... в единстве сила ...
Зарегистрироваться
19.10.17  

Двигатель

Глобальный терроризм и единственное лекарство от террора

2017-06-17 21:40 | Емельян |ИАЦ | 1591 | 0

Последние месяцы в мировом сообществе выглядят не столько месяцами катастроф, сколько месяцами безумного и бессмысленного террора. Да, это тот же самый революционный террор конца XIX и начала ХХ века. Однако, если в те далёкие (для многих современников тех событий — почти романтические) времена, кукловоды «революционеров-народовольцев», прикрывая истинные цели революционного террора лозунгами «борьбы за освобождение трудового народа», совершали теракты против членов династии, министров и других высокопоставленных чиновников монархического режима, то в XXI веке необходимость такого камуфляжа отпала. Обнажились истинные цели заправил революционного террора и сегодня каждый воочию видит: террор идёт не против сильных мира сего, не против властей предержащих, а против того трудового народа, во имя которого он якобы и осуществляется.

Безусловно, современный терроризм угрожает подорвать основы политической стабильности и мирового порядка. И наиболее опасным его видом является этнорелигиозный, прежде всего, псевдоисламистский, терроризм.

С 2000 года в мире было зафиксировано более 72 тыс. терактов. Больше половины из них были проведены в четырёх странах: Ираке, Пакистане, Афганистане и Индии и унесли жизни почти 170 тысяч человек, более 80% этих смертей — на совести псевдоисламистских организаций.

Если не говорить попусту о защите общества и личности от терроризма, а действительно искоренять террористическую угрозу будущему человечества, то проблематику, связанную с терроризмом, — надо знать и понимать как можно более детально и в разных аспектах её выражения в конкретных исторических событиях.

На данный момент написано достаточно большое количество аналитических материалов, посвящённых анализу «международного терроризма». Мы в сегодняшней публикации не будем вдаваться в разбор таких вопросов как, например, современная правовая наука определяет термин «международный терроризм», а изложим наше видение относительно «псевдоисламского фундаментализма», который, по нашему мнению, весьма далёк от ислама самого Мухаммада, почему мы и добавляем приставку «псевдо».

Назначение статьи — не нагнетать эмоции, и не выдать готовые к употреблению подробные инструкции, кому, что и как делать, а помочь профессионалам-управленцам, прежде всего, выработать жизненно состоятельное представление об этом явлении.

ЧТО ТАКОЕ ДЖИХАД?

Необходимо особо остановиться на джихаде. Обратимся к арабско-русскому словарю Баранова Х.К. По-арабски «джагьада», в первом своём значении, означает —

«стараться, трудиться, напрягаться, прилагать усилия; бороться (с трудностями)».

Само слово «джигьад» у Х.К. Баранова переводится как борьба; священная война, война за веру. Однако у этого слова есть другие, более глубокие значения. Имам аль-Газали рассматривал джихад как поклонение. Шейх Джамалуд-дин Гази-Кумухский, расшифровывая последнее выражение, считал, что последователь (мурид), прежде всего,

«нуждается в освобождении самого себя из тюрьмы плоти и полировке зеркала сердца от завесы, препятствующей войти в Его высочайшее присутствие (т.е. приближению к Богу), осознание истины вещей и тонкости наук, а затем очищать сердце от таких качеств, как высокомерие, ненависть, зависть и тому подобное».

На фоне таких высоких религиозных требований и стремлении правоверных стать ближе к Богу, современный образ жизни западной цивилизации, пропагандируемый в наше время, выглядит профанацией, и выступления некоторых молодых людей против современного общества представляются попыткой уйти от «кока-кольного» образа жизни и противостоять ему. Всё бы ничего, но эта «романтика» чаще всего кончается тем, что эти молодые люди попадают в сети матерых религиозных террористов, которые скрывают свои истинные цели благотворительными акциями, пожертвованиями и т.д

 

Джихад — священная война. По существу это означает, что сторонники осуществления Царствия Божиего на Земле вынуждены защищать себя, своих близких и своих союзников крайними средствами, поскольку убийство человека — грех.

То, что мы наблюдаем сегодня, не является джихадом. Это — лжеджихад.

Если обратиться к истории становления культуры одной из региональных цивилизаций Земли на основе Коранического Откровения, то началу Джихада пророком Мухаммадом предшествовали десять лет мирной проповеди. В течение этих десяти лет:

  • с одной стороны, все противники Мухаммада и последовавших за ним первых мусульман имели полную возможность ознакомиться с Кораническим Откровением, вникнуть в его смысл и подумать о своём личном отношении к Откровению и о своих личных взаимоотношениях с Богом (в этом и есть суть религии), в результате чего многие из них сами стали мусульманами по своему разумению;
  • с другой стороны, сами первые мусульмане стойко переносили всё, что обращали против них их противники, — заговоры и насилие, доходившие до убийств, в том числе и до покушений на жизнь самого Мухаммада, голод и экономический геноцид вследствие торгового бойкота, организованного клановой верхушкой противников Ислама и т.п.

И только после этого был начат Джихад, завершившийся безоговорочной капитуляцией противника. Соответственно этому историческому прецеденту, если бы осуществлялся истинный Джихад, то «народный промысел» грабежа в некоторых странах был бы пресечён самими вождями экстремистских движений. То же касается и вопроса о захвате людей с целью получения выкупа и обращения в рабство.

 

Ислам — вероучение свободы человека в русле Божиего Промысла, он порицает рабовладение, осуществляемое всеми способами, особо обращая внимание на недопустимость власти ростовщичества над хозяйственной деятельностью и жизнью общества.

Однако мы ни разу не слышали, чтобы некоторые представители нашей Думы, например, вели бы борьбу с таким видом рабовладения.

Исторически так сложилось, что Кораническое Откровение было ниспослано людям в эпоху, когда рабовладение было в порядке вещей, а сильные мира сего предпочитали избегать толкования течения жизни на основании соответствующих текстов Корана и обосновывали своё право на рабовладение ссылками на Коран, злоупотребляя логикой в крючкотворстве. Вопреки практике рабовладения исторически реального ислама, один из основателей мусульманской цивилизации сподвижник и родственник Мухаммада — Али — сам покупал рабов, как это было принято в те времена, обучал их Корану, помогая тем самым войти в религию, и спустя год предоставлял им свободу и средства, достаточные для того, чтобы они могли свободно жить в мусульманском обществе или вернуться на свою родину свободными людьми. Многие из такого рода рабов-отпущенников, возвращаясь на свою родину, стали для своих народов учителями Ислама.

Пророк Мухаммад учил:

«Раб Божий получает от молитвы лишь то, что он понял».

Согласитесь, что приучить к бессмысленному поклонению молитвенному коврику в непонятном ритуале — это одно, а научить человека жить в религии в русле Божиего Промысла в ладу с другими людьми и Вселенной — это другое.

И каждый россиянин, вспоминая без вести пропавших, а в действительности обращённых в рабство тысяч человек, погибших в терактах граждан России, вряд ли сможет вспомнить хотя бы одного человека, которого бы псведоисламские террористы обратили бы в истинный ислам так, чтобы тот свою жизнью явил людям дееспособную праведность человека Божиего. Хотя единичные примеры обращения в исторически сложившийся ислам с бездумным поклонением ритуалу имеются, и сторонники ростовщического рабовладения сразу же обыграли этот факт в фильме «Мусульманин».

 

И то, что лидеры экстремистов преуспели в бессмысленном насаждении ритуала поклонения молитвенному коврику и на этой основе произвели биороботов-самоубийц для осуществления ими власти помимо Бога, но от имени Его — было очень хорошо запечатлено на лице печально известного Мовсара Бараева (2002 год, «Норд Ост») в ходе его последнего интервью в здании ДК «Шарикоподшипника»: погасший взор, уклоняющийся от объектива камеры; подневольность не отвечающего за свои слова зомби, действующего по командам, получаемым по телефону, не понимающего при этом, что он творит, поскольку даже его хозяева не посвящены в тот глобальный сценарий, в котором всех их употребляют втёмную.

Мы убеждены — всё это и осуществление Божиего Промысла — несовместимо.

КОРАН И ТЕРРОР

Ислам на современном этапе, как и во все времена, опирается на Коран и Сунну Посланника Аллаха. Последнее является примером жизни Посланника Мухаммада

«как образец и руководство для всей мусульманской общины и каждого мусульманина, как источник материала решения всех проблем жизни человека и общества».

Значит ли это, что все, кто становятся в оппозицию современному обществу, так хорошо изучили Коран и Сунну, что находят его противоречащим образу жизни Посланника? Вовсе нет. Кстати, в этих основоположениях нет пропаганды насилия. К тому же значительная часть верующих не читала Коран или хадисы, повествующие о жизни и деятельности Пророка. Отсюда сразу вытекает — наибольшую заслугу в искажении этих источников надо отнести к тем, кто интерпретирует их.

 

Великий исламский богослов Абу Хамид аль-Газали (1058 — 1111), говоря о милостях Аллаха, на первое место ставил

«счастье в загробной жизни, которое есть существование без исчезновения, радость без горя, знание без невежества, богатства без бедности». «Этого нельзя достичь без Аллаха» — говорил он.

Но следом же учёный говорит о душевных и телесных достоинствах. К душевным достоинствам учёный относит

«разум и его совершенство — знания; целомудрие и его совершенство — благочестие; смелость и его совершенство — джихад; справедливость и его совершенство — правосудие».

И потому, чтобы не потворствовать заправилам глобальной политики, надо вести контрпропаганду, доводя до всеобщего сведения те идеалы мусульманской цивилизации, которые действительно наличествуют в Коране и не могут быть положены в обоснование политики глобального террора. В частности в Коране сказано:

Коран, 2:257 (256): «Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения. Кто не верует в идолопоклонство и верует в Бога, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения. Поистине, Бог — слышащий, знающий!»

Т.е. Коран предлагает людям свободу в выборе веры; причём этот выбор должен быть осознанно осмысленным, а не в русле традиции «верую потому, что абсурдно»; и не бездумно-автоматическим на основании того, что предки были носителями той или иной веры.

Но для того, чтобы люди не становились жертвой предубеждений в отношении ислама вследствие терроризма, действующего под прикрытием мусульманской атрибутики, люди — вне зависимости от их вероисповедания — должны быть информированы об идеалах, предлагаемых человечеству в Коране для воплощения в жизнь, дабы они сами могли различать и судить, какие явления в жизни общества действительно представляют собой коранический ислам, а какие являются его извращениями и пустой ритуальщиной. Или которые, будучи далеки от коранического ислама, злоупотребляют его атрибутикой в атмосфере всеобщего невежества. Т.е. искоренение невежества в отношении смысла Корана — путь, закрывающий возможности организаторам террора злоупотреблять исламской атрибутикой и тем самым в немусульманских обществах сеять предубеждения в отношении Корана, Ислама и мусульманской культуры.

Но вопреки этой насущной общественной потребности представители мусульманского духовенства в своих редких публичных выступлениях по радио и телевидению как в России, так и за рубежом не могут внятно показать, что современный терроризм, действующий под прикрытием мусульманской атрибутики, в действительности проистекает не из смысла Коранического Откровения, вследствие чего они объективно оказываются пособниками заправил террора под лозунгами исторически сложившегося ислама. Положение усугубляется тем обстоятельством, что наряду с их содержательно пустыми выступлениями и заверениями то же самое телевидение показывает или упоминает каких-то иных шейхов, мулл или мусульманских богословов и пропагандистов, которые расценивают современный терроризм и бандитизм под лозунгами ислама в качестве истинного джихада, имеющего место в наши дни.

koran  

И если обратиться к переводам Корана на русский язык, то в них действительно можно найти такие слова:

Коран, 2:189 (193): «И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а (вся) религия будет принадлежать Богу. А если они удержатся, то нет вражды, кроме как к неправедным!»

Коран, 4:78 (76): «Те, которые уверовали, сражаются на пути Бога, а те, которые не веруют, сражаются на пути тагута. Сражайтесь же с друзьями сатаны; ведь козни сатаны слабы!»

Коран, 9:14 (14): «Сражайтесь с ними, — накажет их Бог вашими руками, и опозорит их, и поможет вам против них, и исцелит грудь у людей верующих…»

Коран, 9:29 (29): «Сражайтесь с теми, кто не верует в Бога и в последний день, не запрещает того, что запретил Бог и Его посланник, и не подчиняется религии истинной — из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными».

Коран, 9:124 (123): «О вы, которые уверовали! Сражайтесь с теми из неверных, которые близки к вам. И пусть они найдут в вас суровость. И знайте, что Бог — с богобоязненными!»

Поэтому, если такого рода цитат надёргать из целостности Корана, умолчав обо всём остальном, что есть в нём, и об историческом контексте, в котором появился Коран и, соответственно, — приведённые его фрагменты, то:

  • у одних может сложиться впечатление, что коранический ислам действительно агрессивное вероучение, направленное на порабощение или уничтожение всех с ним несогласных, по какой причине ислам надо искоренить как угрозу всему человечеству, а Коран — изъять из обращения и, если не уничтожить, то запереть в спецхраны архивов и библиотек, где он станет доступен только особо доверенным и проверенным специалистам — историкам и социологам.
  • а у других появится текстологическая авторитетная основа для самооправдания своей склонности к зверствам, их можно будет вовлечь в терроризм, и при этом они будут пребывать в искренней убеждённости, что именно они являются истинными мусульманами и осуществляют джихад в борьбе с богоотступниками, подтверждая своими действиями убеждённость первых в агрессивности ислама.

Вне арабского языкового ареала положение усугубляется ещё и тем, что большинство традиционно верующих мусульман, не зная арабского языка, не знают и содержания Корана и не понимают его смысла, вследствие чего легко оказываются заложникам недобросовестных вероучителей-богоотступников, которые сами могут быть ритуально безупречны.

 

О том, что такое имеет место в мусульманском мире, мусульман и остальных людей предупреждал ещё аятолла Хомейни (1902 — 1989):

«Себялюбцы и деспотические правители использовали священную книгу (Коран) для антикоранических властей. Под разными предлогами и путём заранее спланированных заговоров они убрали истинных толкователей Корана, тех, кто познакомился с истиной, почерпнутой в Коране от Пророка… (…) Они заложили основы для искажения Книги, Божественной Сунны и религии. И дело дошло до того, что становится стыдно от одного упоминания всего этого. И чем больше ширились эти основы, тем больше становилось всяких извращений и искажений, пока Священный Коран, который был ниспослан Господом Богом Мухаммаду в его полном прозрении для улучшения человечества и объединения не только мусульман, но и всей людской семьи, с тем, чтобы привести человечество в состояние, которое оно должно достичь, спасти этого носителя божественных качеств от сатаны и деспотичных правителей, установить справедливость в мире и передать власть в руки безгрешных духовных правителей, был вытеснен из жизни, как будто он и не имел предназначения Наставления.
Дело дошло до того, что в руках продажных властей и порочных ахундов, которые были хуже деспотичных правителей, Священный Коран использовался как инструмент для насаждения насилия, жестокости и коррупции и оправдания угнетателей и врагов Господа.
К сожалению, в руках врагов, готовящих заговоры, и в руках неискушённых друзей, Коран, книга, призванная определять судьбы, не использовалась и не используется нигде, кроме как на кладбищах и поминках. То, что призвано быть средством объединения мусульман и всего человечества и должно стать Книгой нашей жизни, превратилось в орудие раскола или вообще ушло из повседневной жизни» (Завещание. Предисловие, стр. 4, 5. По тексту издания Независимого Информационного Центра «Тавхид», Москва, без года издания, ISBN 5-87298-127-9).

Но тем, кто таким образом втягивает людей в терроризм, творит террор и оправдывает его, прикрываясь атрибутикой ислама, следуя авторитетному мнению тех или иных тупых или просто нечестных мусульманских богословов, не следует ссылаться на приведённые выше и другие коранические тексты, поскольку эти тексты лежат в ином историко-политическом контексте — истории становления ислама и мусульманской цивилизации.

Ещё раз — история становления ислама и мусульманской цивилизации началась с десяти лет мирной проповеди пророка Мухаммада и его сподвижников, в течение которых первые мусульмане претерпели и неприятие окружающего общества, и торговый бойкот, в результате которого многие умерли от голода, и прямые акты запугивания и террора в отношении многих из них и в отношении Мухаммада персонально. И только по прошествии этих десяти лет был начат джихад, в котором противники мусульман потерпели полное поражение. Мекка — тогдашний оплот противников ислама — сдалась войску мусульман во главе с пророком Мухаммадом. За этим не последовало ни казней, ни разграбления города, ни репрессий иного рода: все зачинатели и руководители сопротивления становлению мусульманской цивилизации были прощены, первые мусульмане отказались и от кровной мести.

Более того, деятельность псевдоисламских экстремистов осуществляется вопреки прямой коранической заповеди:

«Коран, 9:6 (6). А если кто-нибудь из многобожников <многобожники — неверные: наше пояснение при цитировании> просил у тебя убежища, то приюти его, пока он не услышит слова Бога. Потом доставь его в безопасное для него место. Это — потому, что они — люди, которые не знают».

Т.е. убийство тех, кто не знаком со смыслом Коранического Откровения и не имел времени подумать о нём, война против них не могут быть джихадом с точки зрения коранического ислама: т.е. это дело неправедное, глубоко греховное. Военно-силовой джихад возможен только в том случае, если миссия просвещения незнающих Коранического Откровения сталкивается с умышленно организованной агрессией, направленной против неё и её носителей.

Кроме того, в Коране говорится о его ниспослании следующее:

Коран, 13:37 (37). «И так Мы ниспослали его, как арабский судебник».

И это предполагает, что подавление иных культур с целью приведения их к арабоязычному ритуальному стандарту вероисповедания противоречит Корану и противно Исламу. И соответственно в Коране неоднократно говорится о должном отношении мусульман (людей, искренне исповедующих ислам без тени лицемерия) к иным культурам и их представителям:

Коран 4:96 (94). «О вы, которые уверовали! Когда отправляетесь по пути Бога, то различайте и не говорите тому, кто предложит вам мир: «Ты не верующий», — домогаясь случайностей жизни ближней. Ведь у Бога — обильная добыча. Таковы были вы раньше, но Бог оказал вам милость. Различайте же: поистине, Бог сведущ в том, что вы делаете!»

Т.е. свои притязания на порабощение других людей и захват их достояния не должно прикрывать лозунгами борьбы за торжество истинной веры и религии.

Коран, 2:131 (137). «А если они уверовали в подобное тому, во что вы веровали, то они уже нашли прямой путь; если же они отвратились, то они ведь в расколе, и Бог избавит тебя от них: Он ведь — слышащий, знающий».

Последнее предполагает возможность исповедания людьми единобожия и пребывание их в ладу с Богом вне ритуалов, свойственных исторически сложившемуся исламу. И соответственно — то, обстоятельство, что инаковерующие Богу не совершают пятикратный на день намаз и не строят мечети, не может быть основанием для того, чтобы объявить их неверующими и начать войну против них.

О том, что сказано в этом подразделе, на протяжении всех 1990-х годов по настоящее время и в обозримой политической перспективе неустанно должны говорить на русском и национальных языках народов всего мира, исповедующих ислам, не только представители мусульманского духовенства, но и журналистика всех СМИ. В противном случае все они — и муллы, и журналисты, и политики — оказываются пособниками террористического интернационала, вовлекающего в терроризм по их невежеству множество людей, которые в силу разных причин лишены возможности вникнуть в смысл Коранического Откровения и соотнести его с реальной жизнью человечества и своих народов.

Это не призыв к политике обращения в традиционный ислам всех: нет принуждения в религии (Коран). Загнать бессмысленные толпы в мечети и заставить их поклоняться молитвенному коврику — это и есть то, к чему стремятся вдохновители террора под исламской атрибутикой. Но Коран, смысл Коранического Откровения должны быть достаточно широко известны в обществе, в том числе и в немусульманской его части, для того, чтобы всеобщее невежество не открыло ворота, через которые в мир способно войти ещё большее зло.

ТЕРРОР И ДЕНЬГИ

 

В современном мире ни у кого нет абсолютной и гарантированной защиты: ни у президента, ни у министра, ни у депутата, ни у бизнесмена, ни у простого труженика, ни у заправил «мировой закулисы». Вопрос только в цене: сколько стоит «заказ» той или иной персоны?

Террор всегда дорого стоил, а в прейскуранте террористического интернационала цена на ликвидацию простого человека — самая низкая. Поэтому, чтобы можно было много, а главное — безопасно — «заработать» на терроре, необходимо, чтобы пострадавших в теракте простых людей было как можно больше. Ибо чем их больше, тем сильнее рекламно-пугающее воздействие даже не самого террора, а информации о терроре, идущей с экранов ТВ и других СМИ на толпу. И вдохновителям и исполнителям терактов тем больше заплатят из «фонда на мировую революцию», чем большее воздействие окажут СМИ на толпу. Ведь реально количество жертв террора многократно ниже, нежели количество жертв дорожно-транспортных происшествий и обыкновенного бытового пьянства и алкоголизма (об этом читайте в статье «Мартовские Иды — год 2017: от теракта в МВФ и смерти Рокфеллера к теракту в Санкт-Петербурге» http://inance.ru/2017/04/martovskie-idy-2017/). Но это — бытовуха, проистекающая из безволия, и потому пугать этой всем привычной повседневной бытовухой обывателя конечно можно, но эффект — не тот.

 

Террор в смысле воздействия на психику обывателя через нагнетание страха, — и на уровне рядовых исполнителей, и на уровне его организаторов, — претендует на выражение «крутой» политической воли и уже потому готовит толпу к состоянию, при котором она сама должна запросить порядка — т.е. диктатуры.

И установление глобальной фашистской диктатуры — порубежная историческая цель заправил международного терроризма. После этого обывателю будет предложено, соблюдая «права человека», жить в новом порядке для того, чтобы «жрать», а по существу — работать на те цели, о которых ему знать (с точки зрения заправил проекта) не положено.

То, что в XXI веке мировой интернационал выступает под зелёными знамёнами (помним о приставке «псевдо») «исламского фундаментализма», а не под красными знамёнами марксизма, как это было в конце XIX и на протяжении большей части XX веков, — значения не имеет. Идеи «исламского фундаментализма», которые камуфлируют ложные цели человечества, только тогда хорошо «работают», когда опираются на большие деньги. Для того, чтобы «шахидки» или «шахиды» одели пояса или портфели с тротилом и пошли на грех самоубийства, отягощённый убийством по сути таких же как и они простых людей, необходимо было сначала убить их мужей, жен, матерей, братьев и отцов, чтобы для них исчез традиционный в их культуре смысл жизни. А чтобы их всех поубивать, надо было сначала дать им в руки оружие, иначе убивать их будет не за что. А чтобы они взяли в руки оружие, необходимо было внедрить в их мировоззрение ложные цели типа: борьбы за независимость; борьбы за «исламское государство» и т.д. Но у простого труженика, который живёт от зарплаты до зарплаты, нет денег даже на пистолет, не говоря уж об автомате с патронами, «стингерах», бронемашинах, танках и другой военной технике. Поэтому просто так вся эта военная техника в руках обывателя оказаться не может: кто-то должен был дать на всё это большие деньги.

И «шахиды» в метро, в автобусах и в авиалайнерах — это лишь конечное звено кровавой цепи:

«в начале — таимые от толпы цели закулисно правящего меньшинства, потом — иллюзорные идеи, предназначенные всем недовольным в толпе, далее — реальные деньги, затем на полученные деньги — оружие, после этого — бойцы «сопротивления», и только в самом конце цепи — террористы и террористки и жертвы террора». И в этой цепи одним из главным звеньев, на котором держится вся цепь террористического интернационала, являются деньги. Чтобы парень из трудовой семьи в результате работы этой цепи смерти превратился в террориста, надо много, очень много денег потратить. А поскольку, как говорил главный прораб перестройки «процесс пошёл…»,

то сегодня для его остановки необходимо прежде всего остановить денежный поток, питающий террор, чтобы можно было в более или менее спокойной обстановке вести беседы о смысле жизни.

После террористических атак наперебой дают рекомендации по части того, что нужно сделать, чтобы остановить террор. И многие люди хотя и догадываются, но не в полной мере осознают: всякая, даже самая большая и жестокая война в современном технократическом мире заканчивается, как только заканчивается её финансирование.

Но означает ли это, что террористический интернационал прекратит своё существование? — Нет! Деньги — это условие необходимое, но недостаточное, поскольку и тех, кто даёт деньги на террор, и тех, кто жертвуют собой и другими в террористических акциях, как это ни покажется странным, многое объединяет. И для того, чтобы понять, что представляет собой условие достаточное для прекращения террора, необходимо заглянуть в духовный мир некоторых «выдающихся историков», деятельность которых, по очень точному выражению Бориса Пастернака, только создаёт изоляцию на проводе истории, но току истории — она не помеха.

Жил-был в советские времена такой историк — Михаил Яковлевич Гефтер. Он исповедовал хорошо известные в определённых кругах ещё со времён Великой французской революции и декабристов лозунги «Свободы, Равенства и Братства» и потому в диссидентском и либерально-демократическом окружении пользовался непререкаемым авторитетом. Будучи в какой-то мере провозвестником и идеологом перестройки (сам её прораб — М.С.Горбачёв прислушивался к его советам), тем не менее, оставаясь один на один со своими мыслями, он задавался вопросом: куда же движется современное общество?

«В моём пионерско-комсомольском и более позднем возрасте спросили б меня, что с мощной колониальной системой станет, уйдёт когда-либо это страшилище? Конечно, ответил бы я, исчезнет, когда придёт-утвердится мировая революция... (выделено нами при цитировании). А вот мировой-то нет и в помине, но и колоний тоже. Колониальные империи ушли без возврата, задержавшись лишь малыми остатками» (здесь и далее цитируются отрывки из книги, состоящей из автобиографических и дневниковых записей М.Я.Гефтера «Там, где сознанию узко и больно», которые опубликованы в газете «Московские новости» № 32, 2004 г., под общим названием «Тоска по цели»).

И хотя историк, судя по его записям, не понимал, что рабство на Земле никуда не исчезло, а приобретало со временем лишь всё более цивилизованные формы; что всё это происходило и в ХХ веке в том числе и потому, что заправилы романтической мировой революции, хотели не искоренить его, а придать ему ещё более изощрённые формы, — тем не менее его пафос по поводу «свободы, равенства и братства», к концу жизни несколько сник.

«А что, люди стали более равными, если сравнить, держа в голове всё «за вычетом»? Да, в чём-то — более равными стали. А в чём-то, очень существенном, очень больном, очень затрагивающем строй души, они стали в другом смысле не-равными… И эта неравность мучает — судорогами, войнами родословных, кровопролитиями…»
«Или: вы видите Папу Римского то в одном конце мира, то в другом. И — миллионы людей перед ним на коленях. Разве мир нынешний стал более верующим, чем в прежние времена? Откуда эти миллионы, опускающиеся перед ЭТОЙ верой на колени, а не перед какой-то другой сейчас? Нет, мир, вероятно, не стал более верозависимым. Он, скорее, в чём-то более СТРАДАЛЬЧЕСКИЙ, ЗАДУМЧИВЫЙ. Он — мир, который потерял ЦЕЛЬ. Даже не какую-то определённую, она мнилась надеждой, а оказалась — иллюзией».

Все выделения крупным шрифтом в тексте — не наши, а самого автора, который отрицает определённость целей мира и не прочь рассматривать их как некую иллюзорную надежду, которая может быть утрачена по каким-то причинам. После чего задаётся вопросом:

«А можно ли устроить жизнь без цели, заменив её задачами, последовательно развёрстываемыми (правильно было бы сказать — сменяемыми) во времени?» Но в этом и проявляется демонизм и собственная одержимость историка — подменить цели Промысла задачами, которые неверующему Богу человечеству может выставлять только демоническая «мировая закулиса».
«Потерял ВООБЩЕ ЦЕЛЬ КАК ТАКОВУЮ. И замер перед загадкой, как перед сфинксом: а можно ли устроить ЖИЗНЬ БЕЗ ЦЕЛИ? Допустим, заменить её ЗАДАЧАМИ: одни решим, потом — другие, последовательно развёрстывая во времени. Проживём так? Может быть, и проживу, говорит человек НЕ МОЕГО времени, а вот на колени перед Папой Римским встану… Значит, потребно чем-то заместить эту ушедшую цель. Значит, тоска осталась. Тоска по цели…»

Как видно из этих фрагментов, в конце жизненного пути на душе у историка было, мягко говоря, неспокойно — тошнёхонько: сменяющие друг друга задачи, не ведущие к Цели, издревле назывались суетой и томлением духа (см. Библию, книгу Екклесиаста), и М.Я. Гефтер это знал с детства. Но томлению духа альтернативы у него нет, возможно потому, что прежние любезные ему идеалы мировой революции, пришедшие в Россию с Запада, себя исчерпали, а новых идеалов у него просто не было. А не было потому, что цели, выставленные миру теми, кто мнит себя и сегодня, в начале XXI века, его хозяином, на поверку оказались ложными, иллюзорными. И вот историк почему-то решил, что «мир потерял цель».

Однако Жизнь устроена так, что мир (в данном случае имеется ввиду конечно мир людей) не может потерять целей своего существования, поскольку эти цели — вне его. Они в том, чему люди давно дали название — Божий Промысел. И многие люди всегда стремились осознанно выразить Промысел в делах своей жизни.

НУЖНА ЖИЗНЕННО СОСТОЯТЕЛЬНАЯ И ГЛОБАЛЬНАЯ ИДЕЯ, А НЕ ТАК НАЗЫВАЕМАЯ «НАЦИОНАЛЬНАЯ»

Идея нужна не «национальная», а жизненно состоятельная и соответственно — глобальная и потому многонациональная. И она должна быть открытой, чтобы к её развитию и воплощению в жизнь могли бы присоединиться все.

Только в этом случае Идея станет общечеловеческой, и на её основе человечество сможет выявить и созидательно разрешить (т.е. выйти из них в новое качество) все свои внутренние конфликты и общий конфликт человечества «нынешняя цивилизация — Жизнь». Если такой Идеи нет либо же она предана забвению или игнорируется, то «смысл» жизни множества людей и обществ объективно состоит в том, чтобы:

  • если говорить грубым и общепонятным языком — «жрать», «иметь», «ловить кайф» от узаконенной и не узаконенной наркоты, «самоутверждаться» за счёт других и в ущерб им и получать всевозможные чувственные и интеллектуально-самозабвенные удовольствия;
  • либо в том, чтобы с помощью тех же наркотических дурманов предпринять самоубийственную попытку «спрятаться» от неприятностей жизни общества в «мире грёз» или в пьяном самозабытье.

Но вне зависимости от того, верит человек Богу, либо субъект пребывает в неверии Богу; опустился он по жизни в противоестественность либо же нет, — он всё же способен понять, что все частности в Жизни связаны непосредственно или опосредованно причинно-следственными связями; а кроме того, есть составляющая, в которой выражается процесс самоуправления Мироздания и Вседержительность Божия, пронизывающая самоуправление Мироздания и направляющая его к осуществлению целей Промысла.

 

Если в обществе всё ладно, то терроризм в отношении него невозможен в силу разных причин: от невозможности продвинуть в него зомби-смертников или рекрутировать их из самого общества — до убийственной мистики в отношении его заправил, проявляющейся сразу же, как только они начинают вынашивать какие-то злобно-дурные намерения в отношении этого общества.

Соответственно, если общество находится под воздействием терроризма или террористической угрозы, то в чём-то оно само не право, вследствие чего и оказалось в области Божиего попущения. Но мало каяться в грехах ведомых, а тем более абсурдно — каяться в грехах «неведомых» НИЧЕГО НЕ МЕНЯЯ В СЕБЕ, — надо меняться самим целенаправленно осознанно, выявляя по Жизни и воплощая в себе самом предопределённый Богом идеал человека, для чего необходимо религиозное чувство. А на его основе необходимо осваивать диалектику как метод познания

Мира и субъективного выявления и постижения объективной Правды-Истины, знать достаточно общую теорию управления и уметь соотносить известные знания с реальными событиями Жизни для того, чтобы управлять их течением соответственно своему пониманию Промысла.

Только в таком варианте (когда осознаётся определённость, что есть добро, а что зло, и зло объективно устраняется Добром) построения и развития стратегии и проведения её в жизнь, все остальные антитеррористические мероприятия могут быть жизненно состоятельны в смысле решения задачи освобождения общества в исторически близком будущем от угрозы терроризма раз и навсегда. В противном случае борьба с терроризмом — Сизифов труд — утомительный, опасный для себя и окружающих, и нескончаемо-безрезультатный.

На протяжении последнего десятилетия в России неоднократно звучал призыв «Нужна национальная идея», а группки «интеллектуалов» и «тусовки» интеллигенции, домогаясь государственной поддержки, выдвигали разные идеи в качестве идей-претендентов на роль «национальной идеи», по их мнению, — спасительной, т.е. способной вывести Россию из кризиса. Однако и государственность, и общественность пока не оказали осмысленной политически волевой поддержки ни одной из них.

Термин «национальная идея» в русскоязычной культуре это — «калька» с английского «national idea». Но на Западе слово «nation» имеет два значения:

  • нация как исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, существующая в то или иное историческое время на базе общности языка (или общности мировоззрения и отношения к Жизни при отсутствии языковой общности), психического склада, проявляющегося в общности культуры;
  • и нация в смысле государство, как территория в определённых границах и система управления делами общества (включая экономику) на этой территории, поскольку подавляющее большинство государств Запада — исторически сложились как моноэтнические государства, в которых одна, так называемая, «титульная нация» составляет подавляющее большинство населения.

По нашему мнению, жить во многонациональной, этнически неоднородной, территориально огромной России и употреблять кальку «национальная идея» — не только примитивизм собственного мышления, но и верх холопствующего перед Западом идиотизма потому, что Россия — региональная цивилизация многих народов и многих диаспор в границах общего им всем государства, как бы это государство ни называлось на протяжении истории этой цивилизации: Московское царство, Российская империя, Советский Союз, нынешняя Российская Федерация.

Если же под калькой «национальная идея» подразумевается «государственная идея», то её так и надо называть: «государственная идея», — признав, что статья 13 Конституции РФ в её нынешней редакции не соответствует ни исторически сложившимся в России обстоятельствам, ни потребностям дальнейшего общественного развития, и соответственно она ВРЕДНА, поскольку:

  • во-первых, не видит разницы между «государственной идеей» и «идеологическим тоталитаризмом» в смысле обязательности какой-то одной идеологии для всех граждан (статья 13, часть 2);
  • а во-вторых, статья 13, часть 1: «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие», — подразумевает, что множественность «государственных идей», т.е. концептуальная неопределённость государственного управления для России должна быть нормой.

И последнее обрекает Россию на проведение по умолчанию (без оглашения в обществе) любых — самых вредоносных по отношению к ней концепций извне — под лозунгом «идеологического многообразия», «плюрализма мнений», «свободы гражданского общества от идеологий» и т.п. вздора. При этом «идеологическое многообразие» может быть ширмой для того, чтобы одну и ту же антинародную идеологию подсовывать людям многократно, но каждый раз в новой «упаковке».

Идеологическое многообразие по своей сути представляет собой свободу обсуждения в обществе различных концепций организации жизни общества в границах государства и человечества в целом при государственной поддержке.

Соответственно какая-либо «национальная идея» вне Идеи общечеловеческого глобального цивилизационного строительства, во многонациональном обществе (как в государстве, так и в человечестве в целом) — это программирование коллективной психики общества на конфликт носителей одной «национальной идеи» с носителями других «национальных идей» на радость носителям «интернациональной» — интернацистской по её существу — идеи господства надо всеми помимо Бога на иерархически-корпоративных принципах обособленности претендентов в «господа».

Однако вопреки этому — в общем-то очевидному — отечественная агрессивно идиотствующая журналистика и профессиональные политиканы и обслуживающие их «эксперты» от науки злоупотребляют термином «национальная идея», обходя стороной проблематику глобального цивилизационного строительства, обеспечивающего безопасность многонационального общества (человечества), и тем самым объективно пытаются разжечь внутренний конфликт в Российской Федерации по той же сценаристике, как в прошлом был осуществлён крах СССР на основе якобы стихийного «расцвета» множества «национальных» — а по существу националистически-«элитарных» и в некоторых случаях нацистско-«элитарных» — идеек. Это повлекло множественные бедствия и потенциал бедствий ещё не разряжен: кто хочет новой череды бедствий?..

Поэтому для начала, если не вдаваться в рассмотрение содержания самих идей, то надо избавиться от антироссийской вывески «национальная идея»: это не наше, это против всех нас.

Всем нам нужна Идея многонационального цивилизационного строительства в глобальных масштабах, открытая для представителей всех народов других региональных цивилизаций планеты и всех диаспор.

Соответственно этому обстоятельству такого рода идеей не может быть идея «территориальной целостности» России или какого-либо «государственного строительства», поскольку и государственное строительство, и территориальная целостность — средства воплощения в жизнь иных — более значимых идей, которым они всегда так или иначе подчинены. Ею не может быть «идея»: «Потребляй, что хочешь, кого хочешь и как хочешь!», поскольку она самоубийственна. Также и идея «здорового образа жизни» в смысле популяризации спорта, его массовости т.п. — бесперспективна в смысле спасительности России, как и другие по своему существу физиологические идеи, поскольку здоровье тела и духа населения само по себе бессмысленно, но должно быть основой для созидания чего-то иного — будущего качественно лучшего образа жизни человечества, что и должно быть содержанием Идеи, которая объединяет людей во многонациональное общество, живущее внутренне бесконфликтно в ладу с Землёй, Космосом и Богом.

Идея должна быть действительно ориентирована на будущее. Каждое поколение наследует то добро и то зло, которое посеяли предшествующие поколения.

ИСЛАМ И ШАРИАТ?

Исторически сложившийся традиционный ислам в качестве идейной основы проекта глобального цивилизационного строительства не подойдёт. И дело не в том, что немусульманскому обществу исторически сложившаяся мусульманская традиция сразу же предлагает выбор: кто из мусульман прав — сунниты? шииты? ваххабиты? исмаилиты? — Дело в том, что сам этот раскол мусульманской культуры стал возможным вследствие того, что для подавляющего большинства мусульман главное — не осмысленная жизнь на основе религиозного чувства, каким ислам был для Мухаммада и других истинных мусульман, а ритуал и воспроизводство традиции. Распространение такого «ислама» в любой из его ветвей не может стать глобальным проектом разрешения кризиса развития нынешней цивилизации человечества потому, что другие тоже живут большей частью воспроизводством своих традиций и не видят причин для того, чтобы от них отказываться.

А тем, в ком живо религиозное чувство и кто старается жить осмысленно на его основе, для того, чтобы войти в эту традицию, надо заглушить в себе: волю, разум, религиозное чувство — ни один человек на это не пойдёт. И более того, Коран этого от человека не только не требует, но обязывает человека к тому, чтобы он не поддался такого рода требованиям и принуждению.

Последнее необходимо пояснить, если это не всем мусульманам ясно из Корана. Начнём от Корана. Коран неоднократно утверждает, что Иса — Иисус Христос в мусульманском наименовании — человек, в котором при его жизни среди людей было Слово Божие (например, сура 4:169 (171)). Соответственно, сказанное Богом через Ису — Христа — мусульмане обязаны принять к жизненному руководству.

В частности, из канона Нового завета, вопреки «трудам» цензоров и редакторов можно извлечь истинный смысл Христова учения, которое поясняет всё, что может быть непонятно из одного только Корана, но чему не следуют и именующие себя «христианами» в их большинстве:

С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него (Лука, 16:16).
Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё <по контексту благоденствие земное для всех людей> приложится вам (Матфей, 6:33).
Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Божие (Матфей, 5:20).
Господь Бог наш есть Господь единый (Марк, 12:29).
Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Матфей, 22:37, 38).
Не всякий говорящий Мне «Господи! Господи!» войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Матфей, 7:21).
Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него. (Матфей, 7:7 — 11).
Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лука, 11:13).
Когда же придёт Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину… (Иоанн, 16:13)
Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам (Марк, 11:23, 24).
Молитесь же так: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да пръдет Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твоё есть Царство и сила, и слава во веки!» (Матфей, 6:9 — 13).
Не придёт Царствие Божие приметным образом (…) ибо вот Царствие Божие внутри вас есть (Лука, 17:20, 21).

Это то, на чём и мусульмане, и христиане, и иудеи, и все прочие могут объединиться, переосмыслив по-человечески свою прошлую историю, включая историю вероисповедания и историю неверия.

Но для того, чтобы это не было пустыми словами, должно пробудить в себе религиозное чувство и включить его в процесс мыслительной и психической в целом деятельности.

В противном случае многие мусульмане будут по-прежнему мучиться вопросом, почему среди террористов ныне так много считающих себя мусульманами? А толпа в остальном мире будет склонна думать, что Коран и ислам — это неоспоримое зло.

ПРОБУЖДАТЬ В ЛЮДЯХ РЕЛИГИОЗНОЕ ЧУВСТВО

Главная проблема человечества в наши дни состоит в том, что исторически сложившиеся культуры народов и региональных цивилизаций у большинства людей подавляют и извращают религиозное чувство — чувство обоюдосторонне направленных взаимосвязей человека и Бога, несущих смысл жизни, — чувство, с которым каждая душа приходит в этот Мир.

Вследствие этого исторически сложившиеся культуры народов и региональных цивилизаций являются не столько основой для дальнейшего развития человечества, сколько фактором, в большей или меньшей мере закрепощающим все народы в приверженности тем ошибкам и заблуждениям, которые накопились в их образе жизни. Это и делает человечество внутренне конфликтным. Заглушенность и извращённость религиозного чувства личности имеет своими следствиями в её психике стойкие мировоззренческие ошибки и ошибки миропонимания, гасит или извращает её творческие способности. И это носит характер глобального социального явления.

И поскольку только одним из проявлений этой глубинной психопатии миллиардов людей во многих поколениях является разнородный экстремизм, переходящий в терроризм, то от экстремизма и терроризма невозможно освободить ни одно общество в границах государства, ни человечество в целом, не решив проблемы пробуждения религиозного чувства взрослых людей для того, чтобы взрослые не глушили его в своих детях ни умышленно, ни сами, не ведая того.

Последнее необходимо пояснить. Речь идёт не о том, что необходимо создать и распространить в глобальных масштабах какой-то новый религиозный культ или избрать для такого употребления какой-то уже исторически сложившийся религиозный культ, модифицировав его под свои цели и задачи (заправилы террористического интернационала уже сделали это, отдав предпочтение исторически сложившемуся исламу).

Речь идёт о том, что вне зависимости от того, следует человек какой-либо традиции вероисповедания, либо же нет; убеждён он в бытии Бога, либо убеждён в том, что Бога нет, — Бог говорит со всеми и каждым языком жизненных обстоятельств.

И в Жизни доказательство Своего бытия Бог — Творец и Вседержитель — даёт Сам персонально каждому, кто осознанно задаётся этим вопросом: и состоят они в том, что жизненные обстоятельства субъекта изменяются в соответствии со смыслом его молитв тем более явственно и зримо, чем он сам более отзывчив к зову Бога, когда Бог Сам обращается к субъекту через его внутренний мир, через других субъектов или на Языке Жизни, порождая стечения жизненных обстоятельств как вокруг, так и внутри субъекта. И эти доказательства носят нравственно-этический характер, поскольку стечения обстоятельств несут нравственно-этически обусловленный смысл и целесообразность по отношению к жизни субъекта, проявившего интерес к вопросу о бытии Божием.

Для того чтобы проблемы человечества были разрешены, пробуждать религиозное чувство в людях надо целенаправленно вне зависимости от того, участвуют они в каком-либо религиозном культе или же нет; и надо помогать им включать религиозное чувство в мыслительную и в психическую в целом деятельность каждого и всех вместе. И на это — прежде всего прочего — должна быть направлена стратегия искоренения террористической угрозы для того, чтобы такая стратегия стала успешной и предотвратила множество бедствий, не допустив главного из них — террористического самоубийства нынешнего человечества, пока ещё возможного вследствие неумения и нежелания множества людей жить человеком.

Андрей Петрович Сапожников. Авель и Каин. Братоубийство

Как известно, есть две несовместимые по духу религиозные традиции, каким-то образом сосуществующие до сегодняшнего дня в Библии: авраамическая традиция, проповедующая мир, любовь и прощение, и традиция, берущая начало от детей Адама — Каина и Авеля, в которой в конкуренции перед лицом «бога» допустимо даже человекоубийство.

Носителем последней стал исторически сложившийся иудаизм, и его псевдохристианское кальвинистско-протестантское перевоплощение. Последователями авраамической религиозной традиции были Моисей, Христос, Мухаммад. Именно они в своих учениях стремились выразить цели Промысла в отношении мира. Их жизнь, их учение показывали всему человечеству, что проблема мира не в утрате им целей своего существования, как посчитал уважаемый многими авторитетный историк, а в том — насколько люди способны содержательно выразить цели Промысла в делах своей жизни?

А выразить их (идеи авраамической традиции) содержательно, то есть так, чтобы они были понятны всему обществу, мир может ровно настолько, насколько человек способен понимать язык Бога — язык жизненных обстоятельств, на котором Бог говорит с каждым отдельным человеком и человечеством в целом. Но даже если найдутся люди, способные выразить в определённой лексике цели мира, содержащиеся в Промысле, — это ещё не значит, что весь мир согласится с ними и обретёт осмысленность целей своего существования. Это условие необходимое, но… не достаточное.

Достаточным условием является способность каждого отдельного человека понимать язык Бога — язык жизненных обстоятельств и жить осмысленно своей волей в диалоге с Богом. А чтобы это стало реальностью, человек должен научиться самостоятельно думать над смыслом Жизни.

Получается некий замкнутый круг, вырваться из которого может помочь не вера в Бога, а вера Богу. После чего становится понятным и смысл следующих строк:

«Путь Промысла Его
Неведом потому,
Что вера есть в Него,
Но веры нет Ему».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Сегодня для того, чтобы разорвать порочный круг, в который руководство террористического интернационала загнало человечество, необходимо действительно религиозным людям ответить на такие вопросы:

  • Как могло случиться, что люди, приверженные на словах и лозунгах авраамической религиозной традиции стали действовать в традиции каинистов-кальвинистов?
  • Как удалось руководителям террористического интернационала заставить работать на себя авторитетов религиозной авраамической традиции?

Если общество будет искренним перед самим собой, то оно увидит, что исчерпывающий ответ на вопрос — по существу вопрос религиозный — не может быть получен вне области психологии личности.

И получается в некотором роде парадоксальный вывод: религиозное знание — тоже приданное к определённому типу строя психики. Но это кажущийся парадокс, поскольку он исчезает, перестаёт быть парадоксом при человечном типе строя психики

Для человечного строя психики нормальна — неформальная, внедогматическая и внеритуальная вера Богу по жизни и действие в русле Промысла Божиего по своей доброй воле, т.е. для человека нормально язычество в Единобожии.

Тип строя психики обусловлен воспитанием, т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей. Поэтому, будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен перейти от любого типа строя психики к человечному — основе для дальнейшего личностного и общественного развития.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики общество порождает и свою социальную организацию, развивает свою культуру:

  • либо способствуя консервации достигнутого состояния и рецидивам попыток рабовладения,
  • либо способствуя тому, чтобы человечный строй психики был признан нормой и гарантированно воспроизводился культурой при смене поколений в качестве основы для дальнейшего личностного и общественного развития народов и человечества в целом.

В нашем понимании в нынешнюю эпоху хозяйственная и в целом творческая деятельность общества должна быть подчинена последнему — становлению культуры и глобальной многонациональной цивилизации человечности, — а для этого организация трудовой деятельности в обществе должна быть такова, чтобы:

  • на одну зарплату (даже неизменную в её номинальном исчислении) можно было жить год от года лучше,
  • а у людей оставались бы свободное время и силы для личностного развития, общения с друзьями и родственниками, и особо — для воспитания детей.

Сегодняшние вдохновители и исполнители террористических акций даже не задаются подобными вопросами, не говоря уж о том, чтобы сделать их предметом обсуждения мировой общественности. И это объединяет и тех, кто является исполнителями терактов и тех, кто эти теракты планирует и финансирует. Но если исполнители выступают в этом процессе в качестве заведомых зомби, то его финансисты — тоже зомби, хотя могут думать, что вершат «большую политику» по своей воле.

 

А вот заправилы всего проекта мировой революции — демоны. Демоны пасут зомби, зомби нагнетают страх в среде человекообразных животных. И всё работает как часы.

 

А теперь, после всего сказанного, пусть каждый задумается и сам ответит на вопрос:

  • при каком типе строя психики идеологические и финансовые вдохновители террора, а также утратившие смысл и цель жизни террористы будут просто невозможны в современном мире?

Ответ очевиден — при человечном типе строя психики.

Возможно поэтому бывший президент США Д.Буш и проговорился о том, что «мировой терроризм победить невозможно», чем навлёк на себя гнев одних СМИ и насмешки других. Но то, что он сказал, по существу не оговорка, а содержательно правильно: при сохранении культуры, воспроизводящей из поколения в поколение нечеловечные типы строя психики, международный терроризм победить невозможно. И не мир потерял свои цели, а власть предержащие, извратив цели мира, вынуждены прибегнуть к своему последнему средству сохранения изжившей себя системы рабства на планете Земля — глобальному терроризму в отношении всех народов. И чтобы освободиться и от терроризма, и от власти его заправил, — надо развить иную культуру, в которой бы человечный тип строя психики был бы нормой, достигаемой всеми к началу юности.

И только при таких целях, выраженных миру в определённой лексике, можно будет говорить об искоренении даже предпосылок к тому, что имеет сегодня неопределённое название — международный терроризм.

Источник

12345  5 / 13 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

Двигатель

Опрос

Вы согласны с тем, что Россия должна заблокировать Facebook и другие соцсети, ведущие подрывную деятельность внутри страны?

Блоги на Разумей.ру

Популярное

 


© 2010-2017 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.