... в единстве сила ...
Зарегистрироваться
13.12.17  

Двигатель

О ростовщичестве по существу

2017-06-17 08:18 | Емельян |ИАЦ | 1864 | 1

Нацбанк Беларуси с 14 июня снизил ставку рефинансирования до 13%.

Вместе с ней с 14 июня снижаются ставки по постоянно доступным операциям изъятия и поддержки ликвидности. Нацбанк объясняет свое решение замедлением инфляции и спокойствием на валютном рынке.

Национальный банк Беларуси с 14 июня текущего года снижает ставку рефинансирования на один процентный пункт — с 14% до 13% годовых, сообщили Sputnik в управлении информации и общественных связей Нацбанка.

В последний раз в Беларуси ставка рефинансирования снижалась с 19 апреля — также на 1 процентный пункт: с 15% годовых до 14%. Таким образом, уже в апреле был достигнут нижний порог, определенный в Основных направлениях денежно-кредитной политики на этот год.

«Правление Национального банка Республики Беларусь приняло решение о снижении с 14 июня ставки рефинансирования с 14 до 13% годовых, ставок по постоянно доступным и двусторонним операциям поддержки ликвидности банков — с 17 до 15% годовых, а также ставок по постоянно доступным операциям изъятия ликвидности — с 9 до 8% годовых», — сообщили в Нацбанке.

Там также отметили, что это решение было принято с учетом положительных тенденций в экономике Беларуси и укрепления стабильности в денежно-кредитной сфере республики. (Источник: http://udf.by/news/economic/158037-nacbank-s-14-iyunya-snizhaet-stavku-refinansirovaniya-do-13.html)

….

Совет директоров Банка России принял решение снизить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта — до 9% годовых. «Совет директоров отмечает сохранение инфляции вблизи целевого уровня, продолжающееся уменьшение инфляционных ожиданий, а также восстановление экономической активности. Краткосрочные инфляционные риски снизились, в то же время на среднесрочном горизонте они сохраняются. Для поддержания инфляции вблизи целевого значения 4% Банк России продолжит проведение умеренно жесткой денежно-кредитной политики»,— говорится в сообщении регулятора. (Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3328679)

Ещё со времён Адама Смита господствует лживый либерально-рыночный миф о ростовщичестве как созидательном факторе, полезность которого состоит в представлении ростовщичества (кредитования под процент) как одной из разновидностей частного предпринимательства, в общем-то ничем сущностно не отличающегося ни по своим принципам, ни по своим возможностям воздействовать на многоотраслевую производственно-потребительскую систему общества от прочих разновидностей частного предпринимательства, в том числе — и от частного предпринимательства, действующего в реальном секторе. В действительности такого рода мнения не соответствуют действительности.

Ни для кого не секрет, что кредитование реального сектора — это необходимый инструмент развития. Однако мало кто обращает внимание, что его развитие зависит от такого субъективного фактора как: дать или не дать кредит. Если кредитная ссуда не получена, то развитие может пойти по какому-то иному пути, а может стать невозможным. Особенно это важно для тех случаев, когда кредитная ссуда необходима для осуществления инновационной технико-технологической политики, ориентированной на поддержание потенциала конкурентоспособности предприятия на уровне, соответствующем требованиям времени и обозримых перспектив.

В частности на это обращал внимание губернатор Белгородской области России Евгений Савченко:

«…мы должны отказаться от явно непропорциональных, если не сказать дискриминационных отношений между кредитными финансовыми организациями и реальным сектором нашей экономики, сделать кредитные ресурсы доступными для бизнеса. О каком экономическом развитии может идти речь в обрабатывающих отраслях, в сельском хозяйстве – главных локомотивах будущего экономического роста, если половина полученной ими прибыли уходит на оплату процентных платежей, а вторая половина – на возврат кредитов. Конец вставки

Эта ситуация — аналог стрелочного перевода на железной дороге: кредитор — стрелочник; дал кредит — иди на магистраль до следующей стрелки; нет — иди в тупик, пропусти «литерный».

 

По сути институт кредита даже без ссудного процента является инструментом управления развитием многоотраслевой производственно-потребительской системы, поскольку решение вопроса о предоставлении кредита либо об отказе в кредите оказывает воздействие на дальнейшую судьбу предпринимателя и его предприятия такое же, как действия стрелочника на стрелочном переводе на железной дороге. Вследствие этого считать кредиторов и кредитные организации, инвестиционные фонды предприятиями, вполне идентичными предприятиям реального сектора экономики государства, — нет никаких оснований. И безусловно они определяет по каким рельсам «поедет поезд».

Вывод номер №1: От политики Нацбанка Беларуси и других центральных банков безальтернативно зависит развитие соответствующих стран, и именно они определяют каким отраслям экономики давать развитие, а каким не давать.

Таким образом, кредитование под процент, ставшее безальтернативной нормой во многих культурах, позволило кредиторам обрести качество финансовой самодостаточности, в основе которой лежит то обстоятельство, что через ссудный процент однонаправленно перекачивается покупательная способность из общества в корпорацию кредиторов. Качеством финансовой самодостаточности не обладает никакой другой вид бизнеса, тем более — в реальном секторе.

Ростовщики с ветхозаветных времён образовали транснациональную корпорацию и с течением времени монополизировали институт кредитования с притязаниями на глобальные масштабы своей монополии.

«Не давай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, чтобы господь бог твой благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею», — Второзаконие, 23:19, 20.

«…и будешь давать взаймы мно- гим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут]. Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять», — Второзаконие, 28:12, 13.

«Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои и цари их будут служить тебе; ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверсты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе дос- тояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

 

Если бы какой-то один кредитор отказался прокредитовать предпринимателя, то этот предприниматель вряд ли бы нашёл иной источник кредита (особенно в случае, если этой, первой в мире ТНК, принято глобально-политическое решение о недопущении развития тех или иных производств в каком-либо государстве и необходимости развития в нём иных видов бизнеса, например: нарко-, порно- и т.п. «бизнеса» вместо развития «человеческого капитала» и наукоёмких производств — «хай-тека»).

Пребывая во власти либерально-рыночного блефа, далеко не все понимают, что «деньги — плохой господин, но хороший слуга», т.е. не все понимают, что есть люди и социальные корпорации, которые посредством денег и управления денежным обращением решают задачи, в которых они преследуют интересы далеко не коммерческого характера, поскольку свои коммерческие интересы они обеспечивают иными средствами или сопрягают их с этими иными интересами — не коммерческими по их сути. Но при пленённости миропонимания рыночно-либеральным блефом реализация такого рода политических решений будет восприниматься как действие «невидимой руки рынка» во благо общественного развития, а ссылки на природно-географические условия и тяжёлое историческое прошлое населения соответствующего региона планеты будут придавать видимость достоверности тезису о формировании «финансового климата» независимо от желаний и воли предпринимателей (включая кредиторов) и политиков государства.

То что финансовая политика транснациональной корпорации кредиторов может быть следствием её ориентации на решение неких иных задач, весьма далёких от финансов и хозяйственной деятельности, — это вообще не укладывается в миропонимание многих приверженцев экономического либерализма, согласно воззрениям которых вся деятельность людей должна быть подчинена принципу извлечения хотя бы минимальной коммерческой выгоды. Поэтому, вопреки такого рода мнениям, сообщество кредиторов — это иной род предпринимателей, со специфическими интересами — как со своими чисто коммерческими, так и с политическими интересами — частично их собственными, а частично и воспринятыми ими политическими интересами других социальных групп и корпораций. В качестве иллюстрации этого утверждения приведём несколько высказываний представителей сообщества кредиторов:

Мнение бывшего президента Банка Англии (Bank of England) Джозефа Стэмпа:

«Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, позвольте им продолжать создавать деньги из ничего и управлять кредитом страны».

«Я не вижу проблем с закредитованностью населения, которыми нас пугают правительство и пресса»,

— заявила предправления Юниаструм Банк Алла Цытович на банковском форуме Адама Смита в Лондоне (2 декабря 2014 г.: наше пояснение при цитировании). По ее словам, проблема банков в том, что есть целая категория людей, которые не хотят жить в кредит.

«Вопрос в том, как их загнать в кредитную кабалу, чтобы они наконец начали брать кредиты», — уточнила она».

Всё это — не коммерция, не бизнес, а политика, которая лежит в русле ещё ветхозаветных рекомендаций об установлении господства через кредитование под процент, произвольно назначаемый кредитором.

Вывод №2: Центральные банки решают задачи, которые лежат в плоскости выше чем просто деньги, но в силу управленческой безграмотности общество пребывает в плену либеральных мифов и не может выявить надгосударственного субъекта управления и его целей, а также распознать работу и механизм центральных банков как его инструмента.

Если учитывать приведённые выше сущностные особенности исторически сложившегося кредитования как разновидности предпринимательства, то следует сделать очевидный вывод: в отличие от рынков реального сектора, рынок кредитов характеризуется иным порядком ценообразования, в котором решающая роль принадлежит кредитору. Это — следствие того, что в подавляющем большинстве случаев искатель займа поставлен в ситуацию выбора:

  • либо свернуть или существенно ограничить свою предпринимательскую деятельность, что чревато банкротством «прямо сейчас» либо в ближайшей перспективе (это — финансовая смерть);
  • либо, получив кредитную ссуду, попытаться решить свои финансовые проблемы за счёт развития бизнеса на основе инвестирования кредитной ссуды, что хотя и не гарантирует успеха, но переносит возможность или угрозу финансовой смерти в более отдалённое будущее.

Т.е., в отличие от прочих рынков, на рынке кредитов цены диктует не покупатель, а продавец кредитов.

 

Ещё одна причина, обуславливающая такое положение кредитора во взаимоотношениях с потенциальным или реальным заёмщиком, состоит в том, что в двухходовой схеме продуктообмена «товар-деньги-товар», на основе которой действует подавляющее большинство реальных и потенциальных заёмщиков в реальном секторе экономики, деньги, рассматриваемые в качестве товара-посредника, не имеют альтернативного товара замещения и де- факто и де-юре. Альтернатива им может существовать только в виде платёжной системы, действующей параллельно юридически узаконенной кредитно- финансовой системе, на основе альтернативной платёжной единицы и управляемой на основе иных принципов. Но такая система в наши дни может стать массово используемой альтернативой только в том случае, если она некоторым образом вписалась в действующее законодательство государства. Поэтому совокупный кредитор-ростовщик является безальтернативным распределителем кредитов в денежной форме, а от его политики оказываются в зависимости все без исключения реальные и потенциальные заёмщики. Вследствие названных отличий кредитования от иных видов предпринимательства задачу, оглашённую А. Цытович, ТНК кредиторов успешно решила ещё несколько столетий тому назад — и в отношении реального сектора хозяйственных систем подавляющего большинства стран, и в отношении населения многих из них посредством монопольно-корпоративного и бесструктурно управляемого за пределами корпорации задания параметров кредитования:

  • распределения объёмов кредитов по отраслям и регионам;
  • распределения на перспективу сроков их погашения; задания ставок ссудного процента, обращающих институт кредита в «игру с ненулевой суммой», в которой выигрыш однозначно предопределён совокупному кредитору, а совокупный заёмщик всегда будет в заведомо неоплатных долгах, хотя какие-то отдельные кредитные организации могут при этом разориться, а кто-то из заёмщиков — успешно обогатится;
  • распределения по отраслям и регионам среди заёмщиков и во времени заведомо неоплатного долга, генерируемого ссудным процентом при отстающей от темпов роста долга эмиссии. Соответственно, если государство допускает на своей территории в какой бы то ни было форме кредитование под процент, ставка которого якобы формируется рыночным механизмом как цена денег, то государство в этом случае утрачивает финансово-экономический суверенитет, а его население становится заложником обстоятельств (включая и «финансовый климат»), формируемых по своему произволу ТНК кредиторов. Поэтому государство должно задавать правила кредитования и эмиссии так, чтобы не утратить финансово-экономический суверенитет и обеспечить развитие экономики страны (включая и экспортно-импортный обмен) в интересах её народа.

Ещё один аспект вопроса о формировании «финансового климата» состоит в том, что 1) в условиях глобализации, осуществляемой на основе ветхозаветных принципов управления макроэкономическими системами посредством института ростовщичества, 2) при сопутствующей этому утрате финансово-экономического суверенитета подавляющим большинством государств в каждом государстве — транснациональная ростовщическая корпорация формирует «финансовый климат» в таких государствах, ориентируясь на построение глобальной экономической системы, а в том числе и путём создания в каждом государстве неравных конкурентных условий для предприятий разных отраслей, а также и для предприятий одной отрасли, различающихся по признаку принадлежности контрольного и блокирующего пакетов акций (государству либо местным собственникам — физическим и юридическим лицам, либо зарубежным собственникам).

Вывод №3: Обладает ли при существующей кредитно-финансовой системе Беларусь или Россия суверенитетом? И какой реальной властью обладают президенты? Вывод каждый может сделать сам.

Если спросить экономиста о том, что является причиной, а что следствием: инфляция или проценты по кредитам, — то он уверенно ответит, что ссудный процент сдерживает инфляцию и даже расскажет вам что-то вроде такого объяснения действия экономики:

Если Центральный банк уменьшает процент ставки, это означает, что проценты по кредитам также уменьшаться, то есть для конечного потребителя кредиты становятся дешевле. Это действие приведёт к увеличению спроса на кредиты и количеству выданных кредитов, к повышению денежных средств в обращении и, соответственно, к большему потреблению товаров и услуг в стране. В то же время, предложение денежных средств по более низкой цене приведет к обесцениванию национальной валюты по сравнению с другими валютами. Делаем вывод, что понижение процентной ставки в определённом государстве негативно влияет на его национальную валюту (понижает её стоимость).

Однако такие воззрения — следствие неадекватности экономического образования, представляющего банки, как коммерческие фирмы, «продающие» кредиты по определённой «цене» (ссудному проценту), утверждающего, что банки аналогичны предпринимателям, производящим реальный продукт. Это ярко иллюстрирует непонимание макроэкономических процессов и роли банковской системы в них.

 

Кредитование под процент — неизбежный системный генератор инфляции, что можно показать на следующем примере.

Допустим, в сферу производства выдана кредитная ссуда K. Физически это означает, что предприятия получили в своё распоряжение некоторую номинальную сумму денег, которую они в ходе своей деятельности начинают тратить. Далее эта ссуда через зарплату наёмного персонала и доходы предпринимателей начинает перетекать в сферу потребления — приобретения товаров и услуг.

Пусть скорость этого перетекания описывается некоторой функцией U(t), таким образом, что при полном перетекании всей ссуды в сферу потребления будет выполняться равенство

∫U(t)dt = K

т.е. функция U опишет полностью перетекание всей суммы ссуды за определённое изменение (difference) времени dt.

Если ссуда выдана под процент, то директораты производств будут заявлять стоимость произведённой ими продукции, исходя из необходимости возврата бόльшей суммы:

K% = K+Δ > K (1)

Другими словами, стоимость возврата процентов по кредиту изначально закладывается в себестоимость произведённых товаров.

Политика изменения во времени этого увеличения себестоимости находится под властью директоратов производств и описывается функцией W(t) таким образом, что на момент полного погашения кредитной ссуды T будет выполняться условие

∫W(t)dt = K%

т.е. полная себестоимость товара должна покрыть и взятую ссуду и проценты по ней.

Во введённых обозначениях очевидно, что для какого-то достаточно продолжительного промежутка времени T →∞ будут выполняться соотношения:

∫U(t) dt ≤ K (2)

∫W(t)dt ≤ K% (3)

И, принимая во внимание (1), получим соотношение:

∫U(t) dt < ∫W(t)dt (4)

В обоих частях выражения (4) фактически выражена:

  • В левой части: скорость роста доходов населения
  • В правой части: скорость роста цен на продукцию

— и то и другое — в части, обусловленной фактом выдачи в сферу производства кредитной ссуды К%.

Таким образом, выражение (4) позволяет сформулировать главный вывод:

Если в основе существования экономики лежит механизм кредитования под процент, то в такой экономике:

  • математически неизбежна непрерывная инфляция тем бόльшая, чем выше ставка ссудного процента;
  • скорость роста цен на товары конечного потребления всегда будет выше скорости роста доходов населения, которое занято в сфере производства, т.е. никакие «индексации» в принципе не могут скомпенсировать этот системный порок.

Губернатор Белгородской области России Евгений Савченко:

«То есть весь инвестиционный ресурс, прибыль этих отраслей уходит кредитным организациям. Утверждение о том, что у нас дорогие деньги, потому что высокая инфляция, не соответствует элементарной экономической логике, всё с точностью наоборот. Рост инфляции генерируют кредитные учреждения высокой процентной ставкой. Если в ближайшее время учётная ставка Центрального банка станет примерно такой же, как у западных финансовых регуляторов, то инфляция снизится до 2–3 процентов в год, а экономика начнёт набирать обороты – при условии, конечно, заслона перетоку денег в спекулятивный оборот»

Вывод №4:

пользуясь управленческой безграмотностью населения — Центробанки подменяют причину и следствие местами.

ОБЩИЙ ВЫВОД:

Ликвидация ростовщичества является не только обязательным условием обретения суверенитета государством, но одним из условий обеспечения экономической безопасности общества. До тех пока это не будет сделано — обществу обеспечены многоаспектным кризисы разного масштаба в будущем.

Источник

12345  4.67 / 15 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

1 комментарий

  • А Сидороввалуа
    2017-06-17 19:42
        Видите ли, какая штука: ростовщичество по своей конструкции просто - рупь заняли, гривенник наварили. А вот беспроцентное кредитование сложнее в принципе, поскольку направление кредитования уже не регулируется прибылью банка. То есть, эмитент должен изначально и чётко понимать, что именно и зачем он кредитует. Следствие из этого -  до отказа от ростовщичества должна быть чётко построенная  социологическая доктрина. "что такое хорошо, а что такое плохо". Уверяю всех - это так сложно, как мы себе ещё не представляем. Маленький пример: грандиозный эпос "Махабхарата" посвящён решению именно этого вопроса, и там многие поступки не  имеют чёткой оценки - хороши они, или плохи.
        Поэтому в позитивной (или созидательной) части таких статей должны быть "связки" с хорошей социологией, например. как её понимает ВП СССР - ничего более толкового я не встречал.


         И про всяческие "нацбанки". Я полагаю, что любое упоминание об подобных конторах должно сопровождаться упоминанием о том, что ВСЕ ОНИ - следствие расстрела Белого Дома 1993 года.

     
    Ответить

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

А. Пыжиков в Политкафе
Видео| 2017-12-08 23:52

Двигатель

Опрос

Выступление уренгойских школьников в Бундестаге - это?

Блоги на Разумей.ру

Популярное

 


© 2010-2017 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.