Зарегистрироваться
13.12.19

Двигатель

О стоимости рабочей силы, меновой стоимости, о труде, конкретном и абстрактном, и его интеллектуальной составляющей

2017-05-31 09:35 | Алексей Григорьев |Алексей Григорьев | 3284 | 11

Прежде чем приступить к анализу меновой стоимости, не могу не затронуть такой важный аспект, как стоимость рабочей силы и, соответственно, размер оплаты труда рабочего. Конкретная цифра, упомянутая Марксом, как он сам признаёт, ни о чём не говорит, она условна. Важно понять из каких соображений исходил Маркс, как он определял стоимость рабочей силы и чем она в действительности определяется. В этом вопросе Маркс, почему-то, оказался очень непоследовательным. В целом правильно начав, он в конце концов приходит к очевидному противоречию. «Стоимость рабочей силы,- начинает Маркс свои рассуждения,- как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли.» [1, с.181] Т.е. Маркс считает, что стоимость рабочей силы определяется прежними усилиями и затратами на её «производство». С этим нельзя не согласиться, вот только как-то очень туманно насчет времени. Это может быть и время учебы, и время, затраченное на повышение квалификации, или общий трудовой стаж, а может быть и время отсидки в тюрьме или просто преклонный возраст. Маркс уточняет: «Сумма жизненных средств, необходимых для производства рабочей силы, включат в себя поэтому жизненные средства таких заместителей, т.е. детей рабочих, и таким путём увековечивается на товарном рынке раса этих своеобразных товаровладельцев.

Для того чтобы преобразовать общечеловеческую природу так, чтобы она получила подготовку и навыки в определённой отрасли труда, стала развитой и специфической рабочей силой, требуется определённое образование или воспитание, которое, в свою очередь, стоит большей или меньшей суммы товарных эквивалентов. Эти издержки на образование различны в зависимости от квалификации рабочей силы. Следовательно, эти издержки обучения — совершенно ничтожные для обычной рабочей силы — входят в круг стоимостей, затрачиваемых на её производство.» [1, с.182-183] Похоже, Маркс пытается объять необъятное, перечислить всё, на что могли быть потрачены деньги и время, включая детей, воспитание и образование. При этом затраты на образование и повышение квалификации работника он считает ничтожными, т.е. заранее обозначая, что он рассматривает лишь самый неквалифицированный труд. Затем, обнулив квалификацию и забыв о детях, Маркс полностью переключает свое внимание на чисто житейские проблемы: продукты питания, топливо и т.д. Он пишет: «Итак, стоимость рабочей силы сводится к стоимости определённой суммы жизненных средств. Она изменяется поэтому с изменением стоимости этих жизненных средств, т. е. с изменением величины рабочего времени, необходимого для их производства.» [1, с.183]. Извините, но это уже совсем другой ракурс — это не оценка профессиональной пригодности, как в первом случае, а нечто совсем другое. Речь уже идет об уровне потребления. Странный подход. Маркс уточняет: «... сумма жизненных средств должна быть достаточна для того, чтобы поддержать трудящегося индивидуума как такового в состоянии нормальной жизнедеятельности.» [1, с.182] Да, это было бы неплохо. Но это совсем не стоимость рабочей силы, а то сколько работнику нужно платить, чтобы он мог сводить концы с концами. Для вычисления «суммы жизненных средств» Маркс на 183 странице предлагает свою формулу - это алгебраическая сумма товарных масс ежедневного потребления 365А, еженедельного потребления 52В, ежеквартального потребления 4С и т.д., деленная на 365 дней. Естественно, если все это выражено в текущих ценах, то получается среднесуточные траты конкретного человека на жизнь. Каким-то непостижимым образом Маркс приходит к выводу, что это и есть стоимость рабочей силы, и следовательно платить работнику должны именно столько. Однако совершенно ясно, что в этом нет ни определённости, ни объективности, поскольку среднесуточный уровень потребления, у всех разный. Он может быть и высокий, может быть и низкий. Более того, это приводит к явному абсурду: стоимость рабочей силы зависит не от квалификации работника, не от того, кто сколько производит, а от того, кто сколько потребляет. Это пятая ошибка Маркса. Поэтому возникают два резонных вопроса, а сможет ли работник в таком случае вообще отработать свою зарплату, и согласится ли столько платить капиталист? Маркс таких вопросов не задаёт, да и вообще проблемы в этом не видит. Во-первых, потому, что он пытается свести уровень потребления к минимуму, поскольку это единственная боле или менее определённая величина. «Низшую, или минимальную, границу стоимости рабочей силы образует стоимость той товарной массы, без ежедневного притока которой носитель рабочей силы, человек, не был бы в состоянии возобновлять свой жизненный процесс, т. е. стоимость физически необходимых жизненных средств.» [1, с.183-184] Проще говоря, если платить ещё меньше, то работник может умереть. Во-вторых, даже более высокий уровень потребления его не пугает, поскольку в любом случае он сводит его к половине рабочего дня. Оказывается неважно, много или мало потребляет человек, результат один и тот же. В доказательство своих слов хочу привести цитату, в которой Маркс делает весьма странный вывод. «Пусть в этой необходимой для среднего дня товарной массе заключено 6 часов общественного труда (?); тогда в рабочей силе ежедневно овеществляется половина дня общественного среднего труда, т.е. требуется половина рабочего дня для ежедневного производства рабочей силы (??). Это количество труда, необходимое для ежедневного производства рабочей силы, составляет её дневную стоимость, или стоимость ежедневно воспроизводимой рабочей силы.» [1, с.183]

Я намеренно поставил в цитате знаки вопроса, чтобы обратить внимание читателей на ошибочную логику. Маркс, почему-то, уверен, что если для производства товарной массы, ежедневно потребляемой рабочим, требуется полдня общественного труда (понятно, что это условная величина, которая может быть любой), то и рабочему, чтобы заработать на их покупку, тоже требуется полдня. Т.е. 6 часов труда, неважно в какой отрасли, приносят одну и ту же стоимость, естественно, 3 шиллинга в золоте. А это уже совершенно неверно. Это, определённо, шестая ошибка Маркса. Во-первых, как вообще можно уравнять производительность труда в различных отраслях промышленности и с/х? Маркс предлагает решить эту проблему через «необходимый общественный труд», среднюю норму производства (правда не ясно по городу, по стране, или во всем мире). Но, на самом деле даже это ничего не решает. Средняя она или необходимая, важно то, что в разных отраслях она разная. И вывод из этого следует противоположный утверждению Маркса. За одно и то же время в разных отраслях промышленности создаются товары разной стоимости, просто потому, что у них разная производительность. Примеров хоть отбавляй. С конвейера автозавода каждые несколько минут сходит готовый автомобиль. Очевидно, что средняя стоимость, созданная одним рабочим на этом предприятии в единицу времени много выше, чем таковая, созданная, например, в пекарне. Напрашивается очевидный вывод, что время не является эталоном измерения стоимости, как метр или килограмм для длины и веса. Просто потому, что труд разной квалификации и разной производительности создаёт в единицу времени разные стоимости. Маркс уверен в обратном, что всякий производительный труд в равные отрезки времени создает равную стоимость. Бесспорно, в ряде случаев это так и есть, особенно если речь идет о самом примитивном труде, который он и рассматривает. Чем его ещё измерять, как не временем. Но если считать этот метод универсальным, то мы неизбежно придём к абсурдным ситуациям.

Но почему Маркс пришел к такому очевидно неверному выводу? Цепочка рассуждений Маркса представляется мне следующей: раз товары обмениваются стало быть их стоимости равны. А что создаёт стоимость? - труд. Следовательно и труд, овеществлённый в этих эквивалентных стоимостях также равен, другими словами равные количества труда создают равные стоимости. А чем измеряется труд? — затраченным временем. Следовательно, за равное время создается одинаковая стоимость, т.е. стоимость, как и труд, можно измерять затраченным временем. А для большей объективности или убедительности добавляет, что не всяким, а только общественно необходимы. Это похоже на апорию Зенона, когда вроде бы верная логическая цепочка приводит к абсурдному выводу. Я полагаю, что основной дефект этой логической цепочки, как ни странно, связан с гениальным открытием Маркса — его научным осмыслением абстрактного и конкретного труда. Т.е. любой труд можно представить как затрату человеческой энергии (абстрактный труд) в каком-то конкретном виде деятельности (конкретный труд). Естественно, что для создания любой материальной вещи должен быть затрачен человеческой труд, труд вообще, независимо от конкретного вида деятельности. Следовательно, если отвлечься от конкретного вида деятельности, то остаётся лишь затрата человеческой энергии. И в этом Маркс конечно прав. Он пишет: «От них (продуктов труда) ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишённого различий человеческого труда, т.е. затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты. Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. » [1, с.46] В целом верно, но нельзя не видеть, что абстрактный и конкретный труд по существу диалектические противоположности, которые нельзя отделять друг от друга, потому что они не существуют друг без друга, как левое и правое, как форма и содержание. В случае их разделения совершенно теряется сама сущность целого, в данном случае труда, исчезает всякое качество самой человеческой энергии, она действительно становится одинакова для любых видов труда. К сожалению, Маркс отделил абстрактный труд от конкретного, что привело к неадекватности всей теории стоимости. Это его седьмая ошибка.

«Всякий труд,- пишет Маркс,- есть, с одной стороны, расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, — и в этом своём качестве одинакового, или абстрактно человеческого, труд образует стоимость товаров. Всякий труд есть, с другой стороны, расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме, и в этом своём качестве конкретного полезного труда он создаёт потребительные стоимости.» [1, с.55] Вот именно, что потребительная стоимость создаётся конкретным трудом. Маркс продолжает развивать мысль: «Равным образом теперь это уже не продукт труда столяра, или плотника, или прядильщика, или вообще какого-либо иного определённого производительного труда. Вместе с полезным характером продукта труда исчезает и полезный характер представленных в нём видов труда, исчезают, следовательно, различные конкретные формы этих видов труда; последние не различаются более между собой, а сводятся все к одинаковому человеческому труду, к абстрактно человеческому труду.» [1, с.46] К сожалению, в действительности исчезло всё: и необходимая квалификация работника, и сам квалифицированный труд, и даже его целесообразность. Получилось, что не важно, кто конкретно затрачивает свою энергию сталевар или парикмахер, инженер или чернорабочий, ученый или фермер, портной или ткач. Для Маркса «Это лишь две различные формы расходования человеческой рабочей силы.» [1, с.53] Остаётся просто труд, труд вообще, который, естественно, можно мерить в часах. И поэтому «...стоимость каждого товара определяется количеством труда, материализованного в потребительной стоимости товара, рабочим временем, общественно необходимым для его производства.» [1, с.198] Таким образом, рассуждения Маркса о стоимости сводятся к следующему: раз в товаре овеществлен абстрактный труд и именно он является «созидателем» стоимости, то стоимость, как и труд, следует измерять временем. Только сегодня всем очевидно, что разные виды труда за одно и то же время способны создать разную стоимость. Действительно, равное время есть равное количество абстрактного труда, но само качество труда разное, а следовательно и разная вновь созданная стоимость. Видимо во времена Маркса это было не столь явно, как сейчас, поскольку научно-технический прогресс в его время ещё не достиг необходимого уровня. Маркс не увидел разницы в затратах труда между прядильщиком, портным и суконщиком. Интересно, что бы он сказал о труде программиста и труде прядильщика? Что касается измерения труда в часах, то это не только возможно, но даже нужно делать, например, для нормирования продолжительности рабочего дня. В часах нельзя измерить именно созданную трудом стоимость, потому, что она разная не только в зависимости от конкретного вида деятельности, но и от квалификации, и даже от личных качеств работника. Таким образом, если мы будем выражать стоимость в рабочем времени, то эквивалентность стоимостей различных товаров вообще улетучится. А ведь именно эквивалентность обмена является фундаментальным постулатом теории Маркса.

Вернемся к меновой стоимости. Нельзя не признать, что свободный обмен может быть только эквивалентным. В противном случае он не состоится. Маркс рассматривает разные варианты обмена: 20 аршин холста на 1 сюртук, 40 ф. кофе на 20 аршин холста и другие. Он уверен, в объективности этих соотношений (речь не идет о конкретных цифрах, речь идет о принципе), он считает, что с обеих сторон выступают равные количества труда, следовательно объективно равные стоимости. И это его восьмая ошибка. Он даже ставит знак равенства в этих соотношениях. Поэтому для Маркса также легко сделать обратный обмен 1 сюртук на 20 аршин холста. Ему не важно какого размера сюртук, а, как я упоминал выше, не всякая одежда, представляет потребительную стоимость для конкретного человека. Он не видит проблем обменять и 20 аршин холста на 40 ф. кофе, не принимая во внимание, что не все пьют кофе и стало быть так меняться не будут. Маркс сам определил стоимости всех товаров за других. Но ведь о том, полезная вещь или нет, лёгкая или тяжелая, простая или сложная, ценная или не ценная, может судить только сам пользователь. Именно поэтому меновая стоимость вдвойне субъективна. В акте обмена должны совпасть мнения обеих сторон. Варианты обмена, предложенные Марксом действительно могут иметь место, но в них нет никакой объективности, они в высшей степени субъективны. Я предполагаю, что сама трудовая теория стоимости появилась в результате поиска Марксом объективной основы обмена. Именно стремление найти объективный эквивалент стоимости, её размерность, привело Маркса к её неверному пониманию. Маркс находит объективность обмена в равенстве труда, равенстве времени и, следовательно, в равенстве стоимости. Но, как было показано выше, равенство времени не выражает равенства стоимостей. Но разве может быть обмен неэквивалентным? Нет, не может. Всё дело в том, что меновые стоимости действительно эквивалентны, но они эквивалентны только для конкретных участников сделки. Только они видят в обмениваемых товарах равные стоимости, иначе бы они не стали меняться. Кстати совсем не обязательно, чтобы совпадало время для их изготовления. При всей субъективности обмена, это вовсе не значит, что никто другой не может также считать данный обмен эквивалентным и обменивать точно в таких же пропорциях. Более того, эквивалентным его могут считать абсолютно все, но только до поры до времени. Вместе с тем, признанный всеми эквивалентный обмен, в определённой ситуации может кому-то показаться неэквивалентным.

Исключительно важным в этой связи становится открытие Маркса, касающееся природы денег, а именно, деньги как товар и как всеобщий эквивалент. Из этого следует, что любая сделка купли/продажи — это точно такая же операция обмена, т.е. в ней проявляется вся та же субъективность меновой стоимости, просто на одной стороне в качестве товара выступают деньги. Его гениальное открытие, с учетом вышеизложенных уточнений, объясняет механизм функционирования любого рынка: рынка товаров или рынка труда. Именно с такой повышенной субъективностью происходит обмен/продажа рабочей силы на свободном рынке. Именно поэтому на пропорцию обмена оказывает влияние абсолютно всё, и личные качества контрагентов, и вся имеющаяся в их распоряжении информация. Имеет значение всё: и квалификация рабочего, и жадность капиталиста, и запросы работника, и конъюнктура рынка, и прочее, прочее, прочее, даже их настроение. В обмене нет той объективности и равенства стоимостей, которую пытается найти Маркс. Именно для придания объективности под «суммой жизненных средств» он подразумевает тот минимум средств, которые необходимы рабочему, чтобы только не умереть с голода. Прожиточный минимум - это единственный более или менее объективный показатель. Поэтому его формула только для того и пригодна. Однако, почему рабочему нельзя платить больше, остаётся необъяснимым.

Принимая во внимание всю неопределённость сущности человеческой энергии, как некой потенциальной энергии созидания, учитывая её специфичность и индивидуальность, возникает такая крамольная мысль, что её вообще нельзя ничем измерить, во всяком случае на современно этапе. Более того, зачем вообще нужно эту энергию мерить, разве недостаточно наличия самого товара, в котором она, по выражению Маркса, овеществлена, и ограничиться действительно объективным подсчетом себестоимости товара, т.е. издержек его производства. Нельзя забывать, что производитель товара в принципе не может измерить потребительную стоимость, а следовательно и стоимость своего товара, ни в каких единицах, ни в часах, ни в чём-то ещё. Это вообще вне его компетенции, т.е. стоимость не есть функция от продолжительности труда. Он может её только примерно оценить, прикинуть на глаз или провести маркетинговое исследование. Потребительную стоимость определяет лишь покупатель. Производителю остаётся лишь скрупулёзно посчитать все свои затраты. А для увеличения своей прибыли производитель должен стремиться к снижению себестоимости товара за счёт снижения издержек производства и постоянно работать над повышением потребительной стоимости своей продукции.

Маркс рассматривает вопросы производства, к сожалению, только в одной плоскости, его волнует лишь один аспект: рабочий и созданная прибавочная стоимость. Вопросы организации труда и квалификация исполнителей, т.е. вообще интеллектуальная составляющая любого производства его мало интересуют, поскольку, как считает Маркс, это не имеет принципиального значения, первые он просто обнуляет, а вторые касаются лишь конкретного труда. Он же исследует исключительно абстрактный труд, т.е. труд вообще, «потребление рабочей силы», что, по его мнению, в принципе не отличается от потребления труда животных, например лошади. На основании своего анализа функционирования капитала Маркс приходит, тем не менее, к совершенно верному выводу, что практическим (материальным) источником прибавочной стоимости является именно абстрактный труд, поэтому он справедливо считает, что прибавочная стоимость — это «овеществлённый труд» и в промышленности она создаётся исключительно рабочими.

Однако прибавочная стоимость не существует, вне конкретного товара, т.е. вне конкретной потребительной стоимости, которая создаётся лишь конкретным трудом. Это значит, что без определённой интеллектуальной оставляющей, а именно, наличия базовой идеи, что и как нужно делать, работа теряет всякий смысл и сводится к чисто физическому, точнее механическому труду, который, в принципе, может быть заменён работой животных или механизмов, при этом прибавочная стоимость всё-равно будет создаваться, а вот принципиально новой потребительной стоимости не получится. Очевидно, что при производстве традиционных товаров об этом никто не задумывается. Маркс на данный аспект вообще не обратил никакого внимания. Он совсем не принял в расчёт, что вновь создаваемая потребительная стоимость, которую он исследует, строго говоря, никакая не новая. Это просто вновь произведённая, но изготовленная по традиционным технологиям, продукция. Рабочие ничего не придумывают сами, всё давно отработано, и они выполняют чисто механический, именно абстрактный, труд. Но Маркс не придавая этому особого значения, приписывает и создание потребительной стоимости также рабочим, считая, что любой «процесс труда … есть целесообразная деятельность для созидания потребительных стоимостей.» [1, с.195] Формально он прав, товар делают именно рабочие, но изначальный план действий, какой конкретно товар будет производиться, каковы будут его потребительные свойства, как все будет организовано и многое многое другое вызревает в голове у капиталиста, а не у рабочих. Маркс, в принципе, сознаёт, что «В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально.» [1, с.189] Но он особо не задаётся вопросом, в представлении какого человека существует этот образ будущего, а ведь именно это в высшей степени важно. Без этой интеллектуальной базы любой «абстрактный труд» превращается в бессмысленную трату сил. При этом как раз теряется та целесообразность труда, о которой говорит Маркс. Однако он не видит ни самого интеллектуального вклада в создание какой-либо потребительной стоимости, ни его источник. И это его девятая ошибка. Он мимоходом замечает, что «Лукавым глазом знатока он (капиталист) высмотрел средства производства и рабочие силы, требующиеся для его особого предприятия: прядильни, обувной фабрики и т. д.» [1, с.196], и признаёт, что «...капиталист заставляет рабочего изготовлять какую-либо особую потребительную стоимость, какую-либо определённую вещь.» [1, с.188] Но он не хочет признать, что именно ту, которая была задумана капиталистом. А в том, что «Рабочий работает под контролем капиталиста, которому принадлежит его труд. Капиталист наблюдает за тем, чтобы работа совершалась в надлежащем порядке и чтобы средства производства потреблялись целесообразно, следовательно, чтобы сырой материал не растрачивался понапрасну и чтобы с орудиями труда обходились бережно, т. е. чтобы они разрушались лишь настолько, насколько этого требует их употребление в работе.» [1, с.196], Маркс видит только принуждение. Но как без четкого руководства мог бы появиться принципиально новый товара, которого ещё никогда не было? Его появление неразрывно связано с новой технологией, которая не появляется сама собой, но лишь в результате интеллектуальной деятельности, которая к практическому труду рабочих не имеет никакого отношения. Только когда новая технология внедрена в производство и налажено изготовление новой продукции, появляется возможность получения прибавочной стоимости, путём «овеществления» труда рабочих. Таким образом, Маркс проигнорировал не только организационную сторону любого производственного процесса, но и сам научно-технический прогресс, видимо, считая его обычным природным явлением, который эволюционирует «сам собой».

Использованные источники:

1. Маркс Карл, электронная версия работы «Капитал», Том 1,

сайт http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/

Источник

12345  3.56 / 9 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

11 комментариев

  • Емеля
    2017-05-31 15:19
    Читая Маркса складывается впечатление, что он великий путаник. И сам заплутал и других запутал. Теперь вот другие вынуждены читать и выискивать его ошибки только потому, что кто-то когда-то очень хорошо пропиарил марксизм. "Гои" купились на развод и на собственной шкуре доказали метрологическую несостоятельность марксизма. А Сталин так и вообще вынужден был переписать марксизм в сталинизм (сталинская экономическая теория, подтверждённая практикой) и в конце жизни вынес марксизму смертный приговор, говоря о том, что нужно отбросить некоторые понятия (прибавочные и необходимые: труд, продукт, время), без которых политэкономия марксизма существовать не может.
    Отсюда собственно и родилась знаменитая фраза, что без теории нам смерть (Сталин естественно говорил об экономической теории), предполагая, что коммунисты подхватят и доработают его экономическую теорию. Подхватили, но только спустя 40 лет. Но к тому времени СССР уже развалили.
    Ответить
    • Алексей Григорьев Емеля
      2017-05-31 20:48
      Можно конечно трактовать и так. Но можно и по-другому. Маркс разработал теорию, которая была в его время вполне адекватна. Он не мог знать какие открытия появятся в следующие 150 лет. Почему претензии к Марксу? Давайте обрушим свой гнев на Птолемея, он вообще всё запутал. Претензии нужно предъявлять к себе, что оказались глуповаты. Что касается Сталина. Я не согласен с тем, что он что-то существенно изменил в марксизме. Он на мой взгляд был скорее догматик. Другое дело, что в конце концов он понял, что нужна новая теория. Точнее обновленная. А вот теперь уж точно новая, поскольку наука ушла ещё дальше и отдельными поправками марксизм не исправить. Тем не менее фундамент марксизма-ленинизма достаточно прочный. Это как ньютонова физика - на века.
      Ответить
      • Емеля Алексей Григорьев
        2017-05-31 21:44
        Не знаю. По-моему, Сталин был бы догматиком, не смог бы ничего в СССР построить, т.к. политэкономия марксизма - плохой фундамент, неподходящий. Сталин всё переделывал. Он только на словах был догматиком. Это было его оружие против троцкистов. Это факт.
        С другой стороны, мне непонятно, почему надо обновлять теорию, у которой фундамент не то что развалился, но и никогда не существовал. Была видимость лишь одна.
        В нашем распоряжении достаточно уже знаний для того, чтобы строить именно новую теорию. И таковая в общем уже есть - экономический блок КОБ содержит её каркас, включая прочный фундамент.
        Ответить
        • Алексей Григорьев Емеля
          2017-06-01 07:15
          Начну с конца Вашего комментария.Вы правы, что нужна новая теория. Я и сам так считаю. К сожалению с экономической платформой КОБ я не знаком. Прошу Вас дать конкретную ссылку, чтобы я смог это сделать. Фундамент марксизма я считаю достаточно прочным. У нас видимо разная трактовка того, что есть фундамент. Для меня он включает прежде всего диалектический материализм, учение о формациях, понимание сущности товара и денег и... если подумать, то можно найти ещё кое-что. Очевидно что главное диалектический материализм. Без этого фундамента ничего не получится. Если КОБ строит свой блок на нём, то почему Вы говорите, что фундамент развалился. Если нет, то теория КОБ развалится через год.Так что новая-то она новая, но без этого фундамента никуда. Теперь о Сталине. "Он только на словах был догматиком" Если он ещё при жизни модернизировал теорию Маркса, то об отсутствии какой новой теории он забеспокоился в коне своей жизни. За год до этого состоялась политэкономическая конференция (или как она там точно называлась). Так вот в её материалах ничего такого революционного я не нашел. Скорее наоборот общее впечатление довольно серенькое. Он конечно осадил особо рьяных леваков, но все в рамках марксизма. А построил потому, что до войны марксизм ещё работал. И по большому счету для простых людей теория достаточно далеко. С птолемеевой системой люди прожили полторы тысячи лет и ничего, даже не заметили. Как-то так.
          Ответить
          • Емеля Алексей Григорьев
            2017-06-01 08:22
            Вот здесь https://www.razumei.ru/lib/books/gosuprav/ можете выбрать 3 книги по экономической части:
            Краткий курс..., 6 март 2004 г.
            К пониманию макроэкономики государства и мира (тезисы), тематически расширенная редакция 2009 г.
            "Грыжу экономики" следует "вырезать", 22 май 1998 г.

            Авторы КОБ из марксизма взяли только метод - диалектический.
            Учение о формациях, на мой взгляд, слишком поверхностно и в КОБ не нашло своего отражения. А что касается понимания экономических сущностей, то ведь они не только у Маркса описаны.

            КОБ не развалилась за четверть века. Не видно предпосылок, что развалится в будущем. Пока умельцев до развалу не нашлось :wink:

            По Сталину. Если вы читали Экономические проблемы социализма в СССР, то там он кратко, но по существу рассказал почему политэкономия марксизма - не годится.

            Потом как-то неубедительно звучит фраза: "А построил потому, что до войны марксизм ещё работал."
            А после войны перестал? Почему? Практика критерий истины.
            А может до войны это был уже не марксизм, хотя на слуху вроде были привычные уху марксистские понятия? А может Сталин умело скрывал, что сталинизм - иная - проверенная горьким опытом строительства социализма теория, т.к. методом проб и ошибок, пытаясь действовать по марксовой политэкономии, рождалась новая теория. Именно о ней говорил Сталин и о том, что нужно отказаться от метрологически несостоятельной политэкономии:
            "Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из «Капитала» Маркса, где Маркс занимался анализом капитализма, и искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как «необходимый» и «прибавочный» труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» рабочее время.

            Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими
            новому положению. Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие.

            — Сталин И. В. Экономические проблемы социализма в СССР".

            Заметьте - "терпеть это несоответствие до известного времени"!!! Сталин бухгалтером был хорошим и потому знал, о чём говорил.

            Такие вот мысли.
            Ответить
            • Алексей Григорьев Емеля
              2017-06-01 09:31
              Спасибо за мысли. Однако Вы не обратили внимания. Я сказал,что если на фундаменте диалектического материализма, то это прочно. ВЫ правда не уточняете материализм или не материализм. Это вызывает вопросы.
              Что касается новой теории, то не смотря на то, что Вы вроде как мне оппонируете, по сути мы стоим на одной позиции. Например относительно прибавочного и необходимого времени. Вы же читали мою первую статью. Хочу чтобы Вы меня поняли, речь идет не о том чтобы притянуть за уши марксизм, тем более догматизированный, а создать адекватную политэкономию социализма, что и хотел по-моему сделать Сталин. Но без глубокого переосмысления марксизма, на пустом месте этого сделать по-моему нельзя. Во всяком случае в естественных науках новые теории вырастают на базе старых, то ли в качестве их развития, то ли в качестве их отрицания. В нашем случае видимо уместнее второе. Не удивительно, Маркс рассматривал капитализм, а нам нужна теория социализма.Но нельзя и отрицать, что многие его соображения заслуживают всяческих похвал. Как-то так.
              Ответить
              • Емеля Алексей Григорьев
                2017-06-01 10:10
                ВП СССР взял диалектику, как искусство познания истины путём постановки наводящих вопросов и ответов на них (определение Сократа). Но у Маркса нечто иное. Он не выбрался за рамки курицы и яйца - материализма и идеализма. А у ВП - целостная картина, ввиду того, что пользуясь диалектическим методом он не разделяет целостность на части и объявляет одну из них - истиной, а другую - ложью.

                Я вам не оппонирую. Статьи ваши читал и потому, учитывая, что вы выводите в целом ошибочность политэкономии Маркса, т.к. его базовые экономические категории либо неопределены (стоимость), либо ошибочны (прибавочный-основной), полагаю, что не на основе марксовой политэкономии надо дорабатывать экономическую науку, а отказаться от марксизма и строить своё с учётом экономического достояния эпохи СССР. Собственно это уже сделано в КОБ и что хотел сделать Сталин.

                А в остальном, вы, как специалист, конечно должны разбираться в вопросе. А мне как любителю - это необязательно. Достаточно понимания того, что политэкономия Маркса - нерабочий инструмент как в его времена (подтверждено Сталиным), так и (тем более) сегодня.
                Полагаю, лучше сосредоточиться на здоровой критике экономического блока КОБ, т.к. это поможет сделать эту теорию сильнее и расширить сферу её применения, а затем и повсеместного внедрения.
                Ответить
                • Алексей Григорьев Емеля
                  2017-06-01 10:58
                  Ничего пока не буду говорить, должен познакомиться с Вашим источником. Что касается классической диалектики, то у меня к ней тоже ряд претензий. Буду писать статью Немного позже.
                  Ответить
      • Комментарий удалён
        • Алексей Григорьев А Сидороввалуа
          2017-06-01 07:18
          Вы видимо хотели что-то написать, но передумали. Если по делу, то молчать не нужно.
          Ответить
          • А Сидороввалуа Алексей Григорьев
            2017-06-01 11:30

                  Видите ли, какая штука. Касаясь Маркса вообще, вы должны относительно него иметь чёткую мировоззренческую позицию, которая должна учитывать, что:
            1. Маркс – автор гражданского варианта многократно правленой жрецами библии, конкретно – действующей методики завоевания мирового господства. Это положение не моё и оно давно озвучено, но подробно не  растолковано. Поэтому Маркса надо не цитировать, а отвязываться от него. Что значит «Маркс ошибся»? Он ошибся в разработке проекта порабощения? Это и Гитлер ошибался в своём проекте – мало вешал или много вешал. «Благодаря» его ошибкам мы сейчас живы.  
            2. Популярность Маркса совсем не всенародная,  это заслуга СМИ. И воевать придётся не со старым …., а с его образом «мадэ ин СМИ». А в этом образе  есть болевая точка – понятие стоимости, отличное от обиходного понятия цены. Ну что будут стоить рассуждения относительно стоимости рабсилы, если всё сведётся к вопросу «Сколько надо заплатить этим скотам, чтобы они пахали?». Поэтому я и зацепился за идею развенчать само понятие, как Иван-Царевич зацепился за идею разбить Кащеево яйцо.   
            3. Маркс, был совершенно безнравственным человеком, скорее всего, психопатом, при чём, с детства. Вместе с другом Энгельсом «наваял» 200 томов – именно столько занимает новейшее немецкое полное собрание их сочинений. Опровергать эти килотонны не хватит никакой жизни, в том числе и из- за предполагаемой его психопатии. Психопаты ведь в труде очень плодовиты, в том числе в том, чтобы перескакивать с темы на тему. В пользу версии психической неадекватности говорит самоубийство всех его дочерей. Вот выдержка из письма его отца: "О Господи! Беспорядок, бессмысленные экскурсии во все области знания, угрюмые размышления перед унылой масляной лампой, сумасшедшие метания по комнате в халате, запущенный внешний вид; и все это вместо того, чтобы веселиться за кружкой пива; нелюдимое уединение, пренебрежение всякими внешними приличиями и даже неуважительное отношение к отцу... И на этой ниве бессмысленной и бесполезной эрудиции должные взойти плоды, которые будут питать тебя и твою возлюбленную (Женни фон Вестфален), и собранный подобным образом урожай позволит тебе выполнить твои святые обязанности!?"


            По изложенным причинам я крайне плохо отнёсся к самой тематике представленных Вами статей.

            Ответить
            • Алексей Григорьев А Сидороввалуа
              2017-06-01 15:25
              Спасибо большое за комментарий. Мне понятна (я надеюсь, что понятна) Ваша позиция. Не могу сказать, что также негативно к нему отношусь, кстати вполне понимая его очевидные недостатки, особенно в личной жизни. Но моя позиция такова, что к высказываемым идеям не имеет никакого отношения. Это же в целом касается его психического здоровья. Когда-то я решил познакомиться с работой Ницше. Читал, читал и ясно почувствовал, что он психически неадекватен. Заглянул в Википедию - точно псих. Но в любом случае я работаю с идеями, а не с конкретными людьми. Псих тоже случайно может выдать что-то гениальное. Что касается первого пункта. Это безусловно серьезный упрек Марксу. Но учитывая высказанное ранее и тут получается, что это не так важно. Даже наоборот нужно понять, что именно он поставил с ног на голову. Не почему (вопрос спорный: господство, не господство), а что? Понять, что конкретно нам не подходит, вводит в заблуждение. Знаете, я даже познакомился с протоколами сионских мудрецов. Там не было никаких сомнений, насчет их целей. Должен сказать интересно и поучительно.Ещё раз повторюсь - я работаю со смыслами, идеями. И главная моя задача - это создание новой политэкономии социализма (хотя бы в общих чертах) И в этом вопросе Маркс как автор не играет какой-то значительной роли. Хотя некоторые базовые понятия по-моему стоит позаимствовать и кое-какую терминологию. Нельзя теорию начинать с нуля, это даже невозможно. Кстати завтра-послезавтра я планирую выложить последнюю четвертую статью из этой серии. Там о Марксе ещё меньше, но я его опять критикую, а Ленина хвалю. Хочу Вам сказать, что эти статьи небольшая часть всей моей работы. Вообще, во всей своей работе я обращаюсь и ссылаюсь на многих ученых: Гоббса, Лебона, Листа, Вебера, Гэлбрейта и многих других, а не только на Маркса. Причем Маркса я в основном критикую. Извините, что так длинно, мне захотелось Вам объяснить реальное положение дел.
              Ответить
efimovfree

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

Морозко без прикрас
Аналитика| вчера 10:54
Что у нас украли?
Видео| 2019-12-10 12:17
Наш ли дом – Газпром?
Статья| 2019-12-09 19:05

Двигатель

Опрос

С закрытием самодостаточного социально-хозяйственного проекта "СССР" мир незаметно перешёл на стадию глобальной интеграции средств производства и распределения. Какая функция отведена в ней для России в отношении её территории, ресурсов и населения?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2019 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.