... в единстве сила ...
Зарегистрироваться
29.03.17  

Двигатель

Беларусь перед выбором — Запад или Восток?

2016-11-22 14:32 | Емельян |Молодёжная аналитическая группа | 600 | 0

Спустя двадцать лет после развала Советского Союза Беларусь по‑прежнему зависит от России в политическом и экономическом отношении. Туда идёт одна треть всего её экспорта, и, кроме того, Беларусь почти полностью зависит от России в удовлетворении своих энергетических потребностей. Из 9,5 миллиона белорусов большинство говорит по‑русски, независимым государством Беларусь стала лишь в 1991 году, и глубина национального самосознания её народа ещё не измерена. Благодаря всем этим факторам и сохраняется связь с Россией.

Тем не менее в последнее время как видные политики, так и либеральная оппозиция провозглашают курс на ослабление взаимного сотрудничества с Россией, при этом делая ставку на евроинтеграцию. Насколько объективны и конструктивны такие заявления, рассмотрим в данной статье.

Россия или Запад?

Прежде чем рассказать о финансово-экономическом сотрудничестве России и Беларуси, приведём для понимания сути о планах по проведению многовекторной политики нашей страны высказывание главы МИД В. Макея:

«Сильная зависимость от России «особенно ущербна» в периоды экономических кризисов и поэтому Беларусь хочет от неё уйти».

Об этом заявил глава МИД Владимир Макей в октябре 2016 года, общаясь с журналистами после встречи со своим польским коллегой Витольдом Ващиковским в Варшаве.

Макей признал, что Беларусь и Россия — очень тесные союзники и партнеры.

«Заключено более 200 различных межправительственных, межгосударственных и региональных соглашений и договоров во всех сферах — начиная с политической, экономической и заканчивая военной. К сожалению, и в прошлом, и сейчас случаются определенные конфликты, определённые проблемные ситуации в наших отношениях. В первую очередь это связано с вопросом торгово-экономического сотрудничества, с вопросами поставок газа и нефти и др. В прошлом были «сахарные» и «молочные войны».

При том что Беларусь «понимает подоплёку» этих конфликтов, стороны должны решать все проблемы, убеждён Макей.

«Что касается принципиальных наших подходов, мы не собираемся отрываться от России. Мы понимаем, что в экономическом плане Беларусь достаточно сильно зависит от этого, но мы хотим уйти от этой сильной зависимости, быть менее зависимыми от одного государства, что особенно ущербно в периоды финансово-экономических кризисов. Мы были свидетелями этого».

Но это не значит, повторил глава МИД, что Беларусь намерена разорвать все связи с Россией.

«Наоборот, мы намерены эти связи укреплять, но одновременно мы считаем, что в наших национальных интересах развитие нормальных добрососедских отношений с нашими западными партнерами, со странами Европейского союза, с Европейским союзом в целом, да и с другими геополитическими игроками — с США, с другими центрами силы, с Китаем и рядом других стран».

По словам министра, Минск хочет найти «разумный, позитивный баланс в отношениях со всеми дружественными странами и континентами».

Позыв, как говорится, громкий и правильный, но как надо понимать слова главы МИДа о том, что Беларусь хочет уйти от сильной зависимости от России и в чём это выражается? Если это сказано для Запада, чтобы показать свои якобы намерения и крен на евроинтеграцию, то тогда данные слова надо подтверждать комплексом экономических мер, направленных на структурные изменения экономики Беларуси. Пока, увы, эти слова остаются всего лишь словами. Наверно, Россия не была бы против, если бы Беларусь могла развиваться самостоятельно, обходясь без финансовой российской помощи, была бы сильным государством как политически, так и экономически, при этом надёжным партнёром в различных сферах деятельности.

Экономическая и финансовая зависимость от России — историческая закономерность

Зависимость (а лучше, наверно, — сотрудничество) оформилась ещё в советское время, когда белорусская промышленность ориентировалась на общесоюзный рынок — прежде всего российский. После развала Советского Союза вначале премьер-министр Кебич, а затем президент Лукашенко взяли курс на сохранение тесной связи с Россией. Некоторые слабые попытки снизить зависимость от России предпринимались в 2000-х, но без особого результата. Поэтому Беларусь фактически и исторически ориентирована российский рынок, покупая в соседнем государстве сырьё и сбывая туда же значительную часть готовой продукции.

С одной стороны, зависимость от России — следствие структуры экономики, созданной в советский период, с другой — результат последовательной политики, проводимой белорусскими властями с момента обретения независимости.

Пик сотрудничества Беларуси и России приходится на 1995 — 1999 годы, когда Президент Лукашенко однозначно ориентировался на Россию, которая рассматривалась как основа сотрудничества и благополучия Беларуси, как фундамент решения и экономических, и политических проблем страны.

Можно спорить о том, усиливается ли зависимость белорусской экономики от России либо просто остаётся на стабильно высоком уровне. Но проще перечислить отрасли экономики, которые не зависят от России: экспорт продуктов нефтепереработки, экспорт калийных удобрений — и пока всё  но что мешает нам развивать экспорт и в других отраслях?). Экспорт сельскохозяйственной продукции, машиностроения завязан на российский рынок. Экспорт продуктов нефтепереработки и калийных удобрений в денежном выражении падает, потому что снижаются цены на внешних рынках. Поэтому можно констатировать, что зависимость белорусской экономики от России, по крайней мере, не уменьшается.

Бич для нашей экономики — низкая диверсификация, высокая степень зависимости от одного рынка, об этом не говорит только ленивый. Официальные власти постоянно твердят о диверсификации экспорта, деая упор на Евросоюз, на страны «дальней дуги», но никаких прорывов в этом пока не видно. Да, бесспорно, надо развивать и другие направления сотрудничества с другими странами, но только только ориентация на евроинтеграцию, как об этом твердит либеральная оппозиция, будет губительна для страны, поскольку рушить выстроенную десятилетиями кооперацию и сотрудничество двух соседних и дружественных стран в корне неправильно.

Российские и зарубежные эксперты об экономике Беларуси

Поскольку Беларусь и Россию связывает многолетнее сотрудничество в различных сферах, то российские эксперты мониторят социально-экономическую ситуацию в стране.


Так, эксперты российского «Сбербанка» прогнозируют падение белорусской экономики в 2016 году и возможный рост только в 2017 году, да и то на уровне статистической погрешности. Эксперты считают, что внутренние источники роста экономики исчерпаны.

Хотя объёмы падения промышленного производства по итогам первого полугодия 2016 года по сравнению с первым кварталом уменьшились, однако перспективы роста ограничены, как цитирует обзор «Сбербанка» БелаПАН::

«Вернуться к росту промышленности мешает химическое производство, которое в первом полугодии сократилось больше остальных отраслей (на 11,2%). Вполне логичный результат, учитывая падение спроса на мировом рынке калийных удобрений и, как следствие, снижения цен на удобрения».

Более того, на фоне снижения реальных доходов населения сокращается потребление, как констатируют аналитики «Сбербанка»:

«…которое в ближайшее время останется основным сдерживающим фактором для восстановления экономики. Сокращение внутренней торговли (12,3% в структуре ВВП) ускорилось до минус 4,2% в первом полугодии, против минус 3,1% в первом квартале».

«В более долгосрочной перспективе белорусский экономический рост останется зависимым от экономического роста России. Наши расчёты показывают, что ускорение роста в России на один процентный пункт добавляет 0,7 процентного пункта в рост Беларуси», .

По их оценке, в случае возобновления роста экономики России ежегодный рост ВВП Беларуси в 2018 — 2020 годах может составлять 2 — 3%.

Прогнозы международных финансовых структур относительно развития белорусской экономики практически совпадают: обзор «Сбербанка» повторяет не только прогнозы Евразийского банка развития; существует консенсус всех финансовых структур, которые дают прогнозы по Беларуси, включая МВФ, Всемирный банк, крупнейшие рейтинговые агентства. Речь идёт о безусловном падении белорусской экономики в этом году (цифры могут немного отличаться), а в 2017 году в лучшем случае может произойти переход от рецессии к стагнации. Или, как говорят эксперты «Сбербанка», к анемичному росту: если рост и произойдёт, то лишь на уровне статистической погрешности.

Приведённые экспертные заключения необходимо рассматривать как руководство к действию, искать пути выхода (надо отметить, что сложная экономическая ситуация наблюдается как в мире, так и в России) по развитию экономики.

И если это будет происходить в рамках сотрудничества как с Россией, так и в рамках интеграции со странами ЕАЭС, которое и создано для укрепления экономик стран-участниц и «сближения друг с другом», для модернизации и повышения конкурентоспособности стран-участниц на мировом рынке.

Но, наверно, лучшим подтверждением мнению как экспертов, так и белорусских политиков, являются официальные статистические данные.

Экономическая ситуация в стране

Премьер-министр республики Андрей Кобяков 15 ноября 2016 года сообщил на заседании Совета министров Беларуси в Минске (сообщает interfax.by), что ВВП в Беларуси за период с января по октябрь в сравнении с аналогичным периодом 2015 года сократился на 2,8%.

В 2015 году ВВП Беларуси упал на 3,9% после роста на 1,6% в 2014 году, отмечено также и падение внешней торговли.

Эксперты ЕАБР прогнозируют падение ВВП Беларуси по итогам 2016 года на 2,6%. МВФ предполагает, что ВВП республики снизится в 2016 году на 3%.

Если сложить всё вышеперечисленное и ещё ряд фактов из современной ситуации в Беларуси, то вырисовывается весьма печальная картина (но — не трагичная, как пытается это преподнести либеральная оппозиция).

Что надо делать? И в первую очередь, выработать комплекс мер, направленных на улучшение социально-экономической ситуации в стране, в том числе:

  • проведение необходимых реформ и выработка приемлемой экономической модели,
  • развивать государственно-частное партнёрство,
  • подготовка кадров для госуправления (к управлению должны придти новые и готовые к переменам профессиональные кадры),
  • расширение кооперации в рамках евразийского проекта,
  • снижение негативных тенденций в финансовой сфере, поскольку на данный момент велика доля в развитии республики дополнительного привлечения финансов с других государств и международных финансовых структур, таких как МВФ, Евразийский фонд стабилизации и развития и др.

Кто они — иностранные инвесторы Беларуси?

За январь-сентябрь 2016 года в реальный сектор экономики (кроме банков) иностранные инвесторы вложили 6,3 миллиардов долларов инвестиций. Соответствующая информация размещена на сайте Национального статистического комитета.

Основными инвесторами организаций республики были субъекты хозяйствования Российской Федерации (49,1% от всех поступивших инвестиций), Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии (18,7%), Кипра (7,8%).

Поступление прямых иностранных инвестиций составило 5,1 млрд долларов, или 81,6% от всех поступивших иностранных инвестиций (http://ej.by/news/economy/2016/11/11/inostrannye-investory-vlozhili-za-devyat-mesyatsev-v-belarus-63.html).

Как видно, структура иностранных инвестиций из года в год практически не меняется.

Внешнее экономическое сотрудничество с Россией

При всём этом стоит понимать, что Беларусь не меньше, чем Россия зависит от внешних шоков. Только эти шоки иного характера. Если для России ключевое значение имеет цена на нефть и газ, то Беларусь зависит от цены на комплектующие товары и импортное энергосырьё, а также от экономического состояния своего главного торгового партнёра — России. Российская экономика отражается на экономике Беларуси.

Внешнеторговый оборот (отношение суммы экспорта и импорта к ВВП) Беларуси превышает 100% в то время, как российский составляет 50%. Столь высокая зависимость от внешнего рынка характерна для Беларуси как в силу её небольшого размера (малые страны как правило имеют более высокую внешнеторговую зависимость), так и спецификой генезиса её промышленности в советское время («всесоюзный сборочный цех»).

Зависимость от России видна невооружённым взглядом. По мере падения российского ВВП начали замедляться и темпы роста в Беларуси (рис. — ниже). Хотя даже тут её показатели в 2014 году в среднем выше.

Прирост ВВП, по данным Всемирного банка 

Финансовая помощь России Беларуси, сократившись в последние годы, по-прежнему остаётся основополагающим механизмом существования белорусской экономики, хотя ставку на перспективу надо делать на взаимное сотрудничество как с Россией, так и с другими странами.

По мнению большинства аналитиков, верхней планкой российской поддержки на сегодняшний день является сумма в 2 — 2,5 млрд долларов в год, тогда как в прошлые годы она могла быть в 2 раза больше. Основными направлениями помощи, как и прежде, будут кредиты, субсидирование цен на углеводороды, льготы на российском рынке для белорусских производителей, а также прямое или косвенное инвестирование в экономику республики.

Кредиты

public-credit_bel

Беларусь в самом начале своего суверенного существования не стремилась, да, в сущности, и не могла брать многомиллиардные кредиты. Международные валютно-финансовые структуры с опаской относились к белорусскому государству, а Россия в те годы и сама нуждалась в средствах. Однако со второй половины 1990-х годов ситуация стала постепенно меняться, и за период с 1996 по 2015 годы республика увеличила свой внешний долг более чем в 28 раз. На 1 апреля 2016 года государственный долг страны составлял около 13 млрд долларов, увеличившись с начала года на 528 млн с учётом курсовых разниц, а совокупный внешний долг практически достиг отметки в 40 млрд долларов.

На нынешний день в структуре кредитного портфеля Беларуси преобладают кредиты, полученные от России — около 65%. Это средства, которые были предоставлены Беларуси в разные годы со стороны российского правительства или банков. При этом необходимо понимать, что многие кредиты выдавались коммерческими банками России белорусским госпредприятиям напрямую.

Для того, чтобы понять, насколько белорусская экономика зависима от российских кредитов, нужно посмотреть на структуру нынешних долговых обязательств республики.

В 2015 году Беларусь получила от российского правительства и банков в общей сложности 1,572 млрд в долларовом эквиваленте, в то время как от Китая — 528,1 млн долларов (в основном в виде связанных кредитов) и от Всемирного банка — 72,9 млн долларов (целевые средства для финансирования строительства инфраструктуры и других объектов). С начала 2016 года внешний белорусский долг снова увеличился и снова в массе своей за счёт денег из России. Минфин республики за первый квартал получил всех кредитов на сумму в 686,5 млн долларов, из которых 500 млн долларов были от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), 88 млн от правительства и банков России, 87,4 млн из Китая и еще 11,1 млн от Международного банка реконструкции и развития.

При этом необходимо понимать, что средства от ЕФСР — это, по сути, средства, которые также контролируются Россией, являющейся главным донором фонда.

По официальной информации, которую совсем недавно озвучил заместитель министра финансов Юрий Селиверстов, самый большой единый кредит, который сегодня «висит» на Беларуси — это кредит на строительство атомной электростанции в Островце на сумму в 10 млрд долларов. Это так называемый связанный кредит, который Минску нужно будет начать выплачивать после запуска первого энергоблока станции (должен состояться в 2018 году).

Нефтепошлины

Если посмотреть на белорусскую экономическую модель, то можно увидеть, что она на данный момент (что исторически предусматривалось в рамках кооперации в СССР) полностью завязана на поставки дешёвых энергоносителей из Российской Федерации, в том числе и сырой нефти, являющейся основой для всего нефтеперерабатывающего комплекса республики. Два белорусских нефтеперерабатывающих завода — Новополоцкий НПЗ (ОАО «Нафтан», Витебская область) и ОАО «Мозырский НПЗ» (Гомельская обл.), совместно с «Беларуськалием» являются флагманами республики и продолжают оставаться одними из немногих, кто приносит стране валюту.

За период «беспошлинных» поставок, фактически длившихся до 2006 года, Минск в год получал в среднем около $ 3 млрд прибыли, хотя теоретически и был обязан возвращать России экспортные пошлины на экспортируемые нефтепродукты.

Данную тему освещали в статье «Славянское братство: нефть есть нефть — ничего личного» (http://4esnok.by/analitika/slavyanskoe-bratstvo-neft-est-neft-nichego-lichnogo/ ).

После официального подписания в 1995 году соглашения о разделе таможенных платежей при экспорте с территории Беларуси нефтепродуктов, выработанных из российского нефти, белорусский президент, сыграв на благосклонном к себе отношении со стороны Бориса Ельцина, полностью его проигнорировал, а в 2001 году, уведомив российскую сторону, и вовсе официально разорвал данный договор.

Вплоть до так называемой «третьей нефтяной войны» 2010 года, белорусские нефтеперерабатывающие заводы сохраняли существенные объемы переработки черного золота — около 20 — 21 млн тонн в год (в 2015-м году в республику ввезли 24,64 млн тонн нефти и нефтепродуктов), а экспорт белорусских нефтепродуктов только вырос. Например, в 2001 году он составлял 7,7 млн тонн, а в 2015 г уже 18,64 млн тонн.
В целом же удельный вес нефтяных пошлин в консолидированном бюджете страны составил 7,5%, тогда как ещё в 2014 году эта цифра была всего лишь 0,4%.

Согласно официальной информации, экспорт нефти и нефтепродуктов с учётом собственной нефти в денежном выражении в 2015-ом году оказался на $ 1,828 млрд больше импорта: на закупку было потрачено в 2015-ом $ 6,200 млрд, а общая выручка от экспорта нефтепродуктов с учётом экспорта собственной нефти составила $ 8,028 млрд. Правда, если сравнивать с 2014 годом, то из-за падения цен на нефть общая выручка сократилась на 34,8%.

Однако, даже в таком случае выгода Беларуси очевидна и связана в первую очередь с тем, что Минск покупает чёрное золото не по мировым ценам, а по внутрироссийским, которые значительно ниже — около $ 252 за тонну в прошлом году. При этом продают нефтепродукты по цене, близкой к среднемировой: в 2015 году средняя цена на нефтепродукты составляла около $ 400 за тонну, а с учётом продажи своей нефти — $ 396 за тонну. То есть, помимо оставленных вывозных пошлин, Беларусь смогла заработать на разнице цен: между импортом и экспортом нефти и нефтепродуктов в 2015-ом году она была около $ 145 на тонну.

Как видно, и это немало, то есть экономическая поддержка России достаточно велика и ощутима.

Но в нынешней сложной экономической ситуации и в России, пора приступать к взаимовыгодному сотрудничеству, которое не должно ущемлять интересы обоих государств, при этом и Беларуси пора выстраивать долгосрочную углеводородную политику, уважающую интересы обеих сторон, понимая, что не может быть бесплатных как нефти, так и газа.

Тем более, что Беларусь и так имеет не один миллиард долларов прибыли за счёт льготных цен на нефть и оставляемых у себя вывозных пошлин на нефтепродукты. Если взглянуть на различного рода статистику, характеризующую белорусскую внешнеэкономическую деятельность, то окажется, что республика за последние годы так и не смогла провести озвученную несколько лет назад диверсификацию экспорта, так и оставшись практически полностью зависимой от ситуации на рынке евразийского пространства. При этом необходимо напомнить, что сугубо положительное сальдо в торговле с Евросоюзом, на который так часто указывают западники, складывается за счет беспошлинных поставок в республику российских углеводородов.

Проще говоря, для Запада Беларусь по-прежнему остается сырьевым придатком, и никто там не собирается менять свое отношение к восточным соседям (речь в данном случае идёт о всех странах постсоветского пространства, за исключением, пожалуй, прибалтов, которым отведена роль «прифронтовой» зоны, которую необходимо периодически кормить).

Поэтому разглагольствования на тему, как бы было хорошо, если бы Беларусь решила развиваться по предложенному на Западе сценарию, не имеют ничего общего с реальность.

Политическая составляющая решения проблемы выхода из кризиса, конечно, важна. Однако не менее серьёзным является и сложившаяся на сегодняшний день структура торгово-экономических связей Беларуси. Если обратиться к статистике, то оказывается, что Беларусь сегодня в принципе не имеет иного выхода, кроме как ориентироваться на восток. Например, за первое полугодие нынешнего года белорусский экспорт в ЕС сократился на 31,6%, в том время как со странами СНГ он только увеличился: из общего объема экспорта Беларуси на долю России приходилось 43,2% (в первом полугодии 2015-го — 36,7%), стран СНГ (без учета РФ) — 15% (12,7%), стран ЕС — 29,2% (34,7%), остальных стран — 12,6% (15,9%).

И это лишь небольшая доля цифр, которые свидетельствуют о том, что экономическая жизнь Беларуси продолжает существовать не благодаря европейским кредитам и «либеральному рынку», а за счеё сотрудничества с Россией и другими странами ЕАЭС. И эта политика — на перспективу.

Чем обусловлена прозападная ориентация белорусских «элит»?

Вроде бы украинский опыт должен был чему-то научить.

Западный проект — невкусная конфетка, но в очень яркой привлекательной обёртке. К сожалению, «элиты» некоторых стран бывшего СССР ориентированы на обёртку, не думая особо о содержании. Пример Украины показывает, что «элиты» не всегда могут понять — что их ждёт, будто бы с ними будут поступать как-то иначе. Договор об евроассоциации Украины экономически невыгоден стране, однако в украинской «элите» сложился консенсус, что договор всё равно должен быть заключен. Просто интеграция «элит» в западный проект настолько «привлекательна» для их представителей лично, что «элиты» были ради этого готовы угробить экономику своей страны.

Иллюзии есть и у части белорусской прозападной «элиты». Им кажется, что на Западе всё хорошо, он примет, обогреет. Не только белорусская оппозиция, но и ряд чиновников от власти говорят, что Беларусь — этакая восточно-европейская Швейцария. Если, дескать, страна будет ещё и интегрирована в Европу, то станет совсем хорошо.

Если смотреть глубже, то есть некий национальный белорусский самостийный проект. Его можно считать сепаратистским по отношению к общерусской идее. У нас это совершенно не понимают. Думают, что «украинство» — это предательство «русского мира», а вот «беларушчына» — это вполне нормальная идея. Ничего подобного. «Беларушчына» — это точно такое же бегство из «русского мира», как и «украинство». Утверждение белорусов как национальной самости возможно только на противопоставлении России. Проект был основан на этом изначально.

Идея, что белорусы это не русские, а отдельная национальная общность, была высказана впервые участником Польского восстания 1863 года Франциском Бенедиктом Богушевичем. Это был польский шляхтич, который участвовал в восстании против России. Под конец жизни он вдруг понял, что он белорус. Мол, польская идея в Беларуси не побеждает, восстания проваливаются, и надо идти другим путём — начать пропаганду «незалежной Беларуси».

Этот проект независимой Беларуси в конце XX века реализовался. Чтобы идти дальше, проект должен опираться на какую-то идеологию. Этой идеологией может быть только местечковый национализм, который по своей сути — антирусский.

Надо ли идти на поводу Запада и потерять свой суверенитет, как многие страны-члены Евросоюза, или развиваться самостоятельно, не ущемляя свои национальные интересы, но в тесном взаимовыгодном сотрудничестве — вот что надо решать на данном этапе и власти, и «элите», и народу.

Послесловие

Хоть торговая зависимость от России и снижается в абсолютных цифрах вместе с падением экономик двух стран, но по некоторым направлениям, особенно промышленным, альтернативы российскому рынку у Беларуси нет. Зато есть чёткое понимание, чем чреваты такие угрозы во времена, когда Кремль чувствует себя осаждённой крепостью.

Значит, необходимы конструктивные инициативы Минска, чёткая как внешняя, так и внутренняя политика.

Параллельно с саммитом постсоветских премьеров в белорусской столице при большом внимании государственных СМИ и активной поддержке МИДа прошло сразу несколько конференций на тему «интеграции интеграций». Беларусь пытается в меру своих сил ставить на повестку дня идею, что преодоление разногласий между Востоком и Западом — в сотрудничестве двух союзов, Европейского и Евразийского.

Но пока трудно представить себе такую интеграцию в условиях взаимных санкций, а Брюссель пока явно не намерен начинать формальный диалог с Россией без серьезного прогресса в выполнении Минских соглашений.

Поэтому говорить о том, что Беларусь в ближайшие годы уменьшит зависимость своей экономики от России, пока рано. Цифры говорят об обратном.

Необходимо упомянуть и ещё об одной проблеме, о которой сегодня мало говорят — приостановка по вине Беларуси двухсторонней кооперации и реализации пяти крупных интеграционных проектов с РФ.

Для того чтобы получить долговременный и стратегический эффект, Беларуси необходимо уже сегодня начать ориентироваться на унификацию таможенной политики в рамках ЕАЭС (вопрос о таком процессе с ЕС в обозримом будущем не возникнет), а также начать более глубокую производственную кооперацию и формирование общей экономической модели развития со странами постсоветского пространства.

Только в этом случае у белорусов есть реальная возможность не выбирать между попытками избежать негативных последствий сейчас и перспективой роста экономики в будущем, а совместить эти две цели воедино и двигаться дальше.

Источник

12345  4.33 / 6 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Двигатель

Лучшее видео

Двигатель

Лента

Путин меняет бумаги США на золото
Статья| позавчера 11:55

Опрос

Какие действия следует предпринять в связи фактами, изложенными Навальным в докладе посвящённом Медведеву?

Блоги на Разумей.ру

Ключи

педагогика текущий момент история И.В.Сталин политика наука технологии государственное управление Китай глобализация рабство идеологии порочность эгрегоры любовь прогноз вторая мировая война демократия на марше культура геополитика кино семья заговор информационная безопасность оборона мировоззрение малоэтажная Русь село здоровье матричное управление банки финансы кризис язык будущее человечность кадры соборность методология революции питание экология экономика статистика концептуальное движение голодомор дипломатия День Победы ключи к разумению мифы тарифы образование законодательство мемуары терроризм этнография философия преступность социология психология вероучения от социологии к жизнеречению наркотический геноцид Катынь космонавтика космология союзы богословие энергетика партии А.С.Пушкин пятая колонна различение мигранты киберпространство школа здравого смысла третья мировая война депрессия законы выборы небополитика творчество артефакты паразитизм спорт корпорации дискуссия фантастика диалектика Россия Путин Пётр I образ жизни музыка шпионаж международные организации искусство мнение

Статьи и обзоры

Двигатель

Кольчуга

 


© 2010-2017 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.