечательных бабочек я создал из неудавшихся дубликатов ключей! Правда, не факт, что эти бабочки смогли дожить до вечера, и совершенно маловероятно, что они нашли себе партнёра или партнёршу для спаривания и произвели полноценное потомство. Тут, наверное, особый, божественный дар нужен.

– Ты прав, Ковалёв, – понимающе закивал Журналист. – Не так-то просто найти достойную партнёршу для спаривания. Особенно днём. Да и вечером они, как сговорившись, куда-то деваются. Может быть просто разлетаются в разные стороны, а может и не доживают…

– Голодной куме хлеб на уме, – вздохнул Психолог. – Ты можешь хоть иногда думать о чём-то другом?

– Могу, конечно. Я часто думаю, какой же ты нудный, Псих. И как тебя Марина терпит?

Дверь распахнулась, и в комнату вошёл Михалыч. В руках он нёс средних размеров фанерный ящичек, покрытый жёлтым лаком. Следом за ним, с «чипстоуном» наперевес, пыхтя от натуги, ввалился Студент. 

– Поберегись! – воскликнул он, быстро проследовав с тяжёлым камнем к тумбочке. – Такое впечатление, что Михалыч закодировал «чипстоун» весомыми аргументами. Каменюка стала ещё тяжелее, – сказал Студент, укладывая булыжник на асбестовый коврик.

– Михалыч, а ты похож на почтальона Печкина, который принёс посылку для нашего мальчика, – засмеялся Журналист.

Михалыч, усмехнувшись, поставил фанерный ящичек на стол и вытащил из него замысловатый прибор. Прибор представлял собой конусообразную пружину, зажатую в мудрёном механизме, напоминающим тиски. Пружина была покрыта ржавчиной и резко контрастировала с множеством блестящих шестерёнок, червячных узлов, градуированных линеек, и других хромированных деталей, из которых состояли тиски.

– Это что, катапульта для лилипутов? – иронично поинтересовался Журналист.

– Нет, это тот самый эспандер времени, о котором я вам рассказывал – ответил Михалыч. 

– Стесняюсь спросить, а почему пружина ржавая? Новую достать не удалось? – поинтересовался Журналист.

 – Эту конусообразную спираль Тимур Геворкян обнаружил среди обломком Ковчега. Ржавая пружина – это древнейший артефакт, деталь самого настоящего допотопного прибора, который мы назвали временным эспандером. По одной из гипотез, когда случился всемирный потоп, Ною с помощью такого эспандера удалось замедлить течение времени.

– А остановить потоп таки не удалось? – не скрывая скепсиса, поинтересовался Журналист.

– Это невозможно сделать, – совершенно серьёзно, даже слегка нахмурившись, ответил Михалыч. – Глобальный процесс можно либо ускорить, либо замедлить. Либо предотвратить, приняв вовремя соответствующие меры. Но если уж процесс начался, то остановить его невозможно..

– Выходит, это что-то наподобие машины времени? – В тоне Журналиста прозвучали уважительные нотки.

– Ну, нет. До машины времени прибор, конечно, не дотягивает. Пожалуй, его можно сравнить с передней подвеской машины времени. Да и то всего лишь с демонстрационной её моделью. Мы с Тимуром приспособили спираль для лабораторных исследований. Кстати, это дубликат. Подлинник хранится у Тимура в Китежграде 

– Так что эта «астролябия» делает?

– С помощью эспандера можно регулировать скорость течения некоторых процессов. Другими словами, сжимать или разжимать время в ограниченном пространстве. Это очень удобно, если нужно, например, проследить процесс материализации. Как в замедленном или ускоренном кино, если требуется замедлить кадры или наоборот, их ускорить.

– Любопытно, – сказал Психолог. – Кстати, однажды мне довелось беседовать с юношей, который только что вернулся с афганской войны. Его контузило взрывом. Он утверждает, что своими глазами видел, как в момент детонации снаряд покрывался трещинами и как осколки разлетались в разные стороны. Один из них летел ему прямо в голову. Так вот он вполне серьёзно считает, что остался жив, только потому что успел от осколка уклониться. 

– Разве такое возможно? – удивился Студент.

– Я поначалу тоже сомневался, – усмехнулся в усы Психолог. – А когда окунулся в эту тему поглубже, узнал, что в некоторые критические моменты сознание человека действительно способно смещаться в другие диапазоны, где привычные временные законы перестают работать. В одних случаях время действительно может некоторым образом сжиматься, а в других – растягиваться. 

– Так и есть, – каким-то глуховатым голосом сказал Михалыч. – Многие из тех, кто... словом, люди, побывавшие в состоянии клинической смерти, утверждают, что вся их жизнь проносится перед глазами за считанные секунды. Как знать, может быть наше подсознание действительно связано с более масштабными объектами Вселенной, для которых время течёт по другим законам? В любом случае, субъективная реальность существует. 

– Михалыч, а ты это... на себе ощутил? – спросил Студент.

– Было дело… – Михалыч усмехнулся. – Так, ладно. Что же вам показать для начала?.. – Маг задумчиво потёр свой «ёжик».

– Стесняюсь даже просить... А можешь продемонстрировать нам, как маги размножаются? Это ведь приличное зрелище? – спросил Журналист, едва сдерживая улыбку.

– Могу, – охотно согласился Михалыч. – Для этого как раз эспандер времени не нужен. Без него материализация произойдёт мгновенно. Самого процесса вы не заметите, но побочные эффекты иногда случаются, так что будьте готовы.

На всякий случай Журналист отступил на шаг назад.

Всё произошло действительно быстро. Маг закрыл глаза и щёлкнул пальцами. Тут же, рядом с ним, словно из ниоткуда, появился второй Михалыч, как две капли воды похожий на первого, но с нагловатым выражением лица. Клон Михалыча неожиданно зевнул и с недовольным видом уставился на свой прототип.

Журналист от изумления даже клацнул челюстью.

– Эпическая сила! – вырвалось у него.

Первый Михалыч вздохнул и сделал театральный жест, словно конферансье на сцене,  представляя своего двойника.

– Вот, пожалуйста, полюбуйтесь, каждый раз получается какой-то уникальный экземпляр. И чаще всего – моральный урод, – с сожалением сказал он.

– Сам ты урод, – «второй Михалыч» тут же принял боевую позицию, явно намереваясь в боксёрском поединке доказать превосходство копии над оригиналом.

– Свободен, – Михалыч снова щелкнул пальцами, и его клон тут же бесследно исчез.

– Охренительный процесс... – слегка осипшим голосом пробормотал, пришедший в себя, Журналист. – А что если бы он тебя так же… пальцами?

– У него не получится, он – клон, – пояснил Михалыч. – Дело в том, что для подобной материализации и дематериализации живых существ, а тем более, людей, необходимо разрешение свыше. – Маг поднял глаза на люстру. Друзья непроизвольно тоже уставились в потолок.

– Примерно так я и предполагал, – задумчиво сказал Психолог, рассматривая паутину в углу. – Даже если когда-нибудь придумают Искусственный Интеллект и научатся создавать для него высокотехнологичную биологическую оболочку, то соединить одно с другим, без участия Создателя, не получится. Своим секретом с людьми, которые не обладают достаточной мерой нравственности, он не поделится, а нынешним учёным, чего там греха таить, до эталона нравственности весьма далеко. 

– Совершенно верно, – сказал Михалыч. – Много лет прошло, прежде чем я понял это. Тонкое программирование на уровне души – прерогатива Создателя. Китежградские ребята, конечно, научились делать более или менее приличные М-волновые интеллекторы, но их разработки пока не дотягивают даже до того примитивного уровня, который я только что вам продемонстрировал.

– Так ты себя клонировал без помощи каменюки? – догадался Журналист.

–  Да. Это чистая магия.

– Слушай… Здорово… – Глаза Журналиста заблестели. – А ты только своего двойника можешь сделать, или, к примеру… ну, не знаю… к примеру, Софи Лорен?

Психолог закашлялся, но сдержался, чтобы не  рассмеяться, а Программист расхохотался.

– Ну, и чего ты ржёшь, «старик Хоттабыч»? – спросил Журналист. – Может я тоже хочу постичь основы материализации и научиться «клонироваться». Что тут плохого? Если до меня хоть немного дошло из того что вы рассказывали тут о «вселенской матрице», то реальный материальный образ отличается от визуального тем, что его таки можно реально пощупать?

– Совершенно верно, Никитос, – сказал Программист, немного успокоившись. – Но я на всякий случай хочу напомнить, что серьёзные маги, кроме правил техники безопасности, соблюдают и определённые морально-нравственные принципы. Так что чуть попридержи свои фантазии.

– А кто тебя научил, Михалыч? – полюбопытствовал Студент.

– Основам трёхмерной материализации я научился у покойного Ашота Варламовича в институте. А реальной магической материализации меня научил один якутский потомственный шаман, Айхал Тускулович. В своё время он меня буквально вытащил с того света. Пока я возрождался, как Руслан, к новой жизни, он материализовал моего двойника и отправил его в Китеж разводиться с женой и увольняться с работы. Это про него рассказывал Алексей.

– А трудно этому научиться?

– Чему? Шаманству?

– Нет, клонированию. Или как это правильно назвать? Конструированию копий многомерных объектов.

 – Смотря каких. Научиться трёхмерному визуальному программированию и создавать объекты наподобие рыбы-русалки может даже школьник... 

– Угу. Есть тут один школьник-недоучка с извращённым воображением, – буркнул Журналист, покосившись на улыбающегося до ушей Программиста.

– … а вот создание живого клона, – продолжал Михалыч, – на самом деле задача на порядок сложнее. Тут, кроме знаний и навыков, нужен особый талант. Ведь многозадачный клон должен не только быть внешне неотличим от оригинала, но и двигаться, и разговаривать, и даже пахнуть он должен аналогично. Но самое сложное в этом деле – запрограммировать алгоритмику его поступков. Вот с этим как раз всегда проблемы. Залезть в душу человеку, чтобы понять, почему он поступает именно так, а не иначе – невозможно. Поэтому, казалось бы, проще всего клонировать самого себя, но это далеко не так... 

– Что, морально-нравственные принципы не позволяют? – предположил Журналист.

– И это тоже, – не замечая язвительности, согласился маг. – Но главным образом потому, что самого себя невозможно объективно оценить. Тебе никогда не приходилось наблюдать себя со стороны? 

– Отчего же? Меня даже по телеку показывали. Душераздирающее зрелище, конечно. А голос – вообще как у гермафродита.

– Не расстраивайся, коллега, это известная проблема. Парадокс внешнего наблюдателя, – сказал Психолог.

– А я не расстраиваюсь. Мне второй «Я» и даром не нужен. С одним бы справится.

– Так что материализовать более или менее сносного двойника – задача не из лёгких, – сказал Михалыч. – У Тимура Геворкяна, кстати, на эту тему есть отличный учебник «Этические нормы для М-волновой телепортации».

– А ты в курсе, что в высших научных кругах его работу резко раскритиковал Яблонский? – спросил Программист.

– В курсе. Эти нормы никак не вписываются в его безумную «теорию потребления».. Хотя, процесс формирования Глобального Потребительского Общества уже запущен. Между прочим, Стеллочка рассказывала, что технологией конвейерной материализации мясных котлет живо заинтересовались американские бизнесмены. Яблонский даже летал к ним в Штаты... – в Иллинойс, по-моему, – и заключил с ними какой-то контакт. По крайней мере, Стеллочка так утверждает.

– Глобальный Предиктор не дремлет? – Программист вопросительно взглянул на Михалыча. Тот молча кивнул.

– Опять этот «предиктор», теперь глобальный, – усмехнулся Журналист. – Слышь, Ковалёв, а познакомь меня таки с этой стервочкой, – неожиданно сказал он.

– Дурак, она порядочная женщина, – возмутился Программист. 

– Ради бога, Лёха, познакомь его с порядочной женщиной. По крайней мере мы с Мариной будем тебе очень признательны, – сказал Психолог.

– Ну, ладно, ладно, накинулись! – Журналист миролюбиво сложил руки. – Я просто пошутил.  Михалыч, а можешь в замедленном просмотре показать как материализуется… ну, к примеру, наш дуэльный мячик. – Он взял с полки потёртый ворсистый мячик и протянул его магу.

Михалыч принялся вертеть давно утративший свою яркость зелёный мячик, рассматривая его со всех сторон. 

– А что обозначают эти звёздочки? И чем их нарисовали, авторучкой?

– Да,  авторучкой, – усмехнулся Журналист. – Три синих звезды – это 3:0 в мою пользу. Количество синяков на лобешнике этого усатого умника. Синяки проходят, а звёзды остаются, – с гордостью сказал он. – Как это на вашем триедином языке? – «информация, однажды записанная на материальном носителе, никуда бесследно не исчезает» – так, кажется?

– Но эта информация когда-нибудь кому-нибудь вернётся бумерангом! – Психолог грозно погрозил пальцем ухмыляющемуся Журналисту.

Перебрасывая мячик из руки в руку, Михалыч подошёл к книжному шкафу.

– Алексей, а можно я использую эти пиалки в качестве «чашек Петри»? – спросил маг, указывая на две совершенно одинаковые старинные керамические посудины, стоящие на книжной полке. В одной из них были чёрные семечки, а в другой – очистки. – Правда, для чистоты материализации неплохо бы пиалки сполоснуть.

Студент слетал на кухню и через минуту вернулся оттуда, оправдываясь на ходу за «бардак, который он устраивает в читальне». 

Михалыч поставил чисто вымытые пиалки на край стола, прямо перед зеркалом. В одну из них он положил мячик, ещё раз внимательно рассмотрев его со всех сторон странным затуманенным взглядом.

– Вы пересчитывали количество звёздочек снаружи, или читали, что в мячике написано внутри? – поинтересовался Журналист, не спускавший глаз с Михалыча. 

– Можно сказать и так. Я его сканировал. Умение видеть вещь одновременно со всех ракурсов и даже изнутри – это особый дар, которым обладали наши предки. Раньше этот божий дар передавался генетически, но потом, видимо, оказался ненужным, и со временем был утерян. Людей с уникальными способностями осталось крайне мало. Один из них, – Айхал Тускулович. Он увидел во мне кое-какие задатки и научил меня многим премудростям, за что я ему очень благодарен. 

– Метафизике и паранормальщине? Или хилерству? – усмехнулся Журналист.

Михалыч, оторвавшись от хитроумного прибора, внимательно взглянул Журналисту в глаза. 

– На самом деле, Никита, никакой «паранормальщины» не существует, – сказал маг. – зато есть нечто такое, что трудно поддаётся объяснению. Но если посмотреть на вещи немного с другого ракурса… Как на пирамидку из спичек… Так, извините, мне нужно немного времени для настройки. Я предупреждал, что это дубликат эспандера. Так вот, он немного глючит на крайних диапазонах.

– Надеюсь, это не опасно? – Журналист на всякий случай отошёл подальше от стола.

– Не волнуйтесь. Совершенно безопасно, – заверил его Михалыч и принялся снова крутить блестящие настроечные ручки эспандера, одновременно что-то записывая в маленьком блокнотике. – Помните, я говорил, что в нашем материальном мире реализовать можно практически любую, даже самую фантастическую идею, пришедшую в голову. Тем или иным способом решить можно практически любую задачу. Нет ни одной нерешаемой задачи – есть только временное отсутствие способа её решения. То, что сегодня кажется сказочной фантастикой, завтра, через год, через сто лет, а может через тысячу, будет казаться скучной банальщиной и унылой обыденностью. Увы, иногда нашим учёным бывает проще сказать: «невозможно», вместо того, чтобы просто признаться: «мы этому пока не научились». Алексей, помнишь тест «задача без решения»?

– Конечно, помню, – усмехнулся Журналист. – Я тогда чудом выкрутился. В «Руслане» на экзаменах в магистратуру была такая фишка: будущему магу, среди прочих задач, которые он должен был решить, давалось одно заранее невыполнимое задание. То есть, экзаменаторы изначально знали, что прямо «здесь и сейчас» выполнить это задание невозможно и смотрели на реакцию экзаменуемого. Если тот терялся и, смирившись со своей несостоятельностью, признавал, что решить задачу он не способен, то получал «неуд». Если бездумно брался за её решение – тоже «неуд». На хорошую оценку мог рассчитывать лишь тот, кто лучше других мог объяснить, почему сегодня задачу решить невозможно и каким образом её можно будет решить в будущем.

– Наверное в вашем институте интересно было учиться? – с завистью сказал Студент.

– Интересно. И учиться, и работать... – вздохнул Михалыч. – На самом деле человеческие возможности безграничны. В нашем распоряжении имеется всё, что существует во Вселенной. А что нас ограничивает? Прежде всего, наше собственное воображение, то есть отсутствие образов и представлений. Если человек не может себе что-то представить, то он никогда не сможет это «что-то» воплотить. Самая большая беда – отсутствие у человека воображения. Образ, воображение, образование – однокоренные слова. 

– Воображения, слава богу, у нас предостаточно, – усмехнулся Журналист. – Да и с образованием, вроде, неплохо. Кое-что «в консерватории подправить», конечно же, не помешает, но в общем и целом... 

– Пока да, – согласился Михалыч. – Но если к власти доберутся такие деятели, как Яблонский… Знаешь, чего он добивается? Он хочет фактически поставить на конвейер производство клонов. Не воспитывать всесторонне развитых, творческих людей, а буквально штамповать универсальных потребителей товаров и услуг...

– Михалыч, я понимаю, академик увёл у тебя жену. Стерва она, не стерва – неважно. Обидно, понимаю. Сам такой. – Впервые за весь день Журналист говорил без тени иронии.

– Не в этом дело, Никита, – усмехнулся Михалыч. – Так. Эспандер времени готов, – бодро доложил маг. – Теперь нужно самую малость пошаманить над «чипстоуном», загрузить в него настроечные параметры.

– Нам выйти, или достаточно будет просто закрыть глаза и уши? – поинтересовался Журналист.

– Как хотите, – усмехнулся Михалыч. – Современное М-волновое программирование выглядит не такое экзотично, как в языческие времена. Разжигать костёр посреди комнаты и заговаривать камень с бубном никто не собирается. Процесс кодирования в М-волновой среде происходит на уровне мысли. Но пару минут всеобщего молчания для перепрошивки камня мне всё-таки потребуется.

Все затихли и с интересом стали наблюдать за действиями Михалыча. Маг подошёл к камню. Держа в одной руке маленький блокнотик, он стал время от времени в него заглядывать. Другой рукой, при этом, он медленно поглаживал шероховатую поверхность булыжника. Создавалось впечатление, что он мысленно читает камню какую-то сказку, убаюкивая его, как маленького ребёнка. Спустя некоторое время он сказал:

– Готово. Теперь вы сможете наблюдать процесс создания дубликата мячика в реальном времени. Сам процесс займёт не более минуты, поэтому смотрите в оба.

Он подошёл к столу и поправил обе пиалки. Теперь они стояли перед зеркалом на одинаковом расстоянии друг от друга, и от своего отражения в зеркале. Михалыч ещё раз склонился над «чипстоуном», что-то пробормотал и уселся рядышком на стул. Щёлкнув пальцами, он закрыл глаза. Тут же между пиалкой, где лежал мячик, и Зеркалом появилась светящаяся дуга, которая, отразившись в зеркале, соединилась с зеркальным отражением мячика. Такое же, но более бледное, свечение появилось между зеркалом и пустой пиалой. Свечение становилось всё ярче и ярче. Послышалось сухое потрескивание, словно лопались пузырьки воздуха в стакане с минералкой. Затем во второй пиалке появился почти прозрачный круглый контур, который прямо на глазах терял свою прозрачность. Приобретая всё более чёткие очертания, он становился точной копией резинового мячика. В воздухе запахло земляной сыростью и чем-то хвойным. Через пару секунд свечение исчезло. Михалыч облегчённо откинулся на спинку стула и открыл глаза. Он тяжело дышал, словно ему пришлось пробежать стометровку.

– Запах чувствуете? – спросил он, отдышавшись. – Без хвойного ароматизатора пахнет ещё противнее. Старый якутский шаман научил меня нейтрализовывать запах материализации. Это лиственница. 

– Но пахнет всё равно хреновато, – поморщился Журналист. – Я просёк этот гнилой запах, ещё после того, как ты щелчком пальцев убрали своего нахального двойника. Честно говоря, я тогда подумал, что это он успел таки испортить воздух. Полуэкт, будь другом, открой форточку.

Михалыч усмехнулся и вынул оба мячика из пиалок.

– Да, запах, увы, есть. Кстати, он появляется не всегда. Это издержки М-волновой телепортации. Не хочешь угадать, какой из них настоящий? 

Маг протянул Журналисту оба мячика. Тот, словно ребёнок, быстро убрал руки за спину. 

– Да ты не волнуйся, они не горячие, – усмехнулся Михалыч.

 Журналист, немного подумав, с некоторой опаской взял мячики в руки. Осторожно помяв их пальцами, и закрыв для верности глаза, он попытался сравнить их по весу. Не заметив никакой разницы, Журналист принялся внимательно изучать их ворсистую поверхность. Напоследок он всё-таки понюхал каждый из мячиков. 

– Одна-а-а-ко… – уважительно протянул Журналист. – Надо же... Даже потёрты одинаково... Что и говорить – качественная работа,  даже звёздочки совпадают. Глянь-ка, Полуэктус, они словно через копирку сделаны.

Студент взял мячики.

– Здорово, – зацокав языком от восхищения, сказал Студент. – Но как же такое возможно? Резина – из воздуха? 

– Ну, не совсем из воздуха, Полуэкт, – усмехнулся Михалыч. – Не будем сейчас вдаваться в технологические тонкости. Боюсь, что попытка объяснить как такое возможно, вызовет у тебя ещё больше вопросов. В устоявшихся представлениях современного человека, воспитанного на лучших образцах современной фантастики, для создания копии какого-нибудь материального объекта нужна какая-то хитрая и сложная технологическая цепочка. Может попытаешься в двух словах её описать?

– Ну, не знаю… – неуверенно начал Студент. – По-моему, оригинал нужно сначала измерить, взвесить, вычислить объём… ну, посчитать плотность, и так далее. Затем нужно каким-то образом подобрать материал, из которого будет создан дубликат, и только после этого можно будет приступить к его созданию.

– И всё это по идее должно сопровождаться немыслимым поглощением энергии, не так ли? – хитро усмехнулся Михалыч. – Классическая материалистическая наука не даёт повода в этом сомневаться. Но мы с ребятами научились использовать… скажем так: некоторые возможности Зазеркалья по квантовой телепортации. Зазеркалье помогает материализовать наши представления моментально и почти без энергетических затрат. Небольшое физическое напряжение, которое я испытал во время материализации, вызвано отсутствием навыков. Если бы я этим занимался ежедневно, то без особого напряга дублировал бы мячики со скоростью автомата Калашникова. Кстати, без спирального эспандера времени, процесс материализации произошел бы мгновенно, как и в случае с моим клоном. Вы бы и глазом не успели моргнуть, как я бы завалил вас мячиками. Но я сейчас для наглядности специально растянул процесс во времени.

– Охренительный процесс! – Журналист одобрительно оттопырил большой палец. Его глаза заблестели. – Можно открывать цех по производству теннисных мячиков. Твоему таланту, Михалыч, цены нет, но мы таки договоримся, – заверил он улыбающегося мага.

– Даже если зазеркальные технологии будут по-прежнему невостребованы, то всё равно создание такой установки – всего лишь вопрос времени, – заверил Михалыч.

– Михалыч, а иллюзионисты в цирке тоже используют всякие «зазеркальные» приёмчики? Или это магия? Или они попросту жульничают? – спросил Студент.

– Большинство жульничают. Но иногда и среди них попадаются настоящие маги. В жизни всякое случается.

– А почему же такие фантастические технологии до сих пор не нашли применения? Неужели ваши руслановские учёные не смогли убедить правительство в перспективности этого направления? – спросил Психолог. Даже он был поражён увиденным.

– Увы, все лабораторные исследования прекращены, – вздохнул Михалыч. – Я думаю, только потому, что наши глубокоуважаемые товарищи из Академии поняли, что использовать М-волновые возможности Зазеркалья в полной мере способны лишь люди с человеческим, по вашей, Захар, классификации, типом строя психики. А чтобы вырастить таких людей нужно, как минимум, иметь желание перестроить всю систему государственного образования. А это в свою очередь чревато перестройкой всего государственного управления. А оно нашему высшему партийному руководству надо? Кроме того, проклятый материализм крепко держит их, как вы говорите, «своими цепкими лапами». Вот у нас и получается как в цирке: люди не догадываются, что можно жить иначе, а те, кто нами руководит, стараются создать у зрителей иллюзию, что в стране и так всё хорошо и замечательно.

Дополнительная информация

Не могу пока с полной уверенностью сказать, когда именно будет издана эта книга, но

... для тех, кто заинтересуется и захочет принять участие в совместном проекте по её изданию , даю ссылку на страницу проекта.

https://planeta.ru/campaigns/94385

Будущее в наших руках – за нас никто его не построит!

Источник

12345  0 / гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

efimovfree

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

Лучшее видео

Лента

Ошибка в коде. Глава 17. Синдром
Статья| позавчера 22:37
Промышленности.net
Видео| 2019-12-02 08:35

Двигатель

Опрос

С закрытием самодостаточного социально-хозяйственного проекта "СССР" мир незаметно перешёл на стадию глобальной интеграции средств производства и распределения. Какая функция отведена в ней для России в отношении её территории, ресурсов и населения?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2019 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.