Зарегистрироваться
14.07.20

Двигатель

Опоры, управление и очищение от помех

2013-03-04 09:36 | Емеля |Ирил Селиф | 876 | 0

«Дайте мне опору, и я переверну Землю!»

Архимед

Введение

Здравствуйте!

В этой статье мы постараемся подробно изучить понятие «опор» и их влияние на нашу жизнь, а также понять для себя, как их можно видеть и использовать.

Статья разбита на три части. В первой части приводится общее описание, что такое опоры человека, как они устроены и также даны некоторые из ключевых понятий стариковской традиции мазыков[1] необходимых для их видения и понимания в целом. Описание понятий будет приведено форме небольшого ликбеза с жизненными примерами.

Во второй будут рассмотрены практические примеры, как способов видеть опоры, так и видов взаимодействия с ними.

В третьей мы разберемся окончательно с тем как видеть, управлять опорами и как защищаться от воздействия на них извне и, в конце концов, от чего необходимо их очищать, чтобы они стали более управляемыми и по-настоящему своими.

Статья учитывает ряд понятий Концепции Общественной Безопасности (далее «КОБ»), как инструмента, выявляющего способы управления опорами через общество. В области работ с понятиями КОБ, термины из которой будут здесь использоваться, рекомендуется ознакомится с предшествующей статьей по данному направлению[2] и Достаточно Общей Теорией Управления (ДОТУ)[3].

Содержание

стр.

Введение

1

1.

Описание понятий

2

 

Видение опор

6

 

Разумение

7

 

Больно – это когда?

8

 

Когда мы находимся в разуме?

9

2.

Воздействие на опоры

11

 

Что происходит с самой опорой?

13

 

Самооценка

15

 

Смысл профилактики

17

 

Кажущаяся простота управления

17

 

Силен тот, кто умеет договариваться

18

 

Управляемость состояния

20

 

Мир – стихия

21

3.

Самоуправление

23

 

Принцип действия

23

 

Совесть

24

 

Вера

25

Резюме

25

Часть 1. Описание понятий

Вы виолончелист, мастер своего дела, собираете полные залы, и вдруг случилось так, что вы потеряли несколько пальцев.

Ваше здоровье было близко к абсолюту и вы готовитесь стать космонавтом. Тут вы проходите плановый медосмотр и узнаете, что у вас обнаружена неизлечимая болезнь, и вы уже не сможете реализовать мечту всей своей жизни полететь в космос.

Вы считали, что власть хотя бы в целом справедлива, тогда, когда она должна гарантировать стабильную и предсказуемую жизнь, а значит, сбережения сохраняться, можно взять кредит или родить ребенка. И тут происходит дефолт, либо смена государственного строя и все ваши планы рушатся.

Вы договорились с хорошим проверенным другом о крупной сделке, всем уважаемым людям сказали, что все будет, как вдруг он обманывает и подставляет вас.

Только что были описаны различные способы, когда, в общем-то, прочные жизненные опоры вдруг рушатся. И от этого становится больно (причем не только телу) и не совсем понятно, как дальше быть. Давайте вместе попытаемся понять, что же такое это такое – «опора» и с чем её едят, чтобы происходящие с нами в жизни события не становились для нас фатальными, а сама жизнь перестала быть чередой разнообразных катаклизмов и падений, после которых мучительно трудно подниматься.

Чтобы ясно понимать что такое «опоры» необходимо немного иначе взглянуть на наш мир, «оперевшись» на видение его мазыками. Это не значит, что у какой-то иной традиции видение может быть хуже или лучше. Просто в данном случае, это видение удобнее авторам для исследования явления через себя (самопознания).

У мазыков существуют собственные определения таким сущностям мира, как: «опора», «разум», «мышление», «образ», «образец», «очевидность», «напряжение», «боль», и т.п. Во многом, так как эта традиция неотделима от нашей истории и жизни, эти понятия есть и остаются в нашей культуре и языке. Но для понимания, что такое опоры с их стороны, нам все же надо сначала разобраться с этими обобщающими понятиями конкретно. С них и начнем.

Разум (разымающий ум) – это инструмент выживания в земных условиях и природе (нашего мира). Его главная задача – творить образы, путем «разымания» текучего пространства мира, словно фотографируя. Разум работает с непрерывным потоком восприятия, поступающим от органов чувств, с которого он делает «снимки». Он делает это с целью обеспечить выживание, обложив окружающее понимаемыми образами, на которые можно безопасно опираться[4].

Созданные образы помещаются в память и некоторые из них (в частности образы действий) превращаются в образцы (стереотипы поведения, шаблоны, автоматизмы) с которыми работает  мышление[5]. Человек стремится, в первую очередь, все происходящее через его органы восприятия, сравнивать с существующими у него в памяти образцами посредством сравнения «это/не это». И затем применять наиболее подходящий, потому что так легче (минимизируются энергозатраты – создавать образцы с нуля это более трудоемко) и не возникает необходимость включать разум (можно делать все на автомате). Если образец примерно подходит к ситуации – то он и применяется. Появляется вопрос – что происходит, если нет подходящего? Для этого надо разобрать само понятие «образ».

Сначала посмотрим, как у нас в культуре описывается понятие «образ»:

- Внешний вид, облик какого-либо объекта, изображение, мнение, представление о ком-либо, чём-либо, образец, метод, способ, традиция, уклад.

- В философии: результат отражения объекта в сознании человека.

У Даля конкретно нет слова «образ», но есть слово «ображать»:

- Ображать, образить, придавать чему образ, обделывать, выделывать вещь. Не воображай себя разумником. Изображать картиною природу.

- Образить что, придать должный, красивый вид, убрать, украсить;

- Ображать, давать вид, образ; обтесывать или слагать, составляя нечто целое, отдельное.

- Устраивать, учреждать, основывать, создавать, сводя в одно целое.

- Образовать собою, знаменовать, означать, представлять; или изображать, составлять вещественно.

- Вообразовать, поселить в ком образ чего; преобразовать, пересоздать: предоброзовать, изобразить вперед, до события; прообразовать, прообразить, выразить иносказаньем; сообразоваться с чем, подчиниться зависимости и пр. -ся, быть образуему; образовать себя.

- Образ и образец м. вещь подлинная, истотная, или снимок с нее, точное подражание ей, вещь примерная, служащая мерилом, для оценки ей подобных.

- Модель, израз, выкройка, лекало, и вообще вещь, по размеру и подобию коей другие вещи должны изготовляться.

 

В итоге, получается, что образ – это некоторый слепок окружающего мира, сделанный в какой-то определенный момент.  Туда может входить все, что приходит по каналам восприятия – картинки, мысли, звуки, голоса, эмоции и в том числе боль и принимаемые решения, как просто, так и на боли (в том числе душевной – обиды[6]). Через образ производится душевное движение («охота» – мазыкский термин).

Важно знать, что образы могут быть сами по себе кривыми (образец выбран не самый эффективный, а, например самый авторитетный) или больными, в результате чего, человек со стороны может казаться безумным, дураком, идиотом, не от мира сего и так далее. Однако, по сути, от другого человека он ни чем не отличается, кроме того, что его образцы поведения в данной ситуации (при решении какой-то задачи) могут оказаться менее адекватными, неполезными и более разрушительными для него и окружающих.

Известные фразы «созданы по образу и подобию»[7], «нет вещи без образа»[8], только добавляют смысла к понятию образа.

Возвращаясь к теме статьи, мы видим, что опоры выстраиваются из образов. Например, если человек опирается на землю (стоит), это значит, что он поддерживает себя вертикально с помощью некоторого образа себя, стоящего прямо. И этот образ себя в вертикальном положении – определенно опора, которой он пользуется, чтобы таким быть. Из этого видения себя и знаний о себе создаются образцы и выбирается лучший в данный момент, с помощью которого человек действует в образе мира – видения окружающего мира и знаний о нем.

 На основе образцов действий, путем напряжения и расслабления определенных групп мышц, человек как-то по жизни собой и управляет. Кроме того, чтобы сработал какой-то образец, человек должен сначала решить, что это необходимо и направить в этот образец душевное движение («охоту» – намерение стоять именно так).

Здесь присутствует понятие напряжение, которое необходимо разобрать детально. Видя напряжения, и как они укладываются в теле, почему некоторые напряженные мышцы можно напрячь и расслабить, а некоторые напряжены постоянно и расслаблению по одному желанию не поддаются, можно понять, как работают опоры, как на них можно воздействовать и что этому мешает.

Напряжение – это некоторая плотность, часто выражаемая в уплотненности в теле (это просто видеть по напряженным мышцам). Управляемое напряжение – это такое напряжение, которое человек может напрячь и расслабить осознанно. В том числе не только мышцы, но и, например, вспомнить какие-то образы или отвязаться, наконец, от надоевшей мелодии. Неуправляемое – это такое напряжение, которое просто так, только по одному желанию, не расслабляется. Такое напряжение, существующее внутри человека, похоже на им самим же сжимаемую пружину, которую он в силу различных причин не может разжать. Невозможность её разжать связана с тем, что он когда-то раньше решил, что её необходимо сдерживать и сжимать. Это решение превратилось в обязательное условие, для всех дальнейших его действий. При этом важно видеть, что человек делает это сам и постоянно тратит на удержание таких пружин собственные силы, тем самым ограничивая свои возможности и уменьшая размер свободных сил.

 Чем больше напряжений в теле – тем труднее человеку быть гибче и подвижнее, как, если у человека болит колено – вряд ли он будет скакать, как кузнечик. Тело просто не даст ему идти в эту область боли. Здесь важно увидеть, что конкретно в эту боль не пускает, обращая ваше внимание в это место на теле.

И конечно, действуя осознанно, с этой болью можно работать и выпускать её. Сам сжал, значит, сам можешь и разжать, но чем больше приложенное усилие – тем больше необходимо потрудится. Тоже происходит с гибкостью и адекватностью принимаемых решений в голове.

Напряжения, чаще всего, копятся от болезненного опыта и наслоений культурных образцов «правильного» поведения («надо сдерживаться»), потому что большую часть жизни человек проводит в обществе, обладающем культурой. Культура – это правила ведения себя в обществе.

Далее в статье, чтобы понять связь образа, опор и культуры мы разберем последнюю подробнее. Сейчас же, важно увидеть, что не всегда культура обладает достаточными инструментами снятия напряжений и способна адекватно реагировать на окружающие изменения. Её задача в другом – коллективное, а значит усредненное выживание. Поэтому, для личного здоровья, полезно уметь «снимать крышку с собственной скороварки» самостоятельно. В том числе это умение нужно рассматривать как важную опору собственному выживанию вообще. Это куда полезнее, чем когда крышку срывает по причине «уже больше не могу терпеть», и пусть тогда все выльется на всех окружающих, без разбора виновны или нет.

Если напряжения на некоторую ситуацию в человеке нет – она его просто «не заденет» и не заставит дергаться, как рыбу насаженную на крючок. И что важно – напряжения можно видеть и сознательно выпускать, проживая их. Большинство людей умеют это делать неосознанно – выговариваясь, крича, проживая слезами и чувствами, бья посуду и т.п. Основной принцип работы с напряжениями – не сдерживаться, быть внимательным и бережным к себе и окружающим, чтобы не оказаться для них разрушительным и работать последовательно, чтобы не утонить в целом ворохе напряжений одновременно, потому что как на сдерживание, так и на выпускание тратятся силы, а они конечны.

Если напряжения много – оно начинает болеть, если его чересчур много – место где оно укладывается в теле, в качестве сигнала может начать разрушаться. Ведь никакая мышца не может быть в напряжении бесконечно долго[9].

В результате получается, что человек всегда действует, выбирая образцы действий из уже заранее отфильтрованного, накопившимися напряжениями и болью, списка. Это серьезно влияет на «адекватность», т.е. устойчивость и предсказуемую управляемость его опор, в том числе и в виде последствий от его действий.

Присутствие в человеке напряжений стоит видеть как основной способ управления им и миром. С помощью них можно воздействовать на опоры, как в корыстном смысле, так и для очищения от переставших быть полезными образцов, накопленных переживаний и боли, а значит выживать и успешно достигать своих целей[10], а в итоге – быть счастливым.

Сам выбор из «списка вариантов» возможен потому, что на каждое событие в памяти может находиться более одного образца. Например, один образец, как подниматься по лестнице – свой, другой почерпнутый от отца, третий из кино, четвертый от друга, пятый – из боли ушиба пальцев о ступеньку. Как выбрать лучший? Лучший образец выбирается по совокупности причин и контекста (окружающих условий и целей). Рядом с важным человеком – один, а когда надо бежать – другой. Важно понять, что происходит здесь с точки зрения опор и что мешает выбрать правильный.

 Кроме описанных выше «фильтрующих» причин, делающих человека «жестким», стоит описать понятие «победительного»образца[11]. Этот образец более «тверд» по сравнению с другими, потому что ему отдается монополия на какой-то вариант действий: «даже не думай, – это так и иначе быть не может!».

Чем победительный образ может вызывать неудобства? Своей плотностью, которая с одной стороны удобна для опирания, но с другой стороны трудна для изменения, а если условия изменились и образ стал из полезного – разрушительным, то тем более и опасна. Часто такие образцы называются «очевидностями».

Очевидностью называют то, что очевидно. Что не требует думанья и не требует проверки. «Вода – мокрая»–  это очевидно. «Бог – старец на небесах» – его так рисуют на иконах и описывают в церкви и это тоже очевидно. «Падать – это больно» и т.п.

Очевидность – это образец, не требующий дополнительных размышлений и не позволяющий глубже разбираться в некоторой ситуации. Например, очевидности можно увидеть во всем известных «табу» (запреты, нельзя)[12]. В таком «табу» уже не задается вопросов – «почему?», «а что если иначе?», «а что там внутри?» и т.д. потому что – для всех очевидно, что туда далее идти не нужно, либо опасно.

Однако очевидности – это не только запреты. В целом же они служат инструментом ограничивающим описание мира и защищающим человека/общество от чего-то непознанного, неизвестного или однозначно опасного. Поэтому они могут быть и полезными, и вредными в зависимости от ситуации, как и любая опора.

Очевидности накладываются культурой и знаниями общества для обеспечения собственной безопасности. Направлены они в первую очередь в помощь людям в большей или меньшей мере не желающим нести за себя ответственность и бережно относится к себе и окружающему миру[13](если бы мы назвали их «неспособными» – то проявили бы лицемерие, принижая важность и ценность их личного и самостоятельного решения быть такими).

Кроме запретов существует множество иных вариаций очевидностей, например, связанных с картиной мира, или с личным болезненным опытом взаимодействия с ним. Часто появлению разных очевидностей способствуют родители и само окружение. Например: 2 раза обжегся – к огню не подходи; 3 раза предали те, кому открыл душу –закрыть душу от всех.

По результату нескольких ошибок, человек принимает решение на боли – «такие/такое – все», и иного не бывает не только сейчас, но и в будущем. Это становиться очевидным и на это формируется победительный образец, фильтрующий собою весь, в общем-то, не виноватый мир. Когда же это становится еще и одной из опор по жизни, то это вроде как с одной стороны хорошо защищает от боли, но с другой не позволяет вообще получить что-либо и подарить что-либо от души. И целей почему-то становится достигать намного труднее, а уж свои среди них видеть – тем более. Человек становиться более тверд, закостенел, а значит и нечувствителен (омертвел). Например, часто из-за таких решений, сужающих сознание и способности разумно оценивать окружающее, «благие намерения» выходят боком всем.

Все эти напряжения, боль, очевидности – определенным образом воздействуют на устойчивость жизненных опор человека. Умение видеть их и понимать «откуда ноги растут» определенно дает нам возможность понять, что такое опоры и работать с ними осознанно.

Видение опор

Мазыки видели человека, как такой «висящий пузырь», постоянно выстреливающий в текучее пространство окружающего мира опоры, чтобы как-то двигаясь в нем с их помощью достичь своих жизненных целей.

Опора (вообще) – это образец действия, либо их совокупность, каким-то способом помогающая решать жизненные задачи. С помощью них человек выживает и достигает целей в постоянно меняющейся стихии мира, своевременно реагируя на её текучесть и изменение. Это хорошо заметно, особенно сейчас, когда динамика нашей жизни начала нелинейно ускоряться и требовать от нас постоянно «учиться» новому, чтобы, как говорят «просто удержаться на плаву». Фактически, динамика требует нас учиться все быстрее менять опоры, а значит, проблемы с ними так же будут лавинообразно проявляться в виде роста ошибок в жизни.

В частности, опора хорошо видна в качестве умения. Каждый человек – это совокупность умений, из которых формируется его образ общественной личности (мазыки называют общественную личность – «мозолью общества, натертой на душе»).

Возьмем определение опоры, как умения для личности, живущей в обществе, в качестве самого легко-понимаемого. Умение ездить на велосипеде, считать в столбик, рисовать, договариваться и т.п… но этим не ограничиваются все их вариации. Например, опорами могут быть миры, в которых человек живет[14]. Родитель или близкий человек тоже может быть опорой и миром, а когда он «уходит», то этот мир рушится, потому что он был его осью и условием существования. Рушится соответственно и опора на него, что вызывает душевную боль. Но в тоже время, когда он есть – то такой мир можно видеть, как орудие для решения задач в других мирах, где «родитель подскажет, поддержит, защитит» и т.п., а также как место отдохновения души.   

Признаком опоры является присутствие важности и ценности. Ценность выявляется через цели – полезна ли опора для их достижения и как[15].

В любом человеке существует множество различных опор, которые являются его умениями, помогающими ему хорошо, либо не очень, но как-то определенно выживать. Эти опоры могут быть как собственными, так и внешними, привнесенными, но сделанными своими посредством всегда только собственных решений[16].

С помощью спроса на умения (да и опоры вообще) общество облегчает «правила игры», делая предсказуемым и понимаемым взаимодействие личностей внутри себя. В результате это позволяет понизить уровень ошибок и вреда от непонимания культурно-общественных идей (т.е. образов) и целей.

Поэтому культуру можно назвать инструментом, снижающим уровень социальной напряженности в любом обществе. Эта социальная напряженность происходит от того, что способов накопления напряжений и боли в нем всегда избыток и еще больше они растут за счет роста самих культурных связей и воспроизводства ошибок распознавания это/не это. Однако каждая культура ценна не самим количеством связей, а качеством собственных способов снятия с них неуправляемых напряжений, переживаний и боли. И чем лучше эти способы – тем общество здоровее.

В начале статьи были описаны примеры воздействия на опоры. В примерах с виолончелистом и здоровьем – описаны опоры, как умения. Примеры про справедливость и договор – показывают душевные опоры, где есть представление о чем-то – это определенные миры (условия), через которые человек строит образ себя и образ мира, и они определяют какую-то предсказуемость его жизни, а предсказуемость – это уже опора.

Далее мы постараемся посмотреть на то, как и чем на опоры можно воздействовать.

Разумение

Необходимо понимать, что если образы и образцы могут быть, кроме живых, более-менее соответствующих реальности, победительными, больными или просто омертвевшими («склянью» – мазыкский термин), то и опоры – также.

Самое опасное тогда становится не то, что образ или образец созданы, а то, что они «почему-то» не убираются и человек, используя их, делает одни и те же ошибки. И жизнь бьет его этим «разводным ключом» все сильнее и сильнее, пока он не... Вот как такое происходит?! И почему именно боль и страдание – часто единственный выход, чтобы начать думать?

Боль – это сигнальная система, с помощью которой через тело разум приводятся в чувство осознанности, обращает внимание и начинает думать. Она оповещает о нарастающем давлении на рецепторы каналов/органов восприятия, потенциальных и/или уже происходящих разрушениях. Ведь сам по себе разум не понимает, что такое физическая боль, но при этом осознает свою конечность, поэтому боится смерти. Тело же не понимает, что такое смерть, но боится физической боли. С помощью этой совокупности эффектов формируется реакция (образцы действия) на физическую боль и страх потенциальной боли. Существует и душевная боль, связанная с разрушением миров (условий) – это, как правило, обида, от ощущения, что твой мир или его часть рушится, схлопывается.

Для разума все объективно – смерть тела означает его собственную смерть. Чтобы как-то защищать себя от этого, у него есть специальный инструмент (кроме боли), который тоже запускает свои образцы. Этот инструмент называется страх.

Страх – это вид знания о боли или о возможном разрушении (которое либо было как-то испытано в прошлом, т.е. есть опыт, либо потенциально, предполагается, что может к нему привести). Страхов бывает множество, как связанных с телом, так и с душевными переживаниями. В том числе страх – это способ, с помощью которого можно воздействовать на опоры, а также через него можно сам страх преодолеть и обойти, очищая так и опоры тоже. Страхи можно назвать еще одной сигнальной системой безопасности, полезной/вредной в зависимости от условий и ситуаций.

В итоге мы получаем такую дилемму – чтобы выжить, необходимо сначала выстроить соответствующие реальности образ себя и образ мира, затем создать оптимальные образцы действий в мире, такие, чтобы это выживание на необходимом уровне было достигнуто. При этом приходится лавировать между болезненными и разрушительными явлениями, а также страхами испытать боль.

По достижению требуемого – разум свою задачу считает выполненной и полностью отдает бразды правления мышлению. Тому только и остается, что сличать ситуацию с присутствующими в памяти образцами и подставлять нужные. Иногда, разум отдает бразды управления душе, но чаще, окружающее выживание оказывается для него во много раз важнее, чем душевные цели и стремления. Таковое, со своей стороны, создает массу лишних напряжений, переживаний и накапливает опыт рубцов от жизненных неудач жизни не по душе, что делает наши опоры легко управляемыми извне, а значит, делая больно, в первую очередь от невозможности достичь желанного душе.

Больно – это когда?

Больно, когда твоя опора рушится, и ты падаешь. Это ощущали все, когда теряли равновесие и падали. Это ощущения, как от возникшей опасности удара по опоре, самого удара, так и как само ощущение падения.

Душевная боль (на примере обиды) – это также результат воздействия на опоры. Если этой боли обид накапливается много, а выпускать по каким-то причинам невозможно, то они могут превратиться в ненависть – неприятие того, что приносит боль в своем мире – фактически стремление избегать боль, в пределе исключить «то, что её наносит» из своего мира, изгнать, убить образ/уничтожить опору этого в себе.

Ненавидя, мы стремимся убивать в себе образы того, что ненавидим, а это некоторые образы мира или даже образы себя. Самое неприятное тут, что это ведь именно наш мир, и мы сами, а не нечто вне нас. Например, образы людей, или событий, или знаний и т.п., которые делают нам больно.

Однако, для понимания сути возникшей боли, необходимо понять еще то, что эти образы – практически всегда не являются «самими по себе» людьми, событиями и т.п. а лишь созданный нашим разумом слепок того, как мы их «видим» через свои каналы восприятия, на котором навешено множество переживаний и чувств. Образ человека в нашей голове во многом искажен фильтрами от этих боли, переживаний и различных очевидностей, накопившихся за всю жизнь. Человек или какое-то событие само по себе, может быть другим и даже может не обладать всей совокупностью тех качеств, что мы им приписали у себя в голове. Увы, чаще мы вместо работы с главным виновником (нашим собственными решениями, сумасшествиями и переживаниями) – обрушиваемся «на знак» об этой боли, пришедший только для того, чтобы напомнить нам о том, что внутри нас такое есть и с этим надо поработать и убрать.

Часто боль, от рушащихся договоров взаимоотношений случается именно по таким причинам – человек был приятен, как образ человека в нашем сознании, а не как он сам, но когда все больше и больше он начинает познаваться и отходить от образа, становясь собой – то в этом начинают обвинять человека. Ведь такое расхождение – больно бьет по нам самим, по нашим ожиданиям! Эти, в общем-то, невыраженные договора и искаженное видение о том, что что-то обязательно должно быть только таким ломают множество взаимоотношений, личных, общественных, рабочих[17]. С мирами и видением мира вообще – тоже самое.

А какой убийственный инструмент – «игнорирование». Ведь его чувствует любой человек своей душой. Это не только ненависть, но это уже и месть (стремление восстановить справедливость любой ценой) – игнорировать и сделать тем плохо другому – «чтобы страдал также как я», вместо чтобы оба были счастливы.

Игнорирование и не обращение внимания – это разные вещи. Если человек не обращает внимания на цветок – это еще не значит, что он отказывает ему в жизни. Но вот игнорирование связано напрямую с отказом и целенаправленным убийством нечто в своем мире.

 «Так просто не может быть в принципе». Такие фразы всегда чувствуются неконструктивными в любом споре, впрочем, как и апелляция к высшим принципам, потому, что на них невозможно опереться вместе, вернее это и есть отказ опираться на что-то вместе, отказ от связанности с чем-то.

Тогда диалог – это будет взаимодействие. Например, когда двое или несколько исследуют имеющийся у обоих похожий образ, тогда они знают, о чем они говорят. Когда же этот образ есть у одного, а у другого его нет, это или «метание бисера перед свиньей», или попытка создать этот образ (это процесс обучения) одного у другого. Без наличия общего – взаимопонимание и выставление общих опор – невозможно.

«Ненависть есть невосстановленная справедливость, как утверждали мазыки. Если несправедливость происходит, мы ощущаем её как некий болезненный груз, который рвется из нас наружу. Мы говорим о ней, кричим, плачем, требуем вернуть наше внутреннее состояние в некое равновесие, которое дает ощущение справедливости. И если справедливость восстанавливается, мы некоторое время еще пыхтим, как успокаивающийся чайник, а потом действительно приходим в какое-то равновесное или покойное состояние. Но что делать, если несправедливость остается в тебе? И что это такое — несправедливость? Всяческие объяснения вроде «нарушения договоров» будут всего лишь описаниями «знаний», хранящихся в мышлении, то есть культуры. А что такое несправедливость психологически, для моего сознания? Несправедливость, безусловно, есть нарушитель внутреннего гомеостаза. Гомеостазом считается «совокупность сложных приспособительных реакций животного и человека, направленных на устранение или максимальное ограничение действий различных факторов внешней или внутренней среды, нарушающих относительное динамическое постоянство внутренней среды организма».

Иначе говоря, несправедливость нарушает какое-то внутреннее равновесие, и мы стремимся его восстановить».[18]

Когда мы находимся в разуме?

Когда мы только родились и совсем маленькие – мы сверх-разумны. В нас еще очень мало образов мира, куда мы пришли, понимания как в нем жить и образцов действий, поэтому разум постоянно активен. Ребенок, как губка, впитывает все.

Когда же мы засыпаем разумом? Когда мы становимся старше и обкладываемся очевидностями и различными решениями, в том числе сделанными на боли, препятствующими появлению даже возможности произойти чему-то необычному и непрогнозируемому, объективно новому. Мы до ужаса боимся чего-то непрогнозируемого потому, что это может нарушить устоявшуюся картину мира, которую мы ценим и на которую опираемся (связанные с неприятием, страхом, что тогда может стать больно).

Здесь бывает, происходит осязаемая подмена. Мы боимся потерять накопленные за жизнь опоры, хотя конечная цель не то, чтобы они были всегда, а чтобы с их использованием (что включает, создание, использование и отбрасывание по мере необходимости[19]) достичь цели и решить жизненные задачи. Поэтому, чаще бывает, что человек сам консервирует себя в раковине «победительных», болезненных, часто совершенно не соответствующих жизни опор, в том числе в виде собственного иллюзорного «мирка», куда бежит от той действительности, в которой существует. И все это вместо того, чтобы достигать своих целей, что приводит его к тем самым «разводным ключам» неустанно бьющим по голове.

А если еще представить мир полной неизвестности и безумной скорости смены технологий и правил жизни 21 столетия, взаимодействовать с которым жутко страшно и трудно, то... Тут еще мы сами себя накручиваем страхом смерти – ведь так больно терять все что накопил, все что приобрел, даже если оно потеряло ценность для других, сам я столько на это потратил сил…

 Кощея, над златом чахнущего увидели? А ведь этот Кощей – «чахнет» над созданными опорами, ценя не то, что он благодаря им может достигнуть, а то, что они просто есть. И ведь, какая незадача… опоры, бывает, разрушаются от взаимодействия с миром – они-то не вечны…

Часть 2. Воздействие на опоры

Определим еще два понятия. Наш мир, как видели его мазыки – это постоянно изменяющаяся стихия, в которой присутствуют «плотности» и «пустоты». На плотности проще опираться, через пустоты проще двигаться. Как, например, через пустоту открытой двери проще пройти, чем через стену, но на воздух этой открытой двери опираться сложнее, чем на стену.

Посмотрим, что происходит с человеком, когда начинается любое взаимодействие. В первую очередь взаимодействие идет через образы[20]. Первое что необходимо – это их распознать. Поэтому представление о воздействиях на опоры изобразим в виде примера воздействия на образ себя (то, как человек видит себя, а это одна из интереснейших опор) и, в частности на одну из опор его, как личности.

Разберем пример.

Человек по фамилии Иванов идет по улице, и кто-то рядом вдруг кричит ему – «Иванов, ты лох!». В голове человека начинает происходить распознавание информации. Изначально она видится как набор определенных звуковых колебаний, которые потом выстраиваются в символы алфавита, слова, фразу и её значение. Если бы человек не знал русского языка – то он, либо не прореагировал вообще на крик, посчитав это шумом, либо как-то оценил шум, но не смысл.

Необходимо понять, что изменяется в человеке, когда он понял смысл сказанного. Сначала он определяет направленность информации (адресата): Иванов – это он или нет. Если она идет не в его сторону – он её принимает к сведению, если же в его (даже гипотетически) – то принимает её на себя.

Приняв на себя – да, он Иванов, он начинает обрабатывать информацию, сличая с собой – т.е. с образом себя. Сначала он распознает смысл посыла, а затем формирует отношение к информации и ставит ей  оценку. В любом случае он действовал бы по пути сравнения образцов:

1. Опасно/не опасно, если опасно, то бежать/замереть/спрятаться и т.п. либо если не опасно, то:

2. Полезно/не полезно, если не полезно – отбрасываем, а если полезно, то:

3. Съедобно/несъедобно.

Это базовый образец сравнения, разложенный на последовательность действий, проверяющий информацию по её отдельным качествам, сличая с тем, что есть в памяти.

Другими словами, сначала он определяет смысл, путем сравнения с тем, что знает, потом определяет соответствие себе (относится это к нему или нет) и дает оценку качеству этого соответствия. По результату, на основе сформированного отношения и оценки – реагирует.

И таким способом он выявляет, что за образ пришел:

1. Информация может относиться ко мне (связано со мной), т.к. моя фамилия Иванов.

2. «Ты» это определение, значащее, что информация адресована мне и определяет меня или что-то связанное со мной, требующее моей ответной реакции.

3. «Лох» это термин, имеющий определенный смысл (образ) или несколько смыслов. Например - это очень наивный человек, которого легко «развести», либо это человек, у которого много целей, они во многом не свои и они направлены в совершенно разные стороны, по аналогии басни Крылова «Лебедь, Рак и Щука». В любом случае – этот соответствует некоторому четкому образу себя, которым может жить человек. Такой человек наивен, доверчив и легко покупается на чужие цели, не способен отличить свои потребности от чужих, на чем его и разводят, часто оставляя без штанов. Фактически «лох» это тот, кто в большей мере живет чужими целями[21].

Он распознал адресата и смысл произошедшего, но что с этим делать и что тут, по сути, происходит?!

Некто предлагает человеку примерить на себя образ «лох» и согласиться либо отвергнуть его. Что это? Определенно это форма управления. Куда она направлена? В опоры. Ходили на ходулях или стояли на подставной лестнице когда их/её кто-то хватает снизу и начинает трясти? Ощущение неустойчивости помните?

В данном случае – воздействие идет в определенное умение либо группу умений выживать. Если, например человек хозяин себе и четко способен различать, где свои цели, где чужие и следовать своим – он способен защититься. Сравнив со своим состоянием (образом себя) – он находит, что его образ сильнее и отбрасывает пришедший. Например, он «профи», а не «лох» и это доказывается его опытом и подтверждается окружающими. Значит, его опора тверда и устойчива опытом его жизни, знанием о себе и дополнительной твердостью от внешней оценки его в обществе.

Когда происходит набрасывание образа на человека, и он начинает сличать его с собой, можно увидеть, как происходит это «вживую». Это может каждый, прислушавшись к любой производимой оценке себя со стороны. Это в первую очередь сравнение. Потом – оценка (битва образов кто из них более эффективен для выживания, ведь каждый из образов – это определенное состояние стояния на нем, как на опоре) и выявление лучшего. В третью – это выстраивание отношения к самому событию воздействия.

По результату всего сделанного – производится реакция.

Похожим способом происходит воздействие на любую опору. Её так можно выбить, расшатать, сломать, заменить другой[22].

Твердые опоры, такие как победительные образцы или образцы где есть решения на боли или переживании, требуют выполнения чуть большего набора условий для своего изменения, но меньшего, чтобы управлять человеком через них (т.к. они более напряжены). Там, в этих образах с напряжением и болью может накопиться много сдерживаемых переживаний. И если в них ткнуть, они будут фонтанировать, полностью отключая человека от осознанных действий. Человек будет действовать из этих переживаний, на остальное, ставя практически 100% фильтр – шторки опускаются и бык несется, не разбирая окружающее. Все, как в анекдоте – «у носорога – плохое зрение, но если он разогнался – это уже не его проблемы». Но вот виноваты ли те, кого носорог в своей слепоте задавил? Бережностью у носорогов к себе и окружающим не пахнет, а это может и вызывает в носорожьем обществе ту самую социальную напряженность.

Тот же, кто раскрывает это напряжение, может задать ему направление. Если это делает сам человек – он может сделать так, что боль выйдет осознанно и безопасно. Прожив его и выпустив, он никого при этом не поранит и ничего не повредит, а опоры станут либо более устойчивыми и управляемыми, либо будут заменены на больше соответствующие реальности.

Но вот если это делает с человеком кто-то другой – защищен ли он? Он тогда превращается в простой «шланг», по которому неожиданно подали мощную струю воды (им же «любовно копимую») и без удерживающей руки – он хлещет ею во все стороны, как безумный.

И даже не это самое страшное, поскольку удар идет по площади, а то, что будет, если его кто-то возьмет в руки и сконцентрирует, направив в одно место, или даже соберет такие шланги и направит их одновременно, начав автосинхронизационный коллективный процесс?

При этом сами люди, останутся бездумными шлангами, не способными отвечать за то, куда направили их разрушительную боль, накопленную внутри. Пожарник так тушит пожар. Но ведь вместо воды – здесь «море напалма» человеческой боли, переживаний и напряжений[23](сконцентрированной ненависти). Человек действует неосознанно из этой боли. Ему просто «тупо больно» – его выбили в такое состояние, лишив опоры. И как тут не схватиться за протягиваемый «спасательный круг», исцеления боли, решения проблемы, убирания напряжения, даже если за него придется хорошенько заплатить, пускай даже самой жизнью?[24]

Лучше этого не делать и не позволять манипулировать своими опорами.

Что происходит с самой опорой?

Сама по себе опора имеет определенную твердость – в ней человек может быть уверен в меру своего знания, уверен абсолютно и не уверен, т.е. сомневаться. Значит, он на неё опирается каким-то образом, в котором что-то есть. Как минимум там есть условия, в рамках которых этот образ действителен – «если так, то…». Либо какое-то теоретическое знание, либо какой-то свой практический опыт взаимодействия с миром.

Уверенность в меру знания[25] управляется через знание, делающее опору твердой или зыбкой в зависимости от контекста условий. Воздействовать на такую опору легче всего изменением условий знания (контекст может извратить любой факт). Все говорят, что земля квадратная, но ученые доказали, вот опыты, проверяются любым человеком, все работает – земля треугольная. В результате на пьедестале квадрат заменен на треугольник, и рушится весь выстроенный на квадрате, как на фундаменте, образ мира. Это больно.

Так бывает, если выстраивается бессвязная калейдоскопичность знаний о мире, которая при небольшом потрясении (изменение частных условий) приводит к боли его всеобщего разрушения. Однако, если знание превращено в собственное понимание т.е. связывается с реальными общими условиями, то образ мира, образ себя, опоры оказываются определенно более устойчивы к потрясениям, за счет наличия этих связей. Они превращаются в цельную мозаику,которую трясти надо куда сильнее, чтобы заставить её как-то разрушиться.

Абсолютная уверенность (уверенность от очевидности или авторитета, порождающая догматику, фанатизм, максимализм, абсолютизм, идеализацию и сферических коней в вакууме) также разрушается обрушением основ или фундамента иллюзорного замка (базовых условий, основ, догматов, существующих в состоянии отказа от знания). Важна не «реальность» этой уверенности, а готовность людей поверить и принять безоговорочно, что опора тверда, а состояние – выгодно. По сути, это все равно сводится к описанию привлекательности некоторых условий, которые более удобны для выживания, чем имеющиеся. При этом достаточно разрушения небольшого отдельного элемента фундамента, чтобы перевести человека в состояние сомнения, а затем «включить» программу поиска нового привлекательного состояния. Затем предложить свой образец, в своем контексте являющийся самым лучшим и спокойно произвести (убедить) замену. Манипуляция завершена.

Сомнение – это состояние расшатанной опоры, другими словами неясности условий или нетвердости опоры и всех суждений, условий, знаний вообще[26]. Состояние, когда опора уже выбита, а новой её на замену еще нет – очень страшное, поэтому сомнение всегда «сосет под ложечкой». Это состояние, когда человек уже находится в падении, а там разум «обязательно подскажет», что в конце будет ну очень больно и опасно для выживания, ведь все опутано страхами неизвестности и непредсказуемости. Невозможность ощутить стабильность и предсказуемость – одно из самых болезненных состояний, ведь чтобы в таковом жить, надо постоянно держать разум бодрствующим.

Опора, опирание на которую вызывает определенное опасение и/или порождает страхи сомнений, а за ними и неуверенность в себе – явно неустойчива. Но бывает так, что без неё – там вообще ничего нет, что само по себе еще более страшно. Разуму тогда ничего не остается, как держаться за качающийся во время шторма плот сомнения, заставляя человека идти по тонкому канату над пропастью. Сомнение и чувство неустойчивости порождают избыточное напряжение, «стресс» и переживания.

В адекватной ситуации разум будет пытаться сделать опору твердой. Однако чаще он соглашается на временное решение, так как это легче, и мы все знаем, как «постоянны бывают именно временные решения». Однако «хорошо сейчас, плохо потом» – неполезный вариант оттягивания проблемы до бесконечности. Но в ситуации переживания падения, разум легко соглашается на предложенные даже иллюзии чуть более твердых опор, чем у него есть (а в падении нам, бывает, кажется, что у нас их нет вообще).

Часто многим достаточно только «обещания» такой опоры для «успокоения»: «счастье наступит в мае следующего года…». В падении и переживании этого падения – заключена неустойчивость и это самое удобное место для произведения манипуляций[27].

Безопасно – это когда из состояния уверенности, очевидности или сомнения, появляющихся при ударе по опоре человека выбрасывает в разум и он начинает думать сам и пытаться оценить ситуацию разумно. К сожалению, для многих это сопровождается «соплями» переживаний, не дающих это самое думать, связанных не только с болью в момент сейчас, но и с болезненными решениями прошлого, которые при этом проживаются одновременно.  Конечно, с этим можно работать осознанно, но много ли среди нас людей, желающих и стремящихся чистить бревна в собственном глазу прежде сучков в чужих? Особенно в момент, когда бревна еще и болят? Опять же большинству почему-то становиться «очевидным», что данное дело куда труднее и страшнее, чем тупо терпеть, ведь тут кроме человека самого никого нет, а себе невозможно соврать и убежать от себя тоже невозможно, поэтому… поэтому… будем мучить своими бревнами чужие сучки и страдать коллективно. Лучше вместе сидеть в пыточной, так ведь? Или все же стоит начать беречь себя? Что важнее?

Самооценка

В человеке присутствует всегда глубоко внутри четкое знание о себе. «Моя рука имеет такую-то длину» и т.п. Это знание является сравнением себя с миром (мера мира собой), и в ней отсутствуют переживания и эмоции. Просто, как констатация о чем-то.

Самооценка появляется у человека, когда он обретает «смыслы» (сливается с мы), входя в миры обществ и начинает выстраивать там свои цели. Сама по себе самооценка может отсутствовать (если человек находится вне общества), а также может изменяться от происходящих внутри них событий и собственных решений (завышенная, заниженная, иная и т.п.). Она, как и знание о себе, она является опорой, но только внешней по отношению к себе, через сравнение своих действий и взаимоотношений в условиях общества, где человек решил достигать каких-то целей.

Прицелился, выстрелил = попал/ не попал – это факт, результат действия. Здесь нет переживаний. Результат стараний сам по себе – не «парит». «Парит» то, что может произойти с самооценкой/оценкой человека другими в обществе, и в результате этого действия и оценки его со стороны, а значит, может повлиять на достижимость личных целей внутри него.

Совокупность самооценок и есть мировоззрение – «правильное» видение мира, в частности мира, где человек решил жить (например, мира под названием «общество»). В понимании КОБ, мировоззрение тогда, – это совокупность образцов выстроенных в некоторую логику социального поведения. И соответственно самооценка – это один из инструментов управления собой, своими и чужими опорами в обществе, т.е. той самой «логикой».

Управление – это воздействие на себя и мир для достижения своих целей.

Манипуляция тогда, – это управление другими без их осознанного согласия. Например, через подмену смыслов: подмена оценки действию оценкой действующего. Вместо «плохо стреляешь» – «мазила» (но ведь он промахнулся один раз, а не вообще), вместо «не удовлетворительное действие» – «ты плохой». Так «хорошо/плохо», «люблю/не люблю» (особенно «если ты меня любишь, то…») – это примеры маяков показывающих груз оценок на отношениях (связях). И если там есть переживания, то через это достигается манипулятивный эффект. Поэтому здесь тоже, что и с опорами – сначала необходимо убрать присутствующие переживания, чтобы не давать собой править без своего согласия.

Способ[28]:

1. Самооценка видна, когда идет сравнение точного знания о себе и общественной оценки человека. Если «это» оказывается разным, то тогда могут возникнуть переживания, а в зависимости от того, насколько важно достигнуть целей в этом обществе, то может случиться, что будет приниматься решение в урон себе, против души, т.е. будет делаться себе больно. Самооценка часто выступает, как внешний фильтр на решения. Есть действие/качество, на него накладывается отношение (связь) с тем, что благодаря ему можно достичь, на связь кладется оценка (значение связи для достижения цели), и сверху в нагрузку добавляются переживания («а как на меня посмотрят другие, если я…»), часто меняющие ценность всего этого до неузнаваемости. Поэтому, если увидели что-то в себе, мешающее адекватно оценивать окружающее переживание – вычищайте это, «больная» самооценка – вредная штука, заставляющая вас действовать дурацки снова и снова.

2. Второй знак – когда человек думает о себе хуже, чем он есть всегда появляется душевная боль и как сигнал об этом же, проявляется обиженность, чуть ли не на самого себя, несправедливость, тонкое ощущение вранья себе, противно, гадко и неудобно.

3. Если есть такое ощущение, то может быть что-то не так с образом себя, образом мира, образом действий, либо решается не та задача, неважно хороша она или плоха, важно понять каким методом она достигается.

4. И отвечая на эти вопросы, главное увидеть в какой момент появилось несоответствие, и когда человек успел так себя оценить. В том моменте и лежит решение, которое надо очистить от переживаний, тот самый «корень» проблемы.

Все это вместе помогает увидеть переживания и породившие их решения, благодаря чему их можно описать и вычистить, сделав самооценку более адекватной, а значит и опоры на миры обществ, где она существует более устойчивыми, предсказуемыми и управляемыми.

Благодаря сказанному выше, теперь мы можем более детально понять, что имеется ввиду под разумом и мышлением, а также, зачем нам очищаться от вещей, которые стали неполезными. Поэтому сделаем небольшое, обещанное отступление про культуру.

Очень многие, не способны в голове увязать образ культуры, как чего-то вполне реального, что существует в жизни с тем, чем можно пользоваться, видеть, управлять, либо очищаться, дабы культурные стереотипы поведения не были гнетущей безальтернативной «обязательной нормой».

В этом ракурсе, культура в иностранном выражении называется, как не странно бы это звучало, «идеологией». При этом…

«Если мы увидим, что «идеология» это «идеи» или «эйдосы», то есть по-русски образы или представления, выстроенные в определенной связи. Какой? Что это за связь? Вот ее-то я бы, пожалуй, и назвал культурой. Образы, поскольку они есть лишь восприятия одних и тех же вещей и явлений мира, у всех примерно одинаковы, а культуры разнятся поразительно. Почему? Предполагаю, как раз потому, что эти одинаковые образы по-разному увязаны»[29].

Тогда к определению культуры, данному выше, можно добавить, что культура – это некоторый «узор» между понятиями, доступными для понимания людям, в том числе вне культурных рамок. Значит, взаимопонимание культур зависит, не от наличия самих понятий (которые итак ясны), но и от присутствия пересечений или, грубо говоря, подобий и повторяемости элементов узоров в различных культурах.

«Сознание ребенка принимает в себя культуру вместе с мышлением.

Это утверждение, в свою очередь, предполагает необходимость разделения мышления и разума, которые обычно смешиваются в нашем понимании. Под разумом я, в данном случае, понимаю способность человеческого ума распознавать в окружающем мире и решать задачи, связанные с выживанием. Впоследствии, по мере усложнения жизни любые задачи. Разум включается тогда, когда мы сталкиваемся с чем-то совершенно новым, не имеющимся в нашей памяти, но требующим от нас каких-то действий. Чаще всего, это или какая-то опасность, или помеха в достижении желания. Налетев на помеху, человек, это особенно ярко видно на детях, какое-то время не в состоянии ее распознать как помеху. Он просто продолжает повторять предыдущее действие. Но как только он понимает, что помеха есть то, что надо преодолеть, он начинает думать, то есть переходит в состояние «задачности», озадачивается, как говорится в русском языке, и тогда включается поиск обходных путей. Это разум. Но это не все, что он делает. После того, как способ преодолевать какую-то определенную помеху найден, перед разумом встает задача — как облегчить жизнь и не тратить на это дело столько сил. И он закрепляет найденный успешный способ решения этой жизненной задачи в памяти в виде образа. Этот образ становится привычным способом поведения при столкновении с подобными помехами в будущем. Так рождается мышление.

После этого, когда у человека раскрываются глаза и уши и он начинает слышать и видеть, надо создать условия, чтобы он мог взять образ разумно. Тут мы приходим к вопросам о выгоде и помехах, потому что Разум будет работать именно через них. Это значит, что привитие образа идет через целеустроение, как говорили те же мазыки. Взять образ значит увидеть, что он соответствует каким-то из твоих целей и, значит, является промежуточной целью на пути к твоей мечте. Вот это и есть выгода, которую ты видишь и извлекаешь из своей работы. А значит, то, что будет давать тебе силу для обучения и работы. Но раз этот образ определяет тебе какую-то цель, то, значит, он переводит тебя в состояние решения задачи, которая всегда есть преодоление помех к достижению цели.

В мире, который ты покидаешь и который перестает теперь считать тебя своим, нет смысла. Вопрос, который считается безответным для людей христианской культуры: Что есть истина? — показатель именно этого. Все так абсурдно, так бессмысленно в состарившихся культурах, что можно только верить и слепо следовать образцам. Отсутствие смысла, то есть отсутствие ответов на вопросы: Зачем? — показатель старения культур. Поэтому в состарившихся мирах нет тех точек опоры, относительно которых можно проверить истинность. Люди живут в них, купаясь в стихии человеческого мышления, ведя постоянные бои, проверяющие отточенность их мышленческого оружия. А это значит, отточенность владения образцами культуры. Но можно сказать и так, что это мышление ведет бои человеческой материей.

Уход в Управление это уход из мышления в Разум, это уход из драк в Битву за силу. И первый твой шаг стать Охотником за смыслами. Простой вопрос: Какой в этом смысл?»[30].

Смысл профилактики

Гигиене головы необходимо уделять внимание также, как заботе о чистоте тела. Есть афоризм – «сначала Бог говорит с человеком шепотом любви, потом голосом разума, потом криком страдания». Важно видеть, что и там и там и там – Он говорит, а человек не слушает. Значимость ситуации в первую очередь заключается в том, что человек находится в таком состоянии, что он не слышит сначала шепот, потом голос, и даже на собственный крик боли в конце, запретил себе реагировать, полностью запершись в своем переживании.

Все люди «имеют» какую-то чувствительность к этому афоризму в зависимости от накопленных переживаний, которые искажают качество приходящий по каналам восприятия информации «слышу плохо, вижу плохо, не различаю вкусы и т.п.» и находятся на каком-то из его этапов. И что самое главное мы решаем быть такими сами.

Шепот любви – это чувствование правильности сердцем (от души).

Голос разума – это осознанное присутствие в разуме и целенаправленное думание по разрешению противоречивой ситуации.

Крик страдания – это последняя степень возможности начать думать, когда через боль переживаемых страданий целенаправленно человек стремиться через свои ошибки (грабли по лбу – это больно и часто не только до слез, но и до смерти) выйти в разум и найти выход. Болью страдания человека вытаскивает из зацикленного состояния жизни в мышлении. Но, если, ни увещевания, ни логические доводы, ни ремень[31] не помогают выйти в разум, то это знак, что есть помеха и серьезная проблема головы, которую срочно надо решать – человек находится в состоянии самоубийцы.

Кажущаяся простота управления

Все было бы замечательно, если процесс выбивания из мышления в разум был бы односторонним. Однако существует множество возможностей для «самоуспокоения разума». Причем сам разум часто способствует этому, чтобы как можно быстрее уйти в сон. Так разум можно выбить в очевидность и перевести к шаблонным образцам, если бить через другую очевидность. Часто это работает через авторитеты, абсолюты, неосознаваемое доверие. Как легко мы доверяемся чужим обещаниям и входим в «сон разума».

Разуму предлагается игра – «мы навязываем тебе такой образ, а за это тебе не надо будет идти в пугающее ничто, сидящее за очевидностью» и значит думать. «Покупайте услуги нашей ____ (название организации) и мы ____ (вставить действие) за вас». Часто здесь происходит подмена – вместо предложения выбора покупать или не покупать, ставят перед фактом – покупаете (уже) синий или желтый?

Давайте по-другому. Окружающая ситуация «ухудшилась» и если человек не хочет в будущем получить «еще хуже», то всего-то надо согласится на… другое состояние. Например, еще налог, еще ограничение прав, еще удар по …(страна), еще поллитровый удар по почкам, рабство, отказ от ответственности и т.д. Вариант цены за успокоение вполне может содержать любые условия, если они проще, чем самостоятельная оценка сил на решение задачи по защите от «прогнозируемого ужаса» и присутствующих переживаний. Если новое состояние, хоть чуточку счастливее (в нем себя человек ощущает менее напряженно) – оно уже соблазнительно.

Терпящий иллюзорное бедствие (= страх) разум (к тому же, если он беспробудно дрыхнет) всегда готов купить/схватиться за предложенный и заранее подготовленный спасательный круг (опору), особенно если вокруг полно переживаний и адекватность ситуации и предложения не поддается оценке. Когда разум спит и бьет буря эмоций – даже полная чушь в нужном контексте может стать привлекательной.

Сегодня «обновленные» (относительно тысячелетий истории) элементы управления культуры, такие как пиар, реклама, фильмы, сми в целом, ставшие благодаря интернету глобальными – это инструменты коллективного программирования общественно-культурных образцов, выгодных для общества и его выживания, однако не всегда полезных и даже откровенно вредных для отдельного человека. Чтобы защищаться от их воздействия – надо их в первую очередь распознать (различить, вытащить на уровень осознания) и понять, а затем, убирая переживания, используя имеющиеся и так объективно конечные силы стремиться, не бездумно подчиняться, а договариваться и достигать только своих целей.

Силен тот, кто умеет договариваться

Опоры важно видеть как определенную «силу». Умение делать самолеты – это сила и личная опора умеющего. Причем в нашем 7 миллиардном мире, можно сказать, редкая. Те же, кто может договориться эту силу получить, куда сильнее самого владельца, который её просто имеет. Ведь получив отовсюду по чуть-чуть, один может сделать что-то большее, а второй остается только с ней, ища применение только ей.

Это понимание поможет нам лучше увидеть разницу между такими понятиями как «оценка» и «отношение». Это и есть качества, подобные силе (присутствие какого-то умения вообще) и договору (умению использовать чужую и свою силу в своих целях). Договор – это тоже сила, но особенная, т.к. её преимущество в том, что она способна управлять другими силами.

Оценка – это однозначное прямое управление опорой – определение ценности её для какой-то определенной цели. Оценка может приподнять либо опустить ценность, необходимость, важность, твердость опоры от вознесения до небес исключительности до её ничтожности. Однако сама по себе она мало что значит[32].

Разберем два примера:

Как вы относитесь к голубым? – Голубой – это болезнь! Дайте мне автомат, я их перестреляю!

Как вы относитесь к голубым? – Я к ним не отношусь.

В чем разница первого и второго случаев? В первом случае присутствует четкая оценка и присутствует эмоция и переживание. Во втором случае мы видим отношение, а эмоций и переживаний в нем нет.

В первом это окружающее человека событие, как-то его «цепляет» – т.е. важно для его самооценки в обществе. Во втором человека не цепляет – ему не интересно тратить свои силы и связываться с этим состоянием и это однозначно чувствуется. В оценке есть определенность и направленность действия, т.к. на любой удар/воздействие необходимо защищаться и контратаковать/реагировать, а что же тогда с отношением?

Оценка – это, иначе говоря, определенность и направленность действия, выраженная в выставлении ценности, веса и значения для человека некоторой связи с его состоянием, по отношению к достигаемой им цели.

Отношение – это определенность своего состояния, наличия или отсутствия связей в нем с некоторыми явлениями. Через связи отношений и формируется культура каждого отдельного человека. Поэтому интересно видеть, что есть «общая культура» и есть личная, та, которой человек выбирает следовать сам, с которой он решает «связываться».

Это разноуровневые условия выживания и разные умения, но опять же оценка – это умение определять значение, описывать что-то, а значит управлять этой силой, а отношение – это связанность с нею и, по сути, само присутствие возможности оказывать управление на эту силу.

Нахождение в каком-то из состояний (некоторое отношение к миру и связанность с ним) является предпосылкой, условием к тому, как человек будет оценивать окружающее.

Как ты ко мне относишься? – Я тебя люблю. Это состояние присутствия некоторой связи.

Как я тебе? – Ты красивая. Это оценка.

Поэтому любой «инструмент управления» (реклама, экспертное мнение, авторитет и т.п.) сначала стремится вывести человека в соответствующее состояние (в которых есть нужные связи отношений, и на которых присутствуют нужные переживания). Из этого состояния, человек уже будет делать прогнозируемые оценки окружающего уже сам виноват сам же, так как позволил себя в это состояние вывести). Таким способом культура создает механизмы, в том числе и по снятию социальной напряженности, через создание предсказуемых реакций на предсказуемые запросы.

Подготовить человека к правильным оценкам (выводам и решениям) можно введя его в соответствующее состояние. Именно поэтому сами по себе оценки – не играют роли, как не играют роли сами по себе факты. А вот угол их рассмотрения (контекст условий) – играет ключевую роль[33] [34].

Для работы с собой также необходимо соответствующее состояние, в котором можно будет не отвлекаться ни на что другое и работать безопасно.

В нашей жизни постоянно идет процесс обработки информации поступающей по каналам восприятия, сравнению с имеющимися опорами и воспроизводство решений – полезно это мне для моего выживания и достижения моих целей, либо нет и т.д. Это происходит, как осознанно, так и бессознательно. Однако в одном случае и состоянии есть много фильтров (условий) различающих смысл и выступающих системой безопасности от скоропалительного решения, а в другом нет[35]. Это очень важный момент, благодаря которому мы и умеем или не умеем быстро и своевременно безопасно перебирать нужными опорами.

Если в одном состоянии мы можем стоять на твердых опорах, то в другом там может быть пусто (например: трезвый/пьяный).

Выше говорилось о том, что твердая опора – полезна чтобы на неё опираться, но полезна она только когда соответствует миру. Если мир изменился, а опора «тверда» (например, победительный образец или очевидность) – она очень быстро становится тянущим на дно камнем. Если же опора неустойчива – изменить её, конечно проще, однако находится в постоянном стрессе – слишком трудоемко и также вредит выживанию. Лучшим выходом тогда становится приведение себя в состояние, в котором уже нет возможности различить, где в человеке есть плотность, а где пустота – т.е. стать «целостным», подобно однородному тесту, в котором нет ни «катышков», ни «жидкости». Таковая гибкость позволяет безопасно двигаться по состояниям[36], и быстро перебирать опорами, в том числе отказываясь и очищаясь от уже использованных. 

Управляемость состояния

Существуют состояния, отключающие разумное поведение: аффект, опьянение, дурман, «эффект толпы», влияние определенных частот звуковых колебаний на тело, мозг и т.п. Причем эти инструменты – это с одной стороны «магия», т.к. большинство даже не замечают, как на них это воздействует, с другой стороны эти воздействия нами однозначно распознаваемы. Иначе мы не смогли бы прореагировать так, как требуется.

Здесь важно уметь говорить с людьми на нужном языке, который ими распознаваем в данном состоянии, и направлять из него опять же в понимаемое. Т.е. быть созвучным другому, или резонировать на его напряжениях или двигаться безопасно по своим.

Управление/самоуправление тогда сводится к выбору из комбинаций состояний. Так управление толпой сводится к смене череды состояний: сначала «эмоциональный разогрев» (зацепить на чем-то), потом «эмоциональный завод» (стать созвучным), а потом отключение разума и предложение однозначно понимаемых и достаточно простых по смыслу целей/идей: «дорогу – рабочим», «рабынь – рабам», «воблу – чайкам», «кандалы – байкам». Эмоцией и переживанием проще поднять на необдуманный шаг. Однако эмоция – это «коротковолновый инструмент», способный зарядить на что-то и с высокой амплитудой - охотой сделать «что-то», но в момент «сейчас».

 Переживание – это то, что «задевается» в человеке, что-то не прожитое полностью, что ощущается как более плотное, часто безсознательно сдерживаемое и от того уже болезненное, напряжение. Например, некоторую несправедливость, которая присутствует в образах. «Так жить нельзя!», «Нам лгут!», «Они воруют!», т.е. душевную боль.

Переживаниям часто не требуется конкретики – их каждый додумает сам: ведь «оно» и так болит! Тех же, на кого есть зуб или «виноватых сучков» у каждого хоть отбавляй, главное чтобы было хотя бы небольшое совпадение (для начала автосинхронизации, т.е. звучания из большего напряжения – «у кого чего болит, тот о том и говорит»).

И соответственно там желания выпустить и наконец, расслабиться, как только «разрешат опустить шторки» – хоть отбавляй. Главное для манипуляторов дать направление («разрешить»), куда можно выплеснуть это желание, как можно меньше затрагивая выживание (чем меньше затрагиваешь, тем меньше необходимо людей заводить и отключать разум).

Выходом из-под таких управляющих воздействий тогда становится личная осознанность в выборе, на что человек опирается и чему позволяет собой управлять. В нашем мире невозможно быть отделенным от всего, а значит, задача выживания и достижения своих целей сводится к само-стоянию, т.е. умению стоять на своих опорах самостоятельно. Быть хозяином своим опорам, а в итоге – себе. Без этого умения человек становится «лохом», выполняя в большинстве чужие, а не свои цели, но тратя на это совсем не чужую, а свою силу и жизнь. И раз окружающее постоянно меняется, то у него остается все меньше и меньше сил для своих целей. А это больно вдвойне, особенно от последующего осознания «упущенных возможностей».

Можно сказать осознанность поведения и постоянная проверка действия на «это я решаю или кто?», «достигаю ли я через это своих целей?», «чем это мне выгодно?», «какой в этом смысл?», «зачем?» и т.п. позволяют сберечь множество сил и найти более качественные способы достижения своих целей в мире.

Мир – стихия

Посмотрим на мир, как на динамичную, постоянно изменяющуюся стихию, в чьих условиях мы существуем. Мы меняемся и приспосабливаемся к её изменчивости. В мире вокруг нас практически нет ничего постоянного и это главное условие нашей жизни. В этом смысле не стоит привлекать абсолюты Бога, гравитации и первичных принципов. Будем проще и посмотрим на жизнь человека и общества. Простой пример - «смена логики социального поведения» происходящая сегодня из-за возросшей динамики смены технологических укладов и в частности ускоряющейся смены самих поколений технологий по отношению к неизменной частоте смены поколений людей. Если смотреть в корень, то – это смена способов культурного сотрудничества (умений договариваться, оценивать и выстраивать опоры в растущем количестве связей/отношений и конечно, само растущее количество связей).

В этой растущей изменчивости возрастает и риск «устареть», не успев научиться новым технологиям и перестав быть «востребованным» обществом, а по результату не смочь достигнуть своих целей в нем (да, да те самые устаревающие опоры). Именно скорость изменений закладывает условие для систематического просыпания нашего разума, хочет он того или нет. Все больше и большая часть образцов действий, даже знаний о мире и о себе, созданных и опробованных, пускай совсем недавно, быстро становится неадекватна действительности и опасна для выживания.

Все это заставляет разум включаться чаще, что подталкивается через «срочно, быстрее, опасно», и в результате, к росту стресса и напряженности в жизни. Этот стресс человеку приходится все также и в таком же темпе снимать все более жестким способом, т.к. давление в «скороварке» растет быстрее и спускается оно уже куда болезненнее. Итог таких напряжений естественным образом выливается в боль, а без умения выпускать это вообще на общественном уровне – ненависть и месть, в абсолюте, выраженном в игнорировании глобального масштаба.

 На мировом уровне это равносильно к подталкиванию к тотальной войне, в которой «спускается пар» всей накопленной боли. Конечно, боль и ненависть одного человека – не начнет войну, но боль и ненависть, скопившаяся во всем обществе – подобно стогу сена и занесенной над ним спичкой.

Масштабное развитие компьютерных игр, порнографии, моды, социальных сетей, фантастики и прочего, где человек может выплеснуть свою ненависть или найти место отдохновения для души (туда, куда можно убежать из избыточно напрягающего реального мира) – это определенно способы общества снять излишек напряжения, которое в альтернативе может привести к избыточной трате ресурсов на выживание – войне.

Но таким способом проблема не решается, а только сдерживается и отодвигается дальше, подобно все более сжимаемой и сжимаемой пружине, пока сил на удержание её такими способами не перестанет хватать. Ведь после «разового спуска», боль, будет также продолжать накапливаться – пока не убрана сама причина. Даже война лишь снимет пенку и вылечит следствия, но причин не уберет, как и любое иное «внешнее лекарство», а значит, опоры все также и останутся неустойчивыми[37], а жизнь – несчастной.

Сегодня, там, где разум спал несколько столетий назад, ему требуется бодрствовать, если он хочет выжить. Однако, если это состояние вгоняет человека в стресс – значит, его желанию выжить мешают им же созданные в прошлом образы ставшие разрушительными преградами. Он оказывается недостаточно гибок, чтобы изменяться с необходимой скоростью. А если скорость окружающих изменений будет только расти, то эта жесткость, будет все больше и больше мешать, делая достижение состояния даже простого соответствия изменениям все более затратными и в конце обесценивая их смысл.

Одно из главных условий в нашем состоянии постоянной беготни становится – гибкость и готовность принимать изменения, т.е. отказ боязни перед новым. Эта готовность напрямую связана с позволением. Позволением существовать чему-то совершенно новому, которое может непрогнозируемым способом приходить в жизнь человека в любой момент, а значит, в результате со способностью менять и сами опоры на новые и преодолевать свои страхи. Понятие догматизма и незыблемости принципов все более размывается требованием необходимости выжить, а идеи об этом становятся все проще и проще.

Так церковь, только чтобы удержать прихожан из своих зданий делает из своих зданий клубы по интересам, рок-песнопения и т.п. Культура меняется и общественным институтам приходится все чаще проходить проверку временем[38].

В итоге – «умение выживать» начинает все яснее видится, как умение выстраивать свои опоры. Двигаться таким образом, чтобы перебирая их, находится в нужном/требуемом состоянии и/или планомерно продвигаться к цели, а в процессе движения не позволять переживаниям останавливать вас висеть в каком-то промежуточном и переходном состоянии.

Часть 3. Самоуправление

«Слово «Луна» лишь палец, указывающий на Луну, горе тому, кто примет палец за Луну». По своей сути в опорах, на которые человек опирается, можно видеть указующий палец на решения и цели, за которыми человек идет, ведь ценность их существует лишь при существующей пользе для достижения цели. Как их улучшить, чтобы на достижение цели затратить оптимальное количество сил, не отвлекаясь на лишнее?

Качества опор можно увидеть по тому, насколько хорошо они нам помогают достигать цели и не только по самому факту её достижения, но и что немало важно, по результату достижения, выраженному в чем-то. За последнее необходимо нести соответствующую ответственность, как за само решение, за выбранные способы достижения цели и последствия.

Цель тоже может быть опорой, например – «я никогда не сдамся», «не уйду, пока не достигну» и т.п.

Раз это связано с целями, то в первую очередь это работа с целеустроением: убиранием помех, очищением от засилья чужих и больных целей в собственной голове. И тут мы вновь приходим к необходимости убирать и менять вредные и ставшие разрушительными прошлые решения, в тои числе те, что сделаны на боли или соответствуют иным состояниям и целям. Т.е. заниматься очищением и самопознанием, что требует своего философского, но при этом и практического подхода.

«И чтобы понять, как он работает, нужно принять одно условие. Ты должен понять, что грязь нельзя сделать чище.

Может возникнуть вопрос: а где же тут философия? А философия нужна, чтобы понять следующий ход мысли: раз ты считаешь возможным очищаться, значит, ты знаешь, что ты чистый. Природно, естественно чистый.

В этом заявлении есть некоторое противоречие. Но оно нужно, чтобы включить разум и заставить его думать, решать задачу. А в чем задача?

В противоречии: зачем чиститься, если ты исходно чист? Если приглядеться, противоречия нет. Ты точно знаешь, что тебе есть, что почистить в себе прямо сейчас. И это значит, что ты запачкался. Накопил грязь за свою жизнь.

А раз так, то, значит, состояние загрязненности накапливается и может накапливаться только относительно какого-то изначально более чистого состояния. По сравнению с состоянием сегодняшней загрязненности исходное состояние можно считать чистым. Такова наша природа.

Конечно, за жизнь мы нахватываем репьев, заноз и ракушек. Но это все было возможно, только если была исходная чистая основа, к которой могли цепляться загрязнения. И доказывает это именно то, что ты чувствуешь, что тебя можно почистить, то есть сделать чище. Количество грязи можно уменьшить, но нельзя уменьшить качество грязи грязность. Как и нельзя очищением грязь сделать чище. Чище может становиться только чистое, хотя запачканное».[39]

Принцип действия

Прежде чем чем-то можно начать осознанно управлять – необходимо узнать, что «это» и понять, как «это» действует.

1. Действует это через намерение каждого человека или иного существа получить нечто, ставшее нужным. Значит, это осознание/различение им, что состояние, когда он имеет это нечто, куда привлекательнее, чем состояние без него. Почему? Потому что это нечто приближает его к состоянию счастья (реализация собственного предназначения, своих целей). Даже если оно приближает всего на маленький шажок – оно уже привлекательно.

2. Любая опора тверда тем, насколько она соответствует реальности, но также она может оказаться важнее или нет, безотносительно самой реальности, благодаря самооценке в обществе, целям и вере.

3. Управление и защита от управления извне собственных опор, в первую очередь связаны не с самими опорами и их твердостью, что конечно немаловажно, но с умением ими перебирать. Как бег – чем быстрее перебираешь ногами, тем в принципе, и быстрее бежишь. Конечно, важен еще упор, тонус мышц, размах скачка, само желание бежать, но это уже то, каков образец действия и условия бега. Определенно это перебирание опор связано с собственной скоростью и инерционностью внешнего мира.

Инерция позволяет делать одномоментно тверже то, что кажется вполне разряженным и неустойчивым, если воздействие растянуто во времени.

Так бегущий по воде кот, опираясь на воду и изначально являясь тяжелее её, все же за счет скорости не тонет. Коротковременность его опоры позволяет ему это. Вода, конечно, брызгается после его шагов, но уже по инерции, а для самого кота реализуется цель – достигнуть более твердой земли.

Значит, важна скорость воздействия, что еще?

Точность воздействия – любая структура колеблется и сама по себе есть набор волн, а значит, у неё есть и состояние резонанса – где она либо становиться разрушительной, либо выдает максимум своих возможностей.

Тут нам полезен афоризм Архимеда – «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю». Точность – это поиск таких резонансных состояний (и вхождение в них), когда необходимо минимальное по количеству приложение усилия, для достижения лучшего результата, а это выбор нужных связей состояний. По сути – это нахождение оптимального маршрута для достижения цели[40]. Узнать чего хочешь, понять, что тебе для этого нужно, отбросить все лишнее – и начать двигаться, пока не достигнешь. Не зря такие волевые решения называют целеустремленностью, и на них проявляется человеческий дух, как способность принимать и удерживать принятые решения.

Не стоит забывать и о последствиях.

Они, накапливаясь, в качестве опыта и результатов влияния управления человека на мир, влияют и на качество его опор. В какой-то мере прошлые достижения и цели формируют как ограничения, так и условия, с возможностями для дальнейшего роста.

Соответственно третий фактор – это отношение к грузу прошлого, ограничивающему (его же надо волочь с собой, т.е. быть «сволочью») возможность пользоваться чем-то из прошлого (обещаниям, не завершенным делам, мечтам болезненным переживаниям, самооценке, отказу верить в себя и т.п.). А также к тому, что забраковано, запрещено, очевидно, больно, «невозможно» и т.п. С этим необходимо разбираться, возвращая себе имеющуюся изначально гибкость и собственную охоту жить.

Совесть

Несение ответственности по результату достижения цели – это в первую очередь опыт понимания, насколько цель достигнутая была собственной, нужным образом повлияла на мир и не противоречила условиям выживания в нем.

Так, ухудшение ради своей цели чужих условий выживания (опор) в любой степени, как минимум порождает риск для обид, ненависти и мести, т.е. ухудшения в ответ собственного выживания (опор). Это происходит за счет той самой инерции и желания других восстановить справедливость и часто из-за отказа быть бережным к себе и другим. Именно к себе, в первую очередь, потому что прилетающее «после» по голове, как раз и будет тем знаком, что заранее о себе «в потом» не было подумано с заботой и бережностью. И, самое важное, что от этих «водных брызг» сегодня все меньше удается сбежать, потому что их отпечаток оставляет не только внутренний, но и большой внешний след.

Регулятором качества выбранных опор и целей, их безопасности и защиты от негативных последствий для выживания после достижения цели, а также во время и в момент выбора самой цели, кроме осознанности и готовности отвечать за это является внутреннее чувство, называемое совестью. Это определенно душевное качество, показывающее, на сколько средства достижения цели выбираются оправданно, а сама цель – своя. И это тоже инструмент работы с собою в процессе определения своих целей и способов их достижения.

 Совесть – это тоже контур сигнальной системы безопасности, чувство правильности своих действий влияющих на достижение душевной цели, защищающий нас, порой от нашей же собственной неосознанности и важная опора, помогающая избегать неполезных в обществе действий. Культура, использующая данный инструмент, однозначно повышает свое качество способности снимать социальное напряжение, в том числе заранее.

Хотим мы или не хотим, верим в неё или нет, но этот во многом душевный инструмент и опора, вполне способен помочь сделать наше выживание более счастливым, либо невыносимым – угрызениями совести довести нас до решения уйти из этой жизни, даже не достигнув цели либо достигнув, но чужой.

Вера

Первое, на что маленький человечек опирается в новом для себя мире – это «я сам», или вера в реальность самого себя. Это базовое условие жизни в этом мире – он принимает его, как место, в которое пришел с какой-то целью, а значит, это место может помочь ему эту цель достигнуть.

 Это решение – первая опора в его жизни. Так вера вообще, является инструментом управления, позволяющим опираться вообще. Если человек не верит в то, что знает и даже понимает, то он не может опираться даже на то, что реально, переводя себя в состояние сомнения, неуверенности. Именно этим опасна неуверенность в себе.

Далее идет процесс познания себя в мире, в обществах и вера в себя оформляется в виде ясного знания о себе, становится многосоставной опорой. А когда к этому абсолютному знанию примешиваются самооценки обществ то, вера также затрагивает и их. Это влечет за собой появление «веры в иллюзии самооценок», обладающих смыслом только в обществе.

Условия, которые не соответствуют реальности, но по каким-то смыслам обществ, являются важными для их существования, бывают совершенно несостоятельны в реальности. Они бывают мирами иллюзий, которые существуют в сознаниях людей благодаря совместным договорам, так использовать силу (например: деньги). Только соглашаясь «поверить в них» человек пропускается внутрь и может достигать там свои цели. Даже, если это повышает опасность для выживания, ведь порой иллюзорные замки становятся важнее самой жизни.

Резюме

Опоры – это умения человека, связанные с выживанием в этом мире. И в тоже время, это все образы и образцы, которые у человека есть. Но среди них есть такие, которые он определил для себя, как лучшие, победительные образы и сделал своими, а есть иные, которые тоже могут перебираться по необходимости, но лежат про запас и отмирают, если их долго не используют.

Взаимодействие с миром происходит путем проверки опор на прочность с единственной целью – выжить, устоять и достигнуть определенной цели[41]. Тогда управление и самоуправление человека зависит в первую очередь от того, как он занимается своим целеустроением – выстраивает цели, выявляет в них свои, а также как он умеет менять опоры, на которые опирается, достигая этих целей, т.е. менять свое состояние.

Умение не только ставить опоры, но и вовремя убирать их, чтобы не испытать боль от их исчезновения – это вопрос безопасности и бережности к себе. Это способ очищения от боли и переживаний, который стоит развивать как полезное умение, если вы просто хотите безопасно для себя и окружающих достигать своих целей и вообще их достигнуть.

Движение человека по миру происходит через смену состояний, подобно смене несущей частоты колебаний. Более высокочастотные имеют более короткие и быстрые цели и вписываются в низкочастотные. Соответственно никакая опора не может быть универсальной вообще, и все они зависят от целей и собственного состояния.

Состояние счастья тогда – это либо движение по опорам в направлении собственной цели (растет ощущение счастья), либо само достижение цели. Если цели не могут быть достигнуты прямо сейчас, они превращаются в мечты, а значит с ними тоже необходимо заниматься целеустроением (планированием пути их достижения) и снятием помех их достижению.

Мы увидели, что понятие «отношение» описывает тоже, что и «состояние». В частности отношение к чему-то – это наличие или отсутствие связи с этим. Разные состояния учитывают наличие и отсутствие разных связей.

Оценка – ценность и вес этих связей. Оценка выставляется образу (связи) такая, насколько эта связь значима для достижения своих целей и так мы управляем, создавая «сеть из графов с весами связей» внутри образа мира, по которому мы, воображая и представляя, водим образ себя, достигающего нужные нам цели перед тем, как сделать это в реальности.

Также оценку мы видим, как силу и знание о мире т.е. определенность чего-то самого по себе. Умение оценивать (путем сравнения), как и умение договариваться (путем создания связей) – это умения разного порядка, выстраивающиеся в общее дерево умений. Умение же убирать с оценок и отношений переживания делают их более безопасными и управляемыми.

Общая последовательность тогда, например, может быть такой: 1. Знание об опорах и перевод знания в понимание, как с ними работать. 2. Работа с целями, нахождение своих. 3. Управление движением по опорам. 4. Достижение цели, несение ответственности. Либо аналогом Полной Функции Управления (ПФУ) или иному варианту, как кому ближе описывать то, как он самоуправляется.

Добавим несколько примеров.

Айкидо или борцовые техники часто построены по принципу использования инерции атаки противника, а значит затрачивания минимума собственных сил и использование чужих опор в совокупности с переменой своих.

Кошка, падающая вниз, разворачивается оптимальным образом, опираясь на само движение.

Через это можно видеть, что наиболее эффективные опоры – это те, которые дают устойчивость через опору на само зародившееся движение. На самое подвижное и изменяемое, и текучее, из всего, на что человек способен опираться. Так тонкое правит плотным, так мысль воплощается в материю, становясь творчеством настоящего, а значит мир быстрых изменений – это мир мыслей и их «воплощателей» – творцов и мы сегодня все больше в него окунаемся.

Соответственно защита от управления – это умение снять значимость (плотность, напряжение) с опоры, в момент воздействия на неё. Как следствие, воздействующему потребуется еще больше «скорости», чтобы изменить направление воздействия т.к. это место стало еще менее плотным.

Пытающийся как-то воздействовать на такую изменяющуюся опору «проваливается», становясь по отношению к ней более плотным и его инерция – и есть та сила, которой можно управлять в достижении своих целей. Она может быть использована против него, либо ему просто будет позволено двигаться туда, куда он хочет («упасть» - ведь любая попытка кого-то уронить, порождается сначала в голове, принятием, что есть такое состояние «упал»). Защищающийся просто показывает, что данное воздействие к нему не относится. Это видно как в работе с телом, так аналогично и в работе с головой.

Любой диалог – это тоже взаимодействие опор и умение воздействовать или защищаться от воздействия извне.

В итоге, опору мы увидели, как образец, умение, как знание о себе, о мире, оценку, самооценку, связь, состояние, веру, и в том числе, как цель либо средство для достижения цели. В итоге, мы видим, что все эти понятия, как маленькие матрешки, вкладываются в одну самую большую – в образ.

 Чтобы чем-то управлять должен соблюдаться принцип – тонкое правит плотным, а значит сначала, должен быть создан плотный образ, через который и пойдет тонкое движение и этот плотный соответствующий реальности образ и есть наша опора.

Всего! 


[1] Например: http://www.rutraditions.ru/uchenie-mazykov.

[2] «Практическое изследование процесса приема и обработки информации», //www.razumei.ru/lib/article/968

[3] www.dotu.ru

[4] Огонь – горячо, жжется; громкий звук – опасность и т.п.

[5] Мышление рождается из разума, как средство управления образцами. Сам по себе образец – это набор жестко соединенных действий, похожих на логическую последовательность программного кода. Более детально разобрать это можно в книгах: «Мир Тропы. Очерки русской этнопсихологии» А.А. Шевцов (А.А. Андреев): и «Введение в самопознание» этого же автора.

[6]  Например, в детстве ребенок был обижен и на этой душевной боли принял решение – «вот вырасту и всем покажу». Сформировав этот образ, он вложил в него последовательность действий (сделал образец), как он будет в будущем поступать в похожих ситуациях. После, достаточно частичного подобия ситуации, чтобы применялся именно этот образец. Чем больше в нем боли и переживаний, тем меньше подобия необходимо и легче происходит «опускание шторок». Это та самая «тряпка для быка», которая многим мешает жить осознанно и делает их жизненные опоры неустойчивыми, поведение непредсказуемым для. В результате во множестве ситуаций, однозначно нейтральных, человек реагирует из своей боли и/или впадает в переживание, переставая адекватно воспринимать действительность.

[7] Библия.

[8] Афоризм Кузьмы Пруткова.

[9] Базовый тренинг по работе с собой «Кресение», http://www.slps.ru/directions/soul/kresenie.html

[10] «Тонкое правит плотным». В данном случае плотность – это напряжение. Человеком можно управлять через его напряжения (напряги, то, что его парит), путем обращения, когда надо, на это его внимание.

[11] Человек катался на катке и потерял равновесие, но вместо того, чтобы упасть, что было бы менее разрушительно, он попытался, напрягая ноги, удержать равновесие и сделав себя еще более жестким, в итоге потянул связки или что-то сломал. В данном случае «фильтром» принятия безопасного решения может служить много разных причин. Например: прошлый болезненный опыт падений; страх упасть вновь; неумение падать; присутствие «факторов», перед которыми падение будет «считаться» более разрушительным (друг, начальник, люди вокруг, которые засмеют и т.п.).

[12] «Не лезь дальше»; «не влезай – убьет»; «без лишних размышлений здесь»; «дальше жизни нет»; «хуже не бывает»; «по-другому жить нельзя» и т.п.  

[13] Если для них такие очевидности (в большинстве запреты) убрать, наступит анархия «вседозволенности», потому что они ко всему вокруг предпочтут относиться разрушительно, как так и не выросшие дети. Разрушение – это первое и самое простое из способов познания, что применяет ребенок, но потом нормальный ребенок вырастает и стремится учиться созидать, договариваться и нести ответственность.

[14] Мир компьютерной игры, социальной сети, любимого человека, семьи, мечты, какого-то состояния и т.п.

[15] Например: вам охота купить игрушку, но у вас нет денег. Однако у вас есть родитель, который может помочь. В данной ситуации он и может стать таковой опорой для достижения цели купить игрушку.

[16] Например: девушка решила, что её макияж должен быть такой же, как в рекламе, ведь тогда все мужчины – её (так там говорят!). Поэтому, она решила, что это поможет улучшить её выживание, т.к. общество в виде образа в рекламе предлагает этот победительный шаблон, на который другие в этом обществе предполагается, что будут реагировать как ей нужно. Так выстраивается форма взаимоотношений в обществе, где задаются стандарты мод, законов и т.п., делая взаимоотношения более прогнозируемыми. В результате формируется образ «общественного поведения» (как себя культурно вести), «правильного поведения» (как вести себя по правилам), «общественного мышления» (какие образы делать победительными и какие применять автоматически) и т.п.

[17] Тренинг «Мужчина и женщина»: http://www.slps.ru/directions/soul/man-and-woman.html , а также тренинги: «Семья»: http://www.slps.ru/directions/soul/semja.html и «Работа»: http://www.slps.ru/directions/soul/rabota.html

[18] «Магия и культура в науке управления», А. Андреев, Изд.: Тропа Троянова, Серия: Мир тропы, ISBN 5-89798-010-1; 2000 г.

[19] Это можно увидеть с помощью Полной Функции Управления (ПФУ) ДОТУ, а также разобрано в статье «Ты правишь и тобой правят», //www.razumei.ru/lib/article/497.

[20] Оно может идти и иначе – «стихиально», но этот вопрос не рассматривается в рамках статьи.

[21]В обществе потребления – это усредненный потребитель, воздействие рекламы на которого, сравни прямому приказу покупать нечто, в чем он в принципе не нуждается. Реклама действует не обосновывая, а убеждая, и человек стремиться к предлагаемому ею состоянию, потому что оно показано, как выгодное состояние для его образа себя и достигаемых целей.

Почему? Потому что убеждение – это инструмент управления и победы одного образа над другим, через воздействие на опоры. В примере с рекламой – это инструмент, говорящий, что образ человека без продукта/услуги хуже, чем образ человека его/её имеющего. И когда человек соглашается (ведется на образ себя с услугой, примеряя её на себя, как образ актера из рекламы) – он покупает ожидание более счастливого состояния себя с услугой или товаром, но при этом реализуя и чужую цель (и возможно даже не достигая желаемого).

Хотя изначально-то он шел в магазин только за молоком (за своей целью), а в результате купил банные тапочки, веник и унитаз. Хлопанье себя по лубу и вопрошание – «нафига оно мне» после покупки – уже не поможет. Однако, даже это может навести на ответ, «почему это меня задевало» и в результате понять на какие «напряги внутри себя» он был пойман.

[22] «Мы же с вами умные люди, а умные люди соглашаются на кредит», – это пример манипуляции, воздействием на опору. Первая часть предлагают быть умными людьми, а чтобы таким посчитали надо выполнить условие – взять кредит, иначе будет удар по опоре «я умный»; «Ты что, не мужик? Все мужики делают … (нужное подставить)» и т.п.

[23] Почему война часто становится жестокой и бескомпромиссной? Снимаются ограничители и напряжения, обиды более не сдерживаются – наоборот им дается прямой и понятный выход – «на врага». Так же с понятием – «внешний враг» – так снимается социальное напряжение внутри общества, концентрируя человеческие переживания на нечто внешнее.

[24] «Реваншизм» Германии, основанный на чувстве коллективной общественной несправедливости, которой, как переживанием, оказалось, достаточно просто управлять, задав ей вполне ясное направление для способа восстановления справедливости, выплескивания обид, ненависти и мести в «разрешенное направление».

[25] «Каждый в меру своего понимания (не знания, а именно понимания) работает на себя, а в меру непонимания на того, кто знает и понимает больше».

[26] Представьте, например, насколько фундаментален будет удар по опоре – потере ценности доллара для всего мира, привыкшего считать его за опору и связывающего с его образом мечты множества людей, их желаний и жизненных ориентиров? Потом, конечно, придет на его замену нечто другое, но за это время на ощущении «страха падения» можно будет из людей выторговать очень многое, на что до этого они бы никогда не согласились.

[27] Ведь правду говорят, что великим становятся не те, кто всегда побеждает, а те, кто находят в себе силы упав, преодолеть страх падения вновь, продолжать подниматься и подниматься. Убирание страха упасть – это первое чему учатся при катании на велосипеде, роликах и т.п. Уметь правильно «падать» в жизни, нанося себе минимум урона и не давая другим воспользоваться падением – это определенно полезное умение.

[28] «Самооценка» интенсив-тренинг: http://www.slps.ru/programs/oneday/xoroshaja-devochka-xoroshij-mal-chik-mexanizm-upravlenija.html

[29] «Магия и культура в науке управления», А. Андреев, Изд.: Тропа Троянова, Серия: Мир тропы, ISBN 5-89798-010-1; 2000 г.

[30] «Магия и культура в науке управления», А. Андреев, Изд.: Тропа Троянова, Серия: Мир тропы, ISBN 5-89798-010-1; 2000 г.

[31] «Сначала учат, если не учится – лечат, если не лечится – мочат». – Радислав Гандапас, «Харизма для лидера в бизнесе», видеокурс.

[32]Человек умеет делать самолеты. Но в Гималаях не нужны самолеты, да и запрос такого человека на заработную плату слишком высок. Или человек единственный кто их умеет делать, а летать хотят все – тогда он золотой специалист. Это показательно как общество выстраивает спрос на опоры, через другие опоры, которые более устойчивы. Такая опора, как деньги, тоже являющийся силой, но куда мощнее, потому что о ней большинство «договорилось», и поэтому она более устойчива. И она конвертируется во много разных других умений.

Она более ценна, чем просто опора «умение делать самолеты». Получается такая пирамида опор, вернее дерево опор, ведь пирамида получается перевернутая. На деньги можно купить хлеб, самолеты, и множество разных состояний, а на второе – только делать самолеты, т.е. одно состояние. Главное тут то, что о виде опоры «деньги», как о ценности и условиях их взаимодействия все договорились примерно-однозначно, что делает эту опору более предсказуемой, а значит очевидной, потому что она поддерживается большим количеством готовых на неё опираться. Это что-то вроде коллективной поруки – чем больше людей верят во что-то, тем больше это кажется им реальностью. И даже если это не так, их вера это делает реальным, т.к. они используют эту опору для своих задач выживания и достижения целей.

[33]Пример: в состоянии аффекта невозможно заставить человека решать логарифмические уравнения. Если у него еще в руках нож – то не стоит даже об этом и думать. В тоже время трезвого рассудительного человека не поднимешь на баррикады прямо сейчас, т.к. ему потребуется уйма причин ради этого шага, которые он будет очень долго обдумывать.

[34]Падение цены на нефть на 1 доллар – само по себе факт. За минуту или за год – контекст, выводящий человека в разные состояния, а если это состояние еще и привязано к выживанию – «если он упадет с 100 до 95 – то я буду голодать», то падение в 1 доллар за минуту воспламенит землю под ногами. А добавьте «страх» из разных прогнозов будущего, типа «если 2 раза упал на 1 доллар, то…», добавьте «кризис в еврозоне…», а еще… «если кризис затянулся, то он однозначно… захихикает». Состояние изменилось?

[35]«Достаточно Общая Теория Управления», http://dotu.ru/2004/06/23/20040623-dotu_red-2004/ раздел 13: Процессы в суперсистемах, а именно три вида алгоритмов выработки управляющего решения (поведения).

[36] Тренинг «Свободное движение», http://www.slps.ru/directions/bodywork/motion.html.

[37] Тренинг «Сдержанность»: http://www.slps.ru/directions/soul/upravlenie-sderzhannost-ju.html

[38] Льюис Кэрролл устами Алисы в Стране чудес по этому поводу сказал: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!».

[39] «Магия и культура в науке управления», А. Андреев, Изд.: Тропа Троянова, Серия: Мир тропы, ISBN 5-89798-010-1; 2000 г.

[40] Тренинг «Предназначение», http://www.slps.ru/directions/soul/destination.html

[41]Здесь уместно напомнить одну из историй, случившихся с Ходжей Нассредином:

 Перевозя некого ученого через бурную реку, Насреддин сказал что-то грамматически неправильное.

– Разве ты никогда не изучал грамматику? – спросил учёный.

– Нет.

– Значит, ты потерял полжизни.

Через несколько минут Насреддин обратился к своему пассажиру:

– Учился ли ты когда-нибудь плавать?

– Нет, а что?

– Значит, ты потерял всю жизнь – мы тонем!

Источник

12345  4.75 / 8 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лента

Тандем Поколений
Видео| позавчера 23:19
Сакральность власти
Видео| позавчера 22:38
Новая Ялта – 2020.
Статья| 2020-07-03 08:27
Баба Яга против. А вы?
Статья| 2020-06-22 22:40

Двигатель

Опрос

Проголосуете ли вы за внесение правок в Конституцию РФ 22 апреля?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

Русь
1120

 


© 2010-2020 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.