Зарегистрироваться
13.12.19

Двигатель

Критические заметки о трудовой теории стоимости

2017-05-30 13:41 | Алексей Григорьев |Алексей Григорьев | 1682 | 0
Ключи: дискуссия

Осенью прошлого года я написал довольно большую статью, в которой рассмотрел сразу несколько тем. Подружившись недавно с сайтом «Планета КОБ» мне захотелось опубликовать эту статью и на этом сайте. Для удобства читателей я разбил статью на части в соответствии с рассмотренными темами. Получилось четыре не очень большие статьи, которые я намерен выложить одна за другой на «Планете КОБ», в продолжение презентации своей социально-экономической теории.

Начать данную статью я хочу с рассмотрения некоторых базовых понятий, унаследованных нами от Маркса. Для этого, естественно, следует обратиться к главному его труду, который лег в основу марсистско-ленинской теории. В первом томе «Капитала» Маркс раскрыл сущность товара и денег, проанализировал вопросы образования и функционирования капитала, определил источник прибавочной стоимости, сделал свои логические выводы по ряду других проблем. Однако его системный подход, естественно, отражал логику и реалии середины 19 века. Отдельные его утверждения основаны лишь на обычаях того времени. А некоторые его рассуждения и выводы с совремнной точки зрения несколько наивны, иногда сомнительны, а порой ошибочны. Наряду с такими реальными категориями, как факторы производства, как товар, деньги, капитал, производительный труд, потребительная стоимость и в некоторой степени прибавочная стоимость, Маркс вводит ряд не только абстрактных, но и в определённом смысле ирреальных понятий.

Маркс много внимания уделил процессу производства товара, т.е. процессу создания потребительной стоимости. На этом, действительно, стоит остановиться  подробнее. Безусловно, любой товар является продуктом производительного труда, а труд есть не что иное, как целесообразная деятельность человека. Даже продукты природного происхождения, чтобы они стали товаром, нужно довести до соответствующей кондиции и конечно до покупателя. Поэтому именно трудом человека создаются все доступные людям блага. Однако трактовка этого процесса вызывает ряд замечаний. Анализируя процесс труда, процесс создания и увеличения стоимости, Маркс изначально рассматривает проблему в неверном ракурсе, уделяя основное внимание прибавочной стоимости. Однако нельзя не видеть, что производительный труд ничего не добавляет к прежним потребительным стоимостям, участвующим в производстве. В действительности трудом рабочих (причём не только рабочих) создаётся новая потребительная стоимость, вся целиком, стоимость которой по самой логике производства, должна быть больше всех издержек на её изготовление, в крайнем случае быть равной им. Кроме того, новые потребительные стоимости создаются, по мере уничтожения старых, взамен старых, поэтому строго говоря нет никакого увеличения стоимости, нет никакой субстантивированной прибавочной стоимости, которая куда-то добавляется. Новую и старую стоимости действительно можно сравнить, но отделить эту дельту, именно в товарной форме, невозможно.

Анализируя процесс увеличения стоимости, Маркс в своих вычислениях делает одну за другой несколько серьёзных ошибок, конечно не арифметических, а логических. Маркс пишет: «При продаже рабочей силы предполагалось, что её дневная стоимость равна 3 шилл., что в последних воплощено 6 рабочих часов и что, следовательно, это количество труда требуется для того, чтобы произвести среднюю сумму жизненных средств рабочего на один день. [1, с.201] Оставим пока вопрос о том, достаточно ли рабочему 3 шиллинга в день на жизнь. Бог с ними, с конкретными цифрами. Маркс и сам говорит, что они условны. Но вот откуда это странное соотношение. Почему 3 шилл. - это именно 6 часов работы прядильщика, а не 2 или не 8. То, почему рабочий за 6 часов «превратит 10 ф. хлопка в 10 ф. пряжи», вполне объяснимо — это средняя производительность труда. Но почему Маркс решил, что рабочий отрабатывает свои 3 шиллинга именно за 6 часов. Как он получил такое соотношение? А вот как. «Если количество золота в 12 шилл. составляет продукт 24 рабочих часов, или двух рабочих дней, то из этого, прежде всего, следует, что в пряже овеществлены 2 рабочих дня.» [1, с.198] Всё очень просто, если за 24 часа намывают золота на 12 шиллингов, то, по логике Маркса, один час любого труда всё-равно прядильщика, шахтёра, учителя, повара должен стоить пол шиллинга, следовательно 3 шиллинга — это 6 часов. Но почему 6 часов работы золотодобытчика по стоимости равны 6-ти часам работы прядильщика, остаётся загадкой. Похоже, только потому, что 6 часов равны 6-ти часам. Маркса даже не смущает тот очевидный факт, что у прядильщика стоимость рабочего дня согласно договору с капиталистом только 3 шиллинга, а не 6, как у золотодобытчика. Есть и более существенный аспект этой ошибки: 3 шиллинга — это не стоимость, которую создает рабочий за определённое время и которая «переносится» или «овеществляется» в товаре, это всего лишь цена его рабочей силы. А создает он совсем другую стоимость. Это первая ошибка.

К сожалению, она автоматически ведёт ко второй. Итак 10 ф. хлопка с веретеном стоят 12 шиллингов плюс 3 шиллинга за 6 часов работы (повторюсь, лишь по версии Маркса), в течение которых при средней производительности труда производится 10 ф. пряжи, естественно, получается 15 шиллингов. И это, почему-то, равно цене пряжи, по которой капиталист её продаёт, естественно, не получая никакой прибыли. А как же по-другому? Поскольку 12+3 — это не что иное, как стоимость авансированного капитала, т.е. 12 шилл. постоянного и 3 шилл. переменного и, если продавать по такой цене, то о какой прибавочной стоимости может идти речь. Своей ошибочной трактовкой Маркс лишает производство всякого смысла. И это его вторая ошибка.

Маркс приводит следующее соображение: «Если мы сравним теперь процесс образования стоимости и процесс увеличения стоимости, то окажется, что процесс увеличения стоимости есть не что иное, как процесс образования стоимости, продолженный далее известного пункта. Если процесс образования стоимости продолжается лишь до того пункта, когда уплаченная капиталом стоимость рабочей силы будет возмещена новым эквивалентом, то это будет простой процесс образования стоимости. Если же процесс образования стоимости продолжается далее этого пункта, то он становится процессом увеличения стоимости.» [1, с.206] Зачем так сложно? Просто он подводит к той мысли, что, если бы рабочий работал 6 часов, то никакого увеличения стоимости и, соответственно, никакой прибавочной стоимости не было бы. В таком его подходе нельзя не увидеть прообраз необходимого и прибавочного времени, необходимого и прибавочного труда. По версии Маркса сначала идут 6 часов, за которые рабочему оплачено, и он как бы возвращает 3 шиллинга, а затем идут 6 часов безвозмездной (опять же по Марксу) работы. Однако вызывает удивление, почему вдруг рабочий продолжает трудиться если он отработал свои деньги и своё время. Он что трудоголик? Совсем нет, просто договоренность-то была другая, та, которую Маркс всячески пытается скрыть. Договор был такой: 3 шиллинга за весь рабочий день, т.е. за 12 часов труда со средней производительностью. Поэтому-то рабочий не уходит домой, а продолжает трудиться ещё 6 часов. Маркс ошибается: 3 шиллинга рабочему заплатят, если он произведет не 10 ф. пряжи, а 20 ф., а это он сможет сделать только к концу рабочего дня. Поэтому правильная формула действительно необходимого труда 24+3=27. Маркс в конце концов и сам приходит к этому же результату. Но он все равно считает по-своему (12+3) + 12. Да, результат тот же, только, в действительности, нет никакого прибавочного времени. Капиталист никого не обманул и не заставил трудиться бесплатно. Не смотря на эту ошибку Маркс делает совершенно правильный вывод: появление прибавочной стоимости связано именно с производительным трудом. Однако прибавочная стоимость не какая-то самостоятельная субстанция, как это трактует Маркс, а лишь неотъемлемая часть общей стоимости продукта и отделить её, тем более заранее, от стоимости всего произведенного товара невозможно, потому что полученная выручка появится только после реализации товара. И посчитать её можно лишь одним способом исходя из реальной или предполагаемой цены товара. Маркс так и делает - из 30 шиллингов, полученных за проданный товар вычитает авансированный капитал 27 шиллингов остается 3 шиллинга, что и является прибавочной стоимостью. Только вот когда она появилась?

Секрет создания прибавочной стоимости состоит в том, что она появляется не после, а одновременно с потребительной стоимостью в процессе труда, и именно потому, что она есть часть новой потребительной стоимости, но свой конкретный размер она обретает только после реализации товара. Кроме того, что Маркс совершенно необоснованно разделил рабочий день на необходимое и прибавочное время, он самым наивным образом поставил необходимое время впереди. Видимо полагая, что рабочий обязан сначала вернуть капиталисту аванс. Но на самом деле Маркс просто подгоняет условия задачи под ответ. Совершенно безосновательно Маркс считает, что рабочий имеет возможность сначала заработать для себя, а уж потом на капиталиста. Поэтому-то у Маркса прибавочная стоимость получается исключительно от якобы бесплатной работы за вторые 6 часов. Это очевидное заблуждение. Это его третья ошибка. В действительности прибавочная стоимость создается не в течение прибавочного времени, а в течение всего рабочего дня, каждый час работы, каждую минуту, каждую секунду. И формула её создания не 15+12+3, как трактует Маркс и даже не 27+3, а совсем другая [(2 шилл.+0,25 шилл.)+ 0,25 шилл.] х 12 часов, где 2 шилл. постоянный капитал, 0,25 переменный и столько же 0,25 шиллинга прибавочная стоимость (в примере Маркса они равны). Получаются всё те же 30 шиллингов, полученные от продажи 20 ф. пряжи, произведённых за один день. Только в последнем варианте видно, что прибавочная стоимость в 0,25 шиллинга создается рабочим каждый час, в любой час рабочего дня. Поэтому понятно, что за 6 часов работы рабочий, создавая стоимость в 15 шиллингов, заработает для себя только 1,5 шиллинга и 1,5 шиллинга для капиталиста, а не все 3 шиллинга как считает Маркс. Это значит, что все рабочее время рабочего есть необходимое. Следовательно сколько бы рабочий ни работал много ли мало, идёт лишь процесс образования новой стоимости и, соответственно, прибавочной стоимости. Играя словами, можно, конечно, это назвать увеличением стоимости, но только условно. Если, например, идет процесс разрушения здания для расчистки территории под строительство, то говорить об увеличении какой-то прежней стоимости даже смешно.

Таким образом, фантомом оказываются и такие понятия, как «прибавочный труд» и «прибавочное время». Маркс рассуждает так: «Второй период процесса труда, — тот, в течение которого рабочий работает уже за пределами необходимого труда, — хотя и стоит ему труда, затраты рабочей силы, однако не образует никакой стоимости для рабочего. Он образует прибавочную стоимость, которая прельщает капиталиста всей прелестью созидания из ничего. Эту часть рабочего дня я называю прибавочным рабочим временем, а затраченный в течение её труд — прибавочным трудом (surplus labour). [1, с.228] Только ведь, если весь труд необходимый, то нет ничего «за пределами», нет самих пределов. Работнику заплачено за весь его труд на производстве, как его ни называй необходимый или прибавочный, заплачено за всё время. Много или мало заплачено, это совсем другой разговор, но оплачено.

Теперь непосредственно о трудовой теории стоимости, которую Маркс, к сожалению, так и не смог связать с реальностью, т.е. перейти от чисто теоретических конструкций к эмпирической действительности. Теория осталась половинчатой. Сконцентрировав своё внимание на производстве, он не смог выйти за его рамки. Он не смог связать цену товара и его стоимость. Дело в том, что в рамках его теории стоимости, измеряя все трудом и рабочим временем, это сделать в принципе невозможно. Не случайно поэтому Маркс всё время ссылается на какую-то среднюю величину затрат, на общественно необходимое время и делает оговорку, что его вычисления справедливы лишь «при том постоянном предположении, что цена продукта равна его стоимости» [1, с.231]. Это чрезвычайно важное замечание, поскольку цена товара, в действительности, никакого отношения к его стоимости не имеет.

Свой труд Маркс начинает с исследования товара. Товар - это не просто вещь, а полезная вещь. Для выражения полезности Маркс вводит совершенно гениальный термин «потребительная стоимость». «Полезность вещи,- пишет Маркс,- делает её потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего.» [1, с.44] Мне кажется, что Маркс недооценил своего изобретения. Для него потребительная стоимость — это всего лишь полезность. Однако термин оказался в высшей степени универсальным. Его универсальность состоит в том, что он не просто заменяет термин «полезность», но и воплощает в себе другое качество предмета — его ценность. Полезность, как вкусность или удобность, не может быть объективно выражена ни в денежных единицах, ни в часах работы. А вот ценность уже, в принципе, можно выразить и в рублях, и в долларах, и даже в затраченном труде, можно и сравнить с другими предметами. Таким образом, у товара появляется не только полезность, но и стоимость. Стоимость есть имманентное свойство полезной вещи. Ясно, что полезными могут быть не только вещи, произведенные человеком, но и природные объекты. Более того, не обязательно предметы, это могут быть полезные действия, в конце концов полезные советы, полезные идеи. Если есть потребительная стоимость (полезность), есть и стоимость. Очевидно, что вещь, которая никому не нужна, не имеет стоимости. Именно поэтому на рубеже 20 века бензин выливали в отходы - он никому не был нужен. Очевидно, что оценка полезности какой-либо вещи дело очень субъективное. Маркс сам признаёт, что «Потребительная стоимость осуществляется лишь в пользовании или потреблении.» [1, с.44] Так почему же стоимость, т.е. оценка полезности вещи, для Маркса стала объективной? В этом кроется его четвертая ошибка. Стоимость — это такая же идеальная категория, как и полезность. Идеальная потому, что она существует только в воображении учёных-теоретиков и субъективных ощущениях отдельных людей, и может быть выражена только через меновую стоимость. Маркс правильно замечает: «В самом деле мы исходим из меновой стоимости, или менового отношения товаров, чтобы напасть на след скрывающейся в них стоимости.» [1, с.56] Когда в реальной жизни мы спрашиваем сколько стоит тот или иной товар, речь идёт не о стоимости, а лишь о его цене. Стоимость не существует сама по себе, она лишь субъективная оценка ценности какого-то объекта, какой-то полезной вещь, в глазах потребителя. Это значит, что только её потребитель может оценить насколько она ему полезна, только он выдаёт заключительный вердикт о том, соответствует ли, с его точки зрения, цена товара его потребительной стоимости, т.е. готов ли он купить эту вещь по предложенной цене или нет. Чем для потребителя выше полезность, тем выше для него её стоимость, а значит он готов заплатить за неё больше. Мне кажется хороший пример тому висящая в магазине одежда не вашего размера или вообще одежда другого пола. Будете вы её покупать? Очевидно нет. Тем не менее, она является потребительной стоимостью, но для кого-то другого. Из этого можно сделать вывод, что стоимость не только субъективна, но и ситуативна, а в ряде случаев даже иррациональна.

То же самое можно сказать и о меновой стоимости. В принципе Маркс прав «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места.» [1, с.44]. Однако он допустил принципиальную ошибку в вопросе эквивалентности обмена. Поэтому с меновой стоимостью следует разобраться более обстоятельно, но это в следующей статье.

Использованные источники:

1. Маркс Карл, электронная версия работы «Капитал», Том 1,

сайт http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/

Источник

12345  4.5 / 8 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

efimovfree

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

Евгений Моисеев
сегодня 19:56 7
Антон Макаров
сегодня 16:57 1
Insan
позавчера 17:37 5
Антон Макаров
позавчера 03:13 1

Лучшее видео

Лента

Морозко без прикрас
Аналитика| вчера 10:54
Что у нас украли?
Видео| 2019-12-10 12:17
Наш ли дом – Газпром?
Статья| 2019-12-09 19:05

Двигатель

Опрос

С закрытием самодостаточного социально-хозяйственного проекта "СССР" мир незаметно перешёл на стадию глобальной интеграции средств производства и распределения. Какая функция отведена в ней для России в отношении её территории, ресурсов и населения?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2019 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.