... в единстве сила ...
Зарегистрироваться
22.11.17  

Двигатель

Перспективы Японии (часть 4): Внутренняя граница. Цели Японии в XXI веке

2016-11-02 12:08 | Емельян |Молодёжная аналитическая группа | 1078 | 0

В предыдущих статьях https://www.planet-kob.ru/articles/4970 , https://www.planet-kob.ru/articles/4979 , https://www.planet-kob.ru/articles/5100 мы начали рассматривать документ «Внутренняя граница. Цели Японии в XXI веке», теперь мы продолжаем его рассмотрение. В данной статье речь пойдет о подходе Японии к проблемам самоуправления и перспективы их устранения. Это актуально для тех, кто думает о будущем России.

Изменение характера общественного самоуправления: государство + общественные организации + личности

Суть предполагаемых изменений характера общественного самоуправления выражена в заголовке первого подраздела раздела 2. «Центральные элементы реформ»: 1. «От руководства к управлению».

«До настоящего времени в японском обществе возможности исследования вопросов общественного управления были ограничены в основном по причине того, что государство, бюрократия и организации всегда ориентировались на прецеденты, а обществу в целом приходилось идти в ногу с ними. «Общественность» была более или менее синонимична «чиновничеству», а общественные отношения рассматривались, как что-то определяемое властью. Граждане также, приняли подобную точку зрения и фактически полагались на неё.

В Японии «возможности исследования вопросов общественного управления» ограничены ещё одним, куда более значимым фактором: эти вопросы невозможно адекватно исследовать на основе социологических школ науки Запада и так называемой «кибернетики», поскольку назначение социологических школ науки Запада — скрыть суть библейского проекта глобализации, предусматривающего порабощение всех; будучи ориентирована на эту же глобальную политическую цель, так называемая «кибернетика», вопреки всем статьям в энциклопедиях не является более или менее общей теорией управления, поскольку не описывает процессы управления как таковые.

В этой связи напоминаем новость, о которой мы писали 29 сентября 2015 (http://inance.ru/2015/09/japan-suverenitet/):

«Не соответствует потребностям»: Япония отменяет гуманитарное образование

Министерство образования Японии распорядилось закрыть гуманитарные факультеты. Распоряжение о пересмотре учебной программы поступило в 86 национальных университетов. Власти призывают ВУЗы сосредоточиться на направлениях, «более соответствующих потребностям общества», к которым, по мнению Министерства образования Японии, гуманитарные науки не относятся. 26 университетов уже согласились закрыть гуманитарные факультеты, сообщает «Коммерсант». Стремление к сокращению гуманитарных наук в Японии может указывать на смену политического вектора в сторону запрета либеральных принципов и свобод, пишет Bloomberg. Также издание отмечает, что отмена социальных наук может свидетельствовать об откате к индустриальной экономике, которая расцветала в Японии в 60 — 70-х годах, в то время как гуманитарии востребованы для экономик с растущими сферами услуг.

То есть министр образования Японии Хакубун Симомура открыто выступил против неадекватной западной гуманитарщины, подрывающей мировоззренческую безопасность его страны.

public-japan«Япония отменяет гуманитарное образование — стратегический ход или неразумный шаг?» (http://inance.ru/2015/09/japan-suverenitet/)

В Японии долго преобладали концепция управления «сверху вниз» или «от государства к обществу», возвеличивающая бюрократию, и взгляд на граждан «сверху». Японцам было трудно взглянуть на систему управления, как на подразумевающую договорные отношения между народом, который вверяет правительству власть, и правительством, получающим таким образом свои полномочия. Никогда они не представляли себе власть как отдельных личностей, действующих на основе ответственности, и разных людей, совместно строящих новое общественное пространство в контексте плюралистического общества, ведомого добровольцами.

Это характерно и для России — в прошлом и настоящем.

Граждане, или индивидуумы, вверили самореализацию различным организациям, но удовлетворительно ли функционирует такая система? Действительно ли равны условия участия? Не вызывают ли сомнения правила? В достаточной ли мере обеспечены права тех, кто вверил свои полномочия этой системе? Достигнута ли самореализация в полной мере? Соответствуют ли ожиданиям те, кому вверяли полномочия, и как это может быть проверено? Действительно ли диалог между людьми, передавшими полномочия, и людьми, получившими полномочия, является двухсторонним процессом? Такие вопросы, которые апеллируют к самой природе и качеству управления, редко задаются.

По существу это вопросы о концепции организации жизни общества. Ответы на эти вопросы, которые могут быть воплощены в жизнь, — это концептуальная власть в действии. В сопоставлении:

  • Правящая «элита» Японии, как видно из рассматриваемого документа, задаётся вопросами о качестве управления и готова их обсуждать по существу.
  • Правящая «элита» России шарахается от вопросов о качестве управления и обсуждения их по существу, как чёрт от ладана. Но это же касается и библейски-православной «оппозиции» и псевдо-патриотов всех мастей.

Термин «кон­це­п­ту­альная власть» следует понимать двояко:

  • во-первых, как тот вид власти (если соотноситься с системой разделения специализированных властей), который даёт обществу концепцию его жизни как единого целого в преемственности поколений;
  • во-вто­рых, как власть самой концепции (Идеи) над обществом (т.е. как информационно-алго­рит­ми­чес­кую внутреннюю скелетную основу культуры и опору для всей жизни и деятельности общества).

В первом значении — это власть конкретных людей, чьи личностные качества позволяют увидеть возможности, избрать цели, найти и выработать пути и средства достижения избранных ими по их произволу целей, внедрить всё это в алгоритмику коллективной психики общества, а также и в устройство государственности. Все концептуально безвластные — заложники концептуальной власти в обоих значениях этого термина. Именно по этой причине в обществе концептуально безвластных людей невозможны ни демократия, ни права человека.  

Тот факт, что подходящего японского иероглифа для слова «управление» не существует, подтверждает вышесказанное.

Поскольку в Японии на протяжении веков иероглифическая письменность была основным видом письменности, то это весьма значимое признание: нет понятия об управлении как таковом, т.е. нет и адекватных образных представлений, — нет и соответствующего иероглифа.

Отвечая на вызовы, описанные выше, Япония должна построить систему управления в её истинном понимании (новом для Японии) и развить её. Это потребует новых правил и систем отношения между индивидуумами и организациями — государственными, коммерческими, образовательными или неправительственными. Обнародование и раскрытие информации, предложение альтернативных вариантов, открытый и рациональный процесс принятия решений, неуклонное выполнение решений и их необходимый пересмотр необходимы для того, чтобы правила могли быть чётко сформулированы, искажения политики, вызванные интересами меньшинства, предотвращались, а государственные службы были справедливыми и эффективными.

Для России не характерно неуклонное проведение в жизнь даже правильных решений. В её исторической практике непреклонность такого рода скорее исключение, нежели правило: Иван Грозный, Пётр Великий, Екатерина Великая, Сталин, — определили последующую историю страны не тем, в чём они ошибались, а тем, что непреклонно проводили принятые решения в жизнь, и среди этих решений большей частью были решения адекватные требованиям эпохи, т.е. правильные.

Если текст соотносить с реальной жизнью, то здесь должно подразумеваться не некое абстрактное, а определённо паразитическое и склонное к паразитизму меньшинство.

Это означает установление системы управления, построенной совместными усилиями, основывающейся на принципах ответственности и консенсусе, а не однонаправленном руководстве. Подобное понимание управления не вполне адекватно выражается обычно используемым в японском языке словом точи. Не отказываясь от всего, что связано со старым понятием руководства, мы предлагаем назвать новое управление киочи — словом, делающим акцент на кооперацию, а не на контроль». (Рассматриваемый документ, раздел 2. «Центральные элементы реформ», подраздел 1. «От руководства к управлению»).

Если соотноситься с достаточно общей теорией управления, то по сути речь идёт о необходимости перехода от управления на основе структурного способа и единоцентричной иерархии взаимного подчинения и ответственности к управлению на основе виртуальных структур и многоцентричной системы принятия на себя и распределения обязанностей и полномочий, в которой структуры, несущие функцию управления, возникают спонтанно по мере актуализации тех или иных задач и ликвидируются также спонтанно, когда надобность в их деятельности исчезает. Такой характер организации управления в человеческом обществе по-русски называется «соборность».

«В XXI веке, благодаря информационно-технологической революции, сильно увеличится объём информации и возможностей для выбора, индивидуумы будут передавать свои мысли легко, появятся новые сети, будут происходить стремительные изменения в образовании, работе, образе жизни, жизненном пространстве и использовании времени.

Вдобавок, глобализация приведёт к увеличению мобильности людей и росту количества иностранцев, проживающих в Японии, и таким образом, контакт и взаимодействие с другими культурами будет более глубокими. Как результат, изменятся контуры государства и бизнеса, общества, ролей полов, повседневной жизни, культуры и даже того, ради чего стоит жить. В то же время, стихийное участие в некоммерческих организациях и деятельность добровольцев, несомненно, расширят сферу самореализации индивидуумов.

Будет иметь место сдвиг общества в сторону разреженных сетей. Значительно расширится свобода выбора индивидуумов. Они станут искать самореализации путём вступления в различные организации и сети. Жизнь станет более разнообразной, чем когда бы то ни было.

Современная социальная система Японии была построена на основе гомогенности. В этом веке диверсификации, для социальных систем жизненно важно распознавание и совмещение личностных различий. Это означает расширение свободы выбора. Это означает предложение ряда социальных альтернатив и обеспечение граждан во всём их разнообразии множеством возможностей выбора.

(…)

Оценка разнообразия — это оценка личной свободы. Свобода влечёт за собой ответственность. Основной принцип демократического общества — баланс свободы и ответственности — будет обеспечен более согласовано» (Рассматриваемый документ, раздел 3. «Японский фронтир XXI века», подраздел 2. «Превратить разнообразие в силу»).

«Жизнь японца разделена на три стадии: получение знаний через образование, работа и воспитание ребёнка, и затем старость. Однако для достижения самореализации жизнь должна быть целостным континуумом. Люди должны иметь возможность выбирать стиль жизни, максимально отвечающий их потребностям на каждой жизненной стадии, независимо от пола или возраста.

Воплощение этого постулата в жизнь потребует формулирования интегрированной политики, направленной на образование, занятость, заботу о ребёнке, продолжение обучения и тренировок, социальное обеспечение (медицинский уход, уход за пожилыми и калеками, пенсии), экономическое обеспечение и тому подобное.

Вполне естественно, что люди предпочитают высокодоходную и необременительную политику, но такая политика неустойчива. Следовательно, соотношение между издержками и полезным результатом должно быть чётко определено, а варианты политики представлены в понятном стиле, чтобы индивидуумы могли планировать каждую жизненную стадию как хотят.

Минимум необходимого социального обеспечения должен быть гарантирован государством и общественными учреждениями. К тому же индивидууму следует по собственной инициативе выбрать из разнообразных вариантов тот, который обеспечит независимый образ жизни. Системы долгосрочной занятости, оплаты труда и продвижения по службе по трудовому стажу рухнули, жизненный цикл компаний сократился, и эпоха, когда устройство на работу было синонимом слияния с компанией, подходит к концу.

Новые требования — это справедливая оценка мастерства каждого, способность вовлечь в интересную работу, способность выбирать из форматов занятости, предоставление возможности развить навыки и начать сначала, даже при перемене работы.

(…)

Общество никогда не будет свободно от неопределённости, также как никогда не исчезнут и тревоги людей. Нужно не искоренение неопределённости и беспокойства, но решимость сосуществовать с неопределённостью и беспокойством, используя их как трамплин для исследования новых горизонтов» (Рассматриваемый документ, раздел 3. «Японский фронтир XXI века», подраздел 2. «Превратить разнообразие в силу», пункта) «Предоставление личностям управление собственной жизнью»).

«Взаимоотношения между центром и регионами до настоящего момента были такими, в которых власть концентрировалась в руках национального правительства, которое раздавало ресурсы регионам «по справедливости».

Для того, чтобы люди в предстоящем столетии смогли испытать реализацию разнообразных ценностей, важно, чтобы регионы, являющиеся их местом жительства, тоже изобиловали разнообразием. Требуется не «децентрализация» власти путём передачи национальными властями полномочий местным властям и мэрам, а строительство системы, по которой местное население сами определяют контур своего регионального правительства.

Что это означает? В первую очередь — уравнивание отношений между центром и регионами. Нам нужно достичь автономии регионов в истинном значении термина, подразумевая, что местные жители смогут сами решить, какой тип государственной службы они хотят, и какое бремя они выдержат в связи с проблемами их региона.

Региональным правительствам следует достичь уровня развития, который позволил бы им отвечать за свои действия и полагаться на самих себя.

Что же касается региональных источников доходов, то нам следует оставить идею контроля национальным правительством существующих источников налоговых поступлений в регионах и разрешить регионам самим решать вопрос налогообложения и выпуска облигаций, используемых для покрытия расходов. В то же время, появится необходимость в создании правил для восстановления и возможного объединения региональных властей.

Это означает, что целостность государства уничтожать никто не собирается. Это придание больших властных полномочий властям регионов по сути не имеет ничего общего с ельциничным «берите суверенитета, кто сколько может». Вот «вожди Ичкерии» и затребовали «суверенитета», не зная, что это такое… А в результате получилась попытка перехода от родоплеменного строя в формах государственно-бюрократического «социализма» СССР к откровенно рабовладельческому строю.

Установление общественной власти в регионах должно обеспечивать максимально возможный уровень участия граждан, ограничить рамки административной вседозволенности и обеспечить быструю реализацию политических решений.

Роль национального правительства следует ограничить до сфер, где должны предприниматься шаги истинно национального масштаба, такие как обеспечение «национального минимума», и создать системы, позволяющие ему самостоятельно реализовывать принятые решения» (Рассматриваемый документ, раздел 3. «Японский фронтир XXI века», подраздел 2. «Превра­тить разнообразие в силу», пункт б) «Региональная автономия и самообеспечение»).

Следующий пункт «в» назван «Активация некоммерческого сектора». Приведём из него только один абзац:

«Исходя из предположения, что в рамках общественно полезной деятельности существуют пределы, которые могут быть задаваемы национальным или региональным правительством или бизнесом, необходимо построить общественно полезную деятельность на основе добровольного вовлечения граждан и усилить систему взаимопомощи в обществе. Субъекты, которые поддержат такую деятельность — представители некоммерческого сектора».

Иными словами, речь идёт о необходимости оказания государством поддержки разного рода общественным инициативным организациям, специализирующимся на решении заинтересовавших их общественно значимых проблем на местах и в масштабах всего общества.

Нет оснований полагать, что при этом Японское государство, развёртывая свой проект глобализации, откажет в поддержке общественным инициативным организациям в их действиях за пределами его юрисдикции, если они будут действовать в русле проводимой Японией внешней политики.

При этом роль государственности как системы управления на профессиональной основе будет сохраняться:

«Для того, чтобы создать требуемые правила, открытые системы и управление, мы не сможем избежать пересмотра существующих политики, государственного управления и системы юриспруденции.

Прежде всего, мы должны повысить активность нашей политики. Для этого, мы должны повысить активность наших политических деятелей. Мы должны ожидать от политических деятелей демонстрации концептуальной власти и силы убеждения, а также способность участвовать в международном диалоге.

Вопрос в том, откуда в переводе возник термин «концептуальная власть»?

  • Его избрали переводчики для того, чтобы передать смысл этого предложения своими словами, не найдя другого эквивалента некоему самобытному японскому термину (они знают, что такое Русский вариант глобализации).
  • Он присутствует в японском оригинале? — Если он присутствует в японском оригинале, то как он возник:
    • импортирован из материалов Русского варианта глобализации — должны же что-то делать спецслужбы Японии и атташе по культуре.
    • независимое осознание общих проблем порождает в общем-то однородную терминологию — в этом одно из знамений объективности информации, единства человечества и мира.

Они должны быть способны рассмотреть множество вариантов политики и выяснить, который из них действительно возможен; а после этого взяться с энтузиазмом за его реализацию.

Они должны также иметь талант коммуникатора, который может задевать за живое своими словами, наряду со способностью строить отношения доверия с иностранными лидерами.

Естественно, они должны также обладать стойкостью, этичностью и чувством ответственности, как и положено людям, занимающимся общественной деятельностью. Хорошее управление не может пустить корни без стараний и усилий политических деятелей»

(Рассматриваемый документ, раздел 3. «Японский фронтир XXI века», подраздел 3. «Усиление основы качественного управления»).

Заканчивается рассматриваемый документ словами:

«Нет необходимости спешить, чтобы достигнуть всего за одно поколение. Напротив, каждый должен разделить стремление упорно продолжать столько, сколько нужно — «поколение наших детей, поколение их детей, или ещё дольше» и быть готовым посвятить три поколения выполнению нашей цели.

Три поколения составляют 80 лет. Не имеет значения, если не все наши стремления реализуются. Важно ставить и преследовать великие цели. Не имеет значения, если не все поставленные цели окажутся достижимыми. Главное продвигаться по правильно избранному пути, пытаясь одновременно достичь решения насущных проблем общества.

Такова повестка нового века и таковы устремления нации, которые мы предлагаем для страны и для каждого японца».

Источник

12345  5 / 3 гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Нет комментариев

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

Отнятое сокровище
Видео| сегодня 13:55
Детский секрет
Статья| вчера 22:22
"Стоимость" Маркса.
Статья| вчера 00:26
Здесь инки не приставали
Статья| позавчера 20:25

Двигатель

Опрос

Российская Федерация - это?

Блоги на Разумей.ру

Популярное

 


© 2010-2017 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.