Зарегистрироваться
20.11.19

Двигатель

Мировой кризис 33: предыстория попытки побега в капитализм

2019-11-07 22:34 | Люкин |Александр Оноприенко | 610 | 1

Напомним, что предыдущая заметка была посвящена двум главным проблемам Цивилизации, которые мы рассмотрели в интерьере Древнего мира:

проблема инвестиционной недостаточности – имеется в виду хроническая нехватка инвестиционных ниш, куда можно было бы инвестировать непрерывно накапливающиеся свободные капиталы

проблема вымывания денег из обращения вследствие изъятия их в «сундуки» в процессе накопления свободных капиталов.

Вторая проблема с неизбежностью приводит к обрушению платёжеспособного спроса и деградации товарно-денежного обмена. В прошлой заметке в целях большей очевидности причины возникновения, взаимные связи и воздействие проблем на экономику было продемонстрировано на элементарной модели экономики изолированного Острова.

Следующей заметкой анонсировалось обсуждение проблем и новых методов их лечения, прежде всего регенерации денежного обращения, в эпоху классического капитализма. Однако планы пришлось скорректировать, поскольку пришло понимание, что пропуская эпоху Классического Средневековья, XI-XV века, мы пройдём мимо отчаянной попытки побега в капитализм городов-государств Северной Италии. Побег – его старт, развитие и финал – неразрывно связан с означенными проблемами, поэтому с позиций логики изложения пройти мимо такой темы было бы неразумно.

Почему попытка побега была предпринята именно в Северной Италии? Ответ на этот вопрос мы найдём в состоянии к XI веку её геофизического и социального ландшафтов. Последний возник не вдруг, а сформировался в эпоху Раннего Средневековья – с V по XI века. Поэтому без погружения в него, хотя бы лёгкого, нам не обойтись, что мы и сделаем в данной заметке. Зато мы узнаем, как в каше из варварских королевств, заварившейся после падения Западной Римской империи, формировалась знакомая нам Европа, в которой и возникли, не без помощи светской монетизированной версии Христианства, условия для побега итальянских городов-государств в капитализм. К тому же у многих из нас, по крайней мере так было лично у меня, представление о заявленном периоде является сугубо фрагментарным. Поэтому всем, кого хоть чуть-чуть занимает наша общая история, лёгкий сёрфинг по Раннему Средневековью покажется занятным.

Заметка выпадает из общей логики цикла «Мировой кризис», поскольку не рассматривает влияние на социогенез ни капиталов, ни процессов энергетической оптимизации, чему имеется объяснение. Для Раннего Средневековья характерно массовое погружение социумов в гомеостаз феодализма, что позволило им существовать в условиях возрождения натурального хозяйства, компенсирующего весьма ограниченный товарно-денежный обмен, лимитированный ничтожным объёмом полновесных денег в обращении. Их хронический дефицит имел следствием существенное замедление накопления свободных капиталов, соответственно, и возможности их воздействия на социумы. Что касается энергетической оптимизации, то в ходе социогенеза Древнего мира государственное устройство и управление было настолько сносно оптимизировано, что в условиях гомеостаза не потребовалось внесения в него существенных корректировок. За единственным значимым исключением, которое мы и рассмотрим – энергетически взаимовыгодный симбиоз имперской власти с Католической церковью. В остальном же Раннее европейское Средневековье – это та редкая эпоха, когда на первый план вышел другой важнейший фактор социогенеза – пассионарность варварских племён. Именно его действие привело к образованию новых устойчивых государственных структур, сформировавших ту Европу, которую мы знаем.

А начнём мы, погрузившись даже чуть глубже Раннего Средневековья – с краткого обзора эволюции двух главных европейских племён кельтов и германцев, оказавших колоссальное воздействие на европейский пейзаж.

Кельты

Кельты – племена, занимавшие на рубеже эр обширные территории на западе и в центре Европы. Их римское название – Галлы. Синим цветом выделена область, из которой в 1500-1000 до н.э. началась экспансия прото-кельтов:

Непосредственно перед нашей эрой кельты были атакованы с юга – Римской империей, с востока – германскими племенами.

С середины I века до н.э. по середину I века н.э. Римская империя овладела всей Галлией, в значительной мере совпадающей с территорией современных Франции, Бельгии и Швейцарии, завоевала области по верхнему Дунаю, северную Испанию, значимую часть Британии. Кельты, в большинстве своём оставшиеся на территории Римской империи, подверглись сильной романизации.

Множество европейских областей, городов, топонимов получили свои названия по имени некогда населявших их кельтских племён или же просто от кельтских слов. Так, кельтское племя бойев, вытесненное Римом с севера Италии во II веке до н.э., обосновалось в центральной и северо-западной Чехии и дало название чешской области Богемия, хотя и было в VI веке рассеяно и частично ассимилировано западнославянскими племенами. Другие примеры: Бельгия получила название от племени белгов, Бретань и Британия – от бриттов, Галисия – от галлеков, Кембрийские горы – от «кимры» – древнего самоназвания кельтского племени валлийцев, Париж – от названия племени паризиев, Нант – от намнетов, Сена – от кельтского слова Siquana, и т.д.

Уже в I веке до н.э. с северо-востока кельтов стали теснить германские племена, для начала выдавившие их вдоль побережья Северного моря за Рейн. Чуть позже восточные кельты, жившие в долине Дуная, были вытеснены под давлением Римской империи с юга и германских племён с севера дальше на восток во Фракию, откуда они угрожали Греции:

Однако, начиная с III-IV веков, ключевым фактором процессов социогенеза в Западной Европе стали германские племена, которые и влили в неё основную дозу пассионарности.

Германцы

Германцы – вторая группа из десятков родственных племён, говоривших до окончания в VI веке Великого переселения народов преимущественно на германских языках. Во времена до нашей эры – период, который в их истории обычно именуют как тевтонский – они занимали территорию современной Дании, южное побережье Норвегии и Швеции.

Римляне впервые столкнулись с германцами в 113-101 до н.э. в ходе грозного нашествия племени киммеров, другое его название кимвры, тевтонов и амбронов, опустошивших приальпийскую Италию и Галлию. По итогам той встречи, получившей название Кимврская война, три дерзких племени с трудом, но были разгромлены и исчезли. Однако название тевтонцы осталось и со временем стало нарицательным для германских племён.

Внешне и по образу жизни германцы во многом походили на кельтов, но казались более рослыми, светлыми и дикими. Поначалу римляне не отличали их от кельтов. Только Юлий Цезарь 100-44 до н.э. увидел в них отдельную этническую группу. Самые известные германские племена – готы, позже распавшиеся на вестготов и остготов, вандалы, тевтоны, киммеры, англы, саксы, франки, свевы, бургунды, лангобарды, батавы, юты, фризы.

До III века германцы, продвигаясь вдоль Балтийского моря, оттеснили кельтов за Рейн, затем заняли земли от Дуная на западе до Днепра и Азовского моря на юго-востоке, после чего обратили свой взор на твердыню Рима. И если с кельтами Рим справился, то сил совладать с германскими племенами ему недостало. В III веке они атаковали северные и восточные границы Римской империи. Сначала Рим уступил Готам Дакию – нынешняя Румыния, но германцы продолжили экспансию. Они сыграли важнейшую роль в Великом переселении народов в IV-VI веках, которое привело сначала к образованию на землях Западной Римской империи варварских королевств, а в конце V века к падению Рима.

Переселение было инициировано с одной стороны нарастанием с середины IV века давления с востока гуннов, с другой стороны ухудшением климата. В IV веке Западной Римской империи ещё удавалось сдерживать напор на Галлию франков, готов, алеманнов, саксов. Однако в начале V века Рим был вынужден вывести оттуда свои легионы, оставив Галлию беззащитной перед волнами миграции германцев. В её земли вторглись вандалы, свевы, аланы, позже бургунды и франки. В 409 вандалы, свевы и аланы прорвались из Галлии дальше в римскую провинцию Испания, захватив большую её часть. В этот момент начиналось формирование первых германских государств – варварских королевств. В 410 вестготам удалось захватить и разграбить Рим. Империя сумела вернуть столицу, однако окончательно утратила способность защищать провинции.

В 429 вандалы и аланы, теснимые вестготами, покинули Испанию, переправившись из провинции Бетика через Гибралтар в Африку. Там они захватили экономически развитые североафриканские провинции –  «подарок» Риму ещё от Карфагена. В 435 они создали на этих землях королевство вандалов и аланов, постепенно подчинившее себе всю Северную Африку, Корсику, Сардинию и Балеарские острова.

Германские королевства Галлии проявили стойкость в противостоянии с гуннами – в 451 они остановили продвижение легендарного Аттилы. После его смерти в 453 империя гуннов и вовсе распалась. А вскоре под давлением германцев пала и Западная Римская империя, к тому времени съёжившаяся до размеров Италии.

На севере Европы с середины V века дружины ютов, англов и саксов совершали морские набеги на Британию с побережья Северного моря. В 494 в Британии было основано королевство западных саксов – Уэссекс. Затем на протяжении VI-VII веков в её землях возникли и другие германские королевства – Эссекс, Сассекс, Нортумбрия, Мерсия, Восточная Англия, Кент. На карте они выделены красным цветом:

В результате столь бурной экспансии германские племена заложили фундамент этногенеза целого ряда европейских народов – немцев, французов, англичан, датчан, шведов, норвежцев, голландцев, фламандцев. При этом сделали существенное вливание своей крови и избыточной пассионарности в другие этнические общности Европы, помимо уже перечисленных.

От варварских королевств до империи

Франкское королевство, созданное германскими племенами, стало одним из самых грандиозных в Западной Европе. Государственность франков активно формировалась в течение V века, когда вожди племени салических франков – Меровинги – активно расширяли территорию Франкии, последовательно присоединяя всё большее число галло-романских владений.

Истинным основателем королевства франков считают не полулегендарного, т.е. не нашедшего должного подтверждения в письменных источниках, короля Меровея, собственно давшего своё имя династии Меровингов, а его внука Хлодвига I, правившего с 481 по 511. Хлодвиг I вёл активную завоевательную политику, значительно расширив владения франков, принял католическое христианство. По наблюдаемым нами итогам социогенеза, не Римскую империю, а Меровингов и конкретно Хлодвига I следует почитать праотцами современной Европы.

К VIII веку королевство Меровингов де-факто превратилось в империю:

Ключевой союз

В VIII веке складывался союз Франкского королевства с Католической церковью. Из него вначале родилась империя Каролингов и в итоге Священная Римская империя 962-1806 – надгосударственный союз немецких, итальянских, балканских, франкских и западнославянских государств, ядро которого составляли княжества Германии. Для нас генезис Священной Римской империи представляет интерес, поскольку именно она стала ключевым игроком, формировавшим в XI-XV веках геополитический ландшафт в Северной Италии, который поспособствовал её побегу в капитализм. Но до VIII века Италия находилась под властью племён остготов и лангобардов, и частично Византии.

Италия под властью остготов и лангобардов

Официальной датой падения Западной Римской империи считают 4 сентября 476 года – день, когда германец Одоакр, предводитель отряда варваров-наёмников в римской армии, вынудил императора Ромула Августа отречься от престола и вскоре объявил себя королём Италии. Именно с 476 принято отсчитывать эпоху Раннего Средневековья, порой называемого «тёмными веками», длившегося до середины XI века.

Правил Одоакр недолго. В 489 Теодорих, король 470-526 германского племени остготов, по договорённости с византийским императором Зеноном выступил против Одоакра. Война за Италию завершилась в 493 его полной победой. Королевство остготов со столицей в Равенне просуществовало с 489 до 555, пока в войне 553-555 не покорилось Византии:

Но Византия совсем недолго главенствовала в Италии. В 568 со стороны Дуная в Северную Италию вторглись лангобарды – ещё одно германское племя. Основав на северо-востоке Италии Фриульское герцогство, они повели экспансию на весь Апеннинский полуостров.

Византии удалось почти на два века стабилизировать ситуацию, удерживая позиционный район – Сицилию, Корсику, Сардинию, «подошву сапога» и верхнюю часть «голенища» по линии Рим-Равенна:

В Равенне находилась резиденция византийского наместника, поэтому и папа, и Рим находилось под протекторатом Равеннского экзархата. Равновесие сохранялось до 751, пока король лангобардов Айстульф 740-756 не захватил Равенну, в результате чего над Римом нависла угроза варварского завоевания:

Первый шаг легендарного союза

Когда под Римом стало подгорать, Святой Престол осознал, что спасти его может только помощь франков.

В 750 майордом, так называлась должность старшего сановника дворца в доме Меровингов, Пипин III Короткий отправил вместе с посольством папе Захарию 741-752 письмо с вопросом: правильно ли, что государством управляет человек, не имеющий силы, или им должен управлять тот, кто способен пользоваться рычагами власти? Захарий ответил, что источник всякой власти, в том числе и королевской, лежит в народе, но это его право подлежит утверждению папой. И далее дал своё полномочие и повелел поставить Пипина королём.

Получив ответ, Пипин в ноябре 751 года созвал общее собрание знати, избравшее его королём. Хильдерик III, последний король из дома Меровингов, был пострижен в монахи и сослан в монастырь. В мае 752 Пипин был коронован и помазан на царствие архиепископом Майнца Бонифацием.

Захарий сознательно инициировал свержение династии «ленивых королей» Меровингов, давно ставших тенью царской власти. Он не видел иного пути к спасению кроме как добиться поддержки франков. Сакральная легитимация им власти Пипина Короткого превратила того из фактического правителя в полноценного короля, Святому же Престолу оказанная услуга позволяла рассчитывать на признательность в форме защиты от лангобардов. Однако Пипин был занят королевскими делами – умиротворением саксов. И только личная поездка к королю франков, предпринятая следующим папой Стефаном III 752-757, сподвигла короля на конкретные действия.

Пипин встретил Стефана III в трёх милях от города Понтион, встал перед ним на колени, после чего взял его лошадь за узду и некоторое время вёл, исполняя обязанности конюха. Когда же папа и король уединились в молельне, их роли поменялись. Стефан, одетый в сермягу, посыпал голову пеплом, в свою очередь встал перед Пипином на колени и молил начать войну против лангобардов. Пипин поклялся исполнить его просьбу и защитить Рим. Но прежде в церкви Сен-Дени была проведена повторная коронации, в ходе которой папа свершил обряд миропомазания над Пипином и его сыновьями Карлом и Карломаном. Под страхом отлучения он заповедал вельможам и народу избирать себе королей только из этой освящённой Церковью фамилии. Так было положено начало новой династии франкских королей – Каролингов.

Пипин далее не мог игнорировать обращение папы о помощи. Он пытался, но ему не удалось, решить дело с лангобардами миром. После их разгрома в 756 центрально-итальянские земли были переданы папам – так называемый Пипинов дар: Римское герцогство, Равеннский экзархат, Пентаполь, Умбрия. Они стали основой Папской области.

Лангобарды, пытаясь спасти своё королевство, интриговали на праве наследования власти в королевстве франков. Игры закончились при Карле I Великом, правившем с 768 по 814. Король лангобардов Дезидерий 756-774, следующий за Айстульфом, вынужден был сдаться ему после семимесячной осады Павии. Карл был провозглашён королём лангобардов, тем самым присоединил их к своему государству. Лангобардское королевство стало последним варварским королевством на землях Италии.

Официальное обретение статуса Империи

В апреле 799 знатные римляне устроили заговор против папы Льва III и арестовали его во время торжественной процессии. Угрожая ослеплением, они потребовали от него отречения от сана. Папа был спасён двумя королевскими посланниками, явившимися вместе с отрядом. С их помощью Лев III добрался до Падерборна на севере Германии, где в то время находился Карл Великий. Пообещав папе поддержку, король осенью 800 вернулся вместе с ним в Рим и провёл там почти шесть месяцев, разбирая распри понтифика с местной знатью.

Папа отблагодарил Карла: на праздничной мессе 25 декабря в базилике Святого Петра он приблизился к своему гостю и «неожиданно» возложил на его голову императорскую корону. В этот момент в лице Карла Великого короли франков получили титул императора Римской империи, что позволило им позиционировать себя наследниками Западной Римской империи, а государство франков официальный статус Империи Запада. Коронация обеспечила необратимую правомерность главенства Каролингов среди всех династий франков.

В историографии за империей закрепилось другое название – империя Каролингов, иногда – Франкская империя. Своего максимального размера она достигла в правление Карла Великого:

Коронация Карла императором Римлян вызвала негативную реакцию Византии – Ромейской империи, наследницы Римской империи. Византия опротестовала неправомерное присвоение титула. Однако то время было для неё периодом слабости – смут и иконоборчества, поэтому в 812 император Михаил I вступил в переговоры с Карлом Великим и признал за ним право на императорский титул в обмен на возвращение Венеции в состав Византии.

Константинов Дар

Начиная с Пипина III Короткого, Святой Престол ступил на кривую стезю: одно дело помазать на царство того, кто восходит на него, имея на то право преемственности, и совсем другое – инициировать и способствовать коронации новых королевских и императорских династий, выгодных Папскому Престолу. За этим логично последовали отлучения монархов от церкви, предания анафеме и освобождение подданных от вассальной присяги на верность. Столь фундаментальному вмешательству в дела светских иерархов требовалось каноническое основание. И оно нашлось: им стал подложный Константинов Дар.

Константин I Великий – римский император 306-337, который в 330 перенёс столицу из Рима в Византий, позже Константинополь, заложив фундамент для окончательного раздела Римской империи на Западную и Восточную части.

Приписываемый ему Константинов Дар – подложный дарственный акт – грамота, якобы выданная Константином епископу Рима Сильвестру. Сочинение составлено в виде послания Константина папе Римскому Сильвестру. Согласно тексту грамоты император объявил, что передаёт папе власть над всей Западной Римской империей, а сам удаляется в Константинополь. Более того, дарит Сильвестру и всем его наследникам знаки императорского достоинства, в том числе свою корону. Здесь епископ «проявил благородство»: вернул императору корону, но власть над западной частью Римской империи оставил за собой.

В «документе», дабы он не был сразу же отторгнут, следовало дать достойное обоснование столь сумасбродному поступку императора. Поэтому в преамбуле к содержательной части грамоты повествуется, что Константин заболел проказой, и как помочь ему сумел только Сильвестр. От него император получил не только исцеление от болезни, но также святое крещение и миропомазание.

К уже озвученным выше привилегиям Константин наделил епископа Рима высшей духовной властью – объявил главным из епископов, господствующим над Александрийским, Антиохийским, Константинопольским и Иерусалимским престолами. И не только над ними, но и вообще над всеми, живущими на земле архиереями, священниками и христианами. Правом решать все спорные вопросы в христианском мире наделялся суд епископа Рима, он же должен издавать законы для всех христиан. Далее Константин дарит Римскому епископу земли, сёла, виноградники и озёра, утверждая «до скончания века» закон, согласно которому никакой светский начальник не смеет прикоснуться и отнять что-либо из принадлежащего церкви имущества и собираемых с населения церковных пошлин.

Происхождение грамоты доподлинно неизвестно, да и не может быть известно, поскольку её готовили втайне, и не реальные исторические персонажи, а рабочие «лошадки» Папской курии. Предполагается, что грамота изготовлена по её инициативе в середине VIII века, возможно в аббатстве Корби во Франции. Наиболее вероятно, что фальсификация была основанием для первой крупной сделки в 754 между понтификами и майордомом Пипином III Коротким, в результате которой папы обрели защиту от лангобардов, а Пипин Короткий – официальный статус короля франков и династическое право наследования. Константинов Дар был очень своевременным формальным основанием для вмешательства во внутренние дела Франкского королевства.

На время появления документа косвенно указывает и та поразительная точность, с которой он был исполнен в реальной жизни папой Стефаном II и Пипином III Коротким. Так, в капелле Сан-Сильвестро в римском монастырском комплексе Санти-Куаттро-Коронати, устроенной в 1247 в честь святого Сильвестра I, папы Римского, имеется цикл фресок, повествующих о Константиновом Даре. Среди них есть и такая:

На ней изображён папа Сильвестр в тиаре и под зонтиком, въезжающий в Рим на белом жеребце. Константин I Великий в короне и парадных одеждах ведёт коня под уздцы, словно папский конюх. Не возникает ассоциаций с въездом папы Стефана II в город Понтион в сопровождении Пипина III Короткого? Полное ощущение, что реальные актёры отыграли свои роли в точности по написанному в Константиновом Даре сценарию, тем самым легитимируя его.

Цикл фресок в момент строительства капеллы имел важное политическое значение, вынося содержание подложного «Дара» в публичную сферу. Тогда, в середине XIII века, борьба папства с имперской властью достигла апогея. Император Фридрих II, уже дважды отлучённый папой от Церкви, доминировал в Италии и угрожал Риму. Папа Иннокентий IV бежал во Францию, где в 1245 на Первом Лионском Соборе Фридриха II предали анафеме. В сей сложный момент стены капеллы Сан-Сильвестро и явили миру содержание Константинова Дара, который с позиций понтификов правильно излагал примат духовной власти над светской: папам дана не только духовная, но и светская власть, императоры же безоговорочно признают себя их вассалами и обладают властью ровно настолько, насколько папы готовы им её передать.

Но целью грамоты было не только обоснование притязаний на верховенство над мирскими властями Европы. Не менее важная цель – возвращение Римскому епископату главенства в христианском мире. В Римской империи Рим был первым по чести из пяти главных епископских кафедр христианского мира: Рима, Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима. На Халкидонском Соборе 451 года, когда Рим накануне его падения терзали варвары, было установлено верховенство кафедры епископа Константинополя на Востоке. Де-факто Собор в отношении преимуществ чести уравнял константинопольского патриарха с римским епископом. Константинов же Дар служил формальным основанием фундаментального главенства Рима в христианском мире, соответственно его статуса первого по чести среди главных епископских кафедр.

Факт подлога был доказан в XV веке. Со временем опровергать его стало невозможно, но католические авторы даже в XVIII веке стремились спасти содержание акта. И лишь в XIX столетии Рим окончательно отказался от него.

Справедливости ради, Восточная церковь не усомнилась в подлинности грамоты и не опротестовала её. Ничего удивительного в том нет, поскольку Восточная церковь истолковала, что прерогативы, дарованные папе Римскому, принадлежат всем патриархам, имеющим апостольское преемство – Рим от апостолов Петра и Павла, Константинополь от апостола Андрея – следовательно, принадлежат в том числе и константинопольскому патриарху. И хотя грамота давала Риму основания для претензий на главенство в Христианстве, Восточной церкви невыгодного, ей всё же было выгодно, что «Дар» служил аргументом в пользу неприкосновенности церковного суда, имущества, невмешательства мирской власти в дела церкви, доминирования духовных иерархов над светскими.

Последствия согласия восточных иерархов с подлогом разительным образом совпадают с последствиями признания советским руководством подложной лунной постановки: и в том, и в другом случае согласие с утратой внеземного лидерства в обмен на материальные мирские субстанции фактически привело к утрате субъектности. Католическая церковь уже давно закатала бы Восточную в асфальт, если бы не феномен Русской православной церкви.

И сам подлог, и его сокрытие было совместным грехом иерархов Христианства. Русская церковь, получив вместе с Христианством и Константинов Дар, естественно, не имела ни прав, ни оснований отказываться от него, но к счастью Бог миловал её от соучастия в подлоге и его признании.

Отвлёкшись, возвращаемся к генезису империи франков.

Раздел Великой империи франков

Империя Карла Великого просуществовала недолго. При его сыне Людовике I Благочестивом 814-840 империя ещё сохраняла целостность. Но на закате его правления пережила серьёзный внутренний кризис, а сразу после смерти возобновилась начатая ещё при Людовике схватка за власть между его сыновьями. К соглашению пришли быстро – по итогам битвы в 841 при Фонтене был заключён Верденский договор от 843, зафиксировавший раздел империи на три части:

Восточно-Франкское королевство, которое получил Людовик II Немецкий, стало фундаментом Германии. Западно-Франкское королевство, которое досталось Карлу II Лысому, легло в основание Франции. Срединное королевство, а также императорский титул отошли к третьему сыну – Лотарю I.

Раздел Средне-Франкского королевства

Срединное королевство, попав между двумя центрами силы, оказалось нестабильным. После смерти Лотаря I в 855 его разделили три сына: королевство Лотарингия досталось Лотарю II, Прованс – Карлу Прованскому, Италия – Людовику II, но не Немецкому, а сыну Лотаря I.

Лотарингию, получившую название по имени правителя Лотаря II, как и расположенные южнее Бургундию и Прованс вскоре поглотили восточные, западные соседи и королевство Италия:

В итоге из земель Средне-Франкского королевства только королевство Италия, которым правил Людовика II 844-875, продолжило существование, и то в качестве крайне рыхлой государственной единицы. Людовик II даже удостоился коронации императором Запада в 850-875 – должны же были папы хоть как-то заставить работать своё право на предоставление титула императора.

Если вы устали от бурных процессов социогенеза в Раннем европейском Средневековье, то мы уже практически приблизились к интересующему нас субъекту – к Священной Римской империи.

Образование Священной Римской империи

После смерти в 875 Людовика II итальянская императорская ветвь Каролингов угасла. На два года Италия вместе с императорской короной досталась королю Западно-Франкского королевства Карлу II Лысому. Но в 877, когда он умер, Итальянское королевство перешло к его племяннику – королю Восточно-Франкского королевства Карлу III Толстому. Вскоре в 881 Карл III короновался императорской короной.

В 884 скончался следующий после Карла II Лысого король Западно-Франкского королевства Карломан II. Его вельможи перед лицом угрозы со стороны норманнов – на их вкладе мы вскоре тоже чуть остановимся – отправили к Карлу III Толстому посольство с приглашением стать их королём. Так была воссоздана полномасштабная империя Каролингов, но, как оказалось, всего на три года:

В конце 887 Карл был лишён короны Восточно-франкского королевства, и в 888 после неудачно проведённой операции умер. После Карла II Лысого Франкская империя окончательно перестала существовать как единое целое.

Королевство Италия после 887 вступило в эпоху хаоса власти и феодальной раздробленности. Если королём Италии становился герцог Сполето или маркграф Фриуля, то второй ему не подчинялся. Маркграфство Тосканское не подчинялось ни тому, ни другому. Также в борьбу за власть в Италии почти столетие вмешивались представители аристократических родов Бургундии и восточнофранкские короли.

К середине X века королевство Италия фактически распалось на ряд независимых государств, лишь номинально объединённых в одну административную единицу:

Очередной король Италии Беренгар II 950-964 утверждал свою власть с такой жестокостью, что понтифик Иоанн XII запросил помощи у восточнофранкского короля 936-973 Оттона I, слывшего защитником христианской церкви. Что папа мог предложить Оттону I из того, чего у него не было? Только императорскую корону Рима.

Оттон I согласился. В 961 он предпринял поход в Италию и без всякого сопротивления овладел страной. Беренгар II воспротивился лишению его королевского звания и заперся в горной крепости Сан-Леоне, но через три года голод вынудил его капитулировать.

Дата 2 февраля 962, когда папа помазал Оттона I на царство и короновал как «императора римлян и франков», считается точкой отсчёта Священной Римской империи – государства, созданного в результате объединения немецких и североитальянских территорий. Окончательный переход императорской короны Рима к германским монархам ознаменовал и завершение процесса обособления западных франков от восточных – Франции от Германии.

Эволюционная динамика империи

Священная Римская империя рассматривалась как прямое продолжение, во-первых, античной Римской империи, во-вторых, империи Каролингов Карла Великого, в-третьих, как государственное образование, объединившее европейский христианский мир и претендующее на роль защитника и покровителя Христианской церкви. В неё вошли германские княжества, Бургундское королевство, королевство Италия.

Титул «Священная» появился в названии империи не сразу. Его добавили в 1157 в правление Фридриха I Барбароссы 1152-1190, подчеркнув её божественный характер. В 1212 к империи присоединилось королевство Чехия.

Позже, после того как Бургундия отлегла и вошла в состав Франции, а император Фридрих III отказался в середине XV века от претензий на Италию, империя стала восприниматься как немецкое национальное государство. Тогда её название приняло свой окончательный вид – Священная Римская империя германской нации.

В 1806 под давлением Наполеона Бонапарта император Франц II из династии Габсбургов сложил с себя титул императора Священной Римской империи, что стало конечной точкой её генезиса. Но перед этим в 1804 предусмотрительным Францем II была провозглашена Австрийская империя, которая в 1867 была преобразована в дуалистическую Австро-Венгрию.

Характер власти императора

Восточно-Франкское и Западно-Франкское королевства возникли в расцвете эпохи феодализма, поэтому изначально имели сложную иерархическую структуру, поскольку были децентрализованными объединениями из нескольких сотен территориально-государственных единиц. Первоначально и восточнофранкские, и западнофранкские короли избирались светской аристократией и церковными иерархами – такая практика вытекала из тевтонского права, в котором была заложена возможность аристократии выбирать нового иерарха, если действующий не был способен руководить достойно. Однако естественное при расширении государства усиление королевской власти приводило в итоге к установлению династического принципа наследования, как это, к примеру, случилось с королевством Меровингов.

По близкой к нему траектории эволюционировала верховная власть в Западном королевстве, оставшемся без «подарков» от Святого Престола – титула императоров римлян и франков. Внутри него не возникало устойчивых центров власти способных на регулярной основе оспаривать главенство верховного административного иерарха. Как следствие, монархия там весьма быстро эволюционировала к традиции короновать старшего сына правящего короля ещё при жизни отца, которую закрепили в принципе мужского первородства, вскоре кодифицированном в законе. Уже в 987 к власти там пришла династия Капетингов, правившая до 1328. Сила абсолютной монархии во Франции со временем только росла.

Тогда как в Священной Римской империи императорский титул как был, так и остался ненаследственным. Изменился лишь формат: с середины XII века император избирался коллегией из семи курфюрстов – князей избирателей: трёх духовных и четырёх светских. В итоге власть императора так и не стала абсолютной – она ограничивалась высшей аристократией, а с конца XV века и рейхстагом, представлявшим интересы элитарных сословий империи.

Главнейшим препятствием на пути к абсолютизации монархии стал Папский Престол, короновавший императоров. Постоянно вносимые папами возмущения в процесс престолонаследия, оспаривание ими главенства императорской власти отвлекало и подрывало силы светских иерархов, не позволяя им эффективно противостоять высшей аристократии, что не давало устояться принципу династической преемственности. Папы были в том кровно заинтересованы, дабы не обесценивался процесс их благословения на власть, что ослабило бы позиции понтификов в империи. Абсолютизация и укрепление монархии с неизбежностью привели бы к формализации процесса коронации, а с тем и к подчинению духовной власти светской, что Папским Престолом рассматривалось как неприемлемый ход событий.

В XVI-XVII веках столь фундаментальная уязвимость высшей административной власти в Священной Римской империи открыла Большим Капиталам, к тому времени существенно окрепшим, широкое поле возможностей для запуска процесса саморазрушения главной государственной силы Западной Европы.

Симбиоз двух центров власти

Хотя ядром Империи была Германия, её сакральным центром всегда оставался Рим, где до XVI века проводилась коронация императоров и откуда по средневековым представлениям проистекала их божественная власть.

Какой был личный интерес в симбиозе власти у пап? Католическая церковь стремилась заполучить попечительство королевского двора, в котором искала покровительства и защиты. Но при этом не собиралась признавать главенства административной имперской власти над духовной, наоборот, собиралась добиваться доминирования над ней. Более широко, церковь прикладывала силы, чтобы сакральная поддержка с её стороны самой сильной монархии франков помогла созданию нового «мирового» порядка и почитаемой основы власти, в центре которых находился бы Папский Престол.

Во многом так и случилось. Хотя порой казалось, что Папский Престол превратился в игрушку в руках германских императоров, его влияние за счёт грамотного использования силы и уязвимостей светской имперской власти со временем только росло. А ещё империя, как и предполагалось, обеспечила защиту Папской области и Святого Престола от внешних вторжений, местной итальянской аристократии и римской знати. К примеру, упомянутый выше Оттон I сразу же после вручения ему императорской короны прервал печально известный период «порнократии», в течение которого, с 904 по 963, папы находились под пятой могущественной аристократической семьи Теофилактов: богатые и влиятельные, жаждущие власти женщины этой семьи сажали на папский престол своих друзей, любовников, родственников; не понравившихся им пап они без всяких проволочек свергали, убирали с дороги, Енё Гергей, «История папства». Не менее яркий пример имел место в XII веке. В 1143 восставший народ, читай финансовая аристократия, объявил Рим республикой, в результате чего папы вовсе утратили рычаги светской власти. И только в 1176 с помощью Фридриха I Барбароссы им удалось восстановить господство над Римом и Папской областью.

А в чём была выгода симбиоза для империи и императоров? Коронация в Риме давала власти императоров божественное обоснование. В условиях выборности императора из десятков королей, князей и герцогов благословение папы превращало избранника в первого среди равных, что было важным для стабильности как власти, так и самой лоскутной империи. Однако, как известно, любая сложная проблема имеет быстрое и очевидное неправильное решение. Так и случилось: со временем главной уязвимостью империи стала невозможность перехода к абсолютной монархии, вследствие перманентной дестабилизации процессов престолонаследия со стороны Папского Престола.

Однако в любом случае, на том конкретном этапе социогенеза в условиях спонтанно победившего формата власти сосуществование в рамках единой имперской структуры оказалось энергетически целесообразным и для императоров, и для понтификов, что обеспечило симбиозу несколько веков устойчивости и стабильности. Впрочем, как мы уже понимаем, весьма относительной.

Картинки двоевластия из жизни империи

Одним из наглядных примеров того, что императоры и понтифики, несмотря на симбиотическую связь, находились в постоянной схватке за власть, служит история противостояния короля Генриха IV 1054-1105 с папой Григорием VII 1073-1085. Схлестнулись они в борьбе за церковную инвеституру – право назначения на церковную должность и введение в сан.

В 1075 Генрих IV, нарушив договорённости, посадил своих епископов на престолы Милана, Сполето и Фермо в Италии. Претензии имперской власти основывались на том, что церковные сановники были одновременно и крупными светскими феодалами, тем самым находились по отношению к императору в вассальном положении. В ответ Григорий VII провозгласил на Синоде примат духовной власти над светской и послал Генриху гневное письмо, в котором в резких выражениях потребовал послушания и запретил вручать инвеституру.

В январе 1076 Генрих созвал немецких епископов на рейхстаг. Сановники, которые были не только духовными лицами, но и князьями, наделёнными землями и привилегиями, видели в поползновениях папы угрозу всей государственно-церковной системе, поэтому объявили о непослушании и низложении папы. По итогам рейхстага Генрих отправил Григорию письмо с требованием покинуть папский престол. Текст был дополнен штрихами о нелегитимности избрания папы и его доверительных отношениях с женщинами.

Итак, шляпы были публично сброшены и растоптаны в пыли. После этого сторонам не осталось ничего другого как драться до конца. Григорий не заставил себя долго ждать и отлучил Генриха от церкви, одновременно освободил подданных от вассальной присяги на верность. Удар был сильным: немецкие князья, многие из которых демонстрировали Генриху свою верность, немедленно сменили ориентацию. На экстренно созванном в октябре 1076 государственном собрании королю выдвинули ультиматум: решить проблему за три месяца – до февраля 1077, иначе на 2 февраля были назначены выборы нового короля, и на них, в пику Генриху, был приглашён папа.

В январе 1077, когда от катастрофы монарха отделял всего лишь месяц, он совершил тяжёлый переход через Альпы с целью предстать перед папой и вымолить прощение. Григорий, небезосновательно опасавшийся появления вместе с ним и немецкой армии, укрылся в укреплённом замке Каносса в Тоскане. Генрих, сняв с себя королевские регалии и облачившись в одежду кающегося грешника, три дня босой и голодный ждал у ворот крепости соизволения папы на встречу. Папа смилостивился: ворота открылись, Генриха впустили, и он на коленях вымолил прощение.

Однако выпущенного из бутылки джина оппозиции загнать обратно было непросто – многих германских князей, уже короновавших мысленно своего нового ставленника, постигло глубокое неустранимое разочарование. Генрих всё же справился со всеми противниками: и с антикоролём Рудольфом Швабским, избранным в марте 1077, и с Григорием VII. В пику строптивому папе он в 1080 выдвинул на папский престол антипапу Климента III. Тот в качестве благодарности короновал в 1084 Генриха и его супругу Берту императорской короной. Григорий же VII, вынужденно бежавший из Рима, так и умер в изгнании в 1085.

После смерти Генриха IV Италия в 1106 вышла из послушания имперской власти. Столкновения продолжались полтора десятилетия и закончились в 1122 заключением компромиссного Вормского конкордата. По его условиям избранные прелаты получали духовную инвеституру от папы, а светскую – право на землевладение – от императора. Тем не менее, латентное противостояние в империи светской и духовной власти не прекращалось никогда.

Гвельфы и гибеллины

Наличие В Священной Римской империи двух центров власти, особенно ощущаемое вследствие близости Святого Престола Северной Италией, привело в XII-XIV веках к её социальному расколу на гвельфов и гибеллинов. Гвельфы выступали за усиление влияния в Италии папы и ограничение власти императора. Враждовавшие с ними гибеллины были приверженцами имперской власти.

К гвельфам по большей части принадлежало купечество, торговцы и ремесленники, хотя было немало и представителей урбанизированной аристократии – единственного в рядах гвельфов сословия, способного обеспечить эффективное функционирование вооружённых сил. Тогда как ряды гибеллинов пополняла феодальная аристократия, а то и целые города, рассчитывавшие на имперскую помощь в борьбе за рынки сбыта.

Противостояние зачастую принимало форму военных конфликтов и использовалось для подавления коммерческих конкурентов. Так, в трактате «Государь» Макиавелли упоминает о целенаправленном разжигании Венецией конфликтов между гвельфами и гибеллинами с целью подчинения городов.

Имперская печать в сердце России

Следы противостояния гвельфов и гибеллинов нашли своё отражение и в облике Московского Кремля. В конце XV века под руководством зодчих Миланского герцогства производилась разборка его белокаменных стен и башен и возведение на их месте новых из обожжённого кирпича. На определённом этапе перед ними встал вопрос о венчавших стены зубцах: сделать их прямыми, как это принято у гвельфов, или в форме ласточкин хвост, как у гибеллинов?

Поразмыслив, зодчие сочли, что великий князь Московский точно не за папу, как, впрочем, перешли к тому времени в стан гибеллинов и подданные Миланского герцогства. В итоге зубцы стен Московского Кремля были венчаны имперским символом ласточкин хвост.

За сим обзор геофизического и социального ландшафта, на фоне которого в Северной Италии случилась попытка побега в классический капитализм, можно было бы считать завершённым. Однако хочется сделать небольшое дополнение, несомненно, добавляющее красок в картину.

Норманны-викинги-варяги

Великим переселением народов в IV-VI веках вливание в Европу крови со стороны германских племён Скандинавии не закончились. Следующий бурный этап пришёлся на VIII-XI века и связан с феноменом норманнов-викингов. Без них наш обзор социогенеза в Европе эпохи раннего Средневековья был бы неполным. В означенный период норманны влили в Европу новые дозы тевтонской крови и пассионарности, что во многом предопределило последующую крепость и силу королевств Англии, Франции, Сицилии.

Норманнами, от лат. Normanni – «северные люди», называли германские племена, оставшиеся после Великого переселения народов на территории Дании, Швеции, Норвегии. В Скандинавии норманны породили три её главных этноса – датчан, шведов и норвежцев. Фундаментом датского этноса стало германское племя даны. О происхождении шведов говорит их старорусское название – свейские немцы – от названия древнегерманского племени свеев.

Условия жизни более суровые, чем в Европе, перенаселённость, голод выталкивали наиболее пассионарную часть молодого мужского населения в разбойничьи и захватнические морские походы. Как следствие, с VIII по XI века норманны опустошали государства Западной Европы в череде морских набегов и вторжений.

Морских норманнов-мореходов в Западной Европе прозвали викингами. Неуёмная пассионарность позволила им уже в Раннем Средневековье совершать морские походы до Исландии, Гренландии, Северной Америки (Винланд), Северной Африки. В Исландии, Гренландии, Северной Америке ими были основаны поселения.

К важным характеристикам норманнов-викингов относится не только их воинственность и выносливость, но и склонность к быстрому смешению с другими народами. А что ещё оставалось делать на захваченных территориях воинам, прибывшим туда без женщин? Женщины же, которые естественно брались из местных, как никто другой умеют утилизировать на бытовом уровне избыточную мужскую самобытность и энергию.

В Европе норманны осели, прежде всего, на северном побережье Франции, номинально признав вассальную зависимость от Западно-Франкского короля. В 911 Карл III Простоватый, не имея сил для борьбы с викингами, заключил с их вождём Роллоном договор: Карл передавал ему в держание земли Верхней Нормандии, Бретань, Кан и выдавал за него свою дочь Гизелу, взамен Роллон должен был признать короля своим сеньором и перейти в христианство. Соглашение заложило основы Нормандского герцогства, ставшего наследственным владением потомков Роллона, а его самого принято считать основателем и первым герцогом Нормандским, хотя формально сей титул был дарован его потомкам позже. Норманнское вливание обнаруживается в жителях Нормандии и северных областей Франции и много веков спустя – среди них высок процент блондинов, выделяющихся из массы французов, в большинстве своём темноволосых.

Со второй половины VIII и до середины XI веков яростным и многочисленным набегам норманнов подверглась Англия – вначале из Норвегии, затем из Дании. И тех, и других в Англии величали даны. Англо-саксонские германские племена, осевшие в Британии ещё со времён Великого переселения, весьма страдали от вторжений непрошенных диких «родственников».

С 1016 по 1042 короли Дании добавили себе титул король Англии, порой дополняя их титулом король Норвегии. Даже после пресечения в Англии датского правления влияние англо-датской знати оставалось ощутимым. Так продолжалось до 1066, когда в битве при Гастингсе Вильгельм герцог Нормандский, потомок того самого Роллона, не разбил войско Гарольда II, последнего англо-саксонского короля англо-датского происхождения. После захвата Лондона Вильгельм был провозглашен королём Англии. Так норманнское влияние скандинавского толка сменилось норманнским влиянием французского толка, а место англо-саксонской и англо-датской знати заняла новая французская знать, тоже скандинавских корней.

Для Англии восшествие на престол Вильгельма I Завоевателя стало значимым событием. С его подачи в английском феодальном праве возникло положение о том, что верность королю не вступает в противоречие с верностью рыцаря своему сеньору, что позволило баронам и рыцарям принести ему на всеобщем собрании вассальную клятву верности. Личная зависимость рыцарей способствовала укреплению королевской власти, что привело к более быстрому укреплению монархии, чем даже во Франции.

В отношениях с церковью Вильгельм следовал традициям Западно-Франкского королевства – отказался признавать сюзеренитет над королевством папского престола. По его установлениям ни один новый папа не признавался в Англии без согласия на то короля, и без его специального дозволения на её территории не действовали папские послания и буллы. Королём должны были предварительно одобряться любые нововведения в церковных вопросах, также без санкции монарха епископам запрещались поездки в Рим, даже по вызову папы. Были приняты постановления о запрете наряду с симонией обязательного целибата священников. Ограничение власти пап исключило двоевластие и возможность оппозиции королю со стороны церковных иерархов, что во многом способствовало устойчивости английской монархии.

Вильгельм создал армию и флот, начал строить каменные крепости, первой из которых в 1078 стал Тауэр, добился успехов в деле обеспечения безопасности Англии со стороны валлийских королевств Уэльса. В дополнение ко всем реформам была проведена первая земельная перепись, не имевшая аналогов в средневековой Европе.

Начиная с Вильгельма, французские династии более четырёх веков правили Англией, зачастую пребывая в непростых отношениях с королём Франции. Чего стоит столетняя война между Англией и Францией 1337-1453, поводом к которой стали претензии монархии Острова на французскую корону. Только в 1485 на английский престол взошла валлийская династия Тюдоров. За это время английский язык обогатился сотнями французских слов, но ещё три столетия продолжал считаться «простонародным наречием», игнорируемым знатью.

Не только Франция и Англия стали объектами норманнских вторжений. Досталось и Ирландии с Шотландией. Достигнув Гибралтара, викинги проникли в Средиземное море. В одном из походов они ограбили побережье Северной Африки, Валенсию, Балеарские острова, Прованс, северо-западную Италию, после чего беспрепятственно вернулись обратно. Попадали они в Средиземноморье и в качестве наёмников Византии, которой достигали через Русь.

Норманны не только проникли в Средиземное море, но и закрепились там. Вот полная карта их владений к 1130:

Не миновали викинги и русские земли, где выходцев из Скандинавии называли варягами. В истории Древнерусского государства варяги известны как торговцы либо наёмные воины. В.О.Ключевский отмечал, что в отличие от викингов в Западной Европе – пиратов и береговых разбойников, в русской истории варяги это, в первую очередь, вооружённые купцы.

В силу не менее сложных, чем в Скандинавии, условий жизни уровень пассионарности славянских племён был ничуть не ниже, чем у норманнов. Поэтому те хотя и оказали влияние на этнокультурный синтез в Руси, но ожидаемо на уровне шума, как, к примеру, это можно отнести к ганзейским купцам или латышским стрелкам. Хотя, никто не мешает уверовать в противное. Остаётся добавить, что последние генетические исследования сильно корректируют Норманнскую теорию о происхождении племени русы.

Анонс

В следующей заметке мы обсудим неудавшийся побег капиталов Северной Италии в классический капитализм, и только после этого перейдём к обсуждению двух главных проблем Цивилизации в интерьере классического капитализма.

Сентябрь 2019

Источник

12345  0 / гол.
Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

1 комментарий

  • Dr ИнКоГниТо
    2019-11-09 14:04
    http://worldcrisis.ru/crisis/2121687 -  Экономическая «адекватность». Ч.1.
    http://worldcrisis.ru/crisis/2140929 -  Экономическая «адекватность». Ч.2.
    http://worldcrisis.ru/crisis/1967376 -  Институциональная экономика.

    Ответить
efimovfree

Новости Разумей.ру

Назад

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век

Наша команда

Двигатель

Лучшее видео

Лента

У Щетинина теперь все законно
Новость| сегодня 10:36
В чем уникальность СССР?
Видео| позавчера 14:01
Аватар не выдержит двоих
Видео| 2019-11-16 10:20
О всемирной истории
Видео| 2019-11-15 13:55
Зачистка Элит
Видео| 2019-11-14 23:42
Виды цензуры в обществе
Статья| 2019-11-14 18:51

Двигатель

Опрос

По сообщениям прессы от 15 июля В.А.Ефимов признал свою вину по предъявленным ему обвинениям. Какая возможная подоплёка случившегося?

Блоги на Разумей.ру

Информация

На банных процедурах
Сейчас на сайте

Популярное

 


© 2010-2019 'Емеля'    © Первая концептуальная сеть 'Планета-КОБ'. При перепечатке материалов сайта активная ссылка на planet-kob.ru обязательна
Текущий момент с позиции Концепции общественной безопасности (КОБ) и Достаточно общей теории управления (ДОТУ). Книги и аналитика Внутреннего предиктора (ВП СССР). Лекции и интервью: В.М.Зазнобин, В.А.Ефимов, М.В.Величко, В.В.Пякин.