Зарегистрироваться
07.12.19

Двигатель

Ошибка в коде. Глава 6. Информационный накопитель

2019-11-27 21:21 | Денис Ленский |Денис Ленский | 387 | 0

Действие даже самого крохотного существа приводит к изменениям во всей вселенной. 
Никола Тесла 

Обратно в Ленинград, из своей командировки в Казахстан, Программист вернулся в пятницу вечером. Брата дома, как обычно, не оказалось. Хронически пустой холодильник и в этот раз не порадовал ничем, кроме двух бутылок кефира, звякнувших из распахнутой дверцы. Кефир, судя по дате на зелёной крышечке, был позавчерашний – значит Полуэкт снова не ночевал дома. Есть было нечего, бежать в гастроном не хотелось, в холостяцкой квартире было пусто и одиноко. Программист тяжело вздохнул и заказал Подмосковье.

Дожидаясь звонка телефонистки, он на всякий случай проверил все кухонные шкафы на предмет съестного. Не было даже печенья. Нашлась только чёрствая корочка батона, слегка покрытая плесенью. Он обрезал плесень, и кусок сухого батона стал походить на пемзу. Грызя сухарь и запивая его холодным кефиром, он вспоминал замечательный борщ, который умеет варить его будущая жена.

Наконец раздался длинный междугородний звонок и дежурная телефонистка, выдав скороговоркой шаблонную фразу, соединила его с Полиной.

Они болтали обо всём и ни о чём, как обычно бывает с влюблёнными людьми, живущими в разных городах. Такой образ жизни, тянущийся уже около двух лет, давно перестал устраивать из обоих, и они решили в следующем году узаконить свои отношения. Полина должна была переехать жить к мужу в Ленинград. Её смущало только оно: как к их решению отнесётся Полуэкт, с которым Полина была знакома только заочно.

– Полуэкт очень ждёт твоего приезда, – уверял её Программист. – Знаешь что он говорит? Во-первых, говорит, хозяйки в доме явно не хватает. Но главное, что ты, говорит, переключишь своё внимания с Пола на Полину – и будет всем счастье. Так что он ожидает твоего приезда не меньше, чем я. И при этом он ещё ни разу не пробовал твоих коронных пирожков!

Полина засмеялась.

– А как его новая знакомая? – спросила она. – Хеленка, кажется?

– Да, Хеленка. Но она вовсе не новая знакомая – они проучились вместе четыре года.

– Но ведь встречаться они стали только сейчас?

– Да, после колхоза. Я стал замечать, что парня, словно подменили.

– Ны не находишь, что это похоже на нас с тобой?

– Ну, да, похоже, – согласился Программист.

С Полиной он был знаком давно, ещё со времён его работы в китежградском «Руслане», но в те времена их знакомство было поверхностным. Они работали в разных отделах, веселились в кругу общих знакомых, не обращая друг на друга особого внимания и после развала ГИТИКа разъехались по разным городам.

Но спустя много лет, они снова встретились, и это произошло в снова Китеже, на юбилее их бывшей коллеги, Стеллочке. Так получилось, что эта случайная встреча стала началом нового этапа их отношений – любовь накрыла их обоих.

– А почему ты интересуешься Хеленкой? – спросил Программист.

– Да так, просто…– замялась Полина.

– Нет, не просто. Я же чувствую. Рассказывай давай, – сказал Программист.

– Да нечего рассказывать, отстань.

– Давай-давай, я жду, – не отставал Программист.

– Это всё Стеллочкины штучки, – сдалась Полина. – Ты же знаешь пифию – одни намёки, полунамёки и ничего конкретного. Вчера вдруг звонит, заявляет: мне, говорит, приснились три свадьбы и одни похороны. Я спрашиваю: что за похороны? Не знаю, говорит. А что за свадьбы? Молчит, смеётся. Ну, про одну свадьбу всё понятно, а у кого еще две?

– Интересно… – задумался Программист. – Кстати, у меня недавно родилась шальная мысль – познакомить Стеллу с Никитосом. А вдруг?..

– Что вдруг?

– Не знаю… Просто подумалось... А что ещё говорит пифия?

– Да ничего конкретного. Я же говорю: спрашивала меня только про Полуэкта, и на каком он курсе учится.

– А про газету ничего не спрашивала?

– Нет. Про газету не спрашивала, но ни с того ни с сего вдруг вспомнила про детскую игру «камень, ножницы, бумага». Знаешь такую игру?

– Знаю… К чему бы это? М-да… Стеллочка в своём репертуаре. Что ещё?

– Вроде больше ничего особенного. Понесла потом всякую ерунду про созвездие Водолея, про «мёртвую» и «живую» воду. Я не поняла. Да и она, похоже, сама не понимает…

– Интересно...

Попрощавшись с Полиной, Программист в глубокой задумчивости допил свой кефир и завалился спать.

Студент явился рано утром в прекрасном расположении духа и устроил брату бурный подъём. Не дожидаясь, пока Программист начнёт расспросы, Студент, немного путаясь в деталях, стал ему объяснять, что вчера задержался на репетиции институтского ВИА и остался ночевать в общаге на Васильевском острове у знакомых чуваков. Но не у тех чуваков, у которых он ночевал позавчера, а у других, которых Программист не знает. Вконец запутавшись со своими новыми и старыми «знакомыми чуваками», Студент поспешил перевести разговор на другую тему. Напомнив брату, что сегодня к ним должны прийти Журналист и Психолог, он намекнул, что было бы неплохо перед приходом гостей сделать небольшую уборку. Завершив утренний отчёт сообщением о том, что их семейный бюджет исчерпан, холодильник пуст, а стипендию им ещё не дали, он принял от ворчащего брата три рубля и умчался в ближайший гастроном за продуктами. Программист едва успел умыться и только начал прибираться в их скромном холостяцком жилище, как Студент уже прилетел из магазина.

– Масла нет. За колбасой очередь. Я стоять не стал. Вот, купил пива Никитосу, – отрапортовал он, извлекая из авоськи две бутылки «Жигулёвского», – мы ему давно обещали. Вяленой рыбы нет, зато есть «бычки в томате» и «заморская икра», – весело сказал Студент, выкладывая на стол банки с консервами и батон. – Алекс, а когда же мы наконец мужикам зеркало покажем?

Бывшие руслановские коллеги, работающие на Байконуре, поделились с Программистом несколькими магическими заклинаниями подходящими для нынешней версии Зазеркалья. Эти заклинания, которые на сленге М-волновых программистов назывались «фонетическими прошивками» или просто «фоновками», могли превращать магическое зеркало в демонстрационный экран, наподобие школьной доски. Однако, чтобы прошить «чипстоун» нужно было не только поколдовать над камнем, но и хоть самую малость попрактиковаться с Зеркалом, а времени на всё это у Программиста, как обычно, не хватало.

– Вообще-то, я хотел дождаться Михалыча…

– Михалыча?! – обрадовался Студент. – Он что, собирается в Питер? А когда? Надолго?

– В конце ноября. У него намечается командировка в Питер, и он обещал на пару дней остановиться у нас. Пустим?

– Круто-о-о! Конечно пустим! Я на раскладушке перекантуюсь.

– Вот и отлично. А я к этому времени не спеша подготовлю новую прошивку для «чипстоуна», а когда приедет Михалыч, соберём консилиум и попробуем все вместе разгадать загадку с газетой.

– Ну ни фига себе! У него есть новая прошивка, а он молчит?! Давай прямо сегодня испытаем, а? – Студент, как маленький ребёнок, которому неосторожно пообещали купить новую игрушку, а потом вдруг решили сделать это в следующем году, стал заглядывать брату в глаза. – А про газету можно им пока не рассказывать. Ну давай, а?

Программист, подумав немного, согласился.

– Ну что же, попробовать можно. Посмотрим, что из этого получится. Ты давай, заканчивай тут с уборкой, а я пойду пока поколдую с Зеркалом, – ответил Программист и отправился в «читальню».

Журналист на своей «ласточке» – так он называл свою «двадцать первую» «Волгу», заехал через арку во двор и посигналил, остановившись прямо под окнами ковалёвской квартиры.

Программист выглянул в окно.

Из «ласточки» выскочила девица в коротком красном полупальто, небольшой ярко-жёлтой шапочке и модных сапогах-чулках. Девица стала оглядываться по сторонам, а Журналист, вертя своей лысиной, делал широкие размашистые движения руками, о чём-то оживлённо ей рассказывая. Девица то и дело хохотала, складываясь пополам. Рукой в длинной блестящей перчатке она придерживала свою шапочку, чтобы та не свалилась. Заметив в окне Программиста, Журналист развернул девицу в его сторону и стал кивать на окна ковалёвской квартиры. Девица, сообразив куда именно нужно смотреть, стала радостно подпрыгивать и хлопать в ладоши.

Из подъезда напротив вышел Фагот. Увидев Журналиста, он быстрым шагом направился к нему через весь двор. Обменявшись быстрыми рукопожатиями, они принялись о чем-то беседовать. Фагот театрально поклонился и пожал девице руку.

– Полуэкт, не знаешь кто это? – спросил Программист.

Студент выглянул в окно.

– Впервые вижу. Судя по всему, очередная никитосовская стюардесса. Или аспирантка. Или модельерша. Слушай… а может это та самая литературная редакторша, о которой он нам рассказывал?

– Этого ещё нам только не хватало, – вздохнул Программист.

– Нет, это не редакторша, – продолжал вслух рассуждать Студент. – У редакторши, помнится, какие-то особо выдающиеся формы, а эта такая... худосочная.

– Ну ты прямо-таки стал специалистом по женским формам? Как там твоя Хеленка поживает? – спросил Программист.

– Поживает, а что? – насторожился Студент.

– Как ей у нас, на Рубинштейна, понравилось? – мимоходом спросил Программист. Краем глаза он заметил, как младший брат, прекратив вытирать пыль с серванта, замер от неожиданности.

– Откуда знаешь, что она была на Рубинштейна? – удивлённо спросил Студент. – Зеркало настучало?

Программист усмехнулся.

– Нет. Интуиция подсказала. Ладно, ладно, расслабься, нормально всё. Вы главное учёбу не запускайте, ну и голову не теряйте. Пригодится.

Студент ничего не успел ответить – в квартиру позвонили, и он убежал открывать дверь. Журналист зашёл в прихожую один.

– А где твоя дама? – спросил Программист, здороваясь с приятелем.

– Дама? – удивился Журналист. – А-а-а, эта… – он пренебрежительно махнул рукой. – Я её сплавил Фаготу. У него сегодня в гостях Гребенщиков со своим «Аквариумом». Пускай поныряет.

Программист рассмеялся.

– Кстати, ты мне сейчас подкинул неплохую идею насчёт аквариума, – загадочно сказал он.

– Ты о чём? – не понял Журналист.

– Ни о чём. Я тут над одной программой работаю… Потом как-нибудь расскажу… – Программист быстро перевёл разговор на другую тему. – Так это и есть твой литературный редактор? – иронично поинтересовался он.

– Какой редактор? – снова удивился Журналист. Поняв о ком идёт речь, он рассмеялся: – Нет, это не редактор. Это Ивонна Андерс – дочь дипломата из Швеции. Кстати, училась в одном колледже с блондинкой из «Аббы». Во всяком случае, она так утверждает.

– Где ты их берёшь, Никитос?

– Ой, я вас умоляю, Ковалёв! Они, как грибы после дождя, сами откуда-то берутся.

– Интересное сравнение, Никитос. Стало быть ты грибник? – Программист иронично взглянул на приятеля.

– Ну грибы-ягоды – какая разница? – пожал плечами Журналист. – «Любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь...», – пропел он своим приятным баритоном.

– Понятно, влюбился.

– Кто влюбился? Я влюбился? В кого влюбился? В неё? – Журналист захохотал. – Ковалёв, это не мой фасон. Она какая-то шебутная, с прибабахом.

– Это кто тут у нас с прибабахом? – спросил Психолог, входя в комнату. За ним, радостно улыбаясь, следовал Студент с каким-то бумажным свёртком. – Прошу простить за опоздание, – вежливо поклонился Психолог, пожимая приятелям руки. – Троицкий на ремонте, пришлось ехать в объезд.

– Как аппарат? – поинтересовался Программист. Психолог, купил недавно «вторую» модель «Жигулей» и в его ранее беззаботной «пешеходной» жизни начался новый этап.

– Машинка, конечно, классная, но вы представляете, коллеги... – Психолог повесил плащ на вешалку в прихожей, – раньше, когда не было машины, я каким-то образом умудрялся везде успевать. А теперь, когда у меня появился этот замечательный автомобиль, я стал везде опаздывать. Вероятно, потому что мест, куда нужно успеть, теперь стало намного больше. Во всяком случае, список этих мест растёт быстрее, чем я успеваю прокладывать новые маршруты, – признался он.

– А что, старший диспетчер ЦУПа таки не позволяет «кандидату психических наук» совершать «холостой» пробег? – подмигнул приятелю Журналист.

Психолог стал озираться в поисках мячика и Программисту срочно пришлось вмешаться.

– А вы можете себе представить, что автомобильный маршрут можно будет прокладывать через спутник? – спросил он, уводя разговор из опасного русла.

– Как это? – удивился Психолог.

– Представь такую спутниковую систему, которая прямо из автомобиля будет определять, что на Троицком мосту идёт ремонт.

– Сказки, – махнул рукой Журналист. – Ты такой же сказочник, как Ивонна Андерс.

– Никакие не сказки. Мало того, эта спутниковая система сможет сама прокладывать оптимальный маршрут в объезд. Система называется «предиктор-корректор».

– Опять выражаешься? – весело спросил Журналист.

– Через спутник вряд ли, – тоном знатока произнёс Студент. – Хотя… Если над Питером запустить дирижабль с телекамерой и радиорелейкой, а на крышу машины присобачить локатор, то в принципе… Нет, вряд ли. Это скорее из серии научной фантастики.

– Ну да, с локатором на крыше ты, пожалуй поторопился, Полуэкт, – сказал Психолог. – А кто это – Ивонна Андерс, коллега? – поинтересовался он у Программиста.

– Это новая пассия нашего Никитоса, – ответил Программист. – А что это у тебя, Полуэкт? – спросил он, указывая на бумажный свёрток, который прижимал к груди Студент.

– Это Захар притащил котлеты от Марины, – гордо сказал Студент. – Святая женщина. Марина-Спасительница!

Психолог улыбнулся.

– Она будет польщена твоим комплиментом, Полуэкт. Там, кстати, должна ещё быть баночка с малиновым вареньем. – Психолог повернулся к Журналисту. – Ну-с, так почему же твоя новая пассия с прибабахом? Ты сам проводил психологическое тестирование, коллега? – иронично поинтересовался он. – Где же она?

– Я отправил её в свободное плавание. Да бог с ней, с пассией, – пренебрежительно махнул рукой Журналист. – Полуэкт, держи, я тоже не с пустыми руками, – сказал он протягивая Студенту новенький пакет с надписью «Marlboro».

– Ну вы прямо с подарками, как на день рождения. А там что? – поинтересовался Программист.

– Ты, наверное, Ковалёв, ни разу не удивишься, если я скажу, что коньяк там отсутствует? Там баночка красной икры. Тётя Эмма с Сахалина метнула. Там есть палочка сухой колбасы и пачка масла – знакомая продавщица подбросила. Кстати, говорит, что масло после ноябрьских будет дорожать. Оракулирую, говорит, – подмигнул Психологу Журналист.

– Отлично. В смысле, плохо, что масло будет дорожать, но хорошо, что мы его сейчас будем есть. Красную икру и колбасу давайте оставим к новогоднему столу, а сейчас просто позавтракаем сидоренковскими котлетами и бутербродами с икрой баклажанной. Полуэкт, будь другом, организуй нам чайку, а я пока мужикам новые прибамбасы для нашего малыша покажу. Если интересно, конечно.

Студент послушно отправился на кухню, а Программист потащил друзей в свою комнату, чтобы похвастаться «прибамбасами» – свежими программами для своего Синклера.

Перебирая сопли проводов, соединяющих небольшую клавиатуру, полуразобранный переносной телевизор «Юность» и видавший виды старенький кассетный магнитофон «Весна», Программист возбуждённо делился с друзьями последними новостями из области цифровых технологий.

Рассказы о быстрых процессорах и крошечных микросхемах Психолог слушал с неподдельным интересом, а Журналист, время от времени кивая головой и придавая лицу умный вид, с трудом подавлял зевоту. В конце концов он не выдержал.

– Всё это безумно интересно и познавательно, но мне больше всего на свете хочется узнать: вот эта ваша очередная халабуда, – он кивнул на кучу деталей с проводами, – способна хоть на что-нибудь, кроме сбора пыли?

– Да она много на что способна, Никитос, – стал уверять его Программист. – Всё зависит от тех программ, которые находятся у Синклера в памяти. Сейчас я попробую вам кое-что продемонстрировать.

Пока Программист, проклиная всё на свете, пытался загрузить в свой Синклер программу с кассетника, Журналист вообще потерял интерес к процессу. Он взял со стола журнал «Радио» и, усевшись к окну, с умным видом принялся его перелистывать. Через некоторое время, не найдя ничего для себя интересного, капризным тоном изнывающего от скуки ребёнка он затянулон :

– Ну что там у тебя-я-я, Ковал-ё-ё-ёв?

– Да сейчас я. Потерпи, Никитос. Понимаешь, руки не доходят приспособить к Синклеру более-менее приличный кассетник – такой, чтобы хоть плёнки не жевал.

– В чём проблема? Тебе достать японский магнитофон? Или нормальные кассеты?

– Нет, дело не в кассетах. Да и дорогой магнитофон ни к чему. Для загрузки программ, в принципе, сгодится и этот… Времени не хватает. И на Полуэкта надежды мало, особенно сейчас... Ну, слава Богу, загрузился, родимый. – На экране «Юности» появилась программная заставка и Программист с облегчением вздохнул. – Чем же вас удивить?Разного рода служебные программы, которые нахваливал Программист, Журналиста совершенно не впечатлили. А когда Программист стал демонстрировать возможности текстового редактора, его приятель оживился.

– Класс! Вот это вещь! Вот это я понимаю! – цокал языком Журналист, потирая руки от удовольствия, когда Программист показал, как с помощью нескольких кнопок на клавиатуре можно быстро размножить однажды введённый текст. – Никакая секретарша не нужна. Вернее, шустрая секретарша никогда не помешает... Но как здорово, что текст можно копировать без неё, и даже без копирки!

– Это ещё не всё, Никитос, – продолжал удивлять приятеля Программист. – Если ты ошибся, – допустим, сделал опечатку, то ты запросто можешь вернуться назад, чтобы её исправить.

– Так, погоди-погоди… А что, программа сама исправлять не умеет? – немного разочарованно спросил Журналист.

Психолог, наблюдавший всё это со стороны, покачал головой.

– Однако, у вас и запросы, коллега. Может ты хочешь, чтобы электронная машина за тебя и статьи сочиняла?

– Я думаю, что мысленный ввод текста и автоматическое исправление ошибок, это вопрос ближайшего времени, – загадочно улыбнулся Программист. – М-волновой интеллектор пока не избретён, но процесс уже запущен.

– Офигительный процесс! – Журналист, потыкав кнопки на клавиатуре, одобрительно вытянул большой палец вверх. – Должен сказать, что печатать на твоём Синклере удобнее, чем на моей «Ятрани». Только почему на этих мягких и бесшумных клавишах нет русских букв? Бумажные наклейки портят весь вид. Не эстетично.

– Зато дёшево, надежно и практично, – попытался пошутить Программист. А затем, вздохнув, добавил: – Я бы тоже хотел это знать, Никитос, – почему не выпускают русскоязычную клавиатуру? Видимо, в какой-то момент мы где-то что-то упустили и Запад нас опередил. С одной стороны – обидно, но с другой – не смертельно.

Журналист задумался.

– Слушай, Ковалёв, неужели эта замечательная программа записана на обычной магнитофонной кассете?

– Да, на кассете. Но кассетный магнитофон – это уже вчерашний день, Никитос. Нынче для чтения и записи программ используют специальные приводы для дискет.

– А это что это за хренотень?

– Это такая штуковина для чтения и записи гибких пятидюймовых дисков, накопитель информации для Синклера.

– А-а-а, вспомнил, ты что-то такое говорил...

– Да, мне казахские друзья обещали достать, – сказал Программист.

– Слушай, Ковалёв, а что за диски? – вдруг оживился Журналист.

– Небось, студию звукозаписи уже задумал организовать? – поинтересовался Психолог.

– Как угадал?

– А то мы тебя не знаем! – рассмеялся Психолог. – Помнишь, Лёха, как этого деятеля чуть из школы не попёрли за джаз на рентгеновских снимках?

– Помню, – улыбнулся Программист. – Нет, Никитос, тут другой принцип записи. Это такие специальные тонкие гибкие диски в конвертиках, чуть поменьше, чем пластинки в «Кругозоре». Погодите, мужики, у меня на этой кассете есть игры. Вот глядите.

Программист показал друзьям несколько новых синклеровских игр-головоломок. Журналисту игры не понравились, и он отправился на балкон курить. Программист, показав Психологу, как самостоятельно загружать игры, вышел на балкон к Журналисту.

– Старик, запиши мне на бумажке, как правильно называется та штуковина для твоего Синклера. Размер, модель, сколько дюймов.

– Ты про привод? – спросил Программист. – Флоппи-драйв по-английски. Накопитель информации на гибких магнитных дисках. Пятидюймовый. На сленге – «флоповод» или «флоппик».

– Запиши-запиши. Есть у меня один знакомый москвич. И чёрта из-под земли достать может.

– Не в этом дело, Никитос. У меня в Москве тоже есть знакомый. Между прочим, маг...

– Универ? – спросил Журналист, затягиваясь.

– Что? – не понял Программист.

– Ну, приятеля твоего, часом, не Универом зовут?

– При чём тут Универ? – недоумевал Программист. – Виктором его зовут. Виктор Михайлович Светлов – мой старый институтский приятель. Приедет скоро Михалыч, познакомлю.

– Эх ты, Ковалёв. Не смотрел что ли фильм? Универ – это имя одного персонажа. Он был магом. Игра слов такая: Универ – маг и волшебник.

– Теперь понял, – улыбнулся Программист. – К сожалению, не все маги, даже такого ранга, как Михалыч, способны достать накопитель. Даже в столице это дефицит. Слушай, Никитос… – Программист замялся, – а эта… ну, эта, дочь дипломата, – он кивнул в сторону дома напротив. – Может быть она сможет помочь? В Швеции наверняка с этим делом попроще...

Журналист расхохотался.

– Ты чего? – удивлённо спросил Программист.

– Старик, боюсь, что всё это – не более, чем девичьи мечты. Вернее, понты.

– Ты хочешь сказать, что твоя знакомая…

– Я хочу сказать, что очень сомневаюсь, что Ивонна Андерс – дочь дипломата из Швеции. Завтра она может неожиданно оказаться вдовой миллионера из Оклахомы, приехавшей навестить своего отца, который, не дождавшись её приезда, неожиданно умер, оставив единственную дочь без средств для существования. И ей нужно где-то пожить, пока их семейный адвокат, живущий в Тегусигальпе, через консульство Гватемалы не передаст ей пару тысяч баксов. Боюсь, что всю эту легенду про Швецию, АББУ и папу-дипломата она сама и придумала. Так что на эту девицу надежды мало, – сказал Журналист, вытирая, выступившие от смеха, слёзы.

Программист сник. Журналист похлопал приятеля по плечу.

– Старик, я не обещаю, но таки попробую достать тебе эту пятидюймовую штуковину. Напиши мне обязательно на бумажке, а то я забуду. Есть более надёжные люди, чем дочери дипломатов.

– Никитос… – замялся Программист. – Получается, что я тебя напрягаю?

Журналист расхохотался.

– Да ты что, старик? Я же тебя сто сорок восемь лет знаю!

Вернувшись в комнату, приятели увидели неожиданную картину.

Психолог, блестя очками, сидел перед телевизионным экраном и, высунув от напряжённого внимания язык, жал кнопки на клавиатуре. Действие, происходящее на экране его настолько увлекло, что он даже не повернул голову, когда открылась балконная дверь.

– Псих, что с тобой? – удивлённо воскликнул Журналист.

– Не мешай, – отрешённым голосом сказал Психолог, продолжая судорожно тыкать пальцем в клавиатуру. – Ну вот… Из-за тебя жизнь потерял! Леший!

– Успокойся, Псих, – рассмеялся Журналист. – Эк вас распёрло, коллега! Что тут у тебя случилось? – Он склонился над столом и задышал приятелю в затылок.

– Не видишь? Дом строю. А эти гаврики всё время мне мешают. И ты ещё лезешь. Накурился, как паук. – Психолог недовольно поморщился от табачного аромата.

Журналист отодвинулся.

– Подумаешь. Смотри-смотри, сейчас этот с лопатой снова яму выроет! Обходи его! Прыгай! Прыгай, я тебе говорю! Эх ты, строитель хренов… Слушай, Псих, оставь ты работягу в покое, пусть сгоняет за пивом и расслабится, – посоветовал Журналист. Взглянув на улыбающегося до ушей Программиста, он спросил: – В чём смысл игры, Ковалёв?

– Нужно построить дом. Вот этот человечек, который таскает кирпичи, он и есть главный строитель. Захарий им управляет. А злые гаврики ему всё время мешают. Там на следующем уровне появится ещё один амбал, который будет рушить стены и разбрасывать кирпичи. С ним трудней всего справится.

– Я до него однажды уже дошёл. Хитрый, гад. Ну, ничего, мы тоже не лыком шиты. Я знаю теперь, как его изолировать, – сказал Психолог. – Жаль, жизнь потерял…

В комнату заглянул Студент.

– Как успехи? – поинтересовался он.

– Захарий жизнь потерял, – подмигнул брату Программист.

– Ясно. В следующий раз ты закрой дверь на втором этаже, он оттуда не выскочит.

– Я так и думал! – обрадовался Психолог.

– Пошли на кухню, мужики, – сказал Студент. – У меня всё готово. Очень жр… кушать хочется.

Из всех комнат квартиры на улице Рубинштейна, кухня была самым тесным её помещением, и вовсе не по причине своей маленькой площади. Наоборот, её метраж вызывал зависть у всех ковалёвских знакомых. Просто кухня была буквально завалена старой мебелью, перекочевавшей сюда из квартиры Фагота.

Когда музыканты из дома напротив надумали превратить свою квартиру в студию, они решили срочно избавляться от старой мебели. Однако выбрасывать добротные шкафы, столы и стулья ребятам показалось неразумным. Студент предложил Психологу забрать старую мебель на дачу, и тот с радостью согласился. Разобрав мебель, они временно перетащили её в ковалёвскую кухню, но на этом дело застопорилось. Организовать дальнейшую транспортировку им пока не удавалось.

Но кухня – есть кухня. Запах разогретых котлет заставил друзей смирится с теснотой. Они быстро расселись за кухонным столом и принялись завтракать. Студент притащил из холодильника бутылку пива и торжественно вручил её Журналисту. Тот расплылся в счастливой улыбке, но всё-таки заметил:

– Пиво без рыбы, – деньги на ветер.

– Не было рыбы, Ник, – оправдываясь, сказал Студент.

– Рыбу я тебе в следующий раз организую, – загадочно сказал Программист. – Извини, старик, сегодня не успел.

– Да, ладно, и так сойдёт, – потирая руки сказал Журналист. – Полуэктус, тащи стаканы.

– Мне чашку, я буду чай, – сказал Программист.

Психолог, нахмурившись, глянул на Журналиста.

– Ты же за рулём, коллега.

– За каким рулём? Послушай, Псих, тебе что, больше всех надо? Не капай мне на мОзги, – отмахнулся от приятеля Журналист.

– Я не капаю, – строго сказал Психолог. – Давай сюда ключи. От тебя и сейчас разит, как от пивной бочки.

Журналист, вздохнув, протянул приятелю ключи.

– Кстати, братцы-кролики, можете на досуге глянуть «ласточку»? – обратился он к Студенту и Программисту.

– А что с ней? – спросил Студент. Как правило, именно он обычно возился с «Волгой», когда ей требовалась профилактика или ремонт.

– Да вчера вдруг закипела. На ровном месте. Гляжу, – мама дорогая! – из-под капота пар валит. Я на стрелку термометра обычно не смотрю, вот и прозевал. Слава Богу, вода была в канистре.

– Возможно, предупреждающая лампочка перегорела? – предположил Программист. – Давай ключи, Захарий, Полуэкт потом глянет «ласточку». С этим делом нужно быть повнимательней – движок можно запороть.

Психолог передал ключи Студенту.

– Ну, вот я и без руля, Псих! – потирая руки, сказал Журналист. – Тащите стаканы, корнет Оболенский, – весело сказал он, ловко откупоривания пивную бутылку металлическим рублем.

Студент достал стакан.

– А себе? – удивился Журналист.

– Я буду чай, – быстро сказал Студент.

Программист одобрительно взглянул на брата, но промолчал. Зато Журналист стал бурно выражать своё негодование.

– Нет, это никуда не годится! Вы своим дурацким примером, влияете на юношу. Не хотите пива – не пейте, но зачем же человеку запрещать?!

– Никто мне не запрещает, Ник. Я не буду пить пиво, – твёрдо сказал Студент. – Не хочу.

Журналист пожал плечами.

– Ну, как хочешь. Мне же лучше.

Программист поднял свою чашку и произнёс длинный тост о том, что несмотря на отличную погоду, которой его побаловал солнечный Казахстан, здесь, в сером и промозглом Ленинграде, в кругу верных друзей, приносящих с собой много вкусной еды, ему намного теплей, светлей и уютней.

– Уютней будет, когда ты наконец-то женишься, – заметил Психолог.

Второй тост был за здоровье отсутствующих здесь дам: за «святую Марину», которая готовит такие вкусные котлеты, за тётю Эмму с Сахалина, которая умеет метать красную икру, и за Полину, которая умеет варить обалденный борщ и печь бесподобные пирожки.

– Вполне возможно, что скоро вы сами сможете это оценить, – многозначительно сказал Программист. – В следующем году мы собираемся пожениться.

– Ну, что я могу сказать? – задумчиво вертя перед глазами стакан с пивом, сказал Журналист. – Печально всё это… Редеют наши холостяцкие ряды...

– Как знать, Никитос, может быть в следующем году приятные перемены ожидают не только меня, – загадочно произнёс Программист. – Ещё чайку? – предложил он.

– Не откажусь, – сказал Психолог, протягивая свою чашку. – Лёха, я должен тебе признаться, что меня всё больше и больше начинает интересовать Зет Икс Синклер. Кстати, почему ты так назвал свою эвээмку?

Глаза Программиста радостно заблестели. Он налил приятелю из чайника и протянул чашку.

– Его настоящее название Зет Икс Спектрум, а Синклер – фамилии владельца фирмы, которая эвээмку изготовила. Тебе и правда интересно?

– Да, интересно. Я даже не ожидал, что это так увлекательно. И знаете, коллеги, что я подумал, гоняя по экрану человечка-строителя? – Психолог стал задумчиво перемешивать в чаше сахар. – Вся наша жизнь, по сути, – ЭВМная игра в строительство общего дома. Есть люди-созидатели, которые занимаются этим строительством, а есть просто жильцы и сторонние наблюдатели. И что ещё более примечательно, есть и такие гаврики, которые все время путаются под ногами, роют ямы на твоём пути, прыгают тебе на голову и всячески мешают.

– А ты их лопатой, Псих, лопатой, – засмеялся Журналист. Он наливал себе пиво, позвякивая стаканом.

– Я бы на твоём месте, коллега, не ёрничал. Судя по всему, со вчерашнего вечера ты ни одного кирпичика в общественное строительство не вложил? Опять квасил? – иронично поинтересовался Психолог, присматриваясь к Журналисту.

– Фу, как грубо и некультурно. Может я был на приёме у шведского консула?

– И так напринимался, что до сих пор руки трясутся?

Журналист демонстративно отхлебнул пива и покрутил пальцем у виска. Психолог осудительно покачал головой и тяжело вздохнул.

– М-да… И вот что я ещё подумал, коллеги. Настоящий, живой человек отличается от запрограммированного человечка тем, что способен учиться на своих ошибках. И не только на своих. Ведь как бы повёл себя нормальный человек, если бы каждый раз в одном и том же месте на его пути кто-то выкапывал яму? Правильно, обошёл бы ее стороной, понёс бы свой очередной кирпич другой дорогой, возможно, не самой прямой, но зато безопасной.

– И много ты натаскал кирпичей, философ в строительной каске? – иронично поинтересовался Журналист.

– Нет, не много. Но у меня осталось пару жизней в запасе. Я-то теперь стреляный воробей, да и Полуэкт мне подсказал, как амбала изолировать. Запомни, коллега: сила человечества в нашем совокупном интеллекте, в накопленных знаниях и опыте предыдущих поколений.

– А всё вместе это называется информацией, – подхватил Программист.

Журналист усмехнулся.

– Иногда, старики, я вам удивлюсь. Нет, серьёзно. Мне бы ваш оптимизм. Мне бы твою веру в совокупный интеллект человечества, Псих. Но запасная жизнь, увы, бывает только в сказках. И вот теперь ещё и в играх. Разве не ты всё время подчёркиваешь, что реальность выглядит несколько иначе, чем нам кажется.

– Вот именно, коллега. Иначе. Мы просто не замечаем этой реальности, потому что привыкаем к ней. Мы растворились в ней, в нашей реальности, и часто забываем, что неплохо бы её изменить. – Психолог оглядел кухню, заставленную мебелью и усмехнулся. – Я и сам частенько об этом забываю.

Программист улыбнулся.

– Никитос, ты бы помог Захарию перетащить на дачу мебель. Найди человеку грузовик, а уж погрузку и разгрузку мы сами организуем.

Журналист чуть не поперхнулся пивом.

– Да я с самого начала ему предлагал! Договорился с шофёром! Человек давно уже ждёт отмашки. Но наш доцент занят глобальными проблемами человечества, ему не пустяков. Не знаю, как его Марина терпит.

– Да-да, я сам виноват, признаю, – прижав руки к груди, сказал Психолог. – В следующие выходные обязательно освобожу вам помещение. Но я не об этом хотел сказать. Мы действительно окружены информацией, как рыбы в аквариуме окружены водой и не задумываемся о том, что без информации мы обречены на погибель. Я долго размышлял, Лёха, о законе Времени. К изменениям, происходящим вокруг нас, нужно не только приспосабливаться, но и учиться влиять на них каким-то образом. Ведь это вполне реально, нужно только приложить определённые усилия, и всё вокруг начнёт меняться так, как хочет человек. Главное в этом деле что? Не мешать человеку строить общий дом, а всячески помогать ему в этом жизненно важном деле.

– Вы хотите сказать, что всё, что нас окружает оказывает на нас влияние? – удивлённо спросил Студент. – Честно говоря, никогда об этом не задумывался…

Он собрал со стола тарелки и чашки и принялся их мыть.

– Конечно оказывает, – сказал Программист. – Ещё как оказывает, задумываешься ты об этом или не задумываешься. «Что может знать рыба о воде, в которой плавает всю жизнь?» – эти слова приписывают Альберту Эйнштейну. Конечно, это метафора. Человек отличается от рыбы тем, что он не только стремится непрерывно познавать изменяющуюся реальность, но также способен влиять на её изменение.

– Типа, третий закон Ньютона, сила действия равна силе противодействия? – спросил Студент.

Программист усмехнулся.

– Скорее, первый закон Геворкяна. Там речь идёт об информационном воздействии в информационно-алгоритмических суперсистемах.

Журналист уже успел осушить бутылку «Жигулёвского» и теперь сидел, скучая.

– Опять умничаете? Какие ещё суперсистемы? – спросил он вяло.

– Существует так называемая теория подобия, Никитос. Это один из методов математического моделирования. Чтобы понять, как работает нечто большое, что невозможно осмыслить целиком и полностью, можно создать небольшую модель, как говорится, по образу и подобию и попытаться для начала разобраться с ней. Человек со своим интеллектом и сложным внутренним миром – это суперсистема. Человеческая цивилизация – тоже суперсистема, только более высокого уровня. И эта суперсистема, как и человек, который непрерывно развивается, тоже обладает интеллектом, а это значит, что и она способна к самоорганизации и самоуправлению.

Журналист зевнул.

– Я, конечно, дико извиняюсь, но это слишком сложно для моего внутреннего мира. Мой интеллект устал. Он нуждается в допинге. Только не говорите, что у вас больше нет пива.

– М-да, коллега, – покачал головой Психолог. – Такими темпами твой внутренний мир может вообще деградировать.

– Не учите меня жить!

– Да Боже упаси. Не учу. Только поверь мне, как автомобилист автомобилисту, что «це два аш пять о аш» всё-таки лучше использовать для чистки контактов прерывателя. Внутренние человеческие «релюшки», «датчики» и «индикаторы» от спиртного только портятся. Кстати, о лампочке в твоей «Волге». Неплохой пример для аналогии нашей психики с автоматизированными системами.

– А причём тут моя «ласточка»? – удивилённо спросил Журналист.

– Аналогия простая. В человеческой психике на случай всевозможных «зашкаливаний» предусмотрены два отличных «датчика-индикатора» – стыд и совесть. Да-да, Никитос, не вращай так глазами. Показательно то, что индикатор «стыд» срабатывает уже после того как человек прозевал момент, когда сработал его датчик «совесть». Эти «датчики» даны каждому человеку с рождения, но в процессе взросления они могут испортиться.

– А причём тут спиртное? – не переставал удивляться Журналист.

– А спиртное, даже в малых дозах, отрицательно влияет на чувствительность «контрольно-измерительных приборов» человека, а если им злоупотреблять, то они могут вообще перестать работать. Вот скажи мне, коллега, когда ты последний раз краснел от стыда?

– Да шо ты прицепился к моим датчикам? Не помню я! Когда в последний раз – не помню. Зато первый раз я запомнил на всю жизнь. Только я тебе не расскажу, Псих.

– Ну и не надо. Главное, чтобы ты сам этот момент не забывал.

– Всё равно, скучно у вас, господа, – упрямо сказал Журналист. – Нет, квартира на Рубинштейна, безусловно, всегда отличалась гостеприимством, однако последнее время… Нет у вас, господа, романтики мужского клуба. Ну сколько можно трындеть о глобальный суперсистемах и вселенских проблемах? Может таки пульку распишем? Ну? Как в старые добрые времена…

Программист рассмеялся.

– Мне кажется, что мы рискуем потерять одного из участников наших философских семинаров.

– А не нужно было ему пиво наливать, – бросил Психолог, нахмурясь. – Романтики мужского клуба ему захотелось? На азартные игры потянуло? А что потом? Стриптиз?

– Не ворчи, Захарий, – улыбнулся Программист. Он успел перед приходом приятелей поколдовать над «чипстуном» и решил, что сейчас самое время им продемонстрировать некоторые возможности Зазеркалья. Тем более, что ему самому не терпелось испытать новые функции фонетических «прошивок». – Пиво мы человеку давно обещали. Прошу вас, джентльмены, проследовать в мужской клуб. Правда, стриптиза там не будет. Пока, – загадочно добавил он, подмигнув взбодрившемуся Журналисту.

 

Дополнительная информация

В том или ином виде, книга будет издана. Правда, не могу пока с полной уверенностью сказать, когда именно это произойдёт. 

Для тех, кто заинтересуется и захочет принять участие в совместном проекте по изданию книги, даю ссылку на страницу проекта. 

https://planeta.ru/campaigns/94385

Всё в наших руках – пора воплощать мечты в реальность.

Источник

12345  5 / 2 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

efimovfree

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Комментарии

Лучшее видео

Лента

Ошибка в коде. Глава 17. Синдром
Статья| позавчера 22:37
Промышленности.net
Видео| 2019-12-02 08:35

Двигатель

Опрос

С закрытием самодостаточного социально-хозяйственного проекта "СССР" мир незаметно перешёл на стадию глобальной интеграции средств производства и распределения. Какая функция отведена в ней для России в отношении её территории, ресурсов и населения?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2019 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.